(© http://www.proza.ru/author.html?neleh36)


К началу этой истории обе Наташи были взрослыми и отдающими себе отчет в своих поступках и мыслях. Но задолго до - первая Наташа была нестандартным (шустрым и рано развившимся) ребенком. Вторая Наташа тогда еще не родилась. Между ними ведь пролегал приличный кусок времени - девять лет.

***

Уже в девять лет первая Наташа отравляла свой ум самым вредным и сильным наркотиком - чтением. В четыре года она прочитала "Волшебник Изумрудного города", в семь лет "Приключения Тома Сойера", в девять лет - "Три мушкетера". Где - то в промежутке между мушкетерами и Томом Сойером она отрезала себе волосы.
Это был первый протест.
- Зачем ты это сделала?! - ужасались мама, папа, бабушка, вся родня. - Такие красивые волосы!
Наташа пожимала плечами. Она отлично знала причину ненормального поступка, но не говорила ее вслух. Наитие подсказывало, что такую причину рассказывать нельзя.
Наташа страшно не хотела быть девочкой.
Все герои книг были мужчины и мальчики. Они действовали, путешествовали, сражались, побеждали. Имелись, конечно, в книгах и женщины, но их роли были незавидны. Поплакать. Пожалеть. Быть спасенной или обожаемой.
Пассивные роли. А Наташа родилась с гигантским запасом энергии.
- Бандит с большой дороги, - говорили о ней во дворе.
Наташа дралась с мальчишками, залезала на чердаки и крыши, и не прекращала травить свой мозг чтением.
Шло по нарастающей: Майн Рид, Эмиль Золя, Фейхтвангер, Хэмингуэй. Герои были мужчины, а женщины продолжали исполнять пассивные роли.
Похищенная. Обесчещенная. Боготворимая.
Неинтересно!
В шестнадцать лет первая Наташа совершила второй протест. Она перекрасилась в блондинку. Это была уже сложная перверсия, не каждый психиатр разобрался бы в деталях.
Ненавидящая свой пол сделала из себя самое привлекательное, самое женственное, самое сексуальное. То есть, подчеркнула те качества, которые в себе ненавидела.
- Наташка, офигеть! - сказал ей наиболее популярный из ее одноклассников, за которым бегала масса бабья из десятых и одиннадцатых классов.
Наташа без малейших колебаний вступила с ним в семиминутную интимную связь (на выпускном вечере, в запасном пожарном подъезде школы). Связь показала, что женщина не обязательно должна быть пассивной. Она может отдавать команды, вонзать ногти в спину, ДОМИНИРОВАТЬ, как это потом стали называть.
В общем - то, это было даже не очень скучно. Потом первая Наташа выбрала себе жуткую, с точки зрения родных, профессию инженера - электронщика, а в "личной жизни" признавала только короткие и яркие связи с теми, кто предпочитает доминирующих женщин.
***



Первая Наташа в тот год закончила школу и стала блондинкой, а вторая пошла в первый класс и возненавидела разом всех мальчиков. Мальчики воспринимались, как разновидность мужчины. А единственный мужчина, которого вторая Наташа хорошо знала, был ее отец.
Отец был военный. Высокий, красивый, белокурый и благородный. Дурацкие выходки мальчишек в классе выглядели особенно ужасно на фоне такого отца.
- Не буду ходить в школу! Ненавижу этих дураков! - заявила Наташа, вся в слезищах. Потому что снова из косичек выдернули ленты, а в портфель сунули горсть хомячиного говна.
И надо же было маме сказать:
- Это сейчас ты так говоришь! А потом влюбишься в какого - нибудь из них. И побежишь за ним на край света!
- Я?! - с отвращением крикнула Наташа.
И вечером того же дня отрезала себе волосы.
История сделала первый виток. Но это не полная симметрия. Это мелкая деталь, одна из тех, которые лягут потом в мозаику. В мозаике много черных стеклышек, но попадаются голубые, салатовые и желтые. То есть моменты радости.
Радостью для второй Наташи было, когда в нее влюбился Олег. Ей исполнилось шестнадцать, а Олег был на десять лет старше. Высокий, белокурый, и выглядел благородным.
Знаете, может, это покажется тавтологией, но вторая Наташа перекрасилась в блондинку. Мотивы были совсем иные, чем у первой Наташи.
Но когда вот так подбираются совпадения - это не чепуха. Из Океана Времени выпрыгивают одновременно две брызги. Само собой, они сольются в воздухе.

Две Наташи встретились в красивом отеле, выстроенном на берегу одного из карельских озер. Сосны, синий лед и хрустальное небо виднелись из окон. И номер на двоих казался белым, сияющим, кусок рая.
- Познакомимся? Я Наташа, - сказала первая, по - мужски протянув руку.
Ее белокурые волосы были рваным - вызывающим - креативным образом пострижены до плеч. Низкий голос. Одета во все черное.
- Ой, как прикольно! - отозвалась вторая. Пожала протянутую ладонь. И улыбнулась всеми светлыми тонами своей мозаики.
- Я тоже Наташа!
У нее были холеные прямые волосы до лопаток. Отросли уже после дурацкого детского протеста (или не дурацкого?!). Высокий голос. Белая блузка, галстучек, черная юбка - карандаш.
- Тоже на семинар? - спросила первая.
Вторая кивнула. Они стали разбирать чемоданы и беседовать о семинаре.
Семинар был российского значения, по программированию. Обе девушки трудились в богатых частных компаниях. Первая - системным администратором, вторая моделировала на компьютере будущие интерьеры. Обеих направили на семинар, блатной и полезный одновременно. Первую - чисто по работе. Для второй прислал именное приглашение тот самый Олег. Он был из Питера, как и обе Наташи, но работал в карельском отеле администратором.
Вторая Наташа сразу же честно рассказала первой Наташе об этом: именное приглашение, Олег, радости любви.
- Я вам сильно надоедать не буду, - сказала она, - я здесь только днем буду находиться. Для приличия. А ночевать - в его номере.
Первая Наташа кивнула рассеянно, растянулась на кровати и распечатала пачку "Парламента".
- Ты куришь?
- Конечно, - обрадовано ответила вторая Наташа. Сначала ей показалось, что тезка не одобрила ее насчет Олега.
Закурили.
Для комфорта первая Наташа приоткрыла окно, и дым уносился в апрельский голубой воздух.
- Тебе сколько лет? - спросила первая Наташа.
- Восемнадцать.
- А мне двадцать семь.
- Ой, да вы что? А я думала - лет двадцать...
- Разговаривай на "ты". Я не люблю на "вы".
Вторая обрадовалась еще больше, легла так, чтобы видеть лицо первой, и стала рассказывать про Олега.
- Мы в одном дворе живем. На Сенной.
- На Сенной? Ух ты, далеко от меня... а я в Петергофе.
- Он давно на меня поглядывал. Сам потом сказал - я тебя приметил, когда тебе лет десять было.
- А ему сколько лет? - снова перебила первая Наташа.
- Он на десять лет меня старше.
- Извращенец, - приговорила первая Наташа.
Вторая Наташа несколько смутилась такой резкости, но продолжила свою историю. Как у нее застрял ключ в замке, как она вышла во двор зареванная. Олег был в отпуске, дома. Увидел ее с балкона, спустился, спросил, в чем дело. И вызвал слесаря.
- Я думала, сам починил, - хмыкнула первая Наташа. Портрет Олега ей был уже понятен. И портрет второй Наташи - тоже.
Похищенная. Обесчещенная. Боготворимая.
Неинтересно!
- И самое главное, я ведь всех парней всегда терпеть не могла. Такими они мне казались...грубыми, противными. А Олег - не такой. Он прямо как папка мой. Веселый. Добрый.
Добрый Олег трахнул шестнадцатилетнюю девочку через несколько дней после инцидента с застрявшим ключом. Даже не у себя дома - у нее. Родители были на работе, а он пришел с вином и розами. Верх цинизма.
- Давай на ужин собираться! - позвала первая Наташа, устав от этих тривиальностей.
- В программе написано - ужин в семь. А сейчас полседьмого уже.
Настроение у первой Наташи было рассеянное. Ей хотелось почитать или покурочить компьютер. Житейские истории ее не радовали. Она переоделась перед зеркалом. Лиловая блузка, черные брюки, все в обтяжку. И каблук - двенадцать сантиметров.
- А ты такая фигуристая, оказывается, - сказала вторая Наташа, выйдя из ванной.
Ее поразил четкий силуэт песочных часов. Она сама удивилась, почему он так ее поразил.


Ужин был по типу "шведский стол" Помимо еды первая Наташа взяла тройную дозу виски, что уже в шведский стол не входило. Вторая попросила красного вина, не слишком дорогого. У нее не было столько денег, как у первой. И она не привыкла к крепким напиткам.
Первой Наташе после виски стало только более тепло и более интересно жить. Она без восторга рассматривала лохматых программистов, которые кишмя кишели в обеденном зале.
Кроме Дельфи и Бейсика вряд ли что - то их занимало в нашем мире.
- Скажите, а где здесь есть дискотека какая - нибудь? - спросила она у бармена.
- В соседнем отеле, в "Хельсинки" есть танцпол. А в "Полярной звезде" - дискобар, больше для молодежи.
- Отлично. Мы идем в дискобар, - решила первая Наташа. Она даже не спросила вторую, желает ли та идти.
Вторая Наташа пошла беспрекословно. Олег будет занят до позднего вечера. В номере одной скучно. Старшая девушка - волевая и смелая.

***



В дискобаре было шумно, полутемно и весело. Две блондинки сразу понравились, и, едва они успели сесть, как к ним активно стали клеиться.
Первая Наташа сразу разглядела причину. Плакаты на входе сообщали, что при "Полярной звезде" проходит чемпионат области по лыжным гонкам. Лыжников было до фига, а лыжниц - ни одной. Несколько девиц из окрестных отелей не могли обеспечить любовью и лаской всех женихов.
- Нам два "Тропика", - сказала первая Наташа официантке.
- Как здесь клёвенько! - оглядываясь, радостно заявила вторая Наташа.
Ей нравились огоньки, мерцающие под потолком, крутящиеся звезды и, само собой, лыжники. Последние все, как один, были высокие, веселые от коктейлей и благородные с виду.
- Ага, - согласилась первая Наташа.
Она взглядом выбрала в танцующей толпе своего. Подчиняющегося.
Очень быстро нашла.
Он был здорово похож на Джона Траволту. Чувственные губы, зеленые глаза. Первая Наташа вытащила его взглядом из толпы, передвинула к себе, и он подошел к ней, как миленький.
- Добрый вечер, девушки. А можно к вам подсесть? Поболтаем.
- Садись, - доброжелательно приказала первая Наташа.
Траволта сел и назвал себя - Игорь.
Игорь так Игорь. Что - то нам везет на имена древнерусских варягов, подумала первая Наташа. Олег, Игорь.
- Что вы пьете, "Тропик"? Девушка, нам еще по "Тропику" сюда!

Странно было все это - карельские звезды в окне и не сочетающийся с ними запах киви (от тропического коктейля). Чужая кровать, голубоватый свет ночника. И незнакомый парень, здорово похожий на Джона Траволту.
Неизвестно, какой величины любовное орудие у Траволты, но у Игоря было поразительной.
Даже прожжённая первая Наташка удивилась. При этом всем Игорь вел себя, как положено в обществе Наташи. Послушно занял позицию "снизу" и позволил связать себе запястья черным платком.
Больше никакого садо - мазо. Наташе требовались внешние формы. Молчаливое согласие с тем, что сейчас, в данный момент она - мужчина.
- Наташка, так, да, сильнее, вот, вот, супер!
Наташка и без тебя знает, что она супер. Это сознание всегда заменяло ей оргазм. Потому что при всех своих обильных связях оргазма Наташа ни разу не познала.

***


Наступило розовое апрельское утро. Олег собирался на службу, а вторая Наташа резво бегала по номеру в Олеговой рубашке и больше ни в чем. Делала завтрак.
Все было в наличии: кипящий чайник, сковородка с ветчиной на электроплитке. Наташа со сна была розовая, лохматая, с отпечатками радостей любви на шее и ключицах.
- Ты мне рубашку погладила? - спросил Олег.
- Конечно!
Для Олега не зазорно готовить и гладить. Наташина мать ведь делала все это для Наташиного отца, и это выглядело нормально.
Наташа вытащила из холодильника еще красную икру и масло и села рядом с Олегом.
- Поздно сегодня освободишься? - спросила она.
- Как всегда. Но ты же до обеда учишься, не забывай!
Наташа кивнула и пошла за кофе. По пути Олег не удержался и шлепнул ее пониже рубашки.
"Это не грубость", - сказала себе Наташа, - "это восхищение моей красотой. Попка у меня самая настоящая бразильская".
С тем же восхищением Олег почти всегда в интимные моменты поворачивал ее в дог - позицию.
Вторая Наташа не была доминирующей, и подчиненная позиция позволяла ей забыть, что она отдает себя мужчине. То есть, одному их тех, кто выдергивает ленты из косичек и сыплет в портфель хомячиное говно.

***


Доминирующая и подчиненная встретились в презентационном зале отеля. Там проходил, собственно, семинар. И лохматые программисты уже открыли свои ноутбуки. Женщин, кроме двух Наташ, на семинаре не наблюдалось. Поэтому они сели рядом.
-Как прошла ночь? - без стеснения спросила первая Наташа. Под глазами у нее были лиловые круги.
Вторая Наташа порозовела. От удовольствия. Далее, на всех перерывах, когда лохматые уходили курить на улицу, а две блондинки - на балкон, она рассказывала про Олега. Все подробности. Все оттенки ощущений.
Первая слушала и безразлично смотрела в небо.


***

- Я не знаю, как делают минет. И я не хочу это делать, - заявила вторая Наташа.
Занятия уже закончились, девушки пообедали и пошли к себе в номер.
- А по - моему, это противно, - продолжила она, искательно глядя на первую Наташу.
Первая вытянулась на кровати и сладко зевнула.
- Минет как минет. Ничего не противно. Это один из способов получить полную власть над партнером.
- Да? - вторая села, поджав под себя ноги.
Она уже переоделась в шелковый халатик. И первая Наташа вдруг заметила, какая у второй белая - пребелая кожа.
Она не поняла, почему это так ударило ее по зрению.

***


От нечего делать девушки отправились "полазить по окрестностям". Они спустились по дороге вниз с холма. Там был маленький поселок. Купили по бутылке "Клинского" и стали пить его на ходу.
Младшая была боле привычна к "Клинскому". Старшая предпочла бы коньячку или виски. Морщилась, но пила.
Синие холмы и замерзшее озеро своим видом толкали на приключения.
- Пошли, на лед спустимся! - предложила первая Наташа. В ней сейчас жил даже не мужчина, а мальчик. Страшно хотелось озоровать.
Вторая Наташа послушалась и пошла на лед. Две блондинки на десятисантиметровых каблуках стали кататься по льду, и даже не очень часто падали.
- Супер, Наташка! - сказала первая. Волосы торчали из - под ее кепочки точно, как у пацана.
Вторая засмеялась эйфорическим смехом. Потом она поскользнулась и полетела вперед, раскинув руки. Первая Наташа поймала ее. Несколько секунд они скользили вдвоем, ловя равновесие. Длинные волосы второй Наташи упали первой на лицо. Девушки сцепились руками.
- Так можно и шею сломать, - сказала первая Наташа. - Пойдем на берег.
Они пошли по снегу наверх, к соснам и отелям. До сих пор у обеих мир качался перед глазами. И плыли по прозрачному небу золотые искры.
Вечер прошел, как вчера. У Наташи первой - Игорь, у Наташи второй - Олег...