LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Дневник Анны Ш.
http://lesboss.ru/articles/227/1/Aiaaiee-Aiiu-O/Nodaieoa1.html
Екатерина Селюнина
взрослая адекватная женщина 
От Екатерина Селюнина
Опубликовано в 30/01/2008
 
тривиальные истории из банального девичьего дневника

12 апреля - 20 сентября
12 апреля
Ха-ха-ха! Трижды салют в честь первого полета в космос! Но я не об этом хотела написать. Грустная история со мной приключилась: я начала вести дневник! Вот уж, глупость, в самом деле. Наверное, я взрослею.
А все почему? Потому что ко мне подвалил высокий кареглазый брюнет и заявил: "Слушай, Анька, ты классная девчонка! А не пойти ли нам с тобой куда-нибудь потрахаться?"
Да, такие вот дела… Я ему на это заявление ответила: "Что за базар, Толик! Что за выражения? Ай-яй-яй! Знаешь, а не пошел бы ты куда-нибудь с кем-нибудь, кроме меня, потрахаться? Исключительно ради тебя объясняю куда: на три буквы! И отвали".
А он, паразит, только рассмеялся и заявил, что он шутит. На том и разошлись.
Что ж, делаю выводы. Если это не его космические шутки, то, значит, я - красивая, обаятельная и чертовски соблазнительная девушка! То есть я уже взрослею! Вот черт, вляпалась так вляпалась. И никак не могу понять, хорошо это или плохо? Где романтика отношений, а? Цветы там, например? Свидание, на худой конец, что ли… эх…

23 апреля.
Парам-парам! Я иду на день рождения! Я рада. Будет весело, наверное. Несмотря на то, что я такая красивая, умная, добрая, иду на день рождения я одна. Может быть, у меня будет шанс, и я встречу мужчину своей мечты. Ну, если не мужчину, то хоть юношу, который вырастет в мужчину моей мечты. Я хочу, чтобы он был высоким, голубоглазым, желательно блондином (ах, я балдею от светлых волос! Что это – может нарциссизм? Ох, какое мудреное слово я загнула!). Где же ты, мой герой? (Три горьких вздоха - ох, ох и ох).
А пока я отправляюсь спать. Может, он мне во сне приснится, а?

25 мая.
О, а перерывчик ничего себе получился! Нет счастья на земле, а у меня особенно. Так и не появился мой герой, как я его ни пыталась дозваться. Даже мимо не проходил. Вот. А я вместо поисков своего героя должна готовиться к экзаменам. О, тяжкая ноша выпускника! Неохота!!!!!
А надо. Вот сдам сочинение - пойду на реку! Это в первую очередь. А во-вторых, я снова засяду за учебники, потому что мне нужно будет поступить в университет. Ну, или в институт. А может, и в техникум или училище. Куда-нибудь. И все равно неохота!!!! Я и дневник-то достала только чтобы ничего не учить. Не помогло почему-то. По-прежнему чувствую потребность в подготовке к экзаменам. Значит, судьба. Ага. Ну тогда пока. Бай-бай!!!

2 июня.
Ой, что делается, что делается! Вчера пошла таки на реку купаться. И что вы думаете, спокойно себе купалась? Как бы не так! Бултыхаюсь себе в воде, на вопросы не отвечаю, делаю вид, что глухонемая. С чего-то вдруг посмотрела на противоположный берег, вижу, стоит какой-то парень, то ли в очках, то ли мне показалось. Бликует что-то. Все-таки далеко было. Я тут же позабыла о нем и в ус себе не дую, дальше купаюсь. Только хотела нырнуть, как передо мной буквально выныривает здоровенный парень с одеждой в руке. Пыхтит, и с ног валится. Я решила смотреть на него как на низменного червя, но у меня ничего не вышло. Парень вроде как повалился к моим ногам, и мне смотреть на него, как на червя, стало неудобно. Он-то ведь снизу на меня смотрел, а я стеснительная. Ну, в общем, он из положения лежа и попытался со мной поговорить. Но тут уж я ему весь кайф обломила. Подняла его, усадила на песочек и спросила, чего ему надо. А он нахально так заявил: "Как Вас зовут? Я с того берега приплыл, чтобы познакомиться с Вами". Вот, думаю, дает! Хотела было опять глухонемой притвориться, но ведь меня уже дернуло заговорить с ним. А он не молчит, даже не ждет, что я ему отвечу, знай себе говорит. И ведь слушать приятно, черт возьми! Так и не заметила сама, как имя назвала. Вот ведь обидно, он до безобразия похож на мужчину моей мечты! Обходительный, вежливый, не навязчивый, ничего с разбега не предлагал. Ох, как бы не влюбиться! И зовут его Антоном! Безумно нравится это имя. Да, чуть не забыла! Он назначил мне свидание! Первое в моей жизни! Вот это вот ДА! Обязательно пойду. Очень любопытно. Правда, радость от встречи с мужчиной моей мечты омрачает, что меня он в бинокль увидел, что означает, что не в первый раз на речке сидит, девчонок разглядывает. Но это, в сущности, ерунда. А как он хорош! Аполлон просто! Бесподобная фигура у этого Антона. Это судьба.

3 июня
Свидание состоялось! Пишу поздней ночью, практически с фонариком под одеялом, чтобы мама не увидела. Я ей, естественно не сообщала, куда и с кем направляюсь вечером. Наврала, что пошла с Веркой гулять.
Сногсшибательно! Фантастика! Я просто тащусь от сегодняшнего вечера! Мы катались на теплоходе, ели мороженое, танцевали и классно поговорили! М-м-м, я начинаю влюбляться! Антон обворожителен. Герой-любовник! Но и я сегодня была на высоте. Главное, говорила не много. Да, это главное. Нет, надо баиньки ложиться, а то завтра надо готовиться к следующему экзамену, и при этом все равно НЕОХОТА!!!!!!!
Бай-бай!
11 июня
Я уже пять раз встречалась с Антоном, не считая пляжа и первого свидания. Удивительно, но мне пока нравится. Он не такой, как другие. С ним весело. Только вот однообразие программы начинает утомлять. Предложить ему в кино хотя бы сходить? А то мне кажется, что я не смогу скоро смотреть на мороженое, и от реки меня будет точно тошнить, если мы ещё раз прокатимся куда-нибудь.
Но зато всегда выбрит, нормально одет и неизменно вежлив. И пахнет приятно. Чудо просто! На фоне наших ребят он супермачо! И нравится, нравится, мне он очень нравится! И, слава Богу, он меня старше на четыре года – это обнадеживает. Да, обнадёживает определённо.
Ладно, пока всё хорошо, а дальше – время покажет. Мы знакомы десять дней, чего я хочу, каких сказок? Завтра предложу ему сходить в кино. Говорят, в «Смене» новый зал открыли после ремонта.
Спать, спать, спать… устала…

18 июня
ВЫПУСКНОЙ! Мне кажется, этим уже все сказано. Конечно, школа уже позади, и можно подумать, что все кончилось. Нет, мне почему-то кажется, что все ещё только начинается. Спели последнюю школьную песню, проводили классную до дома, прошатались до утра по городу – но жизнь ещё только начинается. Впереди экзамены в институт, впереди любовь, впереди целая жизнь.
Что-то меня на лирику потянуло. А ведь на выпускном мы веселились! Я привела Антона! Мама была поражена, разбита наголову, полный крах! Он её обворожил, околдовал, опоил, и теперь я могу гулять вечером совершенно спокойно: Антон покорил маму. Она спокойна. Я теперь тоже. Нет проблем, ариведерчи, мама!
А выпускной был хорош! Натанцевались, нагулялись, отметили в баре – полная программа. Только спать очень хочется – глазки совсем слипаются. В четыре часа утра пришла, с ног просто падаю. Веселиться очень хорошо, но как после этого спать хочется! Антон проводил до дома, долго держал меня за руки и смотрел, улыбаясь. Это любовь, да? Здорово!
Нет, все, спать. Ещё много всего сделать надо будет завтра. Пока…
18 июля
Мамочка, пошли вступительные экзамены! Держите меня, люди, а то я в лес убегу! Страшно до безобразия, хотя первый экзамен я успешно выдержала. Ещё бы, любимый предмет! Но все равно страшно, аж тошнит. Ох, и зачем я только решилась пойти в институт? Да, что уж тут прибедняться, вообще-то я сама рвалась поступать. Дома сидеть просто стыдно, да и что потом без образования делать. Не то, чтобы я не нашла бы работы, но и работать без специальности тоже не очень хочется. Антон придерживается мнения, что надо замуж выходить и дома сидеть, пусть муж обеспечивает. Девчонки из класса тоже так думают, а у меня честолюбие взыграло, феминизм чертов, – поперлась, дура, в институт.
А сама сижу вот, в дневничке пописываю, будто совсем к экзаменам готовиться не надо. Словно я вундеркинд. Ох, пролечу я с этими экзаменами мимо института, и придется мне замуж выходить. За Антона? Ой, а хочу ли? Не знаю, не знаю. Слава Богу, никаких разговоров о будущем. То ли понимает, что маленькая, то ли всё же рано об этом говорить. А, может, и ему жена с образованием нужна. Ведь как же без образования пылесос включать, а?
Ха-ха-ха! Ну ладно, пошутили и хватит. Спать пора, уснул бычок, спать ложится на бочок. (Кстати, о бычках. Курить хочется!!!!!!!!! Но нельзя, все дома, на улице:
Темная ночь, только пули свистят по степи…) 24 июля
Сдала, я всё сдала, и по моим прикидкам, я таки имею шанс поступить на бюджет! А я молодец! Справилась, хотя все старались мне помешать! Через неделю зачисление, теперь нужно держать пальчики (ага, а во время экзаменов и не догадалась!). А Антон меня ведёт сегодня на концерт – расширяем кругозор, идём слушать какой-то там оркестр. Ну и ладно, я люблю музыку, может, не так плохо окажется, как я подозреваю?

30 июля
Ура! Трижды Ура!!! Нет, четырежды Ура!!!! И ещё сто раз по сто раз трижды Ура!!! Я студентка филологического факультета! Будущий педагог и литератор! Виват, Анька! Снимаю перед собой шляпу! Хорошо, что есть на свете великий и могучий русский язык, и у меня он хорошо подвешен!
Можно ничего не делать, гулять, жить в расслабухе, наслаждаться миром и т.д. и т.п. И все потому, что я студентка. Хочется сесть на подоконник и кричать об этом на весь двор. Но, увы, двор меня не поймет, в лучшем случае, обматерит. А посему будем тихо спать и во сне кататься на каруселях. Да, а Антон меня пригласил в парк отдыха на аттракционы. Чувствую себя пятилетней девочкой, объевшейся мороженого. Мне скоро станет плохо от обилия сладких и вкусных вещей. Надо бы остановиться, как бы не отравиться (о, рифма!), точнее, переесть.
1 сентября
Грандиозный день – День знаний наступил и поразил меня, естественно, в самое сердце. Альма матер (попытаюсь уже обзывать почтенный институт сим прозвищем) приняла меня в свои стены. Бр-р-р! Ну и холодно же там! Зато отметили мы группой первый день очень знатно. Высший класс! Славно погуляли. Этот день запомнится жителям славной улицы Комсомольской! Сколько песен они услыхали, сколько стихов и прозы жизненной. Омрачен наш праздник был лишь малым количеством молодых людей в нашей достойной группе. Однако обо всем по порядку.
Наша славная группа Р-12 состоит из 32 человек, из коих только пятеро представители слабой половины человечества – мужчин. Я бы даже сказала, что у нас учатся мужчинки. Славные такие, маленькие, пушистые… Однако, наверное, все сплошь поэты и юные дарования. Гонору в них, во всяком случае, хватает. Сильная половина нашей группы представлена во всем многообразии природы. Не зря говорится в песне, что девушки бывают разные. Некоторые из нашей группы ну очень разные. Привлекает всеобщее внимание одаренная поэтесса из дальних районов Крайнего Севера. Чувство, что она только что вылезла из чума, пока не проходит. Но, может быть, это мое предвзятое мнение. На вид она очень даже ничего. Вот только что-то у нее внутри не так, как надо. Славные наши девушки уже пытаются обрасти знакомствами и подругами. Я наблюдаю. Хорошо быть отвлеченным наблюдателем. Естественно, я поддерживаю стремление моих одногруппников спаять коллектив, но ведь не споить же?! Надо же и меру знать, как никак!
Хочется особо отметить одну славную девушку, нашедшую во мне родственную душу. Или это я в ней нашла родственную душу? Да не все ли равно?
Настя. До опасности возгорания рыжая!
И при этом зеленоглазая, как я. Смотрится великолепно. Высокая, стройные длинные ноги, прекрасные плечи. А ещё у неё красивые руки. Сразу мне понравилась. Сексуальна! Губы просто потрясные! Хотелось бы мне иметь такое же лицо и фигуру. Начинаю завидовать рыжим – в любой компании будешь заметен.
Мы с Настей как-то сразу сошлись, ещё на парах, а вечером и вовсе уселись с бутылкой "Совиньона", пачкой "Мальборо" и болтали, пока нас не хватились. Кроме того, что она имеет совершенно обалденную фигуру, она ещё и остроумна, блестяще говорит и, вообще, умница! По-моему, она прочитала книг гораздо больше меня, но мне это только нравится!
Мое воображение было задето, поражено, убито наповал! Не слишком ли я много пою дифирамбов, в сущности, незнакомой девушке? Но как она хороша! Порода. Не то, что я – пони рядом с арабскими скакунами.
Да, самокритична я сегодня не в меру. Любить надо себя, Анька, любить! А не заниматься самобичеванием. Я тоже ничего себе девушка, все мужчинки нашей группы на нас с Настей сегодня заглядывались. О, ля-ля!

7 сентября
О, сегодня была масса событий! Юное дарование Крайнего Севера убило наповал мировую художественную культуру в лице Вождя Мирового Пролетариата (а если проще, то преподавателя МХК А.Б. Аникеева)! Свет из чума (Светка – юное дарование Крайнего Севера) внесла свой вклад в мировую культуру, опустив значение эпохи Возрождения до дисфункционального расстройства организма (поноса). Мол, потому эпоха Возрождения так славится, что изо всех просто искусство поперло. Таким образом, наличие в нашей группе сплошь юных дарований, автоматически переводит нашу группу в разряд Ренессанса институтских времен. Даже захотелось написать что-нибудь этакое-разэтакое, дабы затмить современных писателей своей гениальностью.
Кроме поразившего нас знания эволюции мировой культуры, Свет из чума ничем поразить нас не смогла. На сегодняшнем заседании Клуба молодых придурков (Клуб Молодого Поэта) лирики попытались повторить Серебряный век нашей российской поэзии. Ничего оригинальнее «Я, гений – Игорь Северянин» я не услышала. Однако недурно провела время в тихих беседах (то бишь переписываниях) с Настей-Настеной, славным Рыжиком-Пушистиком. Произошел спор о современном направлении искусства и склонности молодежи к примитивизму в выражении собственных чувств. Мы сошлись на мнении (т.е. оно у нас совпало), что тексты современных песен слишком упрощены и сдвинуты в сторону удовлетворения собственных низменных потребностей. Правда, дальнейший разбор ранней песенной культуры показал ту же пустоту и бытовой уровень отношений.
Пока суть да дело, заседание мирно разрешилось, не дав доспать нашему мужчинке – Стасику по прозвищу Пончик. Он столько пончиков уминает, что соответствует прозвищу не только по внутренней сути, но и по внешним очертаниям. Хотя, исходя из его пустоты и припудренности, мы и прозвали его Пончиком.
Можно подводить итоги мужественного сплочения нашей группы. К вящему сожалению, группа наша сплотилась как-то неравномерно. Не устают выделяться наши юные дарования! Нет, не устают. Так что пока мы похожи на плохо сваренную манную кашу: сплошные комочки.
Утешает только одно: комочки подбираются по уровню развития, а не по уровню материальных благ. Но чует мое сердце, все это ещё впереди. Не далее как сегодня была придирчиво осмотрена моя лучшая (в плане выдающаяся) одежда и некоторыми комочками была презрительно отвергнута. В следующий раз побрею половину головы, пусть себе развлекаются. Сказала об этом Насте, она всплакнула по моим прекрасным волосам (ах, я лапушка) и строго приказала не дурить. Я покорно согласилась. Она определенно на меня положительно влияет. Хорошо. Это хорошо.
Что ж, итоги первой недели можно назвать вполне утешительными: кажется, я начинаю обретать подругу, группа наша, несмотря на обилие дарований, вполне неплохая и имеет шанс стать и вовсе отличной, учиться мне нравится, дома все прекрасно, Антон регулярно выгуливает.
9 сентября
О, боги, свершилось чудо! Антон наконец-то дозрел до поцелуя! Я думала, что умру, не дождавшись сего знаменательного события. Однако, дождалась. Однако, приятно! Ах, первый поцелуй, в груди бьется сердце, ноги подкашиваются и все в розовых тонах! Если бы. Поцелуй далеко не первый, сердце не билось о грудную клетку, по-моему, даже пульс не участился. Про ноги вообще молчу. Вечер как был темный, так и остался темным, никакого намека на розовый цвет.
Какой я к черту лирик, мне романтику показывать надо, да ещё и подробно объяснять, где она и что из себя представляет. Совсем плоха стала. Звякнула вечером Насте, поделилась переживаниями, спросила совета, не надо ли мне подлечиться, не потренироваться ли в девичьих переживаниях. Естественно, она лишь посмеялась, и сказала, что, по её мнению, я и так хороша. Я поспешила согласиться (а кому не приятно такое слышать?), и мы ещё минут пятнадцать делали домашнюю работу по русскому языку по телефону.
Нет, определенно, Настена – это то, что надо. Мой размерчик. Я думаю, у меня не было такого взаимопонимания даже с Веруней, школьной подружкой на все года. Кстати, что-то давненько она к нам не заглядывала. Нос воротит. Она теперь у нас в коммерческом институте на юриста учится – вся такая занятая, занятная. Бедный Верунчик! Какая тоска эти право и история! Как беден казенный язык юриста, как тосклива его жизнь среди законов и предписаний! Зато зарплата больше в несколько раз, чем у литератора.
Какой же я все-таки прагматик! Нет, надо, надо таки тренироваться в переживаниях и чувствах. Пользу в том вижу несомненную.
Однако новостей на сегодня больше нет. Пора спать, завтра (о, горе горькое!) первой парой физкультура – грусть-тоска моя по поводу бега по пересеченной местности нашего маленького спортзала 10 на 30 метров... Пусть же приснится мне убегающая вдаль резиновая дорожка олимпийского стадиона.

10 сентября
О, боги, боги мои! Мне признались в любви! Слава Богу, что только один. Да-да, это был Антон! Что мне теперь делать, а? Я ещё не решила, какие я чувства к нему испытываю. Он мне нравится, мне с ним интересно, я чувствую себя спокойно с ним, ничего не боюсь, но люблю ли? Не знаю, не знаю.
Хорошо хоть, что он мне допроса не устроил. Просто поставил перед фактом, и ничего спрашивать не стал. Все-таки он у меня умный, понимает, что с бухты-барахты я все равно ничего не скажу. Умом понимаю, что надо ответ дать, но сердце как-то не торопится подсказывать. Что же делать, что же делать? Звонила Насте, она сказала, чтобы я села и представила себе жизнь без него. Ну села, ну представила, и что? Как-то все равно непонятно. Ох, ладно, будь оно что будет…

14 сентября
Минуло две недели с начала учебных занятий, и Анна Ш. наконец-то получила первую отметку «н» в журнале.
Мы как-то так с Настей завернули по пути из столовой в туалет покурить и не вышли до следующей пары. Точнее, выйти-то вышли, да в аудиторию не пошли.
Эх, а хорошо я первую фразу написала! Да Вам, Анна Владимировна, надо в писатели податься. Хотя, дневник мой – это завещание потомкам (тайные такие цели преследую! Ха-ха-ха), причем, я ещё не решила, закопать его или в бутылку и в море? А пуркуа бы и не па?
Да, тяжела жизнь студента... Даже прогулять пару и то нельзя! Противная Маньячка (староста Танька) с большим удовольствием поставила нам эти такие же противные «н»-ки. Мы ей решили отомстить: не сочинять для нее стихотворение на тему осени. А она просила! Конечно, это все-таки шутка, мстить мы ей не будем, а стих подарим – пусть пользуется на здоровье. Работа у нее такая – прогульщиков отмечать.
Сегодня приходил Антон, приносил видак, и мы смотрели чудный фильм про Рождество (естественно, заграничный). Он обещал принести ещё что-нибудь хорошее и наше, российское. Уж не становлюсь ли патриотом своей страны? Это забавно! Российская поэтесса и лирик Анна Ш. забрела на Красную площадь и своими руками водрузила Российское знамя на самую высокую башню Кремля...
Эк, как у меня фантазию заносит! С этим надо что-то делать... Пора возвратиться к реалиям жизни, завтра суббота, надвигается уикенд, в институте всего две пары и ОТБОЙ учебной тревоги до понедельника. Бай-бай, Анька!

16 сентября
Ходили с мамиком по магазинам, искали приличный куртец на межсезонье. Мама все предлагала мне кожаные куртки, но то, что на рынке нам попалось – это были ну очень кожаные изделия. Нет, такое мне не подходит, для моей утонченной натуры (ах-ах-ах). В общем, увидела я для себя подходящую курточку кожаную. Выглядит она супер-пупер, совсем не кожаной, скорее на ткань похоже, покрой то, что надо, но стоит безумных денег! Мама подумала, подумала, и решила не покупать пока. Митька, вредный братец, даром, что всего двенадцать лет, тоже запросил себе обновку: рюкзак ему новый и джинсы подавайте. Мол, все ребята в классе стали крутые, носят модные джинсы и все такое. Ему мы только джинсы купили. А без рюкзака пока перетопчется, у него и старый ещё не плох.
Я себе приглядела сумочку для института, но покупать не стала, сама сошью из тряпочки, смотреться ещё лучше будет, вот. Сегодня уже и раскроила кусок гобелена, давно для таких случаев припасла. Буду самой модной в нашей группе и тогда обойдусь без обривания головы.
Клуб Молодых Придурков дал задание: написать коротенькое сочинение-эссе. Мучаюсь, рожаю уже второй день. Тему выбрала какую-то непотребную, зачем и сама не знаю. Надо бы звякнуть Насте, что она там сочинила, может синтезируем. Авось что-то стоящее и получится.

20 сентября
Был сегодня Антон, водил выгуливаться. Сходили в бар, попили пивка, поели сухариков, послушали музыку. Пытался отучить меня курить – не вышло. Так ему и надо. Со мной надо поосторожнее, не ровен час – укушу. Говорили разные разговоры, так вечер и прошел. Я пришла к выводу, что, наверное, люблю его. Конечно, я без него могу прекрасно обходиться, и в то же время мне его не хватает, когда его нет рядом. Скучаю и тоскую. Опять же мне с ним очень хорошо…
В институте сплошная умора. В смысле умереть можно с тоски. Оказывается, наш великий и могучий русский язык порой бывает ну очень занудным. Да, в школе такого не проходят, это точно. И как это я умудрилась полюбить родной язык, ума не приложу? Все, наверное, потому, что он у меня неплохо подвешен.
Свет из чума продолжает поражать нас своими суждениями. Конечно, серой провинциалкой её не назовешь, но оригинальна! Аникеева она точно до инфаркта доведет. На семинарском занятии выдала версию, что первобытная культура вовсе не существовала, так как культурными произведениями пачкотню на скалах назвать нельзя. Туда же приплела и импрессионизм, абстракционизм, кубизм и прочее изм в искусстве. Мы хором закричали, мол, а как же символизм начала 20 века, как же футуризм? Она повела плечами и фыркнула: так то ж в литературе! Аникеев просто стек на пол возле кафедры. Про примитивизм он даже и заикаться не стал. Самое в этом забавное, так это то, что сама Светик примитивна бывает до крайности, а на заседании Клуба Молодых Дарований она такое стихоплетение представила, что все буквально онемели. Что-то вроде:
О, тоска, даруй свое тепло,
огласи безмолвия пустыню
ветром радости, разбей окна стекло,
пусть ворвется вечер синий-синий.
И это была тема ОСЕНЬ!!!! Искренне недоумеваю, где же тут осень? При чем она? Все пожали плечами, из вежливости похлопали и постарались забыть. Танька-маньячка (ну очень сексуально озабоченная, на днях пыталась повиснуть на Пончике, еле отбрыкался) написала таки сама осеннее стихотворение. Про тонкие веточки голых берез. Маньячка – что с нее взять?
Да, она тут ко всем мужчинкам подкатывалась, все они от нее отпрыгивали подальше. Не могу понять её, такая симпатичная девчонка, чего она на парней бросается? Вот я, лапушка, от них отбрыкиваюсь. Не далее, чем вчера, идем мы с Настей по улице к остановке, разговариваем, и я говорю, что мужики к моим ногам просто падают, вспоминая наше знакомство с Антоном. И что вы думаете? Навстречу шел симпатичный такой мужчинка, в самом соку, с папочкой, весь при понтах. Поравнялся с нами и неизвестно с чего грохнулся прямо мне под ноги, я только успела рот захлопнуть после своих слов по поводу "упасть к ногам". Настя теперь говорит, что я это нарочно подстроила. Клянусь, и в мыслях не было, чтобы какой-то мужик незнакомый растянулся прямо возле меня! И, главное, с чего он все-таки упал? А вдруг это любовь? О! Так мне надо поаккуратнее ходить по улицам, мужиков своим видом наповал убиваю. А, может, это его Настя так потрясла, что он грохнулся? Ведь рядом же шла!
Все это интересно. Наше эссе не растет ни по дням, ни по часам. Стоит на месте. Решили тему изменить. Теперь выбираем. Может быть, взять тему взаимоотношений полов? А что, для нас, феминисток, очень злободневная тема! Мужики нас притесняют, а мы их по рогам, по рогам. И все в этом духе. Боюсь, что наши мужчинки после этого совсем захиреют. То Маньячка, то феминистки. Трудно им, бедным. Вот об этом и напишем.
А на сегодня новостей больше нет. Спать пора, все детки в клетки, есть вечерние конфетки. Фу, а сама-то, сама... Как после таких слов показаться на глаза Свету из чума? Ведь засмеет...

29 сентября - 5 ноября
29 сентября
Что-то печальное у меня настроение. Наверное, климат у нас плохой – дождь идет третий день. Из-за него и сумрачно. Напишу-ка я стихи на тему осени – радужные такие, с прозрачной паутинкой, прицепившейся к березовому листку... Эх, красота! Прямо таки показалось, что солнце выглянуло. На самом деле, это просто Митька в коридоре свет включил, маленький разбойник. Подглядывает за мной, словно ему не пора спать уже целых два часа.
Институт – штука однообразная довольно-таки. Надо бы сменить вид деятельности для разнообразия. Прогулять понедельник? Не знаю, не знаю.
Лягу спать, авось что приснится. Все-таки завтра выходной, пойдем по злачным местам, надо выспаться.

10 октября
Время шло, и гадкий утенок становился прекрасным лебедем, совершенно этого не замечая. Совсем про Маньячку. А девушка созрела. Наверное, больше читать стала любовных романов. Единственным мужчинкой, не сумевшим отбрыкаться от Таньки, стал Пончик. Бедный мальчик! Танька его попробовала, выжала сок и выкинула пустую оболочку на улицу. А мальчик-то неровно задышал!
Стасика жалко, далась ему эта Маньячка. Столько девчонок в группе, а его зацепило именно на ней! Беда с парнем, да и только. Маньячка вовсю пользуется неразделенной любовью: её стихи вдруг стали тонкими и лиричными, совсем как у Стасика. Ах, какая преданность Артемона, влюбленность Пьеро и пустоговолость Буратино! Не внимательно читал эту сказку, гражданин Пончик!
Нашу группу охватила осенняя любовная лихорадка. Видимо, чем холоднее, тем теснее и сплоченнее ряды молодежи. Типа греемся, типа сердец горенье (типа лю-, типа -блю). Нас с Настей эта лихорадка не коснулась. Мы по-прежнему верны своим рыцарям, и на наших мужичков даже и не смотрим. Антон вообще по сравнению с моими однокурсниками – Аполлон (Бе-бе-бе, завидуйте мне все!).
Скоро будет встреча на Эльбе – Антон познакомит меня со своим лучшим другом Толиком. Мы соберемся на дискотеке, повеселимся там, там и познакомимся. Идея пока ещё соблазнительная, если, конечно, накануне у нас не будет физкультуры. Хотела было пригласить с нами и Настю с её молодым человеком, но она уже куда-то идет, и отказывать вроде как неудобно. Ну ладно, так уж и быть, перетопчемся.
Жду – не дождусь этой дискотеки, хочется уже компанию побольше, а то каждый день одно и то же: институт, домой, гулять, домой, спать. Кроме Антона света белого не вижу!!!! Хоть на мужиков на дискотеке посмотрю. И потом, это моя первая взрослая дискотека! Это дело надо будет обязательно отметить в анналах истории моей жизни (типа дневнике). Тьфу, привязалось ко мне это слово.
Все, спать, спать, и ещё раз спать, как говорила мне моя бабушка в детстве. Бай-бай!

13 октября
Мир, оказывается, не просто тесен, а, скорее, вообще похож на коммунальную квартиру!
Оказалось, что девушка Толика – это ни кто иной, как Настена, с которой мы так славно сидим вместе на парах! Вот смеху было! Мы своим мужикам друг о друге все уши прожужжали, а они даже не удосужились к имени и фамилию спросить! Короче, дискотека была очень веселая. А уж я-то как обрадовалась, что это Настя! Прямо таки на душе стало легче. Так и проболтали с ней всю дискотеку, почти не танцевали. Ну, пара танцев на сцене – это же не считается? Как нам свистели… Пока нас наши мужики не стащили со сцены. Весь кайф нам обломили, собственники. Им, видите ли, неприятно, что на нас весь зал смотрит. А чего нам, красивым девушкам, стесняться? Да они же гордиться нами, лапушками, должны! Как все-таки нам свистели!!! А мы ведь даже не раздевались…
Поймала себя на мысли позавчера, что было бы здорово, если бы Настя оказалась в компании Тохи. Ну и вот результат! Может, я ведьма? А что, клево! Наколдовала себе чего надо, на метле полетала, над мужиками поиздевалась…
Нет, я не ведьма, у меня внешность слишком белобрысая. Вот Настюха – она точно ведьма, с такими-то глазищами. Я искренне удивляюсь, что её зовут не Маргарита. А жаль, жаль… Очень симпатичная ведьма Настюха. Да уж…
Чего-то у меня мысли какие-то интересные, мистицизмом попахивают. А всего-то просто город у нас маленький, девчонок красивых раз – и обчелся! Вот симпатичные перцы всех красивых и расхватали. Кто ж виноват, что нас, лапушек, так мало? Вот и встречаемся одни и те же.
Ох, ладненько, спатеньки пора, глазоньки закрываются. А ещё надо бы книжонок в сумку покидать, а то точно завтра забуду, младая ворона… Пока-пока.

14 октября
Нет, пожалуй, и, правда, надо в ведьмы податься! Ну ведь только подумала, а не пригласить ли мне Настену в гости, если у нее свободное время будет, так у нее сразу свободное время появилось! Причем сразу же почти после моего предложения. Ну всего-то полчаса прошло, подумаешь, какая малость. Да пара телефонных звонков. Зато уж вволю набалоболились без мужиков наших. Никто не мешал: ни братец противный, ни мамик со своими ужинами, даже отец не заглянул ни разу.
А все почему? А потому, что мои, слава Богу, отбыли вечером в гости, а я сослалась на контрольную завтрашнюю.
Да, наврала! И ни капельки не раскаиваюсь. Зато как душевно поговорили! Какой полет мысли, какие фантазии! Ну и пусть темы были приземленные, не все же о высших материях разговаривать, надо и так просто потрепаться, о нашем, о женском…
Обсудили мужиков, все косточки им перемыли. Теперь у них чистые скелеты (как представлю, сразу смешно становится: стоят Тоха с Толиком в виде отбеленных многими водами скелетов…).
Настена – чудесная. Не могу не восхищаться. И ведь все-то у нее есть: и красавица, и умница, и талантлива. Ну почему я не завидую? СМЕШНО потому что. В смысле завидовать. Я, кстати, тоже красавица, умница, и ого-го какой талантище! Наше с Настеной совместное эссе получило похвальный лист Клуба молодых придурков. Конечно, мужикам по рогам мы в нем не настучали (а как хотелось!), просто сели с ней и за пару накатали вполне приличную вещицу в стиле Стругацких. А, может, это похоже на Кинга… Бог его знает, мы не задумывались. Пожалуй, стоит переписать это эссе к себе в дневничок (а то как же потомки?). Вот завтра и займусь. Сегодня что-то уже неохота. Опять же мои уже прилетели, снуют везде…
Жаль, что Настя ушла. Мне её не хватает. Как-то пусто после её ухода, грустно, и некому руку подать… О чем это я? Какую руку? Пусть руку ей Толик подает. И все-таки…
Почему это я вдруг загрустила? Середина октября, мое любимое время года (после зимы, конечно), а я тоскую. Глупость какая. Надо развеяться. Завтра Тошка придет, принесет новое кино, будет очередной семейный просмотр. Ох. Ох и ещё раз ох. Развеемся, называется. С моими развеешься. Ладно, Бог с ними, минут тридцать у нас будет на нас самих. Пока чайник греется, пока все собираются, пока то да се…
Ну все, спать. Завтра с утра русский язык, надо набраться сил перед Филатовой. Садюга страшная… Она из тех, у кого климакс начался в тринадцать.
Бай-бай.

15 октября
Ох, не зря трепетало мое сердце в предчувствии! Мало того, что эта садюга мерзкая вызвала меня к доске, так ещё и поиздевалась вволю. Да, не знаю, да, не читала, но зачем полчаса измываться? Спросила быстренько, пару поставила и отпустила с миром. Нет, надо превосходство интеллекта над красотой доказать. Сука отмороженная.
Сил нет больше ходить к ней на русский язык. Особенно не подготовленной (вот это верное замечание, Анечка!). Хорошо хоть, что наши орлицы тоже не блистали. Слабое утешение, но Маньячка прокололась даже круче, чем я. Её эта крокодилица терзала полпары (Просто я оказалась первой, вот мне и досталось меньше всех. Опять же я же умница, почти выкрутилась, по крайней мере, крест она на мне, как на Свете из чума, не поставила, надеется на что-то. Интересно, на что?).
Тьфу! Плюнуть и забыть. В первый раз что ли?
Семейный просмотр закончился минут двадцать назад. Вернулась к дневнику. Тошка ушел, ему завтра рано на работу, какие-то проблемы, вот я и осталась одна. Ощущение такое, что «Слава Богу!». Странно.
Во время сеанса позвонила Настюха. Черт возьми, с удовольствием пропустила почти четверть фильма. Ничего, кассета у нас пока осталась, завтра посмотрю, как человек. Вот Настену и позову. Все равно надо русский делать, и рефератов уже назадавали…
Да, я ведь хотела эссе накатать. Где это оно у меня? Ага, вот оно, спряталось между русской литературой XIX века и Космполитеном. Ну-ка, вылезай, буду тебя переписывать. Не вылезает. Что ж, придется самой доставать. Итак, внимание, господа, наше эссе. Зацените, блин!
Земля начинает просыпаться с рассветом. Восход солнца – словно будильник: как проспавшие на работу подскакивают в постели, срываются с ветвей птицы и начинают гомонить, лихорадочно суетиться; начиная новый день, поднимают свои лица к солнцу цветы и улыбаются всеми лепестками. Так происходит в каждом уголке земного шара.
Но есть на Земле места, где восход солнца не вызывает радостного оживления природы. Когда-то прекрасные, деревья там лишены силы, а цветы даже не поднимают головы к свету. Трава там похожа на жесткую колючую проволоку, птицы не поют своих песен, и звери даже не подходят близко.
"Охо-хо,"- думал дед Василий.- "Вот-вот рассветет." Он давно уже не любовался рассветом. Собственно говоря, любоваться было не чем. Дед Василий жил в одном из тех проклятых Богом мест, где люди превратили рассвет в адское зрелище. Поэтому, лишенный всяких лирических настроений, он спустил босые ноги с высокой кровати и прошлепал в угол, где стояла двустволка. Кряхтя и кашляя, проверил, заряжено ли ружье, и уселся на табурет поближе к дверям. Ждать пришлось недолго. Не успел ещё первый солнечный луч коснуться земли, как все звуки утонули в реве реактивных двигателей. Дед сжал покрепче двустволку и выскочил на крыльцо. Едва не задевая крышу домика, над головой промчался реактивный истребитель. Старик привычно вскинул ружье и послал оба заряда вслед самолету. Истребитель удалялся все дальше, покачивая крыльями, словно в насмешку над стариком. Дед сплюнул в сердцах, подтянул штаны и посмотрел ещё раз вслед самолету. Босые ноги на ветру озябли, дед вздрогнул и пошел обратно в дом. Вслед ему заревел ещё один истребитель. Дед Василий ещё раз сплюнул и полез под одеяло с головой. Начинался ещё один, полный рева двигателей, день.
А на очень близком аэродроме элитных частей ВВС молодые летчики, ожидая вылета, травили анекдоты, вспоминали учебу, обмывали косточки начальству и смеялись над стариком, выглядевшем сумасшедшим, когда он палил из двустволки по реактивным самолетам. Самым любимым развлечением летчиков было в первый вылет дня пролететь как можно ниже над домом деда Василия. Этакие бравые парни: море нам по колено. Правда, без особой нужды никто не рисковал летать слишком низко, потому начальство снисходительно смотрело на забавы молодых. Но все-таки на каждый праздник дед Василий получал две бутылки водки, пару банок тушенки и палку полукопченой колбасы. Генерал-лейтенант Росохин ценил терпение деда и нежелание расставаться с родными местами, хотя иногда, лично привезя подарки из части, сидя с дедом за бутылкой, говорил: "Дед, ну наплюй ты на моих парней, не дразни их, не скачи по утрам, как дурак, с двустволкой. Ну что тебе стоит потерпеть недельку, ну две-три, а?" На что дед Василий резонно отвечал: "Они у тебя всё орлами хотят выглядеть. Как же им не покрасоваться? Девки-то в гарнизоне есть? Есть. Вот и выкаблучиваются твои парни. А меня не уговаривай, все равно палить по им буду. Уж больно шума да грязи от вашего аэродрому много. Ты уж извиняй, но попроси своих орлов летать повыше, а то, не ровен час, ещё собью ненароком." Росохин вздыхал, опять принимался уговаривать деда, если не стрелять, так хоть переехать на другую сторону аэродрома. "Ну пойми, дед, взорвется самолет при посадке или взлете, от тебя же и мокрого места не останется. Переехал бы ты на другую сторону. Там и потише. Никто у тебя над головой взлетать не будет." Василий хитро щурился и спрашивал: "А что, Миша, у тебя самолеты ненадежные?" Росохин хмурился: "Отчего ненадежные? Очень даже надежные. Просто и палка ведь стреляет раз в жизни." "А мне, Миша, жить осталось не так уж и много. Смерти не боюсь. Боюсь умирать долго и один. Так что пускай взрываются, на все Господня воля." Миша Росохин сплевывал и, в который раз, уговаривал себя забыть, что сам принес запах ракетного топлива, рев двигателей, смазку и пыль на родную землю, и не ему винить деда Василия, а деду корить его за то, что не бережет своих корней. И снова перед глазами всплывал давний майский день, когда крошился под бульдозером крошечный и такой красивый и родной бабушкин дом, в котором прошло все детство Михаила Росохина, генерал-лейтенанта ВВС. И снова брала давняя боль выпившего генерала, и шептал он скорее себе, чем деду: "Прости, дед, что так получилось, прости." После праздников целую неделю он гонял своих летчиков, чистил все окрест, и за каждый полет с лихачеством над домом деда Василия давал по пять суток гауптвахты. Но через неделю все успокаивалось, опять по утрам взлетали над головой деда истребители, и опять старик бессильно грозил кулаком вслед.
Дед попытался было заснуть, или хоть подремать, но, как назло, в минуты тишины сон не шел. В который раз он принялся вспоминать прежнюю красоту этих мест. Но и прошлое не помогло ему заснуть. Поворочавшись на скрипучей кровати, дед не выдержал и уселся на пороге. Не было восхитительной ночи, даже комары не жужжали, назойливо выпрашивая лишней крови. Не было их, этих кровососов, второй год в радиусе пяти километров от аэродрома. Дед закурил и мечтательно вздохнул: «Эх, мне бы зенитку сюда! Я бы устроил им учения, чертям окаянным.»
Папироса потухла, старик привычно вздохнул, раскуривать по новой не стал, поднялся, кряхтя, затворил дверь и вернулся на кровать. Улегшись, поворочался и забылся неспокойным старческим сном. И снилась ему молодая ещё жена, ржаное поле с васильковыми глазами и высокие сосны на крутом берегу реки…
Вот такое эссе. Просто прет из нас с Настеной талант. Вот какие мы молодцы. Хотя, на эссе не совсем тянет, но для Клуба Молодых Полудурков пойдет. Мы же на литературную премию пока не претендуем… Хотя, надо бы попробовать, вдруг денег заработаем? Куплю себе ту куртку, что понравилась. Может, найти работу? Тогда времени на личную и семейную жизнь не останется. Зато деньги будут. На стипендию не разгуляешься, разве что чупа-чупсов накупить и есть их целую неделю. Просто праздник какой-то…
Все, устала, надо баиньки. Мама уже два раза прибегала, интересовалась, что это я такое творю. На все расспросы отвечаю, что уроки. Ох, завтра снова русский, и я опять не готова. Да ещё и физкультура… хорошо хоть, что в зале. Не люблю по лужам рассекать. Бегаешь, как дура, по парку, от собак отбрыкиваешься. Никакой эстетики, сплошное безобразие. Все время надо смотреть, куда ступить. И брюки потом от грязи колом стоят. Бр-р-р, даже думать не хочется о такой перспективе. И ведь, как назло, второй день дождь идет. И это в такое чудесное время!

18 октября
Отдохнули, и за дело. Вернемся к дневнику. Последние два дня доползала до кровати и падала, как убитая. Прости меня, дневничок. Ничего, моя девичья судьба не такая горькая, чтобы с тобой каждый день общаться. Вот начнутся всякие коллоквиумы (слово-то какое страшное!), так и будем каждый день плакаться.
Правда, сегодня, я тоже доползла до кровати, но как-то бодрее, что ли, поэтому и задержалась у стола, достала из потайного места дневник, и поползла дальше, на кровать. Похоже, сегодня сплю на дневнике, потому что ползти назад, к столу, сил не осталось. День как день, а ощущение, что вагон разгрузила. Хм, вагоны я ещё не разгружала, интересно, как это? Надо будет у Антона спросить, вдруг он знает. Все-таки большой уже мальчик.
Честно говоря, глаза уже слипаются, писать совсем неохота, зачем только дневник вытащила? С утра придется запихивать обратно…
Ну что, Анечка, тоска тебя одолела? Чего тебе не хватает в жизни? Настя назвала мое состояние преддепрессией. Не знаю, есть ли такое слово. Бог с ним, все пройдет, отдохну за выходные, отосплюсь, погуляю, снова будет радостно. Искренне на это надеюсь.
Все, совсем сплю. Спать, спать, спать…

20 октября
Совсем скоро зима. Сегодня выпал первый снег. Катались с Настей парой по асфальту. Как на коньках. Хохотали и катались по центру. Мальчишки обозвали нас придурочными, а мы расхохотались. Тогда они засвистели нам вслед. А мы и не обиделись. Мало что ли нам вслед свистят? Уж такие мы красавицы!
Какие-то две старушки спросили, на чем мы катаемся. Мы сказали, что на коньках. А они сказали, что у нас отлично получается. Мы хохотали до слез. Я понимаю, что это неприлично – хохотать прямо на улице, да ещё и кататься по асфальту, но это так здорово! Давно так не развлекалась, лет с двенадцати. Честное слово, если бы попалась здоровая замерзшая лужа, прокатилась бы животом на портфеле. Жаль, что у меня уже нет портфеля…
Даже как-то взгрустнулось по школе. Вроде и не любила, а на вот тебе, грустно, что уже все закончилось. Надо же, когда дошло. Прохожу по утрам мимо школы, вижу малышню, деловито спешащую на уроки, и хочется самой взять сумку со второй обувью и вприпрыжку нестись в школу, ворваться в вестибюль, бегом на второй этаж, в наш кабинет, увидеть всех наших и заорать с порога: "Привет, уроды!" Ну вот, опять такую романтичную струну порвала!
Всегда я так. Циник и пошлячка. Хм, нет, не пошлячка. Да и циник в меру. Так, иногда. Чуть-чуть. Оправдываемся, Анна Владимировна! И ведь даже не стыдно…
У меня сегодня такое чудесное цветущее настроение, ничего делать на завтра не надо, русский сняли, поставили вместо него МХК, опять Светка на Аникееве оторвется, на последнем заседании КМП её практически отымели, она неделю дулась, а тут такой случай – МХК и душка Аникеев с брежневскими бровями. Вот уж оторвется… Всю пару на арене Аникеев с тигрой по имени Свет из чума! Не пропустите! Уникальное зрелище! Да уж, я сегодня прямо таки язвительна, как никогда.
Господи, как хорошо сегодня было! Такой погоды, такого настроения давно не было. Такой покой в душе воцарился, просто классно! У меня даже слов не хватает (это у меня-то!), чтобы свои ощущения описать. Опять хочется распахнуть окно и закричать на весь двор: "Господи! Как здорово, что я живу в этом чудесном мире!". Это, наверное, нервное – то глухой депресняк, то полная эйфория. И все от существования.
Чудесная погода, чудесная жизнь, все чудесно! И даже отсутствие Тохи не расстраивает, а настраивает на легкую ностальгию. Спать не хочется, но я знаю, что надо. Лягу спать, пусть мне приснится зимний день, хрустящий снег под ногами, чья-то рука, поддерживающая меня, запах яблок и елки, тепло камина и снежинки, падающие на запрокинутое лицо…

23 октября
Зимняя сказка кончилась. Снег стаял, и опять мерзко и слякотно…
Гулять невозможно. Из-за этого сидим с Тохой в кафешке на углу, пьем чай с пирожными и разговариваем уже второй день. Хочется чего-то, а чего хочется – ещё не разобралась. Может, любви? Но Тошка признался мне в своей любви уже давно, да и я не сказала бы, что я его не люблю, но…Не хватает чего-то. Большого и чистого захотелось. Придется помыть слона…
Какая глупость иногда лезет в голову! Вот, сижу, пишу в дневнике и думаю, что было бы неплохо позвонить Насте. Это в половине двенадцатого! Она не спит, я знаю, но что скажут родители? Да и моим не объяснишь, какая блажь мне в голову стукнула. Я и сама не смогу объяснить, какая мне блажь в голову стукнула. Дурь какая-то. Перестала понимать свои желания. Какого черта мне ещё надо?
Эх, пойду-ка я спать. В самом деле, сон – штука полезная, особенно для хрупких блондинок в конце октября…
Боже, уже конец октября!

26 октября
В институте тошно. Настя не приходит уже второй день, болеет, бедная девочка. И ничто меня не радует, потому что не с кем поговорить. Скучаю, оказывается без нее. Места себе не нахожу. Пойду к ней завтра в гости с пакетом яблок, выпросила у своих денег, мама расщедрилась – дала целых сто рублей. Мне ещё на помаду останется…
Так тоскливо, что даже Тоша не помогает. Уж как он, бедный, сегодня старался, смешил, смешил – все без толку. Так что чуть не поругались, но я упросила его на меня не дуться, заверила его, что люблю, поцеловала так, что он весь просиял. Только мне по-прежнему тошно почему-то… Что же такое всё же, Анна Владимировна, с Вами происходит?

27 октября
Блеск! Была у Насти! Оказывается, у них две трубки, и одна из них все время у Насти! Вот, буду теперь звонить ей в любое время, она заверила меня, что звонок родители не услышат. В принципе, я согласна с ней, потому что в их квартире можно заблудиться. Я запомнила только, как пройти в комнату к Настёне. И то потому, что она первая от дверей.
У нее интересно. Такая куча книг! У меня все скромненько и без вкуса, а у нее все очень стильно. Хотя Настюха уверяет меня, что ей больше нравится моя комната. Она сказала, что вся стильность – это забота её мамы, будь её воля, она бы развела свалку. Обожаю её! Ведь знает, что у меня хреновая комната, но ни за что не признается в этом! Чудо, а не человек.
Как здорово, что я её навестила. Хотя она сказала, что послезавтра вернется к учебе, но я бы, наверное, не дожила до этого дня. Хотя… да нет, ерунда, дожила бы, куда бы я делась, просто было бы все так же тошно.
А сейчас весь мир снова стал цветным, так радостно на душе, что и Тошке перепало от этой радости. Да и погодка что надо! Сухо, и не очень холодно. Правда, после возвращения мама послала меня в магазин на остатки от сотни (плакала моя помада…). Но зато пришел Тошка, когда я его совсем не ждала.
Целовались в соседнем дворе, пока магазин не закрылся. Потом я вспомнила, что мама просила купить молока, и нам пришлось ловить машину и срочно мчаться в круглосуточный. Зато как мы хохотали!
Хороший день, чудесный день!

28 октября
Тащилась сегодня в институт, как на каторгу. Не с кем и поболтать на переменке, без Насти скучно. Маньячка попыталась было со мной перемолвится парой словечек, тесно прижавшись в углу перед историей, но это не моё. О чём мне с ней говорить? Разве что о Стасике. Чтобы оставила его в покое, мальчик прямо на глазах худеет. А Маньячка не в моём вкусе, ха-ха-ха! У меня Тошка есть. Вот сегодня опять пытался выгулять, но дождь, и настроения нет совершенно. Тошно.
Только что позвонила Настя, завтра английский, спрашивала задание. Странное дело, мне внезапно стало так спокойно на душе, как не было всю неделю. Она на меня действует лучше даже, чем Тошка – определённо положительно. Анна, Анна, а не кажется ли Вам, что, кроме Настёны, у Вас нет подруг? Как корова языком всех слизнула…

1 ноября
Ну вот, настал последний осенний месяц. Хочется по привычке на каникулы, но школа уже закончена, а такая бесполезная вещь, как лишний день отдыха – это же нонсенс! В общем, таскаемся в институт. Неохота, но надо. Маньячке волю дай, она весь журнал украсит "н"-ками. У нее сейчас период ремиссии: опять Стасика мучает любовью. Бедный парень, синяки под глазами, не высыпается. Провожает её до дома, а потом через весь город к себе. А с утра опять под её окном топчется. Страшное дело – любовь. А я, дура, всегда считала, что это прекрасно. А вот посмотришь на Стаса, и никакой любви не хочется. Похудел, глаза больше не горят, но и жить без неё не может.
Откуда знаю? Так ведь другого повода так мучаться нет. Маньячка – дура последняя, если парня затравит. Такую любовь ещё заслужить надо. И чем это она его до такой степени зацепила? Ведь обычная симпатичная девчонка, не особенно умная, не слишком красивая, а вот поди ж ты, такая любовь…
Даже немного завидно. Мой под окнами не простаивает. Говорит, что любит. Раз терпит меня – значит, любит. Да, на руках не носит, но ведь переплыл реку, чтобы познакомиться со мной…
Подарил вчера белую розу. Романтик! Люблю его, кажется, всё же люблю, теперь уже понимаю…
Все, хватит о любви, а то накатит на меня, заставлю Тошку мне луну с неба доставать, а ведь он такой хороший, зачем его мучить…
О, надо Насте позвонить, нашла ли она текст по английскому для домашнего перевода, а то неохота самой творить.
Нашла. Чудненько. Завтра на истории перекатаю. Славный человечек, Настена, добрейшей души человек, поделилась со мной. А хорошо, что она уже не болеет! Сегодня было прикольно на уроках – весь день хихикали, как малолетки, но так хорошо, что Настя уже не болеет!
Что-то у меня сегодня душевное какое-то настроение, всех люблю, всех жалею, все у меня чудесные. К чему бы это? Надо лечь спать, а то ещё кого-нибудь занесу в список чудесных людей, а вдруг там ему не место?
Пока!

3 ноября
Почему-то каждый день у меня чудесный. С сегодняшним как раз все понятно – воскресенье. Все добрые, и я тоже добрая. Сегодня с самого утра гуляли вчетвером: я, Тоша, Толик и Настя. Бродили по городу, искали уток. Настя сказала, что видела недавно небольшую стаю. Уток так и не нашли, но зато кормили птиц на площади. Сегодня там было какое-то массовое гуляние. Мы так и не разобрались, по поводу чего. Хотя мне оно показалось подозрительно смахивающим на предпраздничную демонстрацию. А, может, это просто в воскресенье не мы одни такие? Мало ли кому ещё могло взбрести в голову погулять по городу в солнечный ноябрьский денек?
Погода классная. Гуляла без шапки, но вечером все же похолодало, пришлось утепляться. Антон так настаивал, что мне было неудобно перед Настей с Толиком. А глаза у Насти смеялись!!! Ей, видите ли, смешно было. Ага, сама в шапке с самого утра была, потому как недавно проболелась, только косички рыжие торчали, а я, лапонька, голову накануне помыла, выглядела просто прелестно… Ах, ах, ах!
С распущенными светлыми волосами, да на фоне красного пальто! Мерилин Монро отдыхает (сам себя не похвалишь – никто не догадается). Хм, прочитала, что тут написала. Может, стоит исправить на "Мерлин Менсон отдыхает"? По-крайней мере, забавно.
Ладно, Бог с ними, не ценят они мою красоту. Вот стану Мисс Вселенная, все тогда обзавидуются. Что-то я совсем скатываюсь. До каких мыслей дошла? А ведь студентка института! Институтка. Хм. Как неприлично звучит, однако.
Ладно, завтра трудный день, понапихали русского языка да литературы полные четыре пары. Удавиться можно, опять Филатова отлюбит по полной программе, как выражается Настя. Ох, тяжела доля российского студента (кажется, я повторяюсь). Сяду-ка я русский учить, неохота снова столбом у доски стоять. Настене позвоню, спрошу, чего она там с русским понаделала.
Все, труды мои нелегкие окончены. Все тетради сложены, все уроки сделаны, можно спать-почивать со спокойной совестью.
Да приснится мне любимый человек во сне!

5 ноября
Да уж, допросилась! Приснилась Настя, всю ночь ползали с ней по каким-то буеракам, от кого-то спасались. Так и не поняла, кто кого спасал. Такой странный сон, как будто это я и не я одновременно. Запомнилось только общее впечатление – мы вместе, и я её защищаю. Сражаюсь за неё. Странно всё это. Такое странное ощущение после таких снов – словно в другом мире побывала.
Надо у кого-нибудь сонник выпросить, буду свои сны разгадывать, а то вот попросила человека любимого увидеть, а получила любимую подругу. Теперь гадай, что это значит. Может, бедный Тоша во сне в виде какого-нибудь зайчика под кустом прятался, а я его и не разглядела.
Из-за этого сна, прежде чем позавтракать, полезла за дневником, дабы зафиксировать и потом осмыслить сие чудное явление. Так можно и в институт опоздать. Ну все, до вечера, побежала кушать и на учебу.
Пока!
Вот. Я пришла. Привет! Ну и денек сегодня был! Хорошо, что вчера русский сделала. Вызвала меня таки зловредная фея русской словесности к доске. Ай да я, лапушка, ай да молодец! Даже в пример поставили, вот как я ответила. Завидуйте мне все!
Настена с нашей парты передавала мне пламенные приветы, пока я страдала у доски, всячески высказывала свое одобрение и т.д. и т.п. Короче, молодцы, девушки!
Ради такого случая позволю Антошке затащить меня в какое-нибудь злачное место (приличное, естественно), и кормить меня там, и поить меня там. Насте тоже "повезло" сегодня: на литературе отличилась, попала к доске. Но оказалась не готова, пришлось мне своим гибким телом изображать для нее пример русской словесности средневековья. Вдвоем выкрутились. Да и звонок, слава Богу, вовремя прозвенел. Так что и она сегодня празднует. Вместе празднуем. Вот-вот придет Тошка, пойдем, скорее всего, в "Мечту", там мороженое вкусное.
Да, мы любим мороженое! А что, нам теперь всякую пятерку обмывать "Столичной", что-ли? Я ещё маленькая!
О, вот и Тошка. Пока, дневничок. Прячу тебя с чужих глаз, а то мало ли чего…

6 ноября - 30 декабря
6 ноября
День какой-то бестолковый. Канун праздника! У всех головы поотшибало напрочь, что ли? Полгруппы переругалось. В этом безумии был лишь один островок спокойствия – я и Настя. В качестве вьетконговского наблюдательного поста наша парта – самое удобное место в мире. Сидим сзади, никого не трогаем, наблюдаем, мечем язвительные стрелы во все стороны, вот к нам никто и не приближается.
Сначала сцепились Свет из чума с Маньячкой. Ой, что было! Я думала, у Светки из ушей дым пойдет от напряжения! Маньячка подпрыгивала и потрясала кулачками, изо рта изрыгались сплошные богохульства, причем свистящим шепотом, чтобы не все слышали. Зато уж Светик не старалась скрываться – орала во все горло, что Танька ей всю плешь уже проела, что если она не будет держать свои сексуальные желания в узде, то она, Светка то есть, наймет роту омоновцев, чтобы они отымели Таньку, так, чтобы та даже сесть не смогла полгода! Супер! Шоу "Окна" просто отдыхают! Десять минут перемены, а какой накал страстей! За десять минут вся группа узнала родословные обеих юных поэтесс, изящно владеющих родным языком. Мы с Настей даже хотели записать чего-нибудь себе на заметку. Вдруг придется на рынке ругаться? Там это прокатит. А то мы обе – интеллигентные дуры, даже обругать не можем, если нахамят.
А потом начался "Брейн-ринг". Группа разделилась на две части: одна защищала Маньячку, вторая – Светку. Такая изящная словесность пошла, что Филатова в дверях застыла аж на пять минут с вытаращенными глазами. Потом, правда, очнулась, вышла из кабинета тихонечко и как хлопнет дверью! Вот тут все и угомонились. А жаль, это было так забавно! Надо послать их на телевидение, пусть страна посмеется.
Слава богам, завтра уже выходные! Отдыхаем аж до десятого, этакие мини каникулы. Осенние вакации. Махнуть что ли за город? На дачу… Прибирать осенние листья… Мама давно намекает, что я запустила все домашние дела, в комнате бардак, а теперь вот ещё и листья в саду нападали…
Ох, какое горе! Придется прибираться, ехать в сад, короче, праздновать. Одно утешение – придет Тошка, при нем мама меня не пилит. Он ей нравится, она его всё чаем поит, говорит, что он на меня положительно влияет, а как Тошка за порог, так она сразу: приберись, приберись, приберись… И зудит, и зудит. И чего ей в моей комнате не нравится? Тошка все равно смотрит только на меня, ему по барабану, где у меня что валяется. Да и не валяется почти ничего. Так, аккуратными стопками на полу свалено (это я месяц назад затеяла в книжном шкафу прибраться). Конечно, приберусь, ох. А на что ещё красивой девушке выходные, а? Только для приборки, зачем же ещё. Хорошо хоть стиральная машина автоматическая – закинул полный барабан, понажимал кнопки, выгрузил и суши.
Нет, все-таки есть в цивилизации преимущество. Например, белье не надо выкручивать. Ну и в туалет ходить не холодно. А вот в саду сейчас дубак… Скажу, что в доме приберусь. Пусть Митька, маленький монстр, бегает по саду с граблями. Ему физкультура полезна, а то уже жирок нарастил. В двенадцать-то лет! А я Насте позвоню, у неё в доме полный порядок, пусть мне помогает. Предки в сад уедут с Митюней, позовем наших ребят, отметим праздник после уборки. Должен же кто-то мусор выносить? Ну не нам же, хрупким девушкам таскать пыльные, вонючие мешки? Вот и славненько, пойду маму уговаривать.
Ура! Получилось! С чистой совестью лягу спать.

9 ноября
Суббота – это просто прекрасно! Суббота – это замечательно! А девять утра – это самое лучшее в мире время!
Я люблю тебя, суббота! Я обожаю тебя, суббота! Ты даришь мне лучшее, что у тебя есть – общение с моей единственной и наилучшей подругой!
Я благословляю тебя, суббота! Я пою тебе дифирамбы! Я тобой восхищаюсь, суббота!
Ах, суббота!!!
Сегодня чудный день! Мы с Настёной идем гулять! Я так прибралась замечательно, что мама теперь ко мне ещё месяц не пристанет. Немного грустно, что Тоша работает, зато как весело, что Настя со мной. Так что есть чему радоваться в этом мире. Да, в этом мире много приятных вещей, и общение – это одна из таких вещей.
Оле-оле! Вот и Настя. Пока-пока!

12 ноября
С каждым днем мне все больше нравится Настена. Никакой натянутости, никаких оков, стесняющих наше общение! Как будто мы знаем друг друга целую вечность, а не два с небольшим месяца. Так славно погуляли с ней в субботу. Так чудно сидим с ней на парах. Так замечательно провожаемся до остановки. Так хорошо болтаем по телефону вечерами.
Хочется залезть на подоконник и смотреть на ночь за окном. Давненько меня не посещало такое чувство полета. Что это? Весна в ноябре? Почему мне кажется, что стены дома напротив увиты зеленым плющом, а обои в моей комнате – покрытыми прекрасными цветами? Странные ощущения меня наполняют. И самое странное, что Тоша не имеет к этому никакого отношения, а по логике вещей должен бы. Что же будет дальше? Ловлю себя на странных мыслях. Даже писать их не хочется, пока не разберусь со своими ощущениями и предчувствиями.
И все-таки, обои в моей комнате стали какими-то другими. Или это мой взгляд на мир поменялся?

14 ноября
Сегодня Тошик спросил, что мне хочется на день рожденья. А я и не знаю, как мне сказать. Безумно хочется сотовый телефон, но это дорого, и я не хочу, чтобы он так тратился на меня. Поэтому промолчала. А он хитро заулыбался и сказал, что попробует угадать. Ну что ж, пусть угадывает. Что подарит, то и ладно. Он такой внимательный стал, все время присматривается, что я такое в магазинах разглядываю, к чему прицениваюсь. Придется теперь витрины с телефонами обходить стороной, а то вдруг догадается. Он ведь купит, он такой балбес! Вчера опять притащил розу. У меня скоро будет целый гербарий в комнате. Стоят, сохнут. Мама поглядывает, но ничего не говорит. Видимо, одобряет.
Все уже выдали меня замуж за Тошку, а я ещё не знаю, нужно ли мне это в такой степени. Да, мне хорошо с ним, да, он меня понимает лучше всех остальных, за исключением Насти. С ней у нас вообще полное взаимопонимание, с полувздоха.
Ох, тяжела моя жизнь. Все уже за меня решили, самой даже подумать не дают. Даже Тошка всё чаще стал заговаривать о будущем. О каком будущем? Я и сама не знаю, что мне надо. Институт закончить, работу найти, детей нарожать… Не знаю, не знаю. Опять хочется большого и чистого. Где в нашем северном мире взять слона, чтобы его помыть?
Я ещё маленькая…

15 ноября
О, Клуб молодых припадочных дал очередное домашнее задание! На этот раз сочиняем сказку. И какую это сказочку сочинить? Конечно, о любви! Большой и светлой, длинной, как сама жизнь… Женский роман называется. Схожу, в ларьке куплю, подсокращу, имена сказочные накатаю и сдам. Рассказала мою идею Насте, она посмеялась, и сказала, что надо сочинить отпадную историю из жизни вещей. Про то, как Лампа полюбила Диван и как к нему стремилась. Детективная история в духе Донцовой. Там как раз одну из героинь зовут Лампой…
А что? Нам, таким талантливым ничего не стоит такое сочинить. Вот возьмем газетку из тех, что бесплатно по подъездам разносят, там много анекдотов печатают, переделаем их – и получим роман Дарьи Донцовой из серии "Лампа Романовых гоняется за антикварным Диваном". Суперчтиво в мягкой обложке! Мгновенный успех! С прилавков расхватают моментально! Наломаем кучу бабок на этой фигне. Главное, поподробнее описать глупость людей, чтоб вся страна животики надорвала.
Вот сейчас допишу страничку в дневнике и сяду рожать женский детективный роман. С погонями и страстной любовью Лампы на Диване. Позиция: Она сверху, Он неподвижен. Чем не сказка?
Ладно, посмеялись, и хватит. Надо спатеньки, завтра субботняя пробежка по парку под бдительным взором Риммы Терентьевны…

17 ноября
Сегодня отмечали день студента. Была огромная компания, сидели на квартире Антона. Сейчас сижу дома, на кровати, пытаюсь остановить головокружение и что-нибудь умное написать в дневнике. Нет, не буду ничего писать, пьяная я… Причем сильно…

18 ноября
Ох, моя голова совсем неясная… надо же было так наотмечаться. До сих пор не знаю, какая я вчера прирулила домой.
Вроде никто не ругался. Значит, на вид нормальная. Плохо помню, чем мы там занимались, кроме того, что пили водку. Бе, долго не взгляну теперь на спиртное. Не хочу!!!
Нет, надо спать, сегодня в институте присутствовала только сильная половина группы. В смысле, те, кто выжил после вчерашнего праздника. Напились-то по отдельности, а похмелье у всех…

20 ноября
Снег, наконец-то пошел нормальный снег! Замечательными громадными хлопьями, залепляя глаза и рот!
Рождественская сказка! В свете фонарей хлопья снега кружатся и кружатся, и кружатся… И весь мир опадает или поднимается вместе со снегом, очищаясь от осенней грязи, становясь девственно чистым. Боязно шагать по первому снегу, сминать пушистый ковер неловкими шагами, опасаясь скрытых ледышек на асфальте. Хочется парить над землей, кружась вместе со снежинками. Скоро запахнет Новым годом.
Как странно выглядят торговки мороженым на улицах, в своих ярких фартуках, около ярких морозильников на фоне падающего снега! И как забавно смотреть на красные яблоки на лотках, припорошенные снежком. Оранжевые апельсины, как экзотические птицы, нахохлились, расселись по гнездам ящиков далекой Испании, улыбаясь беззубо черными наклейками…
Зима, приходит зима. Настоящая, с вьюгами и оттепелями, со снегом и морозом. Сегодня уже минус два, а через неделю обещали минус десять. Пора доставать зимние вещи с антресоли. Н-да, а у меня нет зимних сапог, только ботинки. Что ж, скорее всего, буду мерзнуть ещё одну зиму.
Однако, тоскливо, когда у тебя мерзнут пальцы ног. И почему я не птичка? Замерзли ноги – поднеси их ко рту и подыши. Так нет же, ноги у меня в другую сторону гнутся. Беда, да и только…

23 ноября
Приветики-приветики! Сегодня придумали новую забаву на уроках. Достали листочек и пустили по кругу. Каждый писал злободневное замечание на злобу дня. Выиграла Маньячка, сказав, что стипендии сегодня не будет. Жаль, жаль, а я то хотела по магазинам прошвырнуться, чупа-чупсов накупить к Новому году…
Веселье на парах всё равно не прошло. Даже перспектива семинарского занятия по истории никого не смутила. Даром, что никто не готовился. Ерунда, отмахались. Вася, добрый ангел с лицом лошади, заговорил зубы Сенину. Завел его любимую шарманку о коммунистах и всё, весь семинар мы слушали байки о Зюганове. Этакая политинформация. Так, кажется, это раньше называлось? Где наши не прорывались?
Все-таки суббота, зачем нам напрягаться? Нам для напряга физкультуры хватает. Сегодня сдавали отжимания. Я супергигант! Отжалась все восемь раз. Не могу сказать, что не вспотела, но ведь сумела же? Субтильная Наташка, хохмачка и весельчак, поразила даже видавшую виды Римму: отжалась пятнадцать раз за полминуты! Все офигели от такой прыти. После пары раскололи её, каким допингом она пользовалась. Оказывается, наша скромная девочка ходит уже полгода на каратэ, а там за занятие отжимаются не меньше пятидесяти раз! Она и тридцать раз могла отжаться, да только тогда пришлось бы Римму откачивать – инфаркт был бы обеспечен.
А вот пацаны сегодня подтягивались. И лучше всех (ну кто бы мог подумать?) оказался Стасик. На подоконнике Маньячки он, что ли, тренировался? Самый суперменистый мачо нашей группы, некто Иван Кайгородцев, сибирский увалень, подтянулся в два раза меньше, чем маленький Пончик. Задница у него тяжелая? Бог знает. Вот такой интересный мир, вот такие перипетии (перепитии) судьбы.
Ох, и болят же теперь мои ручки! Ничего, отосплюсь, буду, как новенькая.
Бай-бай!

27 ноября
Опять на меня накатило какое-то тошнотворное состояние. Ничего не хочется, но, к сожалению, надо. Надо делать уроки, надо прочитать кучу книжек, реферат висит надо мной, как дамоклов меч.
Да, придется серьезно взяться за учебу. Все, берусь. Пока, дневничок, не могу на тебя отвлекаться, уж очень много долгов накопилось.
Пока!

1 декабря
Сегодня День борьбы со СПИДом. Купили упаковку презервативов, надули и повесили на дерево. Хохотали до слёз, наблюдая, как их пытались снять. Пацаны с соседнего двора ржали, как сумасшедшие, тыкали пальцами. Что с них взять? Сопляки тринадцатилетние. Мои спросили, не наша ли компания так развлеклась. Состроила честные глаза и ответила, что ни сном, ни духом не ведаю, кому могла прийти такая идея в голову.
Вечером пойдем в кино. Бесплатный показ социального кино про СПИД. Интересно всё-таки. И знать надо. Мало ли чего…
Тьфу-тьфу-тьфу, не приведи, Господь. Я ещё не готова к "А у тебя СПИД, и, значит, мы умрём". Я за безопасный секс. По телефону. И при закрытой форточке. Ха-ха-ха. Шучу, конечно, но в меру.
Да, только сейчас дошло! Сегодня же первый день ЗИМЫ!!! Поздравляю тебя, Анютка, с официальным началом зимы. Будем кататься с горки на санках. Ой, физкультура на лыжах! Ненавижу! Как подумаю, что надо залезать в эти жесткие ботинки, мучаться со слишком большими палками (и почему мне всегда достаются палки не по размеру?), ковылять, постоянно теряя крепления… а ещё эти безумные нормативы! Да я быстрее так пробегу, чем с двумя метрами дерева на ногах! Эх, лапти, да лапти, да лапти мои, лапти новые, берёзовы-и-и! Да, вроде бы из берёзы как раз лыжи и лепят. Сомневаюсь, что в институте всем на уроки выдают пластиковые лыжи…

3 декабря
Со мной что-то происходит. Что-то странное. Период сексуального взросления вроде давно начался. Почему я себя так непонятно чувствую? Тошка надоел. Нет, мне, конечно, он по-прежнему нравится, я его, наверное, ещё не разлюбила. Но почему-то он меня начал раздражать. Его внимание, его маленькие презенты, то, что он встречает меня после уроков, провожает домой, приходит с кассетами, смеется с моей мамой, разговаривает с папой о хоккее, чего-то там втирает Митьке…
Я хожу на свидания с ним, и радуюсь, что мы гуляем вчетвером: я, Тошка, Толик и Настя. Все больше хочется общаться с Толиком и Настей, а Тоша надоел. Что это? Надо отдохнуть, что ли? Но как это сказать Тошке? Он же меня любит! Ему будет тяжело без меня. Он сам признается, что без меня ему тоскливо, хоть волком вой. Что во мне такого интересного? Чем я его к себе привязала? Умными разговорами о литературе? Это, все-таки, моя будущая профессия, как же иначе?
Мне всё больше хочется заорать или взбеситься, когда он обнимает меня, встречая после института. Поймала себя на мысли, что мне как-то неловко, когда мы выходим, а он топчется около входа, а потом так радостно бросается ко мне. Бр-р-р-р! Почему я так чувствую?
Попроси я его пока не приходить, он сразу в бой начнет рваться: что, да почему, да как так… ладно, может, перебешусь как-нибудь.

4 декабря
Сегодня собрались вчетвером в баре. Сходили весело. Но я заметила одну вещь: стоит мне чуть-чуть выпить в присутствии Насти, как на язык начинают лезть всякие глупости, а в голову ещё большие.
Что же со мной происходит? Погружение в Настину жизнь, в Настин мир? Куда меня несет? В какие края, какие дали? Сейчас, когда я пишу в дневнике, я подспудно ожидаю её звонка, хотя на дворе давным-давно ночь, и я знаю, что она не позвонит, чтобы не будить родителей. Жду её появления, каждую секунду жду. Время до института тянется слишком медленно для нормального положения вещей.
Почему именно так? Почему именно я и она? Да, она мне нравится, с ней классно общаться, но, может, на этом и остановиться уже? Почему меня заносит на поворотах? Откуда вдруг это ненормальное желание видеть её ежесекундно вылезло? Я нормальная, я же нормальная!!! Надеюсь на это…
Боже, за что? Не знаю, не знаю, что делать! Я так запуталась в своих ощущениях, я даже описать их боюсь, а вдруг слова материальны? Я напишу, а все это подтвердится?
Все в голове перемешалось: Тошка, Настя. Я сама себя не узнаю, словно бес какой-то вселился. С ума схожу? По кому? Что это? Недостаток любви или её избыток? Не хочу, не хочу в это верить, не хочу!!! Я нормальная, я же нормальная…
Есть одно средство забыть, выкинуть из головы Настю. Но получится ли, если я вижу её каждый день, и мне нравится её видеть? Попробуем, попробуем…

5 декабря
Тоша не раз намекал, что очень сильно меня желает. А я пошла дальше. Оказывается, секс – это лучше, чем я думала. Зачем я это сделала? Да не все ли равно?
Я знаю, я знаю – почему. Это способ забыть, пора перестать бояться называть вещи своими именами, иначе эти чувства раздавят меня.
Ничего не понимаю в себе, но пока полна впечатлений. Ах, Анечка, правильная маменькина дочка, как же ты далеко сможешь зайти в своих попытках разобраться с собой? Кто бы мог подумать, что я способна на такое? А вот и могу!
Было немного больно вначале, но Тошка – молодец. Я могу его ревновать? Ведь где-то же он набирался опыта? Хотя… Это опять мой прагматизм сказывается или это у всех так? И посоветоваться не с кем… Лежала и чувствовала, как что-то чужое, чужеродное заполняет меня. И всё время хотелось чего-то другого, хотя на мой непросвещённый взгляд, всё было более чем хорошо, для первого раза. Нет, я не могу пожаловаться, он действительно молодец, я, собственно, ожидала, что будет намного хуже, детские сказки о сексе я оставила позади лет пять назад, но какое-то смутное ощущение непонимания осталось. Как-то… не так, что ли, неправильно… не понимаю пока…
Он даже пытался меня отговорить! Представляю, каких усилий это ему стоило! Даже попытка отговорить – это, наверное, мучительно. Дуралей…
Таких слов я от него никогда не слышала, какие он произносил все время, пока мы занимались любовью. Никуда не торопились, как будто весь мир наш, и лежит, вздрагивая в такт, у наших ног.
Я рада. Правда рада, что все именно так. Но почему у меня такое чувство неправильности происходящего? Почему мне кажется, что должно быть не так, что это не моё? Поживём – увидим. И всё же такое ощущение, что я стремительно лечу под горку…

7 декабря
Сегодня ко мне приходила Настя. А вчера приснилась мне во сне. В странном сне. А самое странное, что приятном. И самое страшное тоже в этом. Эти сны меня просто преследуют, и я совершенно запуталась!
Боже, мы целовались во сне! Мое подсознание никак не дает сознанию забыть. Что мне про себя теперь думать? Позавчера – любовь с Тошкой, вчера – сон с Настей. Я снова запуталась. Кто я на самом деле? Я нормальная, я же нормальная! Это все блажь минутная, Боже, ну, пожалуйста, это все блажь, я же нормальная! Была, по крайней мере, до Насти.
Я боюсь того, что со мной происходит. Наверное, придется всё-таки написать, иначе не разберусь. Какие уж тут теперь потомки? Себе-то боишься признаться, не то что потомкам! Ладно, это как в холодную воду с разбегу. Закрою глаза и прыгну.
Каждый день я придумываю поводы, чтобы пробыть подольше с нею. Задержаться возле гардероба, пойти выкурить сигарету, дойти до остановки вместе, прогулять пару ради разговоров в туалете… Вчера Тошка принес фотографии. А сегодня мы смотрели их с Настей. Когда она коснулась грудью моей спины, наклонясь над столом, я возбудилась. Мгновенно. Да, я знаю, черт побери, как это называется! И это было именно так!!!
Я так боюсь! Я мучаюсь этими чувствами. Для меня все это слишком неожиданно и непонятно. Может, это раздвоение сознания? Откуда могло всё это вылезти? Ну откуда?!! Всё же было в порядке ещё совсем недавно, ничего такого я за собой не замечала… Ведь если бы были отклонения, они бы проявились? Меня же никогда девчонки не интересовали, никаких нежных чувств я к ним не испытывала, мне это было не нужно!!!!! Боже, за что? Что же мне делать? Принять всё, как есть, признать себя склонной к нетрадиционной ориентации или забыть, постараться забыть? Да не могу уже!!! Не могу… Боже, я что – лесбиянка? Вот так вот просто, да? Дорасти до восемнадцати лет и узнать, что тебе нравятся девушки? Боже, боже, боже…
Может, это эхо моего сексуального пробуждения? Любопытство? Или?
Настя, Настенька, что же ты со мной сотворила? Что наделали твои ласковые глаза, твой смех и твои губы, на которые трудно не смотреть, разговаривая с тобой? Почему мне снятся эти сны, после которых я просыпаюсь такой измученной, словно и вовсе не ложилась спать? Почему я вижу её губы, даже закрыв глаза?
Ну вот, кажется, вырисовывается. Судя по моим же мыслям, я всё же к ней совсем неравнодушна. О, Боже мой! Спаси и сохрани!

10 декабря
Мне по-прежнему снятся сумасшедшие сны. То я с Тошкой, то я с Настей. И с Настей чаще. Господи! После каждого такого сна я полдня хожу в тумане, на занятиях ничего не вижу, ничего не слышу, кроме Настиного лица и голоса. Я хочу её поцеловать! Бог ты мой, я действительно хочу этого! Я сижу с ней рядом, и мои руки трясутся от бешеного желания узнать, как это на самом деле…
Странно, я воспринимаю её как-то странно, мне иногда кажется, что рядом со мной не девушка, но и не парень. Всё так непонятно, после этих снов я и сама не понимаю, какой же у меня пол на самом деле…
Я не могу принять это всё, как есть, не могу. Надо что-то делать. Но вот что? Заняться сексом с Тошей??? Я уже пробовала – не помогло, только Настя начала сниться ещё активнее.
Никогда не думала, что это произойдет со мной. Да, я знаю, человек должен всю жизнь искать свою половинку, но что мне делать, если у меня оказались две половинки? А, может, это мне только кажется?
Любимые мои люди, простите меня за мою растерянность.
Любимые? Кажется, я только что призналась в любви! Вот черт, а ведь так и есть. Я их обоих люблю. Однако…
Пойду-ка я спать. Чёрт знает, что происходит. Надо что-то уже делать, иначе будет слишком поздно. Держи свои мысли в узде, сексуальная маньячка! Ага, вот и прибавилось в нашей группе маньяков…

12 декабря
День рожденья, грустный праздник… Восемнадцать лет – это тебе не бублик с маком. Я пригласила всю компашку. Пью только сок, иначе не ручаюсь за себя, могу и глупостей натворить.
Кошмар! Тошка догадался! Он притащил мне в подарок телефон!!! Безумный! Как же я его люблю! Мои чуть в обморок не рухнули, но он их уболтал, что так будет лучше и для них, меньше придется волноваться за меня, где я и что я. Я так рада! Совсем как крутая теперь! Осталось только денег добывать на телефон. Не все же мое горюшко будет оплачивать счета. Эх, прощай стипендия! И обеды в столовой… И чупа-чупсы к Новому году…
Все-таки день получился совсем неплохой. Они все сговорились! Настя с Толиком подарили мне чехол к моему телефону и карту экспресс оплаты! Так что какое-то время живем. Какие же они все чудесные! А ещё Настя подарила мне медвежонка и сказала, что он будет охранять мой сон. Кто бы оградил мои сны от меня самой?
Все, спатеньки. Иногда даже интересно самой, что мое подсознание ещё выкинет. Захватывающий эротический триллер со мной в главной роли. Вот уж не думала…

13 декабря
Сегодня с Настёной опять прогуляли пару. Естественно, в туалете. Толик тоже подарил ей телефон, сказав, что для такого подарка не нужен повод. Зато, мол, будет спокоен за неё. Всю пару в туалете слышалось пиликанье наших телефонов. Это мы так развлекались. Я даже как-то отвлеклась от своих ощущений в её присутствии. Могу ведь. Надо ещё раз попытаться забыть. Тем более, что Тошка так старается в постели, что я уже начинаю чувствовать не только толчки чужого тела. Что-то есть такое в этом, что заставляет желать продолжения. Во мне просыпается женщина, да? Так это называется? Хи-хи.
Единственный недостаток – теперь приходится прятать дневник ещё дальше. Не приведи, Господь, мои наткнутся случайно! Такой скандал будет! Бог с ним, с Настей, придется замуж выходить за Тошку, я ещё не готова к такому решительному шагу…

15 декабря
Что ни день – то праздник. Опять вся эта "не ерунда" начинается! Только я успокоилась, и вот! Сегодня Настена отправилась провожать меня до дома. По нашему общему молчаливому согласию мы выбрали самую длинную дорогу пешком. А так как мы ушли с последних двух пар, то идти пришлось очень медленно. Если бы были деньги, мы бы ещё завернули в кафешку, чайку попить с пирожными, но, увы…
Бродили по парку, болтали о жизни, о мужиках наших, о сказках для Клуба придурков, все ещё молодых… Настроение – сплошные перепады от эйфории от встречи до черной меланхолии по поводу встречи. Настя заметила, что я в очередной раз погрустнела, и взяла меня за руку. Боже ж ты мой!!! Если бы просто взяла! Она скользнула по моей ладони, да так, что меня словно током пронзило. По-моему, её тоже тряхнуло… Обе замерли, а потом сцепили руки ещё сильнее. В итоге она посмотрела на меня таким странным взглядом, что я теперь и не знаю, что думать. С собой-то разобраться не могу, а тут ещё и Настины чувства добавились.
Смотрела на меня, как будто что-то жизненно важное спросить хотела. До самого подъезда не расцепили рук. Я брела и грелась о тепло её ладони, боясь нарушить такое хрупкое уединение. Жаль, что на дворе зима… Первый раз жалею, что на улице снег, и совсем не жарко.
В подъезде прощались полчаса. Она не хотела заходить ко мне, договорилась с мамой и боялась у меня просидеть долго. В итоге мне пришлось её прогонять, чтобы не опоздала. Черт возьми, а с ней-то что такое? Неужели догадывается о моих заморочках, и теперь раздумывает, что делать со мной дальше? Боится обидеть? Просто недоумевает? Тоже пытается разобраться? Неужели? Нет, нет, это вряд ли. Так не бывает, это мой бред! У неё такой странный взгляд. Как будто она боится, и в тоже время не может не смотреть. Такой… странный взгляд. Глазищи огромные и тревожные, и руки немного тряслись, совсем чуть-чуть, когда мы прощались. Скользнула губами по щеке, резко развернулась и слетела по лестнице. Боже, боже, боже, мне с собой бы разобраться, а тут ещё эти взгляды, этот нервный стук каблуков по лестнице!
Ох, ну да ладно, все это потом, потом. Такое чувство, что впереди всё равно не будет просвета. Тошка ненавязчиво намекает, что неплохо бы Новый год встретить у него, нашей теплой компанией. Никак не могу решить, что ответить. Я так боюсь последствий! А вдруг я что-нибудь не то сделаю? Выпью, и начну приставать к кому попало? Да, черт возьми, я имею в виду её. Так боюсь, что не пересилю своего дикого желания поцеловать её!
Всё это рвет моё сердце на части! Не могу ни отвергнуть, ни принять. Если отвергнуть, то как учиться? Встречаясь каждый день? Нереально. Я хочу её видеть. Каждую секунду хочу её видеть. Как будто мне это нравится!
Принять всё как есть? А как же Тошка? Что на это скажет Настя?
Перебери мешок гороха, мешок пшеницы, прибери дом, прополи огород и найди смысл жизни…
Надо всё тщательно взвесить. И что-то выбрать. Ох, ну и дела…

16 декабря
Сегодня вывесили расписание зачетов и экзаменов. Ну и тоска нас ждет впереди! Первый экзамен поставили третьего числа! Вот будет весело сдавать, просто обхохочешься… Ладно хоть, что история – могло быть и хуже.
Голова болит. Наверное, перезанималась, переутомилась. В итоге Тоша сегодня не у дел, пожалилась ему на голову и отправила домой. Он весь забеспокоился, как я и предполагала, но толку от меня все равно не было бы. Голова и правда сильно болит. Сижу, крапаю реферат по МХК к зачету, SMS-ки шлю Настёне, потому что неохота идти в коридор к телефону. Да и не хочу, чтобы все знали, о чем мы там разговариваем. Такое ощущение, что это интимные разговоры. И смешно, и грустно одновременно.
Все время спотыкаюсь о мысли о ней. Как будто мне думать больше не о чем! Что же со мной происходит? Люблю или не люблю? Где взять ромашку в разгаре зимы, чтобы погадать? Как хорошо было бы забыть о её существовании, но, боюсь, это уже невозможно. Слишком крепко ты влипла, Анна Ш.! Слишком крепко…

17 декабря
Приснился очередной сон со смыслом. Ох! Больная моя голова, что же ты ничего не придумываешь? В голову лезут совсем не те мысли, что нужны. То, что лезет – ну ни в какие ворота!
Тепло костра дарит ласку.
Глядя на огонь, я чувствую твои руки.
Они вызывают в душе тревогу,
потому что эта любовь запретна.
Но как хочется обжечься о тепло твоих губ!
Твое тело пьянит ощущением
свободы и радости бытия...
Позволь растрепать твои волосы
и зарыться в зелень твоих глаз.
Боже, как хочется упасть в чувство
и плыть по течению,
но имя этой реки - Ниагара.
Я так хочу прикоснуться к жару твоей кожи!
Только протянуть руку...
Вот. Такие вот дела. Сроду не замечала за собой способности сочинять такие стихи. В таком ключе. Это тебе не любовь – морковь. Боюсь расплескать свои чувства на окружающих. Вдруг все догадаются? Что тогда будет? Тошка не переносит отклонения от нормы ВООБЩЕ, а от девушки, которую он выбрал, тем более. Как же видеться с ней, чтобы при этом ни одна живая душа не поняла, как сильно я её хочу? Упс.
Ой, мамочки! Что же из тебя повылезло, Анечка? Следить за своими мыслями, следить! Боже, что со мной творится? Если называть все своими словами, ставить все на свои места, то и про себя-то страшно, не говоря уже о том, чтобы вслух! Я её хочу! Хочу. Это так называется, я знаю. Хочу значительно сильнее, чем Тошу, постоянно хочу. Каждую секунду хочу, даже сейчас, когда я знаю, что она спит, и особенно потому, что знаю, что она спит. Судорожное желание видеть её никак не проходит. Я пытаюсь бороться с собой, но почему-то время от встречи до встречи я провожу с внутренним нетерпением и сжиманием кулаков. Чем ближе я к институту, тем сильнее внутренняя дрожь моя, тем быстрее хочется идти, нет, лучше бежать… Что это, если не любовь? Голое (оголенное) желание? Никак не могу себя понять. Иногда мне не надо ничего, только бы её увидеть, услышать. Иногда мне просто ничего не надо, но стоит ей появиться, как сердце замирает, а потом падает вниз со страшной скоростью. Я боюсь, что слышно, как оно падает. Каждый поворот её головы в мою сторону вызывает желание зарыться головой в песок. Что это за чувство? У меня такого ни с кем не было. Даже сравнить не могу. Дошло до полной ерунды: перечитываю классиков в поисках описания проявлений любви. Господи, какая разница, кто кого там любит, лишь бы мне определиться, что со мной: действительно любовь или вожделение?
Как же мне жить дальше? Мамочка, роди меня обратно…

19 декабря
Заседание Клуба молодых дарований прошло при полном аншлаге. Сказочки все любят… Нарожали мы с Настей таких сказок, что всех поразили: и опытных, маститых товарищей, и наши неоперившиеся дарования. Жаль, конечно, что идею о Лампе на Диване мы всё-таки отвергли за откровенной эротичностью и пошлой грубостью, но и так неплохо получилось.
Приятным сюрпризом было выступление Маньячки. Стасик, что ли постарался? Подправил, подчистил, придумал, а Танька записала? Не суть. Лубочные картинки в духе старинной ярмарки в современной трактовке – это ей придумать сложновато. Без помощи вряд ли обошлось. Ерунда, зато мы – лапушки. Сами все придумали. Вот как выпрошу на вечерок обратно наши листочки (растащили читать по домам), сразу перепишу. Ну и пусть потомки не увидят (да-да, я помню о том, что нельзя показывать потомкам, но зачем тогда писать вообще?), зато я порадуюсь через пару лет, а, может, и денег на этом заработаю.
Нет, пора спать, а то завтра норматив сдавать на этих проклятых лыжах…

23 декабря
Жизнь бьет ключом! Гаечным… Я согласилась встречать Новый год нашей шумной компашкой. Похоже, сил сопротивляться у меня почти не осталось. Будь, что будет, я всё же девочка здравомыслящая, могу и в руках себя держать…
Только почему-то слезы на глаза наворачиваются. Какое-то странное внутреннее дрожание наблюдается у пациента! Выходные прошли под знаком Тошки: полдня в постели, полдня на улице. Хорошо, что погодка для улицы располагает: снег мягкий и пушистый, солнышко радостное, даже люди добрые. Хорошо, что Тошка живет отдельно от родителей. Я бы с ума сошла, если бы везде мешались чьи-нибудь родители! Нет, его мама чудесная, но… наша любовь пропорциональна расстоянию между нами: чем реже видимся, тем сильнее любим.
Мои ко мне вчера пристали с расспросами: где Новый год отмечаем, да с кем отмечаем, да когда вернусь, да почему к зачетам не готовлюсь… Все, все, готовлюсь уже к зачетам. Вот прямо сейчас и готовлюсь. Все равно половина автоматом. Зато вторая половина – пулеметом. Станковым…
Такие зачеты остались – жуть. Любимая наша Филатова осторожно намекнула, что иметь меня будет меньше, нежели других, так как я хорошо себя зарекомендовала. А на деле это означает, что вместо полутора часов, как всех остальных, она меня спрашивать будет час двадцать. Такое у меня стойкое подозрение…
Да уж. Вот теперь и сижу, тренирую свой великий и могучий. Ох, тошно-то как! Хоть бы Настя позвонила…
Хм. Позвонила. Спросила, как у меня подготовка движется. И мы опять проговорили полчаса по телефону. А у меня пропало всякое желание готовиться к зачету. Черт возьми, что ты со мной делаешь, зеленоглазая ведьма? Я от её голоса растекаюсь, как желе без формы… Интересно, чем она сейчас занимается там, у себя дома? Смотрит пустым взглядом в тетрадь или погружена в заучивание? А, может, тоже сидит и строчит в дневнике, классифицируя свои мысли и чувства? Дорого бы отдала, чтобы узнать…
Ладно. Любовь любовью, а учеба – на первом месте. А-а-а-а, не хочу завтра идти к Филатовой! А придется…
Тяжело в мучении…

25 декабря
Ползут, ползут зачеты родимые помаленьку! Есть ещё чему радоваться в этой жизни. А то на ум приходят только «Печальная песня о прекрасной даме». В авторском исполнении:
Вокруг неё вечно вьется стая потных мужчин,
её подруга призналась ей в страстной любви,
и вот для радости совсем не осталось причин,
она ждет только повод, чтобы уйти.
Ей тоскливо возвращаться с работы одной -
в подъезде сидит вечно пьяный сосед.
Он навеки сражен её красотой,
его руки нахально тянутся вслед.
В её сумрачном доме постоянный бардак,
её предков волнуют лишь вопросы еды,
её друг говорит, что в ней что-то не так,
и что её поведенье доведет до беды.
Её бросает из ярости в солнечный смех -
с утра она беззаботна, мила и светла,
к обеду она положила на всех,
за ужином вновь бесконечно добра.
Её походка упруга, её улыбка светла,
она одевается лучше подруг.
Но… ей не грозит повышенье, она слишком мила
и при этом не терпит начальника и его рук.
Её радио ловит тяжелый металл,
в её плеере крутится "Аэросмит",
на работе начальник устроил аврал,
её опять зацепил этот мир…
А-а-а, её достал этот мир...
Вот такая, блин, вечная молодость… Это, видимо, на меня успешная сдача зачета Филатовой так повлияла. А не пойти ли мне в поэты-песенники? А что, дело прибыльное и нехлопотное. Размер соблюсти я сумею, слов много знаю, концепцию современной эстрады понять несложно, главное, чтоб легко запоминалось…
Опять же слава и деньги. Чем не способ прожить?
Только вот мучает меня вопрос: а с чего это вдруг меня такие светлые мысли посещают? И чей это образ навеян сей печальной песней? Уж не стали ли меня интересовать философские вопросы? Наблюдаешь чужую жизнь и делаешь выводы. Писательский хлеб, не так ли? Я б в писатели пошел, пусть меня научат…
Научат, как же. В нашем Клубе молодых литераторов как раз и научат…
Прощай, свободная стихи. Я, конечно, не прощаюсь. Просто говорю "До свидания!". Это к тому, что спать уже пора, а у меня только полрукава от шубы…
Приснись мне, приснись, я соскучилась, чертовски соскучилась, ну и пусть это всё неправильно, я же всё равно тебя хочу! Что уж теперь-то…какая разница…
Всё, спать.

28 декабря
Ходила с Митюней на елку в школу. Вспомнила детство и вздохнула. Пахло елкой, шоколадными конфетами, хлопушками и Новым Годом! Здорово! Отдохнула так, словно месяц отсыпалась. Навестила классную, посмотрела на школу, всплакнула (про себя, конечно же, не всерьез, естественно), угостилась мандарином из Митькиного подарка. Мне-то уже не дадут такого подарка на Новый год…
На обратном пути столкнулись с Настёной, и все вместе пошли к нам.
Братец мой от Насти тоже без ума. Весь вечер щебетал, как птичка. Что-то я и не припомню всего, что он там нащебетал о том, какая Настя хорошая. Растет, что ли? Как-то рановато вроде для любви… Ей к тому же восемнадцать лет, а этому сопляку ещё двенадцать с половиной не натикало! И мандарином угостил… От сердца ведь оторвал! Маленькая зараза!
Ну, и как Вы это чувство назовете, Анна Владимировна? Ревность гложет Ваше нежное сердечко! К кому ревнуешь, дура? Кого ревнуешь? Зачем ревнуешь? Совсем плоха ты стала, Анечка, раз такие мысли в свою голо

2 января - 5 февраля
2 января
Нет, не писала в дневнике с прошлого года! Не получилось. А событий столько произошло, что целый роман можно написать. Даже с продолжением. Как начинать: по порядку или по чувствам? А, все равно по чувствам получится, так что, Бог с ним, с порядком.
Я сошла с ума! Мы обе сошли с ума… Но как приятно сошли с ума, слов нет!
Мама, мамочка, твоя хорошая девочка делает одну глупость за другой. Одно утешает, пока никто эти глупости не знает, а за Настю я ручаюсь. Не могут её глаза лгать мне… Слишком много всего произошло за это время с нами, чтобы я могла сомневаться.
Не знаю, как можно уместить в такой короткий промежуток всю жизнь? Чтобы раскрутить её, а потом свернуть, как сворачивается пружина в механических будильниках? С нами как раз это и произошло. Туго натянутая пружина быстро раскручивается. А наша пружина могла лопнуть от напряжения. Что это я всё философствую? Боюсь материализовать на бумаге то, что произошло? Всё равно придется, не сегодня, так завтра, потому что надо разобраться.
Вместо того, чтобы готовиться к этой чертовой истории, я разбираюсь со своими эмоциями, желаниями и событиями жизни. События… Такого Нового года у меня ещё не было. Предполагалась обычная программа: есть, пить, гулять. Но Настины глаза, такие счастливые при моем появлении, перевернули все мои устремления вверх дном, породив надежду, дитя любви. И я не устояла. То есть, сначала я даже очень хорошо устояла, но после наступления Нового года мне совсем расхотелось куда-либо идти, и я упросила Тошку оставить меня дома, хотя бы на период похода в магазин и т.д. и т.п. Хотела посидеть, подумать и успокоить расшалившуюся надежду. Посидела…
Может, всё же стоило пойти с ребятами в магазин? А потом мучаться нереализованными желаниями и возможностями. Я сама решила: будь, что будет. Кто же знал, что она тоже решит остаться? Пока я лелеяла свои горестные мысли и переживания, в одиночестве, на диване, прикрываясь салатами, Настя развернула бурную деятельность в прихожей. И в итоге тоже осталась. Вот так мы и остались наедине.
Когда её ладонь, сухая и прохладная, легла на мой лоб, я чуть не заорала от страха – думала, что одна осталась. Открыла глаза, и увидела её – мою девочку, с тревожно распахнутыми глазищами. Помню каждое движение её головы, каждый поворот тела. Она сказала самую обычную фразу, а моя надежда подпрыгнула от счастья и страха до самого горла. "Мы ведь с тобой до сих пор не пили на брудершафт," – чудесно сформулированная фраза. Настя не зря мастер слова. Такая фраза способна творить чудеса в отдельно взятых личностях. Я так боялась этого, но все оказалось неизбежно неотвратимо. Вино в бокалах искрилось, переливалось, а в её глазах прыгали чертики, и хотелось безудержно смеяться, и было безудержно страшно. Когда наши руки пересеклись, сердце перестало стучать. Я внутри была не больше капли воды, когда допила вино. "Не нарушай традиции, по правилам этикета мы не сможем быть с тобой на «ты»," – контрастный душ для воспаленного воображения. Мир плавал и качался, волнами наплывало безумное желание влипнуть в нее с разбегу, а с отливом приходило не менее безумное желание повернуться и убежать. Не убежала. Попала куда-то в ухо. И получила серебряное: "Не так, дурочка, надо в губы!". И опять сжалась до размеров микроба. Когда приближалось её лицо, глаза её внезапно перестали смеяться. Последнее, что я увидела перед приближением – это поднимающиеся руки. А потом я только чувствовала. Как вместо пощечины её пальцы гладят мои, оказывается, мокрые (!) щеки, как её губы бархатно отвечают, и уже не я её целую, а она меня втискивает в свое, в себя, к себе, ближе и ближе.
Вот так мы и переплелись. Потом было открывание глаз и волшебное сияние, и общий выдох на словах: "Ты тоже?", и счастливый смех, и слезы из глаз, и "Люблю, люблю тебя, Боже, как я люблю тебя!". Вот такая новогодняя история…
А ещё продолжение. Невозможно было разъединиться, после такого трудного приобретения. Мы и не разъединились. Мы остались едины. Наши движения повторялись и множились. Мы смеялись и искали друг друга взглядом. Целовали и раздевали взглядом. Звали и откликались взглядом. Никто ничего не понял. Мы создали волшебные струны, но играли они так тонко, что никто чужой не услышал.
Моя девочка, моя волшебная девочка, ради твоих глаз, новогодних глаз можно и умереть! Счастье поднимается, как пузырьки в шампанском. Не хочу пытаться обманываться: я счастлива! Переполнена счастьем!
Я так много пишу, но без слов нельзя, иначе меня разорвет на части. Потому что быть такими едиными и никому об этом не рассказать – это умереть.
Мы, единые и согласные, первый день нового года встречали и провожали вместе, едиными и слитными. Нет, я не могу говорить об этом, и не говорить не могу. Это музыка. Я хочу продолжения и повторения, потому что это Голливуд: волшебные мелодии и страсть. Глаза, полные слез, руки, полные огня, губы – источник живой воды.
Мы остались у меня дома. До вечера. Одни в моей комнате. Предполагалось, что мы будем спать. Возможно, это так сейчас называется. Нет, не хочу пошлостью портить волшебный праздник! Потому что это – настоящая сказка. Когда её губы сомкнулись на моем запястье, где было видно, как бешено пульсирует моя кровь, мое сердце снова остановилось, а затем просто выпорхнуло. Когда я смогла почувствовать нежность её кожи своими губами, я поняла – ничего не смогу забыть и не хочу забывать. Ничего.
Пусть эта любовь запретна, пусть необъяснима, пусть проклята, но я уже люблю! Что там Тоша, это был, оказывается, детский сад! Мы же едины…
Когда твои пальцы тают при скольжении, а ты не чувствуешь ничего, кроме безраздельного счастья (потому что счастье невозможно разделить – оно либо есть, либо нет, его можно только вместе, едино), когда по глазам читаешь историю своего счастья, когда тело само устраивается удобнее в изгибы другого тела – это любовь. Теперь я знаю, что значит – заниматься любовью. И ни секунды об этом не жалею. И никогда не пожалею. Я думала, что никогда мне не быть романтичной, потому что я не теряю головы. Оказывается, теряю голову, ещё как теряю! Если бы о том, что произошло, можно было кричать, я кричала бы на весь мир, пока не охрипла. Потому что счастлива. Безмерно, безудержно, безостановочно!
Терпеть = верить. Верить = надеяться. Любить = жить. Не знаю, это мои формулы, и я могу ошибаться. Но, что любовь – это жизнь, под этим я подпишусь.
Настя ушла, и света стало значительно меньше. Большинство объяснит это явление коротким январским световым днем. Но я-то знаю, что просто из меня сдули воздух. Нечем дышать без неё. А с нею – взахлеб, навзрыд, но есть чем. А главное – в такт.
Мои мысли, мои скакуны! Как-то вы очень ретиво проскакали от "Я же нормальная!!!" до "Люблю, как же я тебя люблю!"… Остался тот же самый вопрос: что же делать? Хотя всё так переменилось, что вопрос приобрел другой смысл. Что же с нами теперь будет? Куда мы придем, если старт оказался таким бурным?
Мои дорогие и любимые люди, мы так перепутались, что уже нельзя разобраться, где начало одной любви, продолжение другой и есть ли вообще любовь.
Я опять судорожно жду звонка, SMS-ки, любого подтверждения того, что меня помнят и любят. Да-да, только от неё. Потому что она – сама жизнь для меня. Слишком сильно я влипла. Круто ты попал! Люблю, люблю, люблю… Кто бы помог теперь бедной сиротке, подал на пропитание… Где же ты, черт возьми?

3 января
Боже, несмотря на превратности судьбы, я всё-таки сдала историю! Да ещё и на 5!!! Может, это мое счастливое лицо помогло? Потому что мы с Настей, моей Настенькой, чуть не опоздали на экзамен. После целого дня разлуки мы в институте пулей понеслись в туалет. По-крайней мере, там, если ты в кабинке, никто не помешает тебе поздороваться с любимой подругой. Нам так понравилось здороваться, что мы выскочили из туалета за пять минут до захода на экзамен. Я даже боюсь думать, какие у нас были лица. Мое счастье тоже отсдавалось, и тоже на отлично! Люблю её! Обожаю её! Она позвала меня к себе на две недели, потому что её родители сегодня уезжают отдыхать, и квартира остается в нашем распоряжении. Моих я уже уболтала, они согласны на всё, лишь бы я готовилась к экзаменам. Где угодно и как угодно – важен результат. Так что я счастлива так, что даже не могу найти слова описать мои чувства. Просто щенячий восторг какой-то!
Так что через час с небольшим я отбуду к моей любимой девочке, зеленоглазой рыжей ведьмочке! Что-то с нами будет? Но как хочется снова погрузится в пучину страсти, как ни банально это звучит. Снова чувствовать губами, как вздрагивает и напрягается её грудь, считать её пульс, уткнувшись в ключицу и вдыхая молочный запах её кожи, таять под её взглядом, пытаясь сосредоточиться на важных вещах и так и не суметь сконцентрироваться, снова любить её, медленно и жадно вбирая в себя её желание и страсть…
Ох, я её хочу! Как я её хочу! Прямо здесь и сейчас, бесконечно долго и быстро одновременно. Да, я соткана из противоречий, а наша любовь и так противоестественна, но как она сладко дышит! И у неё такой запах, что голова кружится! У меня от воспоминаний вдоль позвоночника проходит жаркая волна, убыстряясь вниз. Как же дождаться её прихода? Да, она придет меня забирать к себе, потому что все равно с вокзала мимо меня проходить. Но это так приятно, что за тобой приезжают. Не надо сходить с ума от мысли, что тебя не впустят, что ты будешь не нужна, что кончилась сказка.
Хорошо, Боже мой, как же хорошо жить на этом свете! Бог с ним, пусть этот мир подождет, а если не захочет ждать – пусть катится к черту! Я люблю её… Я люблю её…

4 января
Я изучаю географию Настиной квартиры. Мы уже знаем, где находится Настина комната – на пути туда лежит моя куртка, свитер и юбка. Географию Настениной комнаты мы изучили ещё лучше. Слева от дверей стоит стул – на нем лежит моя майка. Через шаг начинается стол, под которым лежат мои колготки. За столом начинается классный широкий диван, около которого мы оставили верхнюю часть моего нижнего белья и Настину маечку. Диван больше нас с Настей по длине – наши ноги не достают до дальнего угла, где спрятались наши плавки, переплетясь так же тесно, как мы.
Я даже не успела попытаться как-то сопротивляться, Настёна моментально оказалась практически раздетой, пока я возилась с ботинками. Она оделась так, чтобы родители не удивились абсолютно раздетому виду их ребенка, но и так, чтобы раздеться как можно быстрее. Хотя… Я ведь и сама выбрала такую одежду, которая скидывается моментально. Вот только ботинки у меня долго снимаются, но других нет.
Так мы столкнулись в коридоре, что мир сразу потерял свои очертания. Что это – та самая пучина страсти, в которую я хотела погрузиться? И как долго это продлится? Пока я просто млею…
Такая любовь убьет мир…
Боже, как иногда я боюсь последствий! Но уже не могу остановиться. Такое ощущение, что наш паровоз разогнался. А на пути паровоза лучше не стоять. Настя – просто чудесная девочка! Мы обе боимся, что сделаем что-то не так, но не делать уже не можем. Хорошо хоть, что у нас есть мало-мальский опыт с противоположным полом. Но как это отличается при всей похожести! Я её чувствую, она чувствует меня, мы так едины…
Всё, идем баиньки, потому что желание нарастает мгновенно. Слишком быстро, слишком всё стремительно. Такое чувство, что мы падаем. Как долго нам ещё лететь? Ну и пусть это полёт падения, зато полёт…

5 января
Игры повзрослевших девочек… Мы пытаемся учить, иногда у нас получается. Продолжаем изучение географии. Я уже знаю, где ванна, как в ней неудобно и приятно вдвоём. А ещё я знаю, где кухня.
Забавно, я думаю, что за две недели неисследованными останутся только люстры. Мы идем из комнаты в комнату, занимаясь любовью. Никогда не замечала в себе такой стремительности. Но как хочется греться этим огнем! Моя сладкая девочка утомилась и заснула. Смотрю на её ресницы, вздрагивающие во сне, и улыбаюсь. Вчера ночью мы проснулись вместе, соединенные одним желанием: любить. Мы так и не расплетали рук…
Сейчас ночь, я наблюдаю за моей ведьмой и подавляю в себе судорожное желание прижиматься к ней всю жизнь. Через пресловутые две недели жизнь нужно будет возвращать в привычное русло, но я не знаю, как это можно теперь сделать. И можно ли это сделать вообще?
Когда такая любовь, привыкаешь моментально. Такое ощущение, что она – мое продолжение. Вчера я писала в дневнике, и она сразу догадалась, что я делаю. Спросила, может ли она когда-нибудь прочитать то, что я пишу. Я не знаю, что ей ответить. С одной стороны, она лучше будет понимать меня, с другой стороны – куда уж лучше, когда мы даже глаза открываем одновременно? Наверное, я все-таки дам ей прочитать мой дневник, но не сейчас, когда так все остро и мучительно. А, может быть, я буду просто разговаривать с ней и отвечать на все её вопросы. Я по-прежнему верю, что слова материальны, если их перенести на бумагу.
Моя спящая красавица обхватила меня руками во сне. И странно, я чувствую себя так уютно и защищено, как никогда не было с Тошкой. О, вот и моя головная боль вспомнилась. Что с ним-то делать? Если он узнает о нас с Настей – убьет обеих. В такой ситуации лучше молчать и оставить всё как есть. Но как я смогу встречаться с ним, зная, какая любовь здесь? Зная, как бьется её сердце под моей рукой? Зная, как сладки её губы и упруга кожа? Зная, какие у неё шёлковые пальчики…
Будь, что будет. Я так устала сопротивляться… Хочу просто любить. У меня никогда не сносило голову до такой степени. Я хочу знать, что такое безудержная страсть, потому что с Тошей только ровное, необжигающее пламя. С Настей – огонь, бушующий пожар. Пока наш огонь горит, я буду с ней, не смогу променять просто ни на что другое.
Уходить – это смерть для меня и для неё, я думаю. Ведь даже во сне она меня не отпускает от себя. У нас всего-то две недели.
Ложусь-ка я спать, утро вечера мудренее. С учетом того, что ночью мы обязательно проснёмся…

6 января
Канун Рождества… Сегодня мы гуляем с нашими мальчиками. Жаль отпускать от себя мою девочку, но надо. Ничего, мы не будем выпускать друг друга из вида. Как подумаю, что надо будет отпускать её к Толику, сразу хочется умереть. Хорошо бы мгновенно – пуля в висок. Но я знаю, что смерть так просто не приходит. И придется умирать медленно, мучительно, каждую секунду её отсутствия. Смогу ли воскреснуть?
Настя, Настенька, обольстительная девочка! Она потягивается, прогибая спину, улыбаясь мне, рассыпая искорки счастья сквозь густые ресницы. А на спине белеет полоска незагорелой кожи, и твердеют соски от прохладного воздуха и моего взгляда…
Я стала совсем смелая по сравнению с собой прошлогодней. Такое чувство меняет ощущение жизни. Кажется, только сейчас я стала жить. Ну нет, Настя, ну что же ты делаешь, моя… моя… любимая!

7 января
Господи, завтра экзамен! Как бы сдать… Надеюсь, наше счастье нас не подведет.
С Настей я забываю обо всём. И всё прощаю. Потому что счастье соединения больше, чем горе разлуки. Мы даже не плакали. Вот такие мы сильные.
Она сказала мне, что отдаст всё за возможность быть со мной. Я хочу в это верить, но боюсь обмануться. Как это можно знать наверняка? Я и сама-то знаю только, что сейчас мне никто, кроме неё, не нужен.
Какое счастье – с утра нести кофе любимому человеку! Никогда не думала, что такая простая вещь дает такое острое наслаждение… Кормить с руки…
Обожаю её! Просто боготворю! Ставлю в один ряд с богами…
Единственное место, куда мы идем не вдвоем – это туалет. Но иногда и это раздражает из-за необходимости расставаться. Надо привыкать постепенно к мысли, что ничто не долговечно, в том числе и такое счастье.
Как эфемерно и призрачно счастье! Само слово предполагает, что оно недолговечно… Хочу, чтобы мир замер, и мы остались в этом времени, где воздух пахнет елью и мандаринами, где слышится треск свечей и смех любимого человека… Как жаль, что у меня оказалось слишком много любимых на меня одну!
Когда придется выбирать – я разорвусь на мелкие клочки.

9 января
Благословенный отдых! Перерыв полчаса в подготовке. Слава Богу, мы справились с собой и можем более трезво смотреть на мир. Нет, не разлюбили, просто накал страстей немного спал, и мы стали просто нежнее друг с другом. Мы ухаживаем друг за другом, но не в этом суть. Суть в том, что, когда мы видим друг друга, хочется петь от счастья, а наши руки сами тянутся навстречу друг другу. И когда встречаются, горячая волна по-прежнему скатывается по позвоночнику вниз, зажигая всё на своем пути. Вот так.
Люблю тебя! Перестань заглядывать через плечо, милая. Это неэтично! Перестань, Настенька, лапочка моя, ну что же ты делаешь, мы же просто хотели отдохнуть от учения, а не заниматься любовью! Да. Да. Я хочу тебя. Я люблю тебя. Да. Ну что ты делае


10 января
В этот раз я решила подождать, пока Настёна не заснет, а то она опять меня изнасилует. М-р-р-р, как же это всё приятно! Не дала мне даже слова дописать… Мне так все это нравится, никогда бы не подумала о себе такого. И нет времени, чтобы разобраться, потому что дни летят с пугающей скоростью. Остается всего неделя. И я хочу её провести именно с ней. И именно так. Вдруг потом у нас не получится больше никогда ТАК встречаться. Каждый вечер в одной постели, переплетая руки и ноги, засыпая в объятиях, в поцелуе. Просыпаясь одновременно, целуясь, не открывая глаз, потому что чувствуешь её так же, как себя.
Хочу, чтобы эти дни продолжались. Природа против. Черт возьми, Бог велик, так зачем?
Нет, ложусь спать. Нет сил противиться желанию вытянуться вдоль её тела и обвить руками, прикоснуться к ней, целовать родинку на спине и ямку плеча, вдыхать запах и наслаждаться этими мгновениями…

11 января
Моя девочка ушла в магазин. Пользуюсь её отсутствием, чтобы обратиться к тебе, дневничок.
С утра были ребята, по очереди. Каждый забежал и притащил вкусненького. Приятно, черт возьми. Одно плохо: Тошка пришел через пять минут после того, как мы встали с постели. Мне кажется, от нас так пахло любовью, что он мог догадаться. В комнате, по крайней мере, запах любви держался и после его ухода. Правда, в комнату мы его не пускали, сославшись на бардак. Даже не соврали.
Странное чувство. Приятно и неприятно, что Тошка пришел. Я по нему соскучилась, но и появлению обрадовалась не так, как раньше. С другой стороны, мы только встали, я была вся мокрая и хотела продолжения, но с Настей. Так чего же удивляться странным чувствам?
Надо будет сесть и подумать, что делать дальше. Мне придется возвращаться к нему, потому что не хочется ставить под удар Настю. Она вернется к Толику, потому что не станет подводить меня. И мы любим друг друга… Нет, это не вожделение, не временное умопомрачение – это любовь. Но такая нежданная! И неожиданная…
Я спросила её вчера, почему она решила остаться на Новом году со мной. Она ответила, что устала сопротивляться своему желанию поцеловать меня. Тогда я спросила, а откуда у неё выросло такое желание. Она очень серьезно посмотрела на меня, помолчала и сказала, что ей всегда больше нравились девушки. Ну, хоть кто-то не удивлялся своим желаниям! И сразу возник вопрос об опыте. Тут она тоже помолчала, а потом сказала, что я у нее первая до конца. Пришлось попросить разъяснений. Оказалось, что она раньше влюблялась, но дальше подержаться за ручку, погладить, пообниматься в первом случае не дошло. А во втором всё закончилось на поцелуе. То есть она набралась храбрости и поцеловала, а ей влепили пощечину. Я спросила, что было потом с той, которую она поцеловала. Оказалось – ничего. Настя сумела перевести всё в шутку, так что они до сих пор общаются вполне нормально. Да уж. Вот такие истории, страна.
Забавно, Настя – и нетрадиционная ориентация. Хм, а сама-то, сама! Я даже не знаю, смена ли это ориентации. Может, это у меня только на Настю? По крайней мере, никакие другие девушки меня не привлекают. Абсолютно индифферентна. Хочу только её. И вот с этим желанием труднее всего справиться. Ладно, поживем – увидим. У меня есть ещё несколько ночей…
О, вот и Настенька появилась! Пока-пока!

12 января
Ох, ещё один экзамен остался. Сегодня сдали третий, отдыхали с ребятами в кафешке. Как хорошо, что домой надо к Насте! Мои, конечно, интересуются, но я им каждый день докладываю, как у меня идут дела. Даже пару раз забегала за это время.
Сегодня на экзамене ухохотались, наблюдая, как Марина Куликова пыталась списывать. Ага, у Пермякова спишешь! Но она таки умудрилась. Уж не знаю, как сам Пермяков не заметил, может, не захотел замечать, но зато вся группа развлеклась. Сначала она доставала шпору, пытаясь сделать вид, что у неё пузо страшно чешется. При этом делала честные глаза. Пермяков, наверное, подумал, что она чокнутая – очень быстро отпустил. И поглядывал на неё как-то искоса во время ответа. Но это было уже после того, как она достала шпору и скатала с нее ответ. В процессе скатывания Пермяков решил прогуляться по кабинету. Маринка, как испуганная лань, округлила глаза и начала запихивать шпору в укромное местечко. А так как укромных мест выбор был небольшой, то ей пришлось шпору запихать под какую-то бяку на столе. Кабинет был какой-то левый – сплошные коробочки на столе, видимо, кабинет физики. Не знаю, первый раз там были, да и этаж не наш. Короче, запихать-то она запихала, но ведь надо чего-то там писать. А Пермяков все разминается и разминается. Бедная Маринка почти полчаса изображала бурную мыслительную деятельность: хваталась за ручку, грызла её, черкала пару слов, отбрасывала ручку, думала, чесала пузо, потом чесала затылок… Все и думать забыли готовиться к экзамену – интересно было, чем закончится. Наконец Пермяков уселся обратно. И пошло самое интересное – шпору надо было доставать обратно. Маринка долго скребла пальчиком край той бяки, под которую она запихала свою шпору. При этом ей пришлось изображать мыслительную деятельность. Как бы это она в забытьи приборчик колупает! Пришлось бы ей так и идти сдавать треть билета, но тут Свет из чума проявила милосердие и прошипела Маринке: "Дура, прибор подними". Тут, слава богам, наконец-то шпора была извлечена. И Маринка изобразила внезапное озарение, почти как в рекламе Натса. Только так громко не орала, а жаль… Пермяков бы ей сразу пять поставил, чтобы убрать чокнутую с экзамена. Ну, и так сдала быстро. Вот такие у нас кадры есть. Остальные, если и списывали, то без демонстрации актерских способностей. А мы опять притащили по пятерке. Причем честным трудом! Учили, борясь с соблазном заняться любовью, а не литературой. Не всегда выигрывали, но сумели выучить.
Сейчас расслабились. Мальчишек выгнали по домам, чтобы у них не было никаких соблазнов (правда, они оба намекали нам на ушко, что неплохо бы отметить сдачу экзамена в постели, но мы поставили им условие, что до окончания сессии никакого секса, а нас двоих это не касается, бе-бе-бе). А сами отметили этот экзамен. Сладко-сладко отметили. Начинаю понимать, почему в русской эротической литературе получение удовольствия обозначают именно этим словом. Действительно сладко. Таю в её руках. Она уже спит, а я, как всегда, общаюсь с дневником. Ничего, сейчас я тоже пойду спать. К ней. К моей сладкой девочке. Люблю, люблю, люблю её!!!

13 января
Канун старого Нового года. Хм, все же велик и могуч русский язык: старый Новый год – где ещё есть такое сочетание? Опять вместо подготовки к экзамену, мы готовим и прибираемся. Придут мальчишки, будем отмечать. Опять почему-то испытываю странные чувства – радость и сожаление пополам. Радуюсь встрече и празднику, сожалею о встрече и празднике. Что-то будет дальше, Анечка? Куда мы зайдем? И как скоро все закончится? Мы же едины…
Жуть. Такая любовь убьет мир!
Пока все, будет возможность, ещё что-нибудь напишу, а пока надо помогать Насте – скоро ребята придут.
Ох, отметили. Всех разогнали, готовимся спать. Моя девочка устала очень сильно. Нам пришлось удерживаться от сплетения рук весь вечер. Боже, как это тяжело! Присутствие Тошки не компенсирует, а скорее усиливает тоску по её губам и рукам. Хочется просто не отпускать её никуда от себя. И пусть весь мир катится к черту! Отойдем ли мы от ТАКОЙ любви? На сердце стало легко и свободно, как только закрылась дверь за нашими ребятами. И вместе с тем все равно немного тоскливо от понимания того, что все каникулы заканчиваются. Ещё совсем чуть-чуть осталось. И хочется это время провести вместе, чтобы не потерять ни секунды.
Всё, на сегодня всё. Лапочка моя уже прикорнула, пойду и я к ней. Вместе гораздо приятней, чем по отдельности. Зачем, зачем всё это? И почему именно мы? Боже, неужели нельзя было выбрать кого-нибудь другого?

15 января
Канун последнего экзамена. Боже, сплошные кануны. Опять просто праздник какой-то…
Загоняю предстоящую тоску в дальний угол. Что ей надо в моей душе? И без неё неплохо жилось. Сейчас, конечно, жизнь стала веселая, что ни день, то сюрприз какой-нибудь. Особенно это касается моих ощущений. Кто бы мог подумать, что Анна Ш. – заядлая эротоманка? Но ведь нравится, нравится, нравится!!!
Единение тел – это прекрасно. Когда души тоже едины – это просто наслаждение. Но как долго продлится эта идиллия? Я себе отдаю отчет в том, что мы обязательно будем ругаться между собой. Потому что отпускать – это отрывать кусок сердца. А это больно. Очень больно. Если уж мы получасовую разлуку выносим с трудом, то, что же будет, когда начнутся каникулы? Настя сказала, что её родители хотели отправить её к бабушке на недельку. Типа погостить. Неужели не отдохнут от неё за две недели? Не хочу, чтобы она уезжала, хочу видеть её ежесекундно! Так и не избавилась от этого желания… Надо предложить ей визит вежливости. А что, можно скататься в сад на пару дней! Устроить девичник при свечах и в пижамах. Никого, кроме неё не брать. Или позвать к себе ночевать. Какая разница как, лишь бы вместе, лишь бы рядом.
Как же мне заставить себя не думать о ней? Если уж я до любви не смогла, то как это сделать сейчас? Я не хочу ругаться с ней, да и не поверит она после такого единства. Мы же друг друга чувствуем…
Настраиваюсь на волну радио тоски… Не надо, не стоит, всё обязательно наладится, но как её забывать? Надо, Анечка, надо. Какое страшное слово – забывать! Нет такого желания у меня. Хочу помнить всё, потому что это счастье. Будет ли оно у меня ещё? А если не будет никогда больше таких счастливых дней, а память исчезнет? Что мне останется? Дневник? Я хочу помнить руками и губами, всей кожей хочу помнить её тепло. Потому что такую любовь не описать. Да и я не хочу превращать свой дневник в порнографическое издание. Смешно это и пошло. Как описать музыку её дыхания? А невыразимую нежность её рук? Книжонки второсортного пошиба представят это фразами типа: "С её губ слетали прерывистые стоны. То были стоны не боли, а наслаждения. Внезапно её тело выгнулось дугой, несколько раз вздрогнуло, и послышался тихий стон наслаждения, смешанного с облегчением…" Да, думаю, можно и такие книжонки штамповать…
Вот и рассмеялись. Боже ж ты мой, какая ерунда, какая ерунда! Я стала другая какая-то. Не могу даже понять, в чем разница между мной до и мной после. Но что стала смотреть на мир по-другому, это точно.
Блажь оказалась не минутная, а сила оказалась слабостью. Все перевернулось, перемешалось. Все карты спутаны. Вот надо к экзамену готовиться, а я сижу и размышляю о судьбах. Хорошо хоть, не человечества в целом – там можно в такие дебри уйти, что назад дороги не найдешь.
Всё, возвращаюсь в мир, где надо учить, хотя и не хочется…

16 января
Оле! Мы это сделали! Ура, ура, ура!!! Первая сессия сдана, теперь старшекурсники нас будут называть студентами, а не перваками, как весь семестр. Сдали зачетки с одними пятерками. Ух, приятно, черт возьми! Стипендия будет повышенная!
Теперь мы уже крутые! Свободны на целых две недели! Каникулы! Классно! Дома никого не будет, так как мои работают, а Митюня учится. Свобода!!!
Жаль только, что завтра приезжают Настины родители. Сегодня у нас глобальная чистка – заметаем следы любви по всему дому. Стирка, приборка, одежду собираем в одну комнату. Ох, чувствую – сегодня вдоволь наплачемся. А, может, я и ошибаюсь… Может, нам просто некогда плакать будет. Или… Мы же не навсегда расстаемся, как мы можем расстаться? Мы же едины. Вот и сейчас я чувствую её присутствие, даже не оборачиваясь, знаю, где она и что она делает.
Ну и пусть, сегодня у нас есть ночь, надеюсь, что не последняя. Завтра возвращаюсь домой, но отпущенная на каникулы.
Пойду помогать моей славной девочке.

17 января
Всё. Дома. Одна. Тоскую.

18 января
Чудесный день! С самого утра появилась Настя, принесла с собой свет, улыбку, радостное настроение! Обожаю её! Залезли с ней под одно одеяло и почти полдня смотрели видик. Благо Тошка ещё вчера притащил сумку кассет, чтобы мне не скучно было в выходные. Как же, заскучаешь тут! Мама так обрадовалась моим каникулам, что я начинаю думать: А не попала ли ты в сказку, Золушка? Не надо искать смысл жизни только… Мама знает, что я люблю этим заниматься (причем, долго и обязательно не вовремя).
Так что вторую половину дня мы делили заботы пополам. Она у меня молодец. Такой молодец! Обожаю её! Помогала мне, перечистили все кастрюли, мама обрадуется. И вовсе не страшно оказалось уехать от неё. Просто тоскливо, пока её нет. Тоша выгулял меня вечером, пытался склонить к занятиям любовью, но я отказалась. Увы, Тошенька, мне пока не хочется тебя. Может, завтра. Может, ещё долго не захочу, а может… Теперь всё может быть. Надо сесть и разобраться со своими желаниями. Что-то мне подсказывает, что я уже пыталась это сделать, и даже слова такие же писала. Пусть его.
Мир подождет. Мне бы со своими мыслями разобраться…
Ох, ох и ох.

19 января
Крещенье – последний день можно было гадать. А мы даже и не вспомнили… Ну и Бог с ним, нечего загадывать да растолковывать. Нам бы с теперешними-то проблемами разобраться, не до разгадывания будущих загадок. Тоша меня уломал таки. Пришла в расстроенных чувствах: и вроде бы привычно, и ощущения какие-то изломанные. Нет порыва страсти, чувства единения. Он такой чужой, такой чужой. Я слишком привыкла к Насте? С ней у меня голова кружится от счастья…
Сплю и вижу сны. Сумасшедшие, счастливые. Целуемся и любим друг друга, и в конце все хорошо, а от этого хочется видеть её ежесекундно. Но не получается.
Мою девочку всё-таки отправили в гости к бабушке. Жду её появления, как прихода Спасителя. Боже, Боже, может постараться за это время привыкнуть жить без неё?
Хорошо хоть, что днём никого дома нет, можно спокойно предаваться унынию, ждать звонка, надеяться на скорый приезд и тосковать. Плохо, что звонить часто я не могу: мои заподозрят неладное. Что это, мол, ты, Анютка, так часто названиваешь какой-то там Насте? Кто она тебе, чтобы ты так деньги тратила?
Попробуй им объяснить…

23 января
Не стану сублимировать. Схожу с ума от тоски. И это всё, что я могу из себя выдавить. Жду. Ещё неделя. Жуть.

25 января
День российского студента. Отметили в баре. Тошно. Ну где же ты, а?

29 января
Завтра. Все будет завтра. Ура!!!

30 января
Да. Она вернулась. Ничего не буду писать, только то, что я очень счастлива. Сегодня даже Тошку прогнала домой без малейшего стеснения: не хочу делить ни с кем это счастье, кроме Насти. А завтра она у меня.

31 января
Счастье есть, вот, рядом лежит и улыбается. Знает, что я опять пытаюсь всё разложить по полочкам. Да не буду я ничего раскладывать, когда впереди ночь! Терпения у меня недостаточно.
Не размыкая рук…

1 февраля
Боже, какое счастье – опять в институт! Видеть каждый день - наслаждение. Шесть часов рядом…
Уже успокаиваю нетерпение до завтрашнего дня.
С утра были едины. Пришлось разъединиться, потому что живем в разных местах. Ничего, мы справимся. Главное, что не расплескали наше счастье на окружающих. Нашим девушкам только попадись на глаза – вмиг весь институт узнает. И так Светка из чума посматривает с интересом в нашу сторону. Какое облегчение, что нас явились встречать! Подозрения Светкины сразу отступили на второй план перед внешностью Антона. Ну, пусть попробует. У меня странное желание, чтобы у неё получилось. Куда это делась твоя ревность, твое чувство собственности, а, Анютка?
Что же мне нужно на самом деле?
Да уж…

5 февраля
Туалет – божественное место! Особенно, если никто в него не ломится…
У нас очередной приступ сумасшествия. Уединяться в общественном туалете – это, я вам скажу, та ещё штучка! Главное, чтобы дверь в неподходящий момент не дернули… Как у нас получилось… Хорошо, хоть, что от испуга эта толстая тетка ничего, кажется, не поняла. Я надеюсь на это. Ну уж лиц наших она точно не запомнила. Ладно, забьем пока. Жаль только, что такую струну порвала! Ничего, мы ещё наверстаем. С другой стороны, это даже хорошо, а то пахли бы мы… Так и до полного провала недалеко. Надо завязывать с этой опасной практикой…
Да, и люблю, и ненавижу демократичность общественных туалетов. Все в них хорошо, только запоры ненадежные… Бурный выброс адреналина в кровь каждое посещение. Чего только не наслушаешься, чего только не прочитаешь на стенах этого прибежища утомленных студентов! И всем-то он нужен…
Ладно, началась учеба, следовательно, надо учиться. Пойду-ка я засяду за русский, а то Филатова вспомнит про меня некстати…

10 февраля - 25 апреля
10 февраля
Твоя дочь, мама, распутная девка! Надо же так умудриться: через пятнадцать минут после ухода (м-м-м, а что до этого было!) Насти заняться тем же самым с Антоном! При полном доме людей… Ладно Настя, мы с ней типа к семинару по литературе готовились, там нам никто не мешал, но Тошка! Просто нахально взял сзади, пользуясь тем, что после Насти я была мягкая и пушистая! Фотографии смотрели… Как никто не вошел?
Сегодняшний эпизод заставляет меня задуматься. Что я для Тоши? Не скажу, что очень приятно, когда тебя потребляют в перерыве между чаем. Чувствовала себя резиновой женщиной. И почему не стала сопротивляться? Он брал меня быстро и уверенно, так, как будто считает, что я уже не вправе ему отказать. Даже не спрашивая. Я боюсь, что в нём теперь говорит чувство собственника, а не любовь ко мне. А я его уже не хочу. Да и не хотела особо, пыталась врать себе, что мне нравится, то, что он со мной делает в постели. Но я помню, я помню, как мучительно привыкала к нему внутри себя. Да, он умелый любовник, он заботится обо мне, там даже какая-то прелюдия есть, он очень внимательный и заботливый. Но сегодня всё это куда-то испарилось, была только какая-то животная страсть. Не скрою, иногда было приятно, но, чёрт побери, всегда не хватало чего-то до финала, как будто что-то важное во мне выключалось. Настя, Настя, моя горячая девочка, может расплавить меня за три минуты. Даже если не глубоко.
Что я? Кто я? Какая философская проблема. Где взять слона?
Надо что-то уже выбирать, дальше так продолжаться не может. Я разрываюсь на части между «правильно» и «хочу!». Но я так боюсь, что сделаю больно Насте!
Пойду спать, а то для моей слабой нервной системы слишком много событий произошло, как бы не перегрузиться…

15 февраля
Как это у меня так ловко получается к дневнику обращаться ровно через пять дней? У меня такая цикличность событий? Или просто я так долго осмысливаю? Вроде бы дневник замышлялся как хроника событий, но дела институтские меня перестали интересовать. За любовной лихорадкой ничего не вижу. Просто погрязла в душевных терзаниях!
И не знаю, что это – скрытый мазохизм или желание высказать наболевшее? Надо что-то делать, но так страшно что-то делать! Вдруг хрупкое равновесие нарушится? Истерики закатывать не хочется, спрашивая все время "Ты меня любишь?". Ни к чему хорошему это не приведет. Самотёк – дело хорошее, но хлопотное. Как-то нехорошо я себя чувствую, отпуская всё на самотёк…
Дело к ночи, пора спать. Ничего я все равно не решу, слишком страшно мне выбирать. И одна я не решаю. Посмотрим, что будет дальше.

1 марта
Ух, ты! Как долго я не писала ничего. Не было желания копаться в себе. Да и сейчас не слишком сильное. Так хочется уткнуться в Настины колени, заплакать и сказать: "Забери меня к себе! Давай жить вместе!" – но так не принято. Общие проблемы надо решать сообща.
Вот такие пироги в первый весенний день вместо радости бытия. Ерунда, всё ерунда, и депрессия проходит со временем…

3 марта
Тошка, Тошка, отчего мне так тошно в твоем присутствии? Уже не люблю. Тогда почему всё же хочу видеть? Наслаждаюсь агонией?
Не хочу расставаться с Настей! Не хочу!!!!!
Она предложила снять квартиру. Хорошая идея, но где денег на её реализацию взять? Как платить будем?
Тошка позвал замуж. Как платить будем? Господи, что же мне делать? Не могу разорваться на кусочки. Вот и встала проблема выбора остро-остро. Будем держать военный совет завтра с Настей.

4 марта
Держали совет. Совет постановил: выходить замуж. Потому что эти два идиота сговорились сделать предложение в один день.
Так же нельзя! Мы плакали пять часов, запершись в её комнате. Пытались найти выход, но нельзя, нельзя, нельзя!!!!! Просто не поймут. Не принято в нашей чертовой стране любить людей своего пола… Решили расстаться с надеждой жить вместе, но не расставаться с возможностью любить.
Вот так. Завтра наши мальчики узнают ответ. Мы, не сговариваясь, отложили этот разговор на завтра. Будь что будет. Но как не хочу отдавать её!!!
Пирком, да за свадебку! Платочком помашете? Что ж плачешь-то, доченька? Да с радости, матушка! Кажется, так у Цветаевой? Смысл-то передала…
Ой, что-то мне нерадостно. Прости, любимая, так получилось.
Отдаю. Страшно от себя отрывать. Мы же едины…
Все должно быть благопристойно… Просто страшно начинать ТАКУЮ жизнь. Просто хочется сохранить лицо. Не хлопать дверями. Просто хочется жить… Если Антон узнает – нам обеим конец. Он придет и убьет. Толик – нет, он добрый, он всё понимает. А Тошка – не приемлет ничего нестандартного. И ревнует меня к каждому столбу… Боюсь за Настю. Так сильно боюсь, что готова всю жизнь скрывать нашу любовь. Готова уйти, и даже безвозвратно.
Если бы я могла сказать ей, что больше не люблю её. Я пыталась, но у меня даже первый слог не получился. Плакала и повторяла, как заведенная: люблю, люблю, люблю, люблю… Боже, за что нам такая любовь?
Что же теперь с нами будет? Забудем ли мы свою любовь, успокоимся ли, зная, что каждую ночь лежим в объятиях другого человека? Как будем жить, зная, что сами выбрали такое решение? Отпускать, отдавать… Разъединяться – вот что это значит. Мы же едины! Как жить, зная, что есть человек, продолжающий естественно каждое твоё движение, и он не с тобой? Добровольная капитуляция. Лучше бы нас убили в сражении…
Не могу смириться с мыслью, что придется убить такую любовь. У меня не было никогда такого счастья. И если придется убить даже возможность повторения – я лучше сама умру. Самоубийство – тяжкий грех. А самоубийство любви – это самоубийство души. Без души в рай тоже не пустят. И кому я нужна – бездушная?
Плачу, плачу, плачу. Я закапала все странички. Не помогает. Как же я хочу все забыть, чтобы было не так больно… Прости, прости, любимая, так получилось…

9 марта
В Международный женский день солидарности мы с Антоном объявили о нашей скорой свадьбе. Назначили её в конце апреля. Мои спросили, куда это мы так торопимся, я ответила – нет, не беременна. Все безумно рады, одна я тоскую безмерно. Изо всех сил улыбаюсь. Ох, лучше бы я была беременна…

15 марта
Тоска зеленая сменилась тоской цветущей: покрылась ярко-фиолетовыми цветами. Шучу. Опять поступило предложение снять квартиру. Но оно было подкреплено чудными аргументами.
В самом деле, провести последний месяц вдвоём – классно. Предков уговорить не проблема, денег на месяц мы найдем. Короче, согласилась.
Медовый месяц…
Странно и страшно выходить замуж за Тошку.
Никаких мыслей нет, одна цветущая тоска. Что же это с тобой, Анютка, почему перестала радоваться жизни?
Потому что её нет рядом. Некому придумывать истории. Когда мы в институте – мы счастливы возможностью быть рядом. Как только подходит время идти домой, чахнем прямо на глазах. Обе пытаемся как-то бодриться, но у нас плохо получается. Уже несколько раз прогуливали пары ради возможности побыть вдвоем. Сбегали к Насте и прижимались изо всех сил друг к другу. Потому что не хочется больше никого… Катастрофически…

19 марта
Нашли квартиру. Завтра обустраиваемся – перетащим немного вещей. Тошка до тошноты заботлив. Хочется через слово кричать: "Люблю! Ненавижу!". Как же так? Нельзя, такие чувства разъедают душу. Такая любовь убьет мир…
Моя девочка светлеет на глазах от возможности побыть ещё немного вместе. Понимаю её, потому что сама расправляю крылья только в её присутствии. Ох, уж и не знаю, как мы после этой авантюры сможем выйти замуж и жить спокойно, зная, как загорается наша кровь.
Пожары, пожары, кругом одни пожары! В голове бушуют пожары, раздуваемые отвратительными ветрами. Переполняют странные ощущения – счастье напополам с горечью. Полный рот пепла…
Мы сгорим на таком огне, и от нас ничего не останется. Полный рот пепла. Потом нас сметут в урну и развеют наш прах по ветру… Когда сойдет снег, пробьется первая трава – зацветут на лугах цветы, напитавшиеся соком, вскормленные нашим прахом. Идиллия. Круговорот веществ природы. Не хочу, чтобы выросли лопухи и чертополох. Думаю, что мы заслуживаем большего и более прекрасного…
Прольюсь дождем в твои подставленные ладони, милая, если уйду первой. Но ведь ты меня запомнишь? Запомнишь, да? А потом узнаешь, когда я вернусь. Ведь я тебя узнаю непременно, как узнаю твои шаги, даже когда ты ещё далеко. По тому, как пульсирует мое сердце…
Моя нежданно-негаданная любовь! Как мне тебя выдавить из себя? По капле крови через проколотую кожу. Капилляры – такие тонкие, такие хрупкие… Может, отворить вены, чтобы любовь ушла быстрым потоком? Но не хочу, не хочу, не хочу! Хочу жить, любить, радоваться жизни, быть с моей девочкой…
Мое сердце, оно устало любить, разрываясь на части. Но и не любить просто не могу. Такая любовь убьет мир…

21 марта
Вот. Мы вдвоём. Славно. Плачу от счастья. Ну и пусть. Пусть будет, что будет, я просто хочу быть с ней и больше ни с кем.
Весь день хохочем, счастье через край. Даже Маньячка начала коситься на нас. Объяснили всё предстоящими свадьбами. Всё же в один день…
Дело, конечно же, не в этом. Свадьбы наши вызывают у нас желание выть. Громко и протяжно. Как бы привыкнуть к мысли, что мы выходим замуж? А сейчас пусть весь мир катится к черту, потому что Настя смотрит на меня такими глазами, что я таю, даже не прикасаясь…
Не отдам.

30 марта
Почти декада. Обожаю её. Жизнь моя, зачем ты мне без нее?

1 апреля
В институте шутили шутки. Больше всех пострадала Маньячка – любимая староста (у-у, так бы и отлюбили!). Вся группа повеселилась, кроме Стасика. В принципе, все кроме него, и участвовали, и поддерживали эту затею. Весь день её кто-нибудь домогался по какой-нибудь причине, признавался в любви, причем без разницы в поле. В конце концов, её зажали в уголке боевой пятеркой во главе со Светиком из чума и изобразили страстное желание изнасиловать прилюдно. У меня сложилось впечатление, что Свет была не против сделать это реально. Особенно если учесть их ноябрьские дебаты. А Маньячка даже и поорать как следует не успела… Пожалели Стасика и отпустили её покоиться с миром.
У пацанов наконец-то получилось приколоться реально. Притащили ленту для оцепления, изобразили художественную картину убиения невинного студента со следами крови, стреляными гильзами и контуром тела. Главный вопрос: каким образом они успели это провернуть до пар на главной лестнице института? При наличии бабушек-вахтеров и охранника у входа? Ни за что не раскололись.
Мы с Настёной шуток не шутили, просто наслаждались жизнью. А жизнь хороша. Ага, пока мы с ней рядом и даже чуть-чуть без нее.
Завтра идем покупать свадебное платье. Боже, уже апрель! Нет, лучше об этом не думать, а то опять пропадет радость жизни. А ведь на дворе весна! Пахнет набухающими почками, ветер чудесный, хочется сидеть на подоконнике и петь о мире и весне! Жаль, что я не умею петь… Ну, не так как хотелось бы…
Тошка ушел всего полчаса назад. Теперь ждем Толика. Но Толик – это хорошо. Он добрый и всё понимает. Иногда у меня складывается впечатление, что он знает о нас с Настей, но по своим каким-то причинам никогда не скажет никому. Он так странно внимательно смотрит иногда на нас с ней, что становится не по себе. Хорошо, что он любит её… Если мой Тошка будет на нас так смотреть хоть изредка – лучше самим сразу умереть.
Толик пришел и увел мою девочку. До самого позднего вечера. Ждать. Ждать. Ждать. Как созвучно с "жаждать"!
Ну вот, опять мажорный тон перебила и скатилась в злобный пессимизм. Весна, весна, весна на дворе, улыбайся! Улыбайся только своим…
Включаю везде свет и музыку на кухне. Ждать, жаждать, какая разница? Катастрофически… Жгу электричество, но не попадаю я! Катастрофически…
Чёрт, чёрт, чёрт, как же тоскливо ждать в такой вечер! Фонари окутаны синим воздухом, с крыш тоненько поёт, падая, тающий снег, под ногами ещё не хлюпает, но уже не скрипит, скорее, хрустит тонкая корка, под которой может быть что угодно, в том числе, и прекрасное. Попробуй угадать! Хочется тоже укутаться в синее, как фонари, и бродить, держась за руки по темнеющему городу, скользя на хрустящем асфальте, целоваться во дворах, тая в густеющей синеве…
Бог с ним, она вернется и ляжет в нашу постель. Я же это знаю…
Ну вот, опять по радио дурные песни про любовь. Я и так всё знаю и понимаю. Приходи уже, иначе перегорят все лампы, взорвутся с громким треском, оплавятся провода от такого напряжения, Боже, как хочется кричать, кричать, кричать!
Ждать. Жаждать. Время, вперёд…

5 апреля
Интересные ощущения меня опять переполняют. Кажется, что всё будет хорошо, ничего не страшно, всё отлично получается, жизнь налаживается и впереди только счастье. Я знаю, это просто мое солнышко со мной, поэтому я люблю мир и всех людей.
Весна вовсю разгулялась – просит плыть на юг, ловить ртом влажный весенний воздух, стоять на балконе и курить под высоким ночным небом. А ещё держать в своих руках теплые ладони любимого человека.
У нас ещё двадцать четыре дня. Но платье уже выбрано, куплены кольца, пишем приглашения. Пишем и плачем. Так нельзя, это же неправильно!!! Я понимаю, что надо принимать жизнь и мириться с её поворотами, но все равно – неправильно выгонять себя на мороз. Ведь сами же!!!
Господь, ты так велик, неужели нельзя было выбрать кого-нибудь другого? Ладно бы хоть взрослые были…
Мир катится к черту, и даже уже без нашего приглашения. Не хочется думать о будущем, хочется наслаждаться весной, вытаявшим асфальтом, легкой курткой и весенними ботинками, тёплыми днями и прозрачными вечерами…
Давай сбежим, а? Далеко-далеко, где нас никто не знает. Я понимаю, что будет трудно, но ведь мы будем рядом. Спрятаться бы от всего этого…
Куда же денешься с подводной лодки…
Не надо, не плачь, любимая, всё образуется. Да, я тоже слабо в это верю, но ведь вдвоём мы сильнее, правда? Пойдем спать, утром будет не так трагично…

8 апреля
Наслаждение тихой семейной жизнью продолжается. Накал страстей прошел, мы обе стали спокойнее, только иногда накатывает волной безотчетный ужас от принятого решения. Но с этим можно справиться.
Даже институтские дела стали нас интересовать гораздо сильнее, чем раньше. Это от того, что мы держимся за руки перед прыжком в пропасть. Не взлетим, так попадаем…
Клуб молодых придурков поддался влиянию весны. Все тащат стихи о любви, проводится конкурс. Что бы такое сочинить? Есть у меня одно стихотвореньице, в дневничке написано… А что, это модная тема! Правда, все тут же проведут аналогию, даже глазами похлопать не успеем. А посему, напишу таки что-нибудь более традиционное. Про капель…
Где-то завалялось у меня трогательное такое, про пожары. А, может, выбрать какое-нибудь нейтральное, белое? Спрошу-ка я у Настены, она со стороны лучше всего посоветует. Всё-таки посвящены-то они ей…

12 апреля
Хей-хо! Вот и прошел целый год! Я стала такая взрослая, что сама пугаюсь. Исписаны целые тома. Поступила в институт. Выросла на два сантиметра (чудно, не правда ли?). Влюбилась без памяти. Выдержала пытку первой сессии и страсти. Скоро выйду замуж (и даже без образования). Но так и не разобралась в себе.
Жизнь пошла такая насыщенная, что и писать некогда. Целыми вечерами отбиваюсь от настойчивости Тошки, иногда уступая ему, чтобы ничего не заподозрил. После свадьбы, всё после свадьбы… Там и будем привыкать.
Ох, как же так? Настя, Настя, до опасности возгорания рыжая… Моя ведьма снова запечалилась. Время летит слишком быстро, чтобы воспринимать жизнь философски. Нехватка времени. Катастрофически…
Пойду учить русский. Да-да, извечная тема: отдамся Филатовой на семинаре, чтобы она грязно меня отлюбила при всех за мой великий, могучий и прекрасный, такой родной русский язык… Да уж…

14 апреля
О! Мы опять сорвали банк. Клуб скоро будет завален нашими творениями. Если честно, удивляюсь, чего они такого хорошего в наших творениях находят? Все банально: любовь – морковь. Ну, конечно, морковь – это преувеличение, но всё же… По-моему, Стасик лучше пишет, глубже. У меня все на поверхности, всё просто, всё понятно…
Не знаю, не знаю. Ладно, сам себя не похвалишь – вряд ли кто-то догадается…
Забавно, но я не считаю то стихотворение, что выиграло, каким-то достижением. Мне куда больше нравится другое:
Дергать ниточки,
рвать канатики.
Разбежимся по разным станциям.
Словно в детстве по белым плиточкам…
Хватит. Хватит.
Пробегусь по чужим, по инстанциям.
От рассвета и до автобуса,
а потом до дивана. Ладно бы
было где глаза спрятать…
Но на всей поверхности глобуса
не отыщем угла мы.
Хватит. Хватит.
Но я не решала, я просто принесла свои стихи. Хотела записать ещё и Настины, но неудобно без разрешения утаскивать, а спрашивать страшно. Вдруг ей это не понравится…

15 апреля
Тошка сегодня пришел весь какой-то загруженный. Странное ощущение, словно он уже побывал у нас и вернулся снова. Как-то нехорошо мне под его взглядом. Уж очень он изучающий, этот его взгляд. Как будто он нас проверяет. И мне не нравится, что он нас проверяет. Что-то произойдет, я чувствую. А вдруг он нас разгадал? И сейчас вынашивает планы мести? Нет-нет, ерунда всё это, мы же осторожны.
И всё равно ощущение холода в животе не отпускает. У нас осталось две недели. Что произойдет за это время? Что может измениться?
Боже мой, как же я не хочу замуж за Тошку! Но после этих его странных взглядов я непременно выйду за него. Потому как боюсь за Настю. Очень боюсь.
И так уже Тошка заметил, что я изменилась в последнее время. Всё спрашивает, что со мной происходит. Пока мне ещё удается отшучиваться, но насколько меня хватит? И какова будет наша семейная жизнь? Ведь не люблю его уже так… И не хочу…
Господь, дай нам сил всё это выдержать!

17 апреля
Мы обменялись кольцами. Я и Настя. Конечно, не золотыми. Серебро – наш металл. Ношу, практически не снимая. На правой не могу – ношу на левой. А сердце просит почему-то – на правой. Глупо. Сентиментальные мечты. Уж этому-то никогда не бывать. Согласна, согласна на все сто с Цветаевой. Уж кому не знать, как ей! Лакуна. Матата…
Хочу всю жизнь прожить рядом. Хочу общих детей. Понимаю, что природа против, но всё равно хочу.
Маленькая Настя… Это должно быть интересным – видеть, как она растёт, как начинает ходить, как вытягивается в длину её тело, как меняются формы от угловатости к женственности… Но невозможно. Общие – это нереально. Просто дети – куда ни шло. Что же я такое думаю, а? Анна Владимировна, весна дурно повлияла на Ваше умственное развитие. Что-то у Вас не так. Видно, не туда ты повернула, восемнадцатая шалая весна…
Весной всегда одолевают глупые желания и ненужные сомнения. Я уже не так уверена, как раньше, что мы выбрали правильное решение. Может, стоило сражаться за свою любовь, а не воровать её у времени? На улице стало тепло и солнечно, в аудиториях вовсю пускают солнечных зайчиков, а у меня полумрак, пелена. Сумасшествие какое-то. Тоска по солнечным дням. Хотя солнца-то как раз навалом. Просто глаза слепит при выходе на улицу.
По вечерам мы чинно гуляем вчетвером. Чувствую себя мещанкой. Куда подевалось сумасбродство наше, отчаянные выходки, где адреналин в крови? Почему всё так буднично и просто? Не понимаю, что сломалось. Вроде бы всё так же: встречаемся, провожаемся, пьем чай, смеёмся, гуляем, целуемся… Но что-то отмерло во мне. Романтичность – это атавизм. Ныне модно быть практичными особами, держаться только за материальное, а чувства… Чувства – это все блажь, ерунда. Но что мне делать, если вылезла эта моя романтичность, посмотрела на белый свет, себя показала, и ей понравилось здесь, и она решила остаться. Слишком хорошо я поняла, что такое любовь. Хоть и не в того человека влюбилась… хотя… в того!
Не жалею ни о чем. Это будет моя память. Детям, конечно, не расскажешь, но сравнивать будет с чем.

18 апреля
Чудный день – настроение порхающее. К чему бы это?

19 апреля
Весна продолжается. Отчего-то хорошее настроение. Даже то, что мы вчера чуть-чуть не попались на глаза Тошке, когда целовались, не делает настроение хуже. Даже институт – не страшно.
Маньячка сегодня всех поразила – пришла, держась за ручку со Стасиком. Свет из Чума аж побелела вся. Её-то чего заносит? Интересно, к кому она больше неравнодушна – к Стасику или Маньячке? Интуиция подсказывает, что к Маньячке… Весна – авитаминоз по группе EBC. Да уж…

21 апреля
Сегодня проснулись одновременно – и расплакались. Осталось восемь дней. Всего неделя. Может, повернуть всё назад, пока не поздно? Что же мы наделали с собою? Боже мой, как у нас мало времени осталось. Ведь после свадьбы всё закончится, потому что безумием будет продолжать наши отношения.
Руки трясутся, и холодок в животе не проходит. Мы готовы ко всему, и не готовы ни к чему. Нет никаких средств для спасения. Любим друг друга отчаянно и нежно. Расстаемся. Не хочу!!!!!

23 апреля
Странное ощущение. Как будто кто-то за нами подглядывает. Ловлю себя на мысли, что прежде, чем поцеловать Настю, я оглядываюсь. Паранойя? Или просто нервы сдают перед этой чёртовой свадьбой?
Готова повернуться и убежать. Настя заметила, что я нервничаю. Пытается меня успокоить, но моя интуиция кричит во весь голос, что что-то происходит. И происходит нехорошее.
Тошка опять подозрительно смотрит, язвительно общается и слишком пристально наблюдает за нами. Боже мой, как я боюсь! Вдруг он нас разгадал? Не могу никак поверить, что всё это только моя минутная блажь.
Он ушел, и сразу стало легче дышать. Неужели больше не люблю ни капельки? Как же тогда жить с ним? Только ради Насти…

25 апреля
Страшный день. В голове все перемешалось. Боже мой, я не зря боялась. Это все-таки произошло.
Разбудил нас Толик.
Плакал, и умолял нас уезжать, пока что-нибудь ещё не случилось. Ворвался в квартиру, распахнул все окна, тряс нас обеих, пока не поднял. Голова чумная до сих пор от газа и пощечин.
Тошка, Тошка, что же ты наделал! Толик рассказал, как он рано утром пришел к нему в дымину пьяный, ругался матом и ревел белугой, что мы дряни последние. Что нас убить мало… Оказывается, он всё-таки нас заметил, принял к сведению, наблюдал, делал выводы и пришел ночью, как вор, и смотрел на то, как мы спим. Сколько же он увидел и что? Уверился в своих подозрениях, открыл все краны газовой плиты, и аккуратно прикрыл за собой дверь. Толик едва дождался того момента, как он уйдет, и бросился к нам.
А мы ничего не слышали. Мирно спали и ни о чем не думали.
Боже, а если бы он не успел? Голова болит неимоверно. Какое счастье, что форточка была чуть-чуть приоткрыта, а Тоша не стал проверять окно в комнате, чтобы нас не разбудить… А если бы мы закурили?
Боже мой, Боже мой! Тоша, Тоша, я же тебя любила! Готова была замуж за тебя выйти, жить всю жизнь! Как же я теперь буду смотреть в его глаза? Да и буду ли? Толик говорит, что Тошка совсем свихнулся, что придет днем и подожжет квартиру. Господи!
Мы оделись, и Настя собирает вещи, укладывает сумки. Я пишу в дневнике, на случай, если мы не успеем уйти до прихода Тошки. Настя попросила написать, что сейчас происходит. Толик уговорил нас уехать из города. Так, чтобы даже он не знал, где мы.
Институт, родители, всё придется бросить. Я не хочу всю жизнь бояться за жизнь Насти. Толик, чудеснейший человек, как он теперь будет жить, зная, что любимая девушка едва не стала жертвой лучшего друга? Зная, что, скорее всего он нас больше не увидит? И что любовь оказалась совсем другой? Что он не нужен теперь любимому человеку? Боже, за что это все нам?
В нашем городе нам с Тошей будет мало места. Мы уедем. Причем уезжать надо прямо сейчас, пока он не вернулся. Толик сказал, что у нас есть ещё часа два на сборы. Сейчас он не отходит от нас ни на шаг, потому что тоже боится. Боится, что Тошка вернется и убьет наверняка. Потому что был страшен, когда уходил. И полон решимости довести всё до конца. Он даже не знает, куда Антон направился. Не могу больше называть его ласково. Он хочет нас убить! Бог ты мой, до чего дошло!
Сегодня же мы уезжаем. Все трое, пока к бабушке Насти. Без всяких объяснений. Потом переведемся в другой город и исчезнем из этой жизни.
Антон, Антон, что же ты наделал?
Всё, заканчиваю писать, мы готовы к отъезду. Толик увидел его в окне, пьяного в хлам. Надо убегать. Пока. Боже, спаси и сохрани!