(© http://www.proza.ru/author.html?voltt)


«Не жди меня» и сверху розочка, как на могилку дорогого друга. Цветочек, правда, пластмассовый. Магнит. Им была пришлепнута записка к холодильнику. Хорош подарочек. Прощальный привет скончавшейся любви.
В очередной раз поссорились - окончательно, бесповоротно, как обычно. Повод, нелеп, как старая подметка, на новой туфле и глуп, словно бабуся, натянувшая ради продления молодости школьную форму внучки. Такие эмоциональные драки, смею полагать, переживали многие пары. Тут или притираешься окровавленными боками, или убиваешь-убиваешься.
Ее вещи остались на местах. Вере нынче не с руки таскать сумки, до остановки тридцать минут пехом. Это раньше, два года назад, подхватил скарб и на волю. Домой. К родителям. Пять минут на трамвае. А мне бежать некуда. Отчий кров - девять часов лету или неделя в поезде.
Я, в припадке горестного оскорбления, схватилась за мобильник:
«Ты сама выбираешь свою жизнь. Ты никогда не нуждалась в моей помощи. Не жду тебя», натыкала в кнопки.
«Я сказала, не жду, а не нуждаюсь. Заметь разницу. А что касается «я выбираю…» Ответственность на мне. Ты ни при чем? Очень удобный выбор делаешь ТЫ»! – примчался ответ.
« Не просить о помощи равно не нуждаться во мне».
«Это был ответ на твои слова, ты, конечно, забыла какие».
День умирал. Лучи солнца агонизировали на молодой, сочной листве. Птицы, словно хор плакальщиц, наперебой голосили песни. Хоть в гроб ложись. В порыве одинокой маеты:
«Ты точно не вернешься? Может, передумаешь?»
Не получив через час ожидаемого ответа, психанула:
«Не собираюсь и не собиралась лить слезы по поводу твоего ухода. Устала».
«А я устала от упреков и требований», - мигом отозвалась Вера.
К ночи стало совсем худо, как душевно больному человеку, расстроенному внезапной потерей милой сердцу игрушки. Душе требовалось красоты и очарования расставания, а не с унылым ощущением брошенной в темную подворотню куклы. Впору писать покаянную SMS. Хватит окаянных.
« Не собираюсь расставаться врагами. Прости за то плохое, что причинила».
Вера, видимо, тоже намаялась:
«И ты меня прости. Я не смогла тебе дать то, что тебе было нужно. Прости, что причинила тебе боль».
Раскаяние шло полным ходом:
« Ты дала то, что мне было нужно».
«Ты сказала, что устала, вряд ли тебе это было нужно», - взбрыкнула «грешница».
Нарываться на одни и те же вилы не хотелось:
«Какая теперь разница вновь выяснять сначала. Произошло то, что должно было произойти».
На утро я вновь атаковала упрямицу:
«Приезжай в гости. Шашлык замочен».
«Как замочен?! За что? Наверное, на его месте должна быть я»? – Откликнулась.
«У меня горе - ты ушла! А ты все шутишь! Ждать? Надеяться? Верить? Или чахнуть? Сохнуть? Тосковать и рыдать? – Билась в истерике.
« Попробуй и то и другое», - был ответ.
«Ты жестокая. Я лопну. Никакого гуманизма к павшим», - рыдала моя СМС.
« Надеюсь, ниже кровати не упадешь», - проснулось в Верочке милосердие.
« В колодец! Топиться! Купи тортик, а?»
«Зачем? Что бы съесть его на поминках утопленницы? Так на поминках пьют».
« У меня особенные поминки. С тортом и радостью».
Торта Вера не купила, как впрочем, и алкоголя, но веселье со сладостным десертом приключились…