LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Ты позвонила и спросила
http://lesboss.ru/articles/118/1/Ou-iicaiieea-e-nidineea/Nodaieoa1.html
Сборник Лесбийской Прозы
От Сборник Лесбийской Прозы
Опубликовано в 20/01/2008
 
(Автор: Михайлова Елена) Ты позвонила и спросила, не хочу ли я тебя видеть. В том смысле, не прийти ли тебе в гости. Почему бы и нет, собственно, решила я. Девушка-то понравилась. Уборку кухонных шкафчиков нафиг. Прохладный душ в жаркий июльский день. Резинка спортивных трусиков выше линии белых штанов. И это не просто дань израильской моде. Брюки я всегда ношу низко. Так что, совпало. Вызывающий бюстгальтер под прозрачной почти рубашкой, застёгнутой на пару пуговиц. Не успела совсем немного. Ты приехала раньше, чем говорила.

Автор: Михайлова Елена
(© http://proza.ru/author.html?mishkina)

Ты позвонила и спросила, не хочу ли я тебя видеть. В том смысле, не прийти ли тебе в гости. Почему бы и нет, собственно, решила я. Девушка-то понравилась. Уборку кухонных шкафчиков нафиг. Прохладный душ в жаркий июльский день. Резинка спортивных трусиков выше линии белых штанов. И это не просто дань израильской моде. Брюки я всегда ношу низко. Так что, совпало. Вызывающий бюстгальтер под прозрачной почти рубашкой, застёгнутой на пару пуговиц. Не успела совсем немного. Ты приехала раньше, чем говорила. Звонок с мобильного:
- Я здесь.
- Где? В Хайфе?
- Да, в общем-то… Внизу.
Тут я поняла, что "внизу" означает – в подъезде.
- Придётся подождать. Ты говорила, минут сорок или час. Прошло меньше.
Я назвала тебе номер квартиры – семь. И забыла уточнить, что в доме таких две. Что поделать, счастливое число, многие хотели. Высушила волосы. Конечно, не до конца. Подкрасила глаза. Мои светлые ресницы и брови делают меня наивной и доброй. Зачем обманывать человека? Ведь я далеко не такая. Полотенце, наскоро задвинутые ящики… Нет, всё же не стоит приходить раньше обещанного. Не помню, были ли духи. Открываю тяжёлую дверь:
- Ау, ты где?
Ну, конечно, этажом ниже. Именно там первая по счёту седьмая. Ты поднимаешься. Даже твои шаги удивлённые:
- Но ты же сказала седьмая…
- Да. Та неправильная. Забыла предупредить. Извини.
Улыбаюсь. Понимаю, что ты прождала минут пятнадцать и, ко всему прочему, ещё возле не той квартиры. Сарафан длиннющий, но руки голые. Да и с десяток пуговиц снизу не застёгнут. Ты заходишь и закрываешь за собой дверь. И вот мы стоим рядом и оглядываем друг друга. Твоя рука вдруг обнимает мою талию. Ты такая горячая, и пахнешь солнцем. Как же всё-таки хорошо, что четверть часа после душной улицы ты провела в прохладе подъезда. Так у меня просто кружится голова, а что бы было без этих пятнадцати минут.
- Можно тебя поцеловать?
Я не успеваю ответить. Да это и не было вопросом. Ты же прекрасно всё поняла, когда я ослабела в твоих руках. Потом уже ты улыбаешься, когда смотришь на меня. Мы сидим на диване, и я старательно прихожу в себя. Впрочем, я умею это делать быстро.
Ливия. Ты стоишь в душе, капли текут по твоему загорелому телу, а я не могу оторвать взгляд от твоей груди. Ты смеёшься, что-то рассказываешь. Кажется, про работу. Я слышу, но слушать не могу. Потом мы перемещаемся по комнатам. Диваны, поцелуи… Я прикрываю жалюзи, чтобы солнца не было слишком много. Ты неумолимо раздеваешь меня, перемежая движения рук и ласковый шёпот. Ты права, он действует успокаивающе. Мы оказываемся перед входом в спальню. Ты удивлённо смотришь на меня:
- А… простыни?
- Что?
Постепенно я понимаю. Шёлковое одеяло, наброшенное на мою постель, тебя смутило. Я беру тебя за руку и тяну за собой. Одеяла, простыни, какая разница?
Я хочу тебя. Мне всё равно на чём. Хоть на полу. В такую жару, чем прохладнее, тем лучше. А шёлк, он холодит нашу горячую кожу.
Тогда мы знали друг друга так мало. Пару дней. Один или два телефонных разговора, встреча в кафе. Подаренная тобой роза. Вот она, в пластиковой бутылке, у которой срезано горлышко. Потому что, вазы у меня нет. Да и какая разница… Мы узнаём друг друга прикосновениями, нежными и дерзкими движениями пальцев, сумасшедшими языками. Понимаем, какой возбуждающий запах, мой, твой… Крик появляется в глубине груди или даже где-то в животе, а, может, там, где горячими, пульсирующими стенками скованы мои пальцы. Он вырывается на волю диким восторженным зверем, крик. Оглушает нас, наполняет спальню, борется с тяжёлыми шторами и вырывается в духоту израильской улочки. Я смеюсь, представляя удивлённые лица соседей. Ты не скрываешь своих чувств, - думаю я о тебе. Это хорошо. Вот я уже и знаю тебя чуть лучше. Для того чтобы узнать людей есть много способов. На мой взгляд, это самый честный. И один из самых приятных.
После секса почти всегда приходит голод. Как жаль, что ты совсем не пьёшь. Холодное белое вино и фрукты – это самое то сейчас. Хорошо, будем есть только фрукты. Пить одна я не очень люблю. С удовольствием смотрю, как ты кушаешь виноград. Я довольная сытая кошка. Сметана мне досталась просто отменная.
Потом ты разговариваешь по телефону. Кажется, с мамой. Вы говорите про твоего сына. Мне нравится смотреть на тебя. И мне не хочется, чтобы ты уходила. Но тебе пора.
Я провожаю тебя. Накинув те же штаны и рубашку. Сейчас мне уже и не вспомнить, было ли на мне нежнее бельё. Разницы никакой, просто интересно. Ты поднимаешься в автобус. Ты в очках, и я не вижу твоих глаз. Но я их помню.
Я возвращаюсь к себе. Кидаю ключи на стол и, сбросив одежду, падаю в постель. Жара немного спала. Ветер, почти вечерний, несмело трогает занавеси. Как же хорошо… Шёлк одеяла пахнет тобой. И я засыпаю. Сон – это всё, что мне надо сейчас.