Часть 2
Сразу, как пришла домой позвонила Мише.
-Мишаня, привет! Прости, что не смогла на твой звонок ответить сразу, у меня батарея разрядилась.
-Да Свет, я уже понял.
- Давай встретимся в кафе «Удачное место» в семь часов. Я прихвачу с собой диктофон, чтобы ничего не упустить.
-Хорошо, до встречи.

Кафе «Удачное место» было для меня самым лучшим в Тольятти.
Жигулевские горы, каменные дорожки и цветочные клумбы всегда создавали впечатление полной оторванности от городской суеты.
Мягкий приглушённый свет, деревянные стены, как в охотничьем домике, с фигурами животных, небольшой уютный зал и текстиль на окнах и столах, огонь в камине  деревянные веранды с открывающимся видом на Волгу, просто приносили ощущение тишины и покоя.
Восточная зона "Удачного места" выдержана в традиционном спокойном стиле настоящего достархана. Здесь можно отведать восточных сладостей, выпить чаю, покурить кальян, отдохнуть душой и телом.
Я заказала столик в vip-зале и незамысловатый обед на две персоны.

-Ну что там по делу Крючковой? Сразу спросила я, как только Миша присел на стул.
-Знаешь, я уже вообще пожалел о том, что пошёл к ней в больницу. Эта женщина не адекватна. Сначала она рассказывала мне о своём детстве, о том, что в школе над ней всегда издевались и подтрунивали одноклассники, мать избивала за плохие отметки, про отца алкоголика, а когда она начала говорить о тебе, у меня волосы дыбом на голове встали, и не только на голове.
-В смысле?
-В прямом смысле Света! Она сказала, что ты позвонила ей первый раз восьмого марта и предложила встретиться. Отказать она тебе не могла, по понятным причинам, но на встречу прийти, не было возможности. Потом ты позвонила ей снова, и опять начала настаивать на встрече, на этот раз встреча состоялась…
-Как эта встреча могла состояться, если я этого не помню? Ни звонков, ни свиданий я не помню!
-А бурный и продолжительный секс, и то, как ты надругалась над ней, почти изнасиловав искусственным членом?
-О чём ты Миша? Я ничего не понимаю…
-Могла хотя бы не заставлять её стоять перед тобой на коленях, и говорить слова любви, а потом бегать голой по квартире и требовать, чтоб впредь на работе она была именно в таком наряде, потому что он ей подходит, как никому другому.
-Миша, неужели ты думаешь, что я на такое способна?
-Да, думаю, что способна. Ты надругалась над бедной девочкой, и ещё с её мужем переспать успела. А сама мне всегда говорила, что твой зам пентюх и брюзга! Она замуж за него по залёту вышла, а не по любви, а знаешь, кого она на самом деле любит?
-Даже не могу себе представить теперь, у меня нет больше никакого  желания продолжать наш разговор.
-Тебя она любит! И сказала, что теперь всегда будет голая ходить, до тех пор, пока ты не повторишь ещё раз, восемь её оргазмов за одну ночь.
-Она сумасшедшая Миша! Какие оргазмы?
-Да такие! Она только про твой чудесный язык часа два мне толковала, я даже сам попробовать захотел.
-Только вот грязи не надо милый друг, неужели ты думаешь, что я, здравомыслящая женщина на такое способна?
-Я ничего уже сам не понимаю, но она теперь в психоневрологическом интернате находиться на принудительном лечении. И диагноз, наверное, выставлен: Сошла с ума от любви.
-А ты сама-то, что по этому поводу думаешь?
-Я думаю, что кто-то выдаёт себя за меня,  этот человек должен знать меня отлично и наверно ненавидеть меня, раз он может  так жестоко играть за моей спиной. Либо это была я, и у меня серьёзные проблемы с памятью.
-Ну да, хрен редьки не слаще моя дорогая…
-Знаешь, что самое странное Миша, ведь лицо моё она видела. Это что же получается, что у меня есть двойник?
-Или у тебя есть двойник, или это была ты в беспамятстве, или  Крючкова действительно съехала с катушек. Других вариантов быть не может, хотя кто знает…
-Я в шоке, у меня нет слов, я сама поеду к Татьяне и во всём разберусь.
В любом случае Миша, спасибо тебе за всё.
-А тебе спасибо за сытный обед, накормила детектива!

                                            ***

После работы  я быстро села в машину и поехала в психиатрическую лечебницу. Мотор заглох где-то на середине пути, посмотрела на датчик бензина и поняла, что обсохла. До ближайшей заправки чалить прилично, нужно что-то придумать.
Остановила проезжающую мимо меня машину, мужичок попался нормальный, и бензина отлил, и сказал, что подбросит до лечебницы.
Мы познакомились, мужчина представился, как Геннадий Петрович.
Толстый с залысиной дядя, лет пятидесяти, в дорогом брючном костюме, остроносых ботинках, и тонкими кучерявыми светлыми волосами, выглядел очень не брутально. При этом было что-то в его манерах такое, от чего сердце замирало.
Я не заметила даже, что мы уже заехали на территорию лечебницы, и он предъявил охраннику пропуск.
-Ну что Светлана, по какому поводу вы решили посетить наше учреждение?
Я сначала опешила, а он продолжает.
-Вы не очень-то похожи на нашего клиента, смею заметить. Ах да, забыл представиться:
Переверзев Геннадий Петрович, главный врач Тольяттинского психоневрологического интерната!   
                                                                                                         
Вот и приехали. Хрен бы кто пустил меня на территорию стационара без пропуска. А тут сам главврач на моём пути попался, значит это рок судьбы - подумала я. И говорю ему:
-Геннадий Петрович, я ехала сюда по очень важному делу, которое ставит под удар мою фирму и карьеру в частности. А про личную жизнь я даже не говорю.
-Ладно, Светлана, я выслушаю вас, пройдёмте ко мне в кабинет.
Я сидела, и пила чай, одновременно рассказывая про свою проблему.
Он слушал очень внимательно с неподдельным интересом, как будто пропускал каждое слово через себя. Когда я закончила свой рассказ, он, многозначительно кивнув, сказал:
-Скажите мне, пожалуйста, Светлана, у вас были гомосексуальные связи?
-Да, были.
-А в каком возрасте это началось?
-Мне сложно ответить на этот вопрос, а вам это обязательно нужно знать?
-Да, если вы хотите, чтобы я помог вам.
-Ну, лет в пятнадцать я уже точно знала, что не такая как все.
-В чём это проявлялось?
-Меня абсолютно не интересовали мальчики, тянуло к девчонкам постарше.
-А какие у вас были отношения с матерью?
Всё думаю, сейчас начнётся как обычно, ищет проблему там, где её на самом деле нет.
-С мамой у меня были замечательные отношения, но я считаю, что пока не готова к этому разговору, я приехала немного по другому вопросу, и отблагодарю вас за помощь, как следует.
-Ну, хорошо, раз не готова, то настаивать не буду.
-Скажите мне, пожалуйста, что вы думаете по поводу Крючковой, насколько всё серьёзно?
-Всё серьёзно Светлана, подробностей рассказать не могу, сами понимаете - клятва Гиппократа.
-Геннадий Петрович, ну, пожалуйста, я готова заплатить любые деньги за информацию.
-Не нужны мне ваши деньги, у Татьяны произошёл выкидыш на нервной почве, и её состояние значительно усугубилось. Больше сказать ничего не могу, сами понимаете…
-Спасибо и на этом, я позвоню вам, когда буду, готова к нашей беседе.
-Да Светлана, конечно, это произойдёт довольно скоро.
                                ***
Я была расстроена неимоверно, и уже не понимала, что происходит в моей жизни.
Надо же, где-то в сумке зазвонил телефон, кто бы это мог быть?
-Клео, милая, привет!
-Здравствуй Лана, как твои дела?
-У меня всё замечательно, но небольшие проблемы не дают спокойно жить.
-Не хочешь поделиться проблемами со мной? Я помогу забыть тебе о жизни мирской. Удовлетворю твою киску, приглажу ей усики…
-Клео, тебе больше ничью киску не хочется приласкать?
-Нет.
-Понятно, а мне как-то не до секса сейчас.
-Ты такая скучная, Светлана…
-Говори конкретно Клео, чего хочешь, у меня ещё много дел.
-Сказала ведь, что тебя хочу, моя женщина-вамп!
-Я не могу говорить ко мне пришли.
-Раз не хочешь встретиться,  придётся мне навестить тебя.
-Зачем?
-Я еду к тебе моя мышка!
Раздался стук в дверь.
-Входите.
-Здравствуйте Светлана Николаевна, я к вам по поводу вакансии пришла. Меня зовут Ахимова Нелли Соломоновна, мы договаривались о встрече.
-Сколько вам лет?
-Мне пятьдесят два года. А вы что же не удосужились моё резюме полистать?
-Нет, знаете ли.
-Ну что ж, я отвечу на все вопросы.
-Можете приступить к обязанностям завтра утром, думаю, что форма одежды вам известна, и прошу без опозданий.
-Свои функциональные обязанности знаете?
-Да, конечно.
-На этом наша беседа закончена, вы приняты на работу. До свидания.

Я точно выжила из ума, взять на работу пятидесятилетнюю клюшку. Хотя она очень даже ничего, вся такая с пышными формами, грудью пятого размера, прямо Клео в старости.
Блин, Клео!
Вспомнишь г…о – вот и оно!
-Здравствуй моя милая, чего грустим?
-Я же просила тебя не приходить сегодня!
-Зай, я скучала.
-А я нет.
-Ты всё также неповторима родная! Я хочу тебя безумно, хочу раздвинуть твои ноги, войти горячим языком, ласкать тебя всю, проникни же в меня, в моё чрево, детка!
-Клео, успокойся, наконец!
-Ты так сексуальна и обворожительна, твоя юбка коротка до умопомрачения. Я хочу почувствовать твоё дыхание, хочу твои губы и руки!
-Успокойся, в конце концов. Тебе мало было в прошлый раз, шлюха!
-Да, конечно, я шлюха, и что теперь! Шлюхи – это не люди для тебя? Меня жизнь заставила стать такой.
-Какая жизнь, Клео? О чём ты речь ведёшь? Я сегодня пролистала парочку документов о твоей личной жизни, и остаюсь до сих пор в состоянии шока, после увиденного. Какая это жизнь, если ты трахаешься со всеми подряд!
-Ты меркантильная сучка, Света. Ты не понимаешь того, что происходит сейчас, а я могу ответить на все твои вопросы, только попроси милая!
- И что же интересно происходит в моей жизни с твоей точки зрения, очень интересно.
-Проси, тогда получишь ответы на все свои вопросы!
-А как просить, Клео, если ты помешана на сексе, кончить тебя опять без смазки? Так не вопрос. Или пожалеть, и со смазкой кончить? Сколько до меня там членов побывало?

В ответ тупое молчание, да о чём говорить, когда итак всё понятно, я не читала никаких документов, "на понт" её взяла, учёба на психологическом факультете пригодилась. Сука белобрысая, нужно выудить из неё информацию каким-то образом. Только как это сделать?

Посоветуйте…