Глава 4
Однокомнатная квартира в стиле Hi-Tech удивила меня. Натяжной потолок с подсветкой нежно-зелёного цвета, белые стены без обоев, на которых висели чёрно-белые фотографии в стеклянных рамках. Мебель с подсветкой из хромированного металла, белый, под цвет стен, шкаф-купе. В середине комнаты стоял стеклянный журнальный столик, на нём красовалась большая ваза из цветного стела. На подвесных полках было много живых цветов. В углу комнаты стоял вентилятор, к нему были приклеены полоски бумаги. Но больше всего меня поразили окна, они были круглыми, чем-то, напоминая мне иллюминатор. Я лежала и наслаждалась жизнью, мне было так уютно здесь с ней…
-Доброе утро, как спалось?
-Нормально, а тебе?
-Я давно проснулась уже, просто лежала и смотрела на тебя…
-Ты так смотришь на меня Свет, как будто мы с тобой знакомы всю жизнь.
-Кира, ты что, ничего не помнишь? Ты не помнишь меня?
-А разве мы были знакомы до вчерашнего дня?
- Подожди, ты ведь жила у меня почти три месяца…пришла избитая, в беспамятстве…. я ухаживала за тобой!
Я опять начала плакать, слёзы текли сами, я ощущала их солоноватый вкус на губах, плохо понимая, что происходит, я подвинулась поближе, чтоб обнять её.

-Кира, девочка моя! …Прости меня, я ведь узнала тебя! Я хотела взять опекунство, но мне не дали…. сказали, что приёмная мать избила тебя, и до тех пор, пока её не лишат родительских прав, я не смогу тебя удочерить. А потом-потом  появился твой отец, и сказал, что ты будешь жить с ним, твой родной отец! Откуда он вообще мог взяться?
-Света, перестань плакать, восемь лет назад я попала в автокатастрофу, и у меня была ретроградная амнезия, я ничего не помню. Никто не выжил, а мне потом сказали, что нужно будет сделать как минимум три операции, чтобы восстановить голосовые связки, мне лобовым стеклом горло перерезало, я чудом жива осталась. Знаешь, моя жизнь -вечная амнезия, я уже привыкла! Мне никто не нужен, потому что я  тоже никому не нужна!
-Зайка, Кирочка, послушай меня, ты мне нужна. Я потратила много времени на поиски тебя, но поиски не увенчались успехом, потому что отец отвёз тебя заграницу, когда ты вернулась в Россию?
-Я не хотела возвращаться, мне пришлось. Я очень долго искала свою родную мать, и когда мне сообщили, что она нашлась, я приехала. Я разговаривала с ней по телефону, но она сказала, что у неё никогда не было дочери. Света, я очень плохо чувствую себя, мне много нельзя говорить, горло болит ужасно. Может быть, чай попьём, поедим чего-нибудь?
-Конечно, Кира, извини меня.
Она всё время подкашливала и хрипела. Я смотрела, как она мыла посуду, худенькая, беззащитная, и я поняла, что люблю её так, как никогда никого не любила. И именно с ней хочу прожить всю оставшуюся жизнь. Мы долго молчали, она выпила кучу таблеток, и спросила, скоро ли я уйду.
Я попросила написать её свой номер в моей записной книжке, и вышла из квартиры.
Погода на улице была ужасная, и я пошла за своей машиной. Голова раскалывалась на части, я зашла в ближайшую аптеку, и купила таблетки.
Шёл сильный дождь, плащ промок, в сапогах хлюпала вода, но я шла по улице с чувством удовлетворённости и уверенности в завтрашнем дне. Мысли о Клео ушли на второй план, записки с угрозами тоже, меня переполняло счастье…
Счастье, оттого, что я наконец-то нашла её, мою девочку!
Я улыбнулась и села в машину. В мыслях была только Кира, хотя, я её называла Олей.
Так звали мою первую любовь. Ольга Соколова была в школе круглой отличницей. Никто даже подумать не мог, что она целовалась с девчонками на лавочке, прижимала их к стенам родной школы, задирала  юбки, снимала с них трусы, и складывала их в свой портфель.
Я однажды пришла к ней в гости, и обомлела. Обои её комнаты были разноцветными, трусы, от самых маленьких, до самых больших размеров, украшали стены. Она засмеялась тогда, глядя на мою реакцию, подошла и поцеловала меня так крепко, что у меня зазвенело в ушах. В этот момент в комнату зашла её бабушка, я испугалась, отпрянув к стене, хорошо, что бабуля оказалась подслеповата и туговата на ухо ( вообще-то, даже на оба уха)  Я влюбилась в Ольгу без памяти, мы встречались семь лет, а потом она вышла замуж, и уехала в другой город. С тех пор мы не виделись, слышала от соседей, что она теперь живёт за границей.
Нужно развеяться, подумала я, и набрала номер Олеси.
-Лес, привет!
-Ну, наконец-то, до тебя дозвониться нереально просто! Совсем совесть потеряла: на звонки не отвечаешь, на смс-ки тоже!
-Лесь, извини меня, у меня дела были важные, так сложились обстоятельства.
-У тебя Свет, всё время так обстоятельства складываются, мы с Мишей утомились звонить тебе, и переживать за тебя. Он уже хотел спецслужбы подключать.
-Леся, мне нужно срочно встретиться с тобой, обсудить  нечто крайне важное для меня.
-Хорошо, где и во сколько?
-Встретимся там же, где обычно, в семь часов.
-Так значит «Удачное место»?
-Да Олеся, можешь Мишу взять с собой, чувствую, что между вами завязались тесные отношения.
-Да, тебя не обманешь Светка!   Уговорила, приедем в семь вместе с Мишаней.
 
Я решила заехать в офис, не была там уже четыре дня. Хрен знает, что там творится без дорогого начальника Светланы свет Николаевны. Мои «работнички» наверняка от рук отбились.
Первой меня встретила Нелли Соломоновна, с какой-то  дурацкой улыбкой на лице, она произнесла:
-Светлана Николаевна, где же вы были так долго?
-У меня были дела, И вообще, я в принципе, не обязана перед вами отчитываться!
-Извините,  Вас искали…
-Кто искал?
-Вчера приходили два мужчины в форме, интересовались вами, вот возьмите, они оставили свои координаты.
- Ну, спасибо!
Я зашла в свой кабинет, и поняла, что меня долго не было. На столе все документы, которые обычно лежат ровной стопкой, были разбросаны. Возле компьютера лежал конверт из темной бумаги, абсолютно  без  какой-либо подписи. Сразу, не задумываясь,
вскрыла его, получилось это  слишком легко,   закрались  подозрения, что до меня, его кто-то уже успел прочитать.
В письме было сказано:
-Ты лезешь не в своё дело детка, я отправлю тебе свои новые условия
Я всё ещё  хочу убить тебя….. Раз полюбовно всё не вышло,  между нами, отныне
 помни только одно, страдать предстоит тебе очень долго. И кто тебя просил сесть именно в её машину?
Она попадёт под замес по твоей вине, ты перешла все дозволенные границы.
                                                                                                           Твоя ненаглядная.
Я схватила конверт и положила его в сумку. Уже накинув на плечи плащ, решила зайти к своему заму. Олег был самым выдающимся мужчиной, которого я знала. Умный, порядочный, понимающий. Женат не был, потому что был геем.
-Здравствуй дорогой мой человек!
-Привет Ланчик.
-Чего грустим Олежек?
-Свет, дел полно, просто завал, но я справляюсь.
Я подошла к нему, чмокнула в макушку и сказала:
-Спасибо тебе за всё Олежек, проценты получишь приличные в этом месяце.
-Свет, я пригласил работать к нам двух риелторов из фирмы нашего конкурента Антона Мохнаткина, он распустил весь состав, и они остались без работы. Ты надеюсь, поддержишь меня? Каждый из них уже смог продать по три квартиры. Документы я на стол тебе положил.
-Да Олег, я взяла с собой документы, дома погляжу, что к чему. Ты не в курсе, почему на моём столе такой бардак?
-Не знаю Света, когда я заходил позавчера, было чисто.
-Ладно, пойду, у меня ещё встреча назначена на сегодня. Олег, завтра я на выходном, меня ни для кого нет, намекни в особенности Неле  Соломоновне. Спасибо, я знаю, что в отношении работы могу только на тебя положиться.

Ветер сдувал всё на своём пути, когда я вышла из офиса. Я быстро залезла в машину, и поехала в кафе. На Комсомольском шоссе образовалась пробка. Думая, что придётся долго ждать, решила позвонить Кире. Шли непрерывные гудки, а потом ответил знакомый хриплый голос:
-Здравствуй Света.
-Привет родная, так приятно слышать твой голос.
-Извини меня Света, что в прошлый раз я тебя почти выгнала из своего дома, просто я испугалась.
-Чего, котёнок?
-Ммм…Мне кто-то смску написал, что если ты не уйдёшь из моего дома, нас обеих убьют.
-Хочешь зайка, я приеду к тебе сейчас и всё объясню?
-Света, может не надо, ещё ведь хуже может стать. Мне страшно, понимаешь ты или нет?
-Не кричи, успокойся, я приеду, я не брошу тебя, поняла?
В ответ лишь короткие гудки. Я была в бешенстве.
Пробка рассосалась, и я приехала на место встречи.
Зашла и увидела Мишу с Олесей, они очень мило смотрелись вдвоём.
-Привет, чего так долго? Спросила Олеся.
-Дела появились неотложные.
Я положила на стол конверт и всё им рассказала.
Миша начал первым:
-Света, ты не считаешь странной вашу с Кирой встречу? Именно она подъехала, именно ты к ней села?
-Нет, я считаю это судьбой!
Тут, конечно же, Олеся решила вставить слово:
-Знаешь, ты такая наивная, да всё проще простого, тебя просто кто-то с ума свести хочет.
-Может быть, я уже ничего не понимаю…
-А теперь меня слушай. Света : сказал Миша
-Я поговорил с лечащим доктором Крючковой, её теперь можно навестить, ты поедешь к ней?
-Только с тобой Миша, одна не поеду.
-Ладно, завтра поедем в дурку, знаешь, а ведь Клео наняли, чтобы убить тебя?
-Этого не может быть.
-Может Света! Отчеканила Леся. Она должна была тебя в тот день убить, когда в офис к тебе приходила, но на эмоции видно повелась, и не стала этого делать.
-Когда всё это закончиться, я устала от всего этого, я не хочу больше так…Я…
Я опять заревела, и выбежала на улицу, меня озадачило то, что за мной никто не вышел.
Сев быстро в машину я поехала к Кире.
Двери она долго не открывала. Тогда я истерично заорала в дверной проём, что если она дверь не откроет, разбужу всех соседей.
Она открыла, сонная, в пижаме, и сказала почти шепотом:
-Света, ты чего, времени одиннадцать часов вечера! Я спать легла.
-Я зашла в квартиру и спросила её:
-Да как ты можешь спать, когда тебя убивать собираются? Или ты тоже такой же засланец, как Клео!
Я рыдала, сидя на полу, обняв ноги руками.
Она подошла ко мне, раздвинула мои ноги в стороны, обняла нежно, и начала целовать.
Мы лежали на полу и целовались. Она залезла на меня сверху, и стала раздеваться, потом  склонилась надо мной, и я нежно целовала соски её груди.
Когда она вошла в мой рот своим языком, я чуть было не потеряла сознание. Я вцепилась в её губы, и словно голодная, начала засасывать её язык. Она захрипела, и начала меня раздевать, очень быстро сняла джинсы, ещё быстрее блузон, а бюстгальтер она расстегнула зубами, трусы отлетели в сторону, я сняла их сама. Она начала тереться своей промежностью о мои бёдра, сдержаться я не смогла и кончила.
На этом Кира не успокоилась, и я без слов поняла, что продолжение следует.
Она уткнулась языком и начала сосать мой клитор, я кончила снова.
Я взбесилась, перекинула её под себя, прижав к полу. Она начала сопротивляться, пытаясь что-то сказать мне, но мне не нужны были слова, мне нужен был её оргазм.
Я целовала её всю, от кончиков пальцев на ногах, до ушей. Я плотно прижалась к ней, зафиксировав её руки, потом развела ей ноги своим бедром и вошла языком в горячую расщелину. Она захрипела, стоном это не назовёшь, я вылизывала её, а она билась в конвульсиях подо мной. Мне этого стало мало, плотно засосав её клитор своими губами, я вошла в неё двумя пальцами. Я услышала стон, больше похожий на рёв. Не доставая пальцев из неё, я приблизилась к её лицу, и начала целовать её губы. Крепко вжимаясь в её рот, я продвигала пальцы всё дальше, до тех пор, пока не почувствовала что по ним что-то бежит. Я убрала руку и увидела кровь.
-Кирочка, солнце, прости меня, я не предполагала, что ты девственна!
Я сидела, и как дура разглядывала свои пальцы.
Она зашипела, как змея, и со слезами на глазах, встала и пошла в душ. На ногах держаться ей было сложно, я подошла к ней, обняла сзади, и сказала:
-Зай, я помогу тебе. Позволь..
-Хорошо, помоги…
Это было сказано абсолютно спокойно, как будто потери девственности она ждала всю свою жизнь. В ванной я подмыла её, завернула в махровое полотенце, и взяв за руку, повела в сторону кровати.
-Ты моя маленькая девочка Кира, моя радость! Ты любимая моя, я не могу без тебя, я этого ждала всю жизнь.
-Я люблю тебя Света, спасибо тебе…
Стук в дверь заставил нас проснуться. Стучали очень громко. Кира вскочила, чтобы открыть двери. Её долго не было, а потом она зашла в комнату и сказала:
-Ты мразь, ты уже убила меня…