Королева

 

 

 

                                                                                              "Девочки всегда были проблемой для меня. Я действительно не знаю, почему они волнуют меня".

                                                                                                                                                             Джиа Каранджи.

 

 

 

Пролог.

 

Сегодня мне никуда не хочется идти.

Сейчас я не хочу отрываться от её прекрасного тела.

Сейчас я не хочу открывать глаза, чтобы лучи солнца ослепили меня, и я поняла, что рядом со мной вовсе не ты.

Но я не могу лежать в постели вечно, и приходиться быстро подниматься, одеваться и оставлять её одну. Потихоньку закрываю дверь, завязываю ремешок плаща, набираю номер такси и убегаю из гостиницы, заплатив за наш номер. Она еще спит, и уж точно не обрадуется моему исчезновению.

Кажется, её зовут Зои. Кажется, я влюбилась в неё вчера, а сегодня надо быстро это забыть, чтобы уже вечером не начать сходить с ума.

Какая она… она как ты… такая же… характер конечно же не твой. Но вы с ней одно лицо: такие же кофейные глаза, такие же сладкие губы, такие же прекрасные изгибы тела. Неудивительно, что я поддалась, и соблазнила эту красотку.

Что я чувствую? Хм… удовлетворенность, может быть радость, и совсем немного - страх. Теперь уже ничего не изменишь, да и не нужно – я ведь спала не с Зои, а с тобой. Пускай даже и не по-настоящему, и пускай ты даже не догадываешься об этом.

Я слышала: «Клер, открой глаза… Клер, посмотри на меня… Неужели тебе не нравится?»

Я представляла тебя, а не её. Закрывая глаза, я воображала твое прекрасное лицо, твой солнечный взгляд, твою яркую улыбку.

Она не ты. Ну и черт с ним. Пора забыть тебя, моя Королева.

 

 

1.

 

Это моя вторая весна, которую я по-настоящему ненавижу, и в то же время боготворю. Сейчас какая-то странная и прохладная погода, что хочется поскорее вернуться с учебы домой, забежать на кухню и выпить горячий кофе, который так приятно обжигает мои губы. К сожалению, я не смогла правильно распорядиться деньгами, и мне пришлось сдать свою квартиру какому-то парнишке, а самой перебраться в университетское общежитие. И теперь я возвращаюсь не в тишину и покой, а в самый настоящий сумасшедший дом – в женское общежитие. Наверное, студенческий городок – это самое прекрасное место в Мире, после Диснейленда.

Вот моя комната с выбитой дверью (Хэллоуин прошел на славу), вот моя соседка Мерседес, вот моя кровать, а вот и моя любимая подушка…

- Ты где была всю ночь? – Мерседес как всегда сидела за учебниками, и делала вид, что учит. Она беспокойно посмотрела на меня, когда я села на кровать.

- Как приятно, когда ты меня ревнуешь. – С язвительной улыбкой произнесла я.

- Да иди ты! – Она кинула в меня карандаш и рассмеялась. – Я вчера даже не могла никуда сходить, ключи то у тебя остались.

- Давно пора поменять дверь… надо пожаловаться мастеру, и тогда он поставит новую… и тогда уже я буду терять тебя по ночам.

- О да, это точно. – Она снова начала листать страницы учебника по анатомии, а потом опустила голову на стол. – Я не могу уже это видеть.

- Сколько экзаменов осталось?- Мерседес подняла указательный палец. – Повезло. У меня еще два.

- Почему ты не учишь? Я, конечно, понимаю, что ты все и так знаешь, но хотя бы создай видимость перед преподавателями.

- К черту преподавателей.

- А как же Хилари?- Она многозначительно улыбнулась и подмигнула мне.

- Ох, Хилари. – Протянула я, тем самым эмитируя сами знаете что. Мерседес тут же расхохоталась, схватившись за живот, а я наблюдала, как она корчится от смеха.

В прошлом году в университете появился новый преподаватель психологии и философии. На уроках он был очень дружелюбен, очень добр и общителен. Вне студенческого городка, он тут же перевоплощался в сумасшедшего байкера. Конечно, он не носил кожаных брюк, и не имел длинную седую бороду. Наоборот, он очень приятной внешности, у него идеальное тело, да и любовник он сказочный. Мы начали встречаться в начале этого года. О нашем романе, разумеется, никто не знает, кроме моих близких подруг и его матери. А свою маму он очень любит, и если он вдруг не пришел на свидание ,значит ей снова стало плохо. Она больна, и я никак не могу препятствовать её встречам с сыном. Тем более ей осталось не больше года. Наверное, она так и не сможет увидеть свадьбу своего сына, ведь я не выйду за него. Нет, я не могу этого сделать. Пускай даже если он будет стоять на коленях передо мной, я не выйду за него.

- Пойдешь сегодня на фитнес? – В комнату заглянула Джерси. Она как всегда была неряшливо одета, на голове творился какой-то непонятный шухер, а под глазами было видно свидетельство того, что этой ночью она, так же как и я, времени даром не теряла.

- К черту фитнес… у меня роды на носу. – Джерси кивнула и тут же скрылась. Имея ввиду «роды», я хотела сказать, что мне предстоит сдать теорию о принятии родов. Да, именно это мы и учим этой весной, на втором курсе медицинского факультета.

Медицинский… я выбрала именно этот факультет, думая, что все, что я буду учить, когда-то уже учила ты. Возможно, это сделает меня чуть ближе к тебе. Глупо, знаю. Именно ты сделала из меня глупенькую девочку, но я скажу тебе «спасибо» за то время, что ты провела со мной.

- Ты, по ходу, вообще не хочешь ничего делать сегодня, ага? – Мерседес, наконец, оторвалась от своих книжек и плюхнулась на свою кровать.

- Вот еще… у меня свидание с Хью.

- Во сколько?

- По-моему в семь. Ему еще маму надо в больницу свозить. Так что это еще под вопросом.

- Ты не устала от того, что он все время пропадает со своей мамой?

- Я бы тоже пропадала, будь у меня такая проблема… не дай Бог.

Кстати, после того что случилось две весны назад, я стала верить в Бога. Пускай, он не исполнял мои мольбы, но я продолжаю верить. Кому то же надо верить в этой жизни, верно? Вот и пускай это будет тот, кого я никогда не увижу и не услышу.

Да, я молюсь. Молюсь, чтобы она одумалась и вернулась. Уже так много времени прошло, а я всё до сих пор помню, и до слез люблю её.

- Ладно, не будем об этом. – Отрезала я.

 

«Зои… Зои… Зои…»

Тихо и медленно звучало это имя у меня в голове. Этот образ – дурман для моего сознания. Эта девушка так похожа, но это не ты. Совершенно.

Она…

- Клер? Я с кем сейчас разговариваю? – Мерседес топнула ногой и строго посмотрела на меня. – Повтори то, что я сейчас сказала!

«А ты что-то говорила? Черт… По-моему, да, что-то трепала про занятия»

- Прости… я где-то. – Ухмыльнулась я.

- Ты какая-то странная сегодня… обычно тебя не перепиздишь, а тут… тю! – Она демонстративно махнула рукой. – Молчишь. Поругалась с кем?

- Нет… - Протянула я. – Знаешь, я что-то не хочу сегодня разговаривать. Ты уж прости меня… заткнись, пожалуйста.

На мою просьбу Мерседес отреагировала, как и всегда делает, когда пытается не обижаться: она хмыкнула, и скрестила руки на груди.

Пускай себе дуется, мне плевать. Уже сколько раз я прокручивала это утро у себя в голове, и каждый раз представляла тебя, а не эту дурочку Зои.

 

 

2.

 

 

Учения – мучения. Сейчас я иду в роддом, чтобы посмотреть «как и откуда берутся дети». У преподавателей вечно мозги не в том месте, и чаще всего они думают копчиком. Это мои наблюдения.

Частые походы в родильный дом потихоньку сводят с ума: не могу смотреть на рожениц – они такие нервные, вечно трясутся из-за своих детишек, а эти крики во время родов! У меня все время такое состояние, как будто меня сейчас насильно заставят родить. Ужас. Помню, как я долго отходила от самой сцены с родами. Никогда не забуду ту молоденькую девочку, с вот такими глазами, и ужасными воплями. Никогда.

Но есть в нашей профессии и более приятные моменты. Больше всего привлекает морг – многолюдно, и в то же время тихо. Очень мило. Хоть спи там.

- Янг, вы записали тему урока? – Спросил преподаватель по химии.

- Да, сэр. Продемонстрировать?

- Нет уж… сиди. Я ждал, когда ты закончишь свою карикатуру. – Он усмехнулся. – Кто хоть?

- Вы, сэр. – Засмеялась я. – Как вы узнали?

- Ну ты же у нас художник! Тем более, все твои рисунки разбросанные по коридорам подписаны.

- Ой… учту.

- Ну да ладно. – Он снял очки и подошел к своему столу. Все студенты мило улыбались и смотрели на меня, ведь это кто-то из них распечатал мои рисунки.

Минут через тридцать я уже открывала двери своей комнаты. У Мерседес как обычно были гости. Девочки обсуждали нового преподавателя, Шерил лепетала про Сэма, а Миа сердито поедала чипсы.

- Что такое Ми? – Спросила я.

- Клер! – Резко начала она. – Вот почему у тебя нет никаких проблем с мальчиками? У тебя они вообще бывают?

- Бывают… я, знаешь, прошла тот возраст, в котором хочется влюбиться. – Улыбнулась я.

- Черт… я походу от рождения в нем.

- Что на этот раз?

- Да вчера на тусе мне чего-то так Майкл понравился, я прямо чуть не кончила на танцполе, когда его увидела. А потом, представляешь, он сосался с Джессикой… первокурсницей! Фу…! – С отвращением произнесла она.

- Успокойся. – Я обняла её.

- И всё равно ты меня бесишь. – Пробормотала она.

Вечером мы втроем поплелись в студентческую кафешку, где напились горячего шоколада и кока-колы.

«Почему у тебя нет проблем с мальчиками?»

Хм… не знаю, не влюблялась, наверное. Подумала я, уже лежа в постели. Клер, Клер, Клер… что же ты сделала из той милашки? Ты превратила её в куртизанку, которая вместо денег берет эмоции партнера…

- Спи! – Крикнула Мерседес.

- Что? Ты мне?

- Да! Достала уже!

- Что я тебе сделала? – Я медленно приподнялась на кровати, пытаясь разглядеть Мерседес.

- Ты так громко дышишь, не замечаешь что ли?

Я тут же демонстративно захлопнула рот ладошками и упала обратно на подушку.

Не заметила, правда не заметила.

Повернулась на другой бок – все равно, не могу. Не могу уснуть. Я снова вспомнила больницу, свой первый секс – Господи, как же это всё ужасно.

- Ага… она вчера хрен заснула, а теперь хрен проснется? Проснись! – И свист в ухо. Временами я ненавижу Мерседес, но, к сожалению, я привязана к этому человеку, иначе, кто бы готовил мне завтраки и слушал бы меня?

Лениво я оторвалась от постели и поплелась в душ. Душ в общежитии общий, так что мне открыт обзор на обнаженные женские тела. Я люблю девушек: они безумны, красивы и грациозны. К сожалению, я не могу показывать свою наклонность при них, иначе мне грозит полное разочарование в себе и одиночество в душе. Да, разочарование – я пообещала себе, что никогда не буду с другими девушками, но вновь и вновь я срывалась из-за очередной кареглазой брюнетки. Я не могу себе этого простить. Мне кажется, что я предала память о тебе… а еще эта Зои!

- Доброе утро, киска. – В дверях появилась Ванесса. У неё как всегда было веселое настроение.

- Приветик. – Протянула я.

- Клер… я с тобой.

Через несколько минут я уже стояла под струей воды с намыленной головой, а Ванесса наблюдала за мной.

- Что? – Спросила я, когда заметила, как она рассматривает мое тело.

- Ты очень сексуальная, Клер. – Улыбнулась она.

- А… ну да, есть немного.

- Черт… Ты вся такая милая умница и красавица, что тебя хочется испортить…

 - Ты всегда хотела меня испортить.

Ванесса еще долго рассматривала каждый сантиметр моего тела, что я даже разволновалась слегка. Скоро я выбежала из душа, в комнате быстро привела себя в порядок и  так же быстро убежала на занятия.

В дверях университета я столкнулась с Хилари. Он улыбнулся и дал мне пройти, при этом еле сдержавшись от желания поцеловать меня. Я же выдавила «Здравствуйте, мистер Бенц» и побежала на второй этаж.

 

 

3.

 

 

В университете меня ждала парочка сюрпризов.

- Клер? – Ко мне подошел преподаватель по математике. – Тебе, как старосте группы, даю задание – отведи своих в 57 кабинет.

- Хорошо, но для чего?

- Смещение. – Улыбнулся он. – Вы будете работать с другой группой.

Я кивнула и медленно поплелась по коридорам универа в поисках одногруппников. Пока я их собирала, прошло уже достаточно времени, чтобы опоздать на урок. Я быстро преодолела ступеньки, крутые повороты, и, наконец, добралась до нужного кабинета. Возле самой двери я словно отключилась, когда увидела табличку «57».

Я помню это число. Я словно снова стою в больнице.

Нет, нельзя.

Открыв дверь, я извинилась перед учителем, и, осматривая класс, начала искать свободную парту. Хоть бы одна. Я сделала шаг к рядам, и увидела, как мне машет какое-то красноволосое чудо. Я быстро села с ней рядом.

- Успела. – Улыбнулась она, и продолжила делать записи в тетради.

- Спасибо большое. – Прошептала я.

Впервые вижу девушку с красными волосами. Это было что-то! Такие красные волосы, такая белая-белая кожа и большие голубые глаза. Я не могла от неё оторваться, особенно от её рук – они покрыты темными татуировками. Я разглядела одну на запястье: это был какой-то гоблин, по крайней мере, похож на него; чуть выше рисунок плавно переходил в какую-то абстракцию. Я буквально хотела дотронуться до этой фарфоровой кожи, до этих темных рисунков на ней, до этих ярко-красных волос.

- Эй? – Шепнула я, та кое-как оторвалась от писанины в тетради и посмотрела на меня, но даже так она продолжала водить ручкой по бумаге. Я чуть наклонилась к ней. – Прости, это настоящие татуировки?

- Конечно, даже волосы свои. – Улыбнулась она и продолжила списывать с доски. Потом она снова посмотрела на меня и спросила: - Почему ты ничего не пишешь?

- Да ну… у тебя спишу.

- Ха… ну если ты что-нибудь поймешь из моих каракулей, то - пожалуйста. – Она снова улыбнулась мне и протянула руку: - Лелиана.

- Клер. – Я пожала эту хрупкую белую ручку. Кожа такая нежная, что мне даже захотелось стиснуть эти пальчики в свой кулак, но я невольно отпустила их и продолжила смотреть в эти… сапфировые глаза. Иначе их никак не назовешь.

Урок быстро закончился, а моя тетрадь пуста. Лелиана заметила это и с усмешкой протянула мне свою тетрадь.

- Где твоя комната? Я завтра забегу к тебе. – C превеликой надеждой спросила я.

- Первое общежитие, второй этаж, красный диван – я всегда там обитаю.

- Красный? Вау… - После этого Лелиана весело засмеялась, и, помахав мне, скрылась в толпе студентов, а я так и осталась одна с тетрадями в руках.

Я листала её конспект уже сидя на своей кровати, Мерседес кривлялась возле зеркала, Миа пыталась накрасить себе ногти. Почерк действительно неразборчив, и даже приходилось повторять такие же закорючки, как и у Лелианы, мол, на «месте» разберусь.

- Девки, кто такая Лелиана? Мы сегодня вместе занимались. – Наконец, спросила я.

- Эм… как она выглядит?

- Красные волосы по плечо, и татуировки на руках.

- А-а-а… Знаю такую. – Промямлила Миа, не отрываясь от своей ювелирной работы.

Молчание. Я продолжала смотреть на Мию, а она продолжала водить кисточкой по ногтям.

- Ну и? – Вспылила я.

- А… ну бабенка одна. Она встречалась с Джаредом из третьей группы, и еще знаю, что она рисовала стенгазету для этого придурка Лори.

- И все? Больше про неё ничего не знаешь?

- Нет… зачем тебе она?

- Ну я просто у неё списываю, и стало интересно, кто она.

- М-м-м… - Протянула Миа, словно не слыша моих слов.

Я быстро закончила переписывать и отложила тетради на край стола.

«Лелиана…»

Она мне нравится, она необычная, она яркая и я вовсе не о цвете её волос.

Уже на следующий вечер я медленно и лениво плелась по каменной кладке в студенческом городке. Первое общежитие – это скопище фриков, и идти туда не очень то и хотелось. Поднявшись на нужный этаж, я стала искать тот самый диванчик. Я увидела его и целую кучу девчонок на нем: девочки все визжали и хихикали, щекотались и корчили рожицы друг другу. Красный цвет – Лелиана. Она увидела меня и тут же спрыгнула с коленей какой-то девахи и подошла ко мне.

- Это ко мне. – Обернувшись назад, сказала она. – Приветик, Клер. Переписала?

- Да, спасибо. – Я начала доставать из сумки тетрадь.

- О… ты куришь? – Черт, это было моим секретом. Наверное, она увидела пачку сигарет в кармашке.

- Ну… балуюсь. – Улыбнулась я.

- Клер. – Серьезно произнесла она. – Я тебе уже два раза помогла. С тебя долг.

- Ой. – Я слегка растерялась, и вопросительно посмотрела ей в глаза.

- Я тебе как-нибудь напомню о нем.

-Ага, и желательно за неделю, ладно? – Она рассмеялась, теребя пальчиками край тетради. – Ну ладно, мне пора идти. Пока?

- Дела, да? Ну как хочешь, Клер. Пока.

Я быстро покидала общежитие, даже неслась из него.

После этого, мы с Лелианой стали чаще встречаться в университетских стенах, даже обедали по выходным в ближайшей закусочной. Она очень хорошая: как мне и говорили, она очень общительная, жизнерадостная и веселая. С ней я забывала о своих проблемах и о своем прошлом, хотя о тебе мне забывать не хотелось, я даже боюсь этого – забыть тебя.

- Клер? – Лелиана забежала за мной в мою комнату. Я и Ванесса дурачились на моей кровати, Миа пыхтела, пытаясь разобраться с новым телефоном, а Мерседес просто мечтала сидя за столом. Ли, как я её называла, тут же повеселела, зашла и стала ждать меня. – Ты идешь?

- Ли! – Я скинула Ванессу на подушку, и с протянутыми руками подлетела к Лелиане. Мы обнялись, я схватила свою сумку, и быстро выбежала и комнаты.

- А что Ванесса делала у тебя в комнате? – Спросила она, когда мы подходили к университету.

- Да так… просто так забежала.

- Вы подруги что ли? – После некоторого молчания, вновь спросила Лелиана.

- Ну да. А почему ты спрашиваешь?

- Она немножко нагружает меня. – Выдавила Ли.

- Почему? Она милая девчушка, мне нравится. Вы подружитесь.

После моих слов, сапфировые глазки стали серьезными, лицо слегка нахмурилось, даже было непривычно видеть её такой – она всегда такая улыбчивая и счастливая, а сейчас… Наверное, они что-то до меня не поделили, или просто у Ли фантазия разыгралась.

Лелиана еле слышно попрощалась со мной, поднимаясь на свой этаж, а я осталась одна среди толпы. Даже прохладно как-то стало, и мурашки пробежались по телу.

«Так… это не добрый знак»

Я как привидение зашла в аудиторию, села на свое место, достала тетради и учебники, и опустила свою голову на край стола.

Что такое? Что не так? Или, наоборот, всё «так»? Странно все это.

Автоматом я достала телефон: меню, галерея, изображения, самая дальняя папка и самая любимая фотография. Кажется, что сейчас пахнет цитрусами, кажется, что эти глаза сейчас откроются, а эти губы произнесут моё имя. Мои руки задрожали, по спине пробежал холодок. Понимая, что нельзя долго смотреть на эту фотографию, я быстро нажала на красную кнопку и закинула телефон в сумку.

Не могу… не могу не думать о тебе, моя Королева.

 

 

4.

 

 

- М-м-м… Янг, очнись… - хриплым сонным голосом протянула Мерси. Было еще темно, а в комнате прохладно. Я услышала свой телефон, подняла его с пола, не разобрав, что написано на экране, тут же ответила.

- Клер? Прост-и-и-и, что так поздно! – Папа. У него весьма бодрый голос.

- Папа? Привет. А чего ты звонишь так рано?

- Рано-поздно, тебя хрен разберешь!

- Пап… - Протянула я.

- Ну извини… просто мы с мамой сейчас на эмоциях! – Он набрал воздуха в легкие, и громко и отчетливо произнес: - Позвонил Кевин! Представляешь? Они приедут летом, чтобы пожить у нас! Доченька, ты представляешь? Твой братик приедет, со своей невестой! Уф…. – Выдохнул он.

Я замерла с открытым ртом, держа телефон, глядя в пол, с широко открытыми глазами… Магия фразы «Позвонил Кевин» моментально вышибнула подо мной и кровать и землю, розовые стены рухнули, и передо мной тут же образовался темный лес моих воспоминаний…. Кармен, Кармен, Кармен… ничего, я ничего не забыла. Одна мысль о том, что я увижу её снова, задавала моему сердцу сумасшедший ритм, в голове словно черти пляшут, и я становлюсь всё меньше и меньше. Сейчас, я как Алиса, которая падала в пропасть, только это был не новый мир, куда она попала, а старый, который хотелось забыть.

- Клер? – С ужасом позвала Мерси. Она, прикрываясь одеялом, лихо спустилась с кровати, маленькими шажочками подошла ко мне, присела на корточки. – Что случилось? Что-то серьезное?

Я не сообразила, о чем она говорила, я лишь посмотрела на неё и увидела страх в её карих глазках.

- Клер? – Продолжила она, убирая спавшие пряди волос с моего лица. – Скажи.

В трубке послышались гудки. Может мне приснилось? По-моему, нет.

- Н-ничего, ничего не случилось, Мерс. Просто папа позвонил. – Я положила телефон на тумбочку, укрылась одеялом и отвернулась к стене. Тут же я почувствовала руку Мерседес на своем боку, она быстро перевернула меня на спину.

- Да что ты говоришь? – Она отодвинула мои ноги, и села рядом. – Что случилось? Твой папа и раньше звонил, и ты либо ржала, либо орала на всех… Клер, ну скажи, ничего серьезного?

- Брат мой приезжает, которого я не видела два года…. Мы поругались просто. И вот. – Нехотя ответила я, и снова перевернулась набок.

- Ну ладно… я уж подумала, что… не важно. Спокойной ночи, Клер.

- А сколько времени?

- Половина третьего почти.

Я посильнее прижала к груди одеяло, поджала ноги и стала пробовать заснуть. Да, я, как и ожидалось, практически не спала, уснула, наверное, за час до будильника. Мерси снова свистела мне в ухо за что и получила подушкой по физиономии.

Мне было очень одиноко в стенах университета, я, казалось, была в клетке, но всё снова изменилось, когда я увидела Лелиану. Она стояла возле зеркала, поправляла воротник своей черной рубашки. Прекрасная… Красные волосы, голубые глаза, фарфоровая кожа и бежевые и темно-коричневые вертикальные полоски на её пиджаке. Я быстро побежала к ней и тут же обняла её за шею, чуть ли не сбивая с ног.

- Клер! – Вырвалось у неё. Помедлив, она обняла меня.

- Прости, прости, прости! Просто… от эмоций. – Протараторила я , отрываясь от Ли. У неё было ошарашенное лицо, но она, спустя минуту, мило улыбнулась и продолжила прихорашиваться.

- Ничего… почаще так делай, мне было очень приятно. – Она посмотрела на меня, взяла за руку и мы стали медленно идти по коридору. Она рассказывала, как вчера над ней издевались её девчонки, как ей предложил встречаться один симпатяжка, и как она безумно влюбилась в одного человека.

- Ого… - Толи грусть, толи радость – не пойму. Я сжала свою руку в кулак, выдавила кривую улыбку. – А кто он?

- Ну… - Она задумалась, улыбаясь и глядя куда-то в бок.  – Я тебе потом покажу.

- А я его знаю?

- Может быть, я не знаю. – Пролепетала она. – Ты чего такая? Кстати, что у тебя случилось?

Мы плюхнулись на лужайку в парке, решив прогулять занятия. Мы сидели по разные стороны старой колонны, сделанной под греческий мотив. Лелиана вертела в руках цветок, который я сорвала для неё минуту назад, а я рисовала в тетради.

- О чем ты думаешь, Клер? – Задумчиво спросила она.

- О тебе.

- Обо мне? – Я слышала, как она поднялась с земли и посмотрела на меня. – То есть?

- Я тебя рисую… - Правда, я пыталась изобразить её лицо, но руки сами хотели изобразить темные длинные волосы, карие глаза…

- Как мило. – Протянула она. – Дай глянуть?

- Нет. Нет! Ли, уйди! – Она пыталась отобрать тетрадь, и это у неё получилось. Она выхватила её у меня, села на свою сторону и начала листать. Это была секретная тетрадь, ну ладно, пускай она посмотрит, ей ведь можно, да?

- Ого… ты так красиво рисуешь. – Говорила она. – Глаза… одни и те же. Одно и то же лицо, кто это?

- Дай сюда… - Я потянулась за тетрадью, но плюхнулась на колени Лелианы.

- Клер, кто это такая? Твоя муза?

- А что?

- Ну скажи! В тетради сто страниц, и на семидесяти из них нарисована одна и та же женщина! Тебе не кажется это странным, нет?

- Она нравилась мне раньше, вот и все.

- Клер… - Она подняла меня, усадила рядом, я поджала ноги, руками упираясь в землю. Не было никакого настроения, абсолютно. Было грустно. Лелиана пальчиками приподняла мой подбородок и сказала: - Ты такая милая, когда обманываешь.

- Ой, Лелиана, это для меня больная тема… - Я отмахнулась от неё и собралась уходить, но она схватила меня за руку и потянула к себе. Я снова упала на землю и посмотрела в сапфировые глаза. Она ждет объяснений. Ну ладно. – Я любила её.

А потом я встала и ушла, молча и тихо. Кажется, Лелиана так и продолжала еще сидеть, глядя мне в след.

Да, я сказала… Да, я сдалась. Да, я создаю образ Кармен. Я плачу из-за неё, я схожу с ума из-за неё, я не могу жить без неё, и эти два года были просто сумасшедшими.

Иногда я смотрю на свое тело и представляю, что когда то она водила своими прекрасными пальчиками по этому самому животу, по этой самой груди. Она очень любила мои светло-каштановые волосы, любила целовать мою шею, любила мой «сладкий носик»… я помню всё, что она говорила, и в  то же время пытаюсь забыть об этом. Ну нельзя жить воспоминаниями! Но она приедет почти через два месяца, чуть больше, и снова она пронесется по моему сознанию, как цунами – не оставляя ничего, что способно жить. Я всё еще люблю её, я все еще жду её…
Но есть Лелиана, она как бы заменяет мне её: с ней уходит боль, я так же ищу её образ среди незнакомцев, я так же хочу дотронуться до неё, взять за руку и закрыть глаза.

Это больно…

 

 

 

5.

 

 

Пару дней я не выходила из комнаты, разве что в туалет или в душ. Хилари звонил мне пару раз в день. Знаете, я даже рада, что его мама сейчас в больнице, и он пропадает там – я не хочу его видеть. Честно.

Ванесса и Миа навещали меня каждую свободную минуту, болтали какую-то дребедень про нового учителя, а я просто кивала головой, молчала или вовсе спала.

Я думала о Лелиане и том, как же я смогла продержаться так долго без её общения. Мне нужна она, очень. Похоже, я сама не заметила, как влюбилась. Похоже, что это не серьезно, но она нужна мне.

Всё произошло спонтанно, как говорится. Может, это из-за переизбытка чувств, а может, наоборот, из-за их избытка, или глупо - из-за страха. Не знаю, и знать не хочу.

Помню, как Лелиана ворвалась ко мне в комнату, когда я была там одна.

- Ты… ты почему не появляешься? Я уж думала, что ты болеешь или вообще свалила куда! – Она швырнула свою сумку на стол, и быстро подошла ко мне. Я сидела на кровати, скрестив ноги, слушала, как её каблуки стучат о деревянный пол. Ли села рядом со мной, провела ладонью по моему плечу, заглядывая мне в глаза. – Что, что случилось?

Какая же… Черт!

Я-то думала, что ей будет неприятно общаться с лесбиянкой, что она тут же начнет избегать меня и все такое… Я представляла, как мне будет стыдно, когда я увижу её, а она… Она пришла ко мне посреди учебного дня, и думает, что я болею.

- Всё нормально… - Протянула я, слегка улыбаясь. Ли присмотрелась к моему лицу, тяжело вздохнула и толкнула своим плечом мое плечо.

- Что случилось? Это я виновата, да?

- Нет, всё нормально, просто… - Я серьезно посмотрела на неё. – Просто мне показалось, что ты после этого не захочешь общаться со мной.

- Ты дура, верно? Клер! Ну я же… я же не могу вот так взять и выкинуть все из головы… – Она кричала, разводила руками, возмущалась, а я, раскрыв рот, слушала её, не веря своему счастью. – Да ты хоть знаешь, что ты для меня значишь? Нет? Даже и не догадываешься!

И еще много чего. Она объясняла, что не может просто так забыть меня, что я ей дорога и всё такое. Потом она стянула меня на пол, подвела к шкафу, приказала собрать одежду и идти в душ.

- Идешь, приводишь себя в порядок, а то мне эти твои синяки под глазами не нравятся… - Я просто плакала этой ночью. – И мы идем в кафе, в какое захочу я. Всё ясно?

- Есть сер. – Шепнула я и вышла из комнаты.

Помню, что Лелиана отвела меня в дорогую кафешку и заказала мне большой шоколадный торт. Каждый день после этого, она дарила мне сладости, потому что «ей нравится, как я радуюсь таким мелочам».

Примерно через пару недель у нас у обоих снесло крышу. Абсолютно. Я узнала, что Лелиана уже как год работает в тату-салоне, и у неё есть даже собственный кабинет где-то в городе. Мы были у неё на квартире, пили пиво, как вдруг Ли выдавила:

- Клер, давай я тебе тату сделаю?

- Что? Мне? – Я рассмеялась. – Может мне еще тоннель в ухо?

- Не… - Она помотала головой. – Ну, простое тату. Мне кажется, что тебе очень пойдет тату на руку, например. Ну не как у меня, конечно.

Я отказывалась, визжала, просила, чтобы она отстала от меня, но та ни в какую. Через двадцать минут мы уже рисовали эскиз, а еще через час мы уже ехали в метро до её кабинета. Кабинетом оказалась небольшая комнатка на втором этаже тату-салона. Большое кожаное кресло, рядом куча разных штучек и игл.

- Садись, я сейчас. – Она пошла мыть руки, а я послушно плюхнулась на кресло, стягивая с себя футболку. Мы остановились на небольшом скорпионе на левой лопатке.

Ли села на стул, пододвинулась ко мне, опустила лямку моего лифа и протерла кожу каким-то раствором, и начала рисовать рисунок. Через минуту зажужжала эта штучка с иглой, и противная боль раздалась у меня на лопатке.

Лелиана мило шептала о том, как она любит делать татуировки девушкам, а я, положив щеку на свое плечо, просто слушала её приятный голос. Она быстро закончила, снова провела влажной ватой по моему телу. Я подошла к зеркалу, посмотрела на свою спину – кожа порозовела, а на ней изображался аккуратный скорпион. Я повернулась лицом к зеркалу, с улыбкой на лице, тяжело вздохнула и посмотрела в свои голубые глаза. Лелиана потирая свои ладошки, медленно подкралась ко мне сзади, рассматривая мою спину. Она слегка нагнулась и подула на раскрасневшуюся кожу. Прохладное дуновение прошлось по всему моему телу, что я даже слегка дернулась. А потом Ли прикоснулась губами к незатейливому рисунку.

Ли подняла голову, через зеркало посмотрела на мои глаза, положила свои белые ручки на мои плечи, развернула к себе и прижалась ко мне своими пухлыми алыми губками.

Да, было немного страшно, но я знала, что это как раз то, что я хотела получить от неё. Мы быстро перешли к массовому раздеванию, упали на то самое широкое кресло, и Господи, впервые за два года после отъезда Кармен, я получила удовольствие от секса. Наверно, мне нужно любить человека, чтобы иметь с ним нормальные сексуальные отношения. Наверное…

«Хью! А как же Хью! Да к черту его! Я трахаюсь с Лелианой!»

После этого, мы стали жить у неё на квартире. Ходили мы на занятия вместе, уходили тоже вместе, спали вместе, в душ ходили тоже вместе, и если бы у неё не было два санузла в квартире, то и там бы мы были вместе, но это уже преувеличение. Лелиана любила целовать мое тело, любила водить ладонями по моей груди, а я поддавалась этому соблазну снова и снова. Это было счастьем, но я помнила, что совсем скоро я снова увижу свою кареглазую Королеву, что, возможно, снова влюблюсь в её образ, и что наша разлука будет новой раной в моем сердце.

Мама Хилари пошла на поправку, что стало новым препятствием для меня. Я стала медленно и незаметно отдаляться от него: я отказывалась идти на свидания, редко отвечала на звонки. Он что-то подозревал, но вовсе не то, что я сплю со своей однокурсницей, а то что я его просто разлюбила. Да я и не любила его, если подумать. И зачем же я вообще стала встречаться с ним? Зачем я вообще поперлась под Новый год в его кабинет? Зачем я пригласила его на нашу вечеринку?! Сейчас было бы все куда проще. Господи… Клер, куда же ты лезешь?

- Клер? У тебя когда каникулы? – Папа разбудил меня своим звонком. Ли была на своей работе, я подхватила какую-то заразу и лежала с больным горлом.

- Ну, пап… по-моему в двадцатых числах июня. – Я набралась силы и спросила: - А что?

- Ну, Кевин интересовался, когда они смогут повидаться с тобой.

- А они когда приедут?

- Они в самом начале, он сказал, что билеты на второе число.

О Господи… я буду здесь, а она будет там... она будет в моем доме, когда я буду в своём общежитии. Я не смогу так просто... я…

- Клер?

- Что?

- Может, привезешь кого? Ты ни разу не привозила к нам ни друзей, ни подруг.

- А… можно я приеду со своей лучшей подругой? Но она не сможет долго побыть, у неё работа.

- Отлично!

Прекрасно… Лелиана появилась вечером, она пришла бы и раньше, но ей пришлось забежать в общагу за вещами. Я объяснила ей весь свой план:

- Поедешь со мной, побудешь ну, сколько хочешь, пока не надоест, а потом уедешь, одна.

- О… Ну хорошо.

- Только…

- Мы подруги, верно?

- Именно.

- Я этого и ожидала.

- Ты не обидишься?

- Нет! Мои родители даже не знают о моей ориентации… я вообще стесняюсь, при каких либо взрослых дядечках и тетечках целоваться с девочками. – Протараторила она.

Вот и все… Что о нас подумаю? Разоблачат ли нас? Изменилась ли Кармен? Как она себя поведет?

Я боюсь…

 

 

 

6.

 

 

Утром, еще лежа в постели, я думала о моем Бенце. Рядом спала Лелиана, носом уткнувшись в мое плечо.

«Что делать… что делать… что делать…»

Сидя на уроке по психологии, я совершенно не слушала мистера Бенца. Он что-то втирал про полицейских, а я вертела в руках ручку: откручивала колпачок, потом прикручивала его обратно, и так весь урок. Наконец, время вышло и все стали покидать свои места. Я тоже начала собирать сумку, и поднялась, как наткнулась на Хью.

- Ты чего сегодня? – Он серьезно посмотрел на меня, открыл мою тетрадь – там ничего нет. – Ничего не записала за весь урок. Что-то случилось?

- Хилари… я не могу больше. Я не люблю тебя. – Я посмотрела ему в глаза.

- То есть… что ты такое говоришь? Всё же было так хорошо. Это из-за моей мамы? Ну да, она больна.. но… с этим уже ничего не поделаешь.. или это я что-то не так сделал? Клер, ну не молчи. – Он схватился за голову.

-Хилари, ты замечательный, ты потрясающий, но ты…

- Не формат. – Он опустил голову.

- Наверное. Мне было хорошо с тобой, но я могу быть только твоим другом. Понимаешь?

Он поднял руку и сел за парту. Я оставила его одного. Да, грустно, но я не могу его больше обманывать. Тем же вечером я направилась в ночной клуб, познакомилась с какой-то шлюшкой, угостила её коктейлем, и даже как то легче стало.

 

Время шло, вот так «топ-топ-топ».

- Ты изменилась, наверное, совсем, да? – Кевин. Он позвонил, когда я была на пикнике с Лелианой. Мне было страшно ответить на его звонок, но он ведь мой брат… тут уже ничего не поделаешь, тем более мы расстались нормально, а не как с его девушкой.

- Ну… я всё такая же. Когда увидимся?

- Мы через неделю прилетим уже. А ты когда домой?

- Мне тут задержаться еще надо будет на пару недель.

- Зачем? Давай сразу при… - А потом он замолчал и я услышала её голос…

Какой же это был выброс адреналина. Мне казалось, что вот-вот я выроню трубку, побегу на мост, залезу на перила и закричу «Я жива!!!»

- «С кем ты разговариваешь?»

- «С Клер, спрашиваю, когда она приедет»

- «А… я на работу. Пока»

- Извини, че я там… а! Зачем тебе задерживаться?

- Д-да я… просто я хочу нагуляться с друзьями, я ведь их потом целое лето не увижу.

- А-а-а… - Протянул он. Лелиана положила голову на мои колени и стала тянуть меня за руки.

- Кевин, ты извини, но меня тут зовут. Пока.

- Да, пока. Я и сам ухожу уже.

Ли тут же выхватила у меня телефон, отбросила куда-то, и потянулась ко мне за поцелуем. Здесь, в лесу мы можем не бояться показывать свои чувства, как делаем это в городе. Да, мы не можем спокойно поцеловаться в метро или даже взяться за руки. Я люблю её, но только из-за того что она девушка. Конечно, целуя её, я представляю Кармен, но когда открываю глаза, вижу не кофе, а сапфир – это было огорчением в душе, но мне приходилось улыбаться.

Я скинула Лелиану со своих коленей на покрывало, села на её бедра и пальцами начала водить по её животу. Ли звонко засмеялась и попыталась вырваться, но я прижала её руки к земле. Как же хочется их раздавить сейчас…

Лес… мы любили это место. Большая поляна с разрушенным зданием, зеленые деревья, солнечные пятна лежали на траве, запах полевых цветов и вкусного домашнего пирога, а так же секс на природе. Только с ней я могла решиться на такое сумасшествие, свала богу, что поблизости ни души.

Домой мы приехали очень поздно. Завтра суббота – отличный способ выспаться, навести порядок в квартире и просто отдохнуть от учебы. Лелиана тут же побежала в душ, а спустя пару минут затащила еще и меня.

Я легла в постель, дотронулась до её ледяных рук, закрыла глаза и по привычке начала рисовать в своем воображении самое прекрасное лицо. Сотню раз за одну ночь я прокручивала её «с кем ты разговариваешь?» и с каждым разом мне становилось все  больнее, и с каждым разом я всё дальше отодвигалась от фарфорового тела, что лежало рядом со мной. Нет, я не смогу спокойно поехать в Детройт, зная, что она там, что она уже была в нашем доме, что она уже виделась с родителями, и что она приехала с Кевином.

«Какое сегодня?»

Верная мысль. Я достала телефон Ли, открыла календарь – 25 мая. Значит, они приедут меньше чем через неделю. А я приеду… да хоть сейчас! Я готова хоть сейчас поехать к родителям, я даже готова встретить Кевина и Кармен в аэропорту! Я готова увидеть её, сказать ей «привет»! Я люблю её! Люблю!

Лелиана повернулась лицом ко мне, она спит, она не знает, что я не люблю её… Тихонько, я взяла её лицо в свои руки и прижалась к её губам своими губами. Она тут же проснулась, открыла глаза, слегка улыбнулась, дотронулась до моей руки… и снова ночь без сна.

Утро. Ли еще не вставала, она просто лежала на подушке и смотрела на меня, а я на неё. Я улыбалась ей, а она мне. Знала бы ты, что я не люблю тебя… временами. Может мне бросить тебя? Мне будет очень не хватать тебя… Может и вправду бросить её сейчас, чтобы не откладывать на потом? Встреча с Кармен не приведет ни к чему хорошему: у меня снова откажут все конечности, снова пропадет голос, и снова исчезнут все чувства, кроме чувств к моей Королеве.

Время… Время… Время… Время… куда же ты, сука, несешься?

Сегодня, уже сегодня они приедут домой… Звонок. Папа. Он сказал, что Кев и Кармен прилетели, что они очень изменились, что они очень счастливы, и что они «поживут с недельку» в их доме. То есть, Кармен зайдет в мою комнату, дотронется до моего стола, кровати и даже до дверной ручки? Как же это?…

Итак, я начинала считать дни до моего приезда, до того самого эмоционального дня в моей жизни. Наверное, это будет самое ужасное лето в моей жизни, и в то же время, оно будет самым потрясающим и долгожданным.

 

 

8.

 

- Ты поедешь со мной, не передумала?

- Поеду, если ты хочешь. – Улыбнулась она.

А хочу ли я? Вообще, может поехать одной? Но тогда на ком я буду срываться от чувств? На ком?!

В любом случае, у меня уже есть два билета до Детройта на 25 июня. Пока еще есть время подумать… еще целых две недели.

Ли сдала свою квартиру под аренду, и мы вновь вернулись в студенческий городок. Миа и Ванесса были несказанно рады моему возвращению, особенно радовалась Мерседес, которая все это время жила одна в комнате. Ли, наоборот, была немного расстроена, что теперь мы будем просыпаться на разных кроватях.

- Мисс Янг, вы что-то сами на себя не похожи. С вами все в порядке? – Преподаватель по математике медленно протягивал мне лист с моей контрольной.

- Давайте. – Я сидела, опустив голову на парту, и протянула руку.

- Ну смотрите… я бы на вашем месте не радовался и не спал бы на уроках.

Я медленно развернула лист, и бегло прошлась по строкам. Четыре. Бог есть! Осталось сдать биологию, и я могу спокойно отправляться домой. Хотя, какой там спокойно? Я же струшу в самый последний момент!

Я зашла в общежитие и вспомнила, что договорилась встретиться с Лелианой после занятий. Ну ладно, скажу, что забыла на радостях.

- Клер, ты где ходишь? – Она позвонила уже через час.

- Ой… Ли, прости. Я забыла.

- Забыла? Ты раньше никогда не забывала встречаться со мной… - Она обиделась. Какое мне теперь до неё дело? – Что у тебя за математику?

- Четверка. А у тебя?

- Отлично. Ты придешь?

- Нет, я устала сегодня. Не обижайся, ладно?

- Ну ладно. – Она бросила трубку. Нет, я не буду ей звонить!

Мерси сидела за книгами, что-то выписывала в тетрадь, шептала всякую бредятину себе под нос. А я лежала на её кровати и смотрела в потолок.

Тишину прервал телефонный звонок. Мерси подскочила на стуле, и тут же угрюмо уставилась на меня сквозь очки. Я посмотрела на экран телефона – Хилари Бенц.

- Что? – Ответила я.

- Почему? Просто скажи – почему ты тогда была со мной? Ты хоть любила меня?

- Да, наверное, любила.

- Но что произошло? У тебя кто-то появился?

- Хью… нет, никого нету… просто, у меня сейчас сложный период.

И тут я вспомнила, что в комнате есть лишние уши, которые даже и не догадываются, что  я порвала с Хилари. Я быстро попрощалась с ним, и сразу же сказала:

- Только без глупостей!

- Ладно… сама всё расскажи! – Мерси тут же слетела со стула и плюхнулась рядом со мной на кровать.

- Я жила с девушкой все это время…

- А?! – Вскрикнула она.

- Да-да-да… - Протянула я, и посмотрела ей в глаза.

- А это не Лелиана случайно?

- Она. – Мерси ахнула. – Хилари не знает… и не узнает уже.

А потом Мерседес узнала всю историю моей первой любви. Она сидела, поджав ноги, слушала очень внимательно и иногда щурилась. Она сказала, что у каждого бывают интересные истории, и что каждый вправе выбирать - с кем ему быть.

- Да… а я тебе еще рассказывала как с осла упала. – Улыбнулась она. – Хорошо тебя потрепало. А ты любишь эту Кармен?

- И это самое страшное.

- Тогда бросай Лелиану… я не вижу смысла быть с ней дальше.

- Может быть ты и права.

 

 

9.

 

 

- Мам, мы уже в аэропорту. Будем этим утром, может часов в десять… не знаю.

- Хорошо. Ой, хоть бы всё было в порядке, я так волнуюсь.

Я выключила телефон, сдала вещи в багаж. Лелиана сидела далеко от меня, еще дулась на меня, пила свой гранатовый сок, глядя в пол. Что-то жгло в груди, наверное, раскаяние. Да, я виновата, но я же не могу забыть, верно?

Утром.

- Ли, ты уедешь когда? – Мы собирались: я пыталась впихнуть невпихаемое в сумку, а моя яркая девочка, наоборот, аккуратно раскладывала свои вещички по пакетам. Как только я её спросила, то она возмущенно посмотрела на меня, и тут я поняла, что обидела её.

- Я еще не успела приехать, а ты уже спрашиваешь… ты не хочешь, чтобы я ехала или что?

- Нет-нет-нет… - Я отбросила сумку, подошла ближе к Ли, взяв её за руки. – Просто… просто я никого еще не возила к себе домой, и вообще я боюсь, что вдруг да они догадаются.

- О чем? О нас? Ну, мы же не будем сосаться при них!

- Естественно. – Я больше не знала, что ей нужно сказать, и вообще хотела, чтобы она побыстрее замолчала, потому что вижу, что вот-вот она взорвется.

- Ну… Я не знаю. Ну, с неделю то побуду, а потом домой к себе поеду.

- А билет… я не заказывала обратный билет.

- Я сама. Так, я сделаю это сейчас, ладно? Можно твой телефон? – Я подкинула ей свой мобильный, она его ловко поймала и вышла в коридор общаги. Её не было минут тридцать, пока я собирала тетради и учебники в отделы походной сумки.

Когда я уже собрала добрую половину всех вещей в комнате, то плюхнулась на кровать, после чего заметила, что я даже не притрагивалась к своей тумбочке.  Я лениво открыла её, медленно стала вытаскивать тетради, шкатулки, мелкие сумочки на кровать. Тут же влетела Ли с ошалевшим видом, но как только она увидела меня, то чуть-чуть посерьезнела. Я не обратила внимания, и продолжила выгребать всё свое добро, а Ли, тем временем, еле слышно подобралась ко мне. Я продолжала игнорировать её.

- Клер. – Позвала она, но я не откликнулась. После чего, у меня перед глазами возникли её руки, в которых были мой телефон и тетрадь с моими рисунками.

Черно-белая фотография Кармен, и карандашная копия этой фотографии. Я была готова провалиться на этом месте, но смогла лишь еле-еле вдохнуть.

- Это что?

- Это… это моя подруга.

- Что-то ты как-то неуверенно это говоришь. Кто это?! – Я уже стояла перед ней, пытаясь вырвать из её рук тетрадь.

- Зачем ты лазила в моем телефоне?

- Да какая разница! Пока я ждала, мне было нечем заняться и вот! Кто она? Это её ты любила, да?

- О чем ты?

- Господи, Клер! В парке ты сказала, что любила девушку, которую рисовала в этой гребанной тетрадке, а теперь я вижу её у тебя в телефоне! Ты что, все еще влюблена в неё?! Это мы сейчас к ней едем, верно?!

- Успокойся и отдай мне тетрадь. Я не буду ничего тебе говорить. Она в прошлом.

- Как же… в прошлом… что тогда её фотографии делают у тебя в телефоне?

- Я и твои фотографии там держу, если ты не заметила! Черт, Лелиана, ты взрываешься на каждом шагу! Прекрати ревновать меня к моему прошлому!

- Тогда удали эти фотки! Меня раздражает женщина… удали.

- Я два года их не удаляю, и не собираюсь удалять по первой твоей же просьбе. И вообще, отдай мне телефон, твою мать!

А потом резкая боль на моей щеке. Теперь она кидает мой телефон и тетрадь на пол, быстро выходит из комнаты, при этом смачно хлопнув дверью.

Сейчас она сидит в аэропорту, не смотрит на меня, а я немножко схожу с ума, но не подаю и вида. Я знаю, что как только мы сядем в самолет, то она возьмет мою руку в свою и простит меня за мои выступления. Но сейчас она упорно сверлит взглядом пол, давит пальцами на маленькую упаковку сока, иногда всматривается в лица мимоидущих людей, и снова опускает голову.

Я медленно, но из-за каблуков очень слышно подбираюсь к ней, сажусь рядом, прижимаюсь плечом к её плечу, делаю раскаявшееся лицо, и смотрю в её голубые-голубые глазки.

- Что? – Выдавила она, после некоторого молчка.

- Не дуйся. Это я должна дуться… у меня вон щека до сих пор красная. – Она улыбнулась, и даже слегка рассмеялась, но потом снова нахмурила брови и стала вглядываться в толпу.

- А на нас все пялятся. – Прошептала она. Ну, я бы тоже пялилась, увидев красноволосую, вытатуированную девушку с белой кожей, голубыми глазками, и при этом сидевшей в обнимку с обычной девушкой «с детским личиком» у которой красуется огромное красное пятно на щеке. И эти обе улыбаются друг другу, а та что с красной щекой, совершенно потеряла страх, и положила свою голову на фарфоровое плечо своей спутницы.

- Ты много раз летала на самолете? – Спросила я, чтобы хоть как-то сменить тему.

- Ну, не так уж и много. Не больше десяти. А ты?

- Дохрена… уже не считаю.

Как только объявили наш рейс, мы тут же побежали через металлоискатели, через охрану и совсем скоро расталкивали свои сумочки в отсеки. Лелиана сидела возле окна. Она тут же достала свой телефон, отключила его, снова убрала в сумку, и своими напуганными глазками посмотрела на меня. Я взяла её за руку.

Когда самолет набирал высоту, то Ли все сильнее сжимала своими пальчиками мою руку, да так, что мне казалось, что на ладони останутся следы её ногтей.

«Утром, этим утром я буду дома, я буду в родном Детройте. Скоро, совсем скоро я увижу всех своих… увижу»

Мысли сами пошли, когда Ли уснула, когда отключили основной свет, когда те поганые детишки, что сидели чуть дальше от нас, заткнулись. Тогда началось полное спокойствие, тишина, нарушаемая храпом мужчины с соседнего кресла. О чем думать? О прилете, конечно же! Вот я прилечу в Детройт, вот я иду до такси, вот я подъезжаю домой, вот я убегаю обратно в аэропорт… Господи, а что делать? Ведь там же Кевин и Кармен! Я же не смогу спокойно сказать им «привет» и подойти поцеловать в щечку. Кевина то могу встретить, но вот Кармен… я же с ума сойду! Я же с места не сдвинусь, как только увижу её! Я же расплачусь тут же! Со мной еще эта Лелиана…

«Эта»!?

Ты же совсем недавно любила её до безумия!

Я посмотрела на Ли, провела рукой по её шее, по носику, по губам… нет, не то. У меня есть целая ночь, чтобы влюбиться в эту девушку и не оплошать дома. Я постаралась уснуть.

- Клер. – Услышала я сквозь сон. Ли дергала меня за плечо. – Через час посадка.

Я лениво оторвалась от кресла, пошла в туалет. Минут через двадцать я уже сидела рядом с Ли, держа её руку в своей. Маленькие мальчики смотрели на нас, через кресло, что-то шептали друг другу. Еще была семейная пара, вполне себе взрослые уже, они сидели на соседнем ряду, и так же, как и мальчишки, смотрели на нас, но только не с интересом, а с отвращением и возмущением. Какой черт меня дернул, но я потянула руку Лелианы к своим губам и поцеловала, глядя той женщине в глаза. Как только, она это увидела, то готова была взорваться от возмущения, но она только переглянулась с мужем и отвернулась от нас к окну.

- Всё взяла?

- По-моему… - Протянула я, выдергивая свои сумки. Сумок было дохрена и больше, но мы упорно катили их по ровному полу.

Лелиана осматривала город через окно такси, улыбаясь всем прохожим. Таксист оказался славным малым – он угостил нас конфетами и рассказал про свою жену. Очень мило. Ли слушала во все уши, а я смотрела в окно, визжа внутри себя, что, мол, вот он родной Детройт – город моего детства, город моих грез!

А вот и наш район, вот и знакомые улицы, вот и знакомые дома пошли.

Господи, водитель, молю, едь как можно медленнее!!!

Мы вышли из машины, Лелиана тут же стала рассматривать всё вокруг, а я сквозь темные очки рассмотрела окна нашего дома. Таксист поставил наши сумки у самого порога, я долго-долго с ним расплачивалась, а потом, наконец, он уехал.

- Боишься? – Прошептала я.

- Извини… обоссусь от страха. – Еле слышно, со смешком, выдавила она.

Я подошла к двери, дернула за ручку, дверь открылась, и тут же на меня налетел знакомый с детства запах нашего дома. Где-то наверху залаяла Рома. Кто-то топнул на втором этаже, чей-то голос. Мы медленно прошли в гостиную, обе очень боялись, испуганно осматривали интерьер.

Наконец, из кухни вышел Кевин. Как только он увидел нас, то тут же его брови подскочили вверх, глаза расширились, а стакан с водой машинально полетел в раковину.

- Клер! – Он тут же бросился обнимать меня. – Мам? Пап? Клер приехала! – Он по дикому прижал меня к себе, крутя в разные стороны. – Клер! Сестренка! Блин, я тебя два года не видел! А-а-а….

- Кев, дай я посмотрю на тебя. – Я взяла его лицо в ладони, их тут же уколола светлая щетина. Его лицо изменилось, даже морщинки под глазами появились, но он все так же оставался красавчиком. – Постарел-то как!

- Да ну тебя! А это кто?

- Ой, это Лелиана – моя лучшая подруга.

Ли тут же протянула ему руку, на что Кевин ответил смешком. Ли слегка смутилась, но потом Кев набросился на неё с объятиями, приподняв с пола.

Тут же появились родители, они как всегда пережали меня всю, исцеловали все лицо, а Рома даже пописала на мои ноги.

Через двадцать минут я уже выходила из душа. Лелиана сидела на кухне и болтала с Кевином, скажу честно, они очень сильно подружились. Я села рядом с ней, и попыталась вникнуть в суть их разговора, кажется, они обсуждали наш перелет. Я же начала рассказывать родителям о своей учебе, о жизни в университете, о городке.

- Кевин, а где… - Я развела руками.

- Кармен? А она в клинике все. Как приехала – так и не вылазит оттуда. – С улыбкой ответил он. Кажется, что он забыл, что случилось. – Она будет ближе к обеду, а сейчас… - Он посмотрел на наручные часы. – Половина десятого всего.

Дома было приятно оказаться, но все-таки меня пугала одна мысль о том, что я вот-вот увижу Кармен. Чтобы избежать встречи, я решила пойти спать, тем более я не спала всю ночь, так что мне поверили и отпустили к себе в комнату. Лелиана сидела в гостиной с Кевином, они смотрели телевизор и обсуждали татуировки на её руках.

 

 

10.

Я проснулась от сумасшедшего лая Ромы. Кажется, её выходки уже давным-давно стали обычным делом для домашних, потому что они вообще никак не отреагировали. Я посмотрела на часы: «20:20». Нормально я поспать.

Лениво распаковав сумку, я достала серую пижаму, натянула её на себя. Как только я вышла из комнаты, то услышала звонкий смех Лелианы и крики Кевина из соседней комнаты. Я прошла к ним и увидела, что Кевин пытается укусить Рому на хвост. Так вот почему она лаяла.

Я умылась и спустилась вниз на кухню. Телевизор в гостиной работал, а никого не было, я машинально подошла к нему, взяла пульт и нажала на красную кнопку. Развернувшись и сделав пару шагов, я застыла возле дивана…

Всё! Провал в памяти… Сердце билось уже где-то в горле, тут же стало душно, да и кажется, что комната стала такой маленькой. Кажется, я сейчас упаду, или закричу, или заплачу, а может, вообще засмеюсь? Колени как-то странно подкосились, я ухватилась за рукой за диван, чтобы не упасть окончательно. Даже картинка перед глазами поплыла, оставляя лишь четкий образ моей Королевы.

Кармен медленно вышла из-за угла, она шла в гостиную с тарелкой спагетти в руках. Одну макаронину она поднесла на пальцах к своим губам, попыталась втянуть её, но тоже замерла при виде меня.

Мы стояли и смотрели друг другу в глаза, абсолютно не шевелясь. О чем она думает? Я, по-моему, не думала вообще – какая-то пустота была в тот момент.  Так бы и простояли, если бы не появилась мама:

- А, вы уже встретились. – С улыбкой произнесла она, заходя на кухню. Кармен тут же очнулась и поставила тарелку на стол.

- Да, только что… она… так… изменилась. – Еле-еле сказала она, с улыбкой глядя на меня. Я опустила глаза, прислонилась к дивану, а Кармен тут же поднялась наверх.

Минут двадцать я сидела на диване, разглядывая рисунок на ковре, думая и вспоминая мою Кармен. Господи, если бы у меня была бы хоть чуточка смелости, то я может, и выдавила это самое «привет», и всё бы закончилось не так глупо.

На ней были фиолетовая футболка, белые шорты, и, кажется, волосы стали короче и светлее… но я все равно была поражена её красотой в самое сердце. Да, красота была для меня самым слабым местом: я бы никогда не смогла отказать человеку, если бы он имел эту силу - красоту. Так же и с Кармен, только плюс ко всему – я люблю её, и буду любить всегда.

- Клер, ты чего тут? – Белые фарфоровые ручки на моих плечах, задорный смех. – Ты давно проснулась?

- Может с полчаса назад, типа того… наигрались?

- Да, твой брат такой смешной!

- Да, мы все такие. – Со вздохом ответила я.

- Девочки, покушаем? – Мама вышла из кладовой с небольшой коробкой. Лелиана потянула меня за руку, тем самым пытаясь оторвать меня от дивана. У неё получилось, и мы вместе за руку пошли на кухню, чтобы приготовить на стол.

Я нарезала салат, Ли расставляла столовые приборы на стол, и так мы быстро справились. Я поднялась наверх, чтобы позвать всех к ужину. Осторожно, словно под лезвием ножа, я открыла комнату Кевина: он сидел на полу с ноутбуком на коленях, а Кармен спокойно уплетала яблоко на его кровати. Как только они меня увидели, Кевин тут же улыбнулся, а Кармен как-то расстроилась, или разозлилась и тут же опустила глаза.

- Пойдемте ужинать. – Позвала я и быстро полетела в комнату к отцу. Он тут же послушался и вслед за мной побежал на кухню.

Все расселись по своим местам, стали бренчать вилками и ложками, комната быстро наполнилась смехом. Все испортилось в два счета.

- Кевин, вот два года назад ты говорил, что вы приедете, чтобы позвать нас на свадьбу… а? – Папа весело подмигнул Кармен, та ответила ему своей солнечной улыбкой, и продолжила накладывать салат в свою тарелку.

- Папа, знаешь… Мы решили переждать немножко. Да и тем более… Карми, скажи ты лучше.

- Ну, как насчет поездки в Мадрид? – Она с надеждой посмотрела в глаза к родителям. Они готовы, они полны умиления.

- Да мы только с радостью!

- Уф… я уж думала, что вы не сможете. Как насчет августа?

- Само то! – Воскликнул папа. – Мы как раз думали - куда бы поехать отдохнуть нам с Джен.

- Знаете… - Кармен немного помедлила, потом украдкой посмотрела на меня, а потом на папу. – Я рассчитывала, что вы возьмете с собой и Клер. Просто я бы хотела, чтобы и она тоже познакомилась с моими родителями.

- А, ну да. – Папа вопросительно посмотрел на меня. – Как ты?

- Ну, если возьмете, то поеду.

Это было первое, что вдребезги разрушило идиллию за столом. После этого я почувствовала, как сжалась Кармен, а потом еще и Лелиана добавила масла в огонь. Она непонимающе посмотрела на меня, когда все смотрели матч по телевизору, а потом она медленно и недоверчиво перевела взгляд на Кармен. И так несколько раз, а уже позже она пристально всматривалась в её лицо. Кажется… Кажется она узнала ту женщину на фото и на моих рисунках. Кажется, меня ждет взбучка. Последний её взгляд такой быстрый, такой злой и недоверчивый был устремлен на меня, что я даже вздрогнула.

- Клер, где Лелиане постелем? – Спросила мама, когда все уже собирались спать.

- Ну, напротив моей, наверное. Там же еще есть кровать?

- Кровать? Там теперь диван… ну, тогда посмотришь и заодно постелешь, ладно? – Я кивнула и потянула Лелиану наверх.

Мы медленно поднимались по ступенькам, я держалась за рукав её кофточки, а она, наоборот, пыталась отцепиться от меня. Быстро осмотревшись, она шлепнула меня по руке со злостью на лице, а я театрально подняла перед собой руки, мол, не надо, сдаюсь. И в этот же момент появилась Кармен, на её лице было видно удивление, но она ничего не стала говорить, лишь обошла нас и спустилась вниз. Я, кажется, покраснела, ведь кто-то стал свидетелем семейных разборок. Ли швырнула меня на кровать в моей комнате, закрыла дверь, и шепотом, но с такой злостью прошипела:

- Это она! Что она здесь делает? – Тыкала она пальцем в меня.

- Успокойся! Всё в прошлом!

- Ага! Думаешь, я не видела, как она на тебя смотрела? Думаешь, не видела? А как ты глазами то туда, то сюда. – Ли разводила руками, полная возмущения, и казалось, что её лицо вот-вот сольется с волосами.

- Послушай, мы очень плохо расстались, понимаешь? Хочешь, не хочешь, но я до сих пор все помню!

- Ты любишь её. – Отрезала она.

- Нет!

Через минут десять на моей щеке уже красовалась розовое пятно, я быстро метнулась вниз за льдом, но наткнулась на Кевина. Слава богу, он не заметил ничего и просто дал мне пройти к холодильнику. Он быстро поднялся наверх, а потом уже с Кармен громко и со смехом спустился вниз: она бежала от него, а тот пытался её догнать. Я тут же повернулась к ним и посмотрела Кармен в глаза. Она тут же стала немного серьезней, что мне даже показалось, что она все еще… нет. Это бред. Она любит Кевина, а я-то тут причем? Верно, я – левая.

- Клер, ты чего? – Кев заметил, что я держу пачку замороженных сосисок у себя на щеке.

- Лелиана мне коленкой залетела. – Соврала я, но при этом невинно улыбнулась для правдоподобности. Кевин ахнул, Кармен улыбнулась и отвела взгляд.

- Мы кушать хотим, ты с нами? – Протянул он.

- С вами.

Вообще, есть не хотелось, но раз тут Кармен. Меня тянуло к ней с еще большей силой, чем раньше. Мне казалось, что я не сдержусь и брошусь ей на шею, или просто выдам свои чувства. Нет, палиться нельзя.

Мы сели за один стол, кушали хлопья, я рассказывала о Хилари, делая вид, что он мой парень и все такое. Кевин смеялся и с напором спрашивал, когда будет свадьба, а Кармен… ноль внимания, как будто вообще ей все равно, как будто она не с нами. Но я-то знаю, что ей не все равно! Я-то знаю, что она еще любит меня! Ведь она говорила мне, что еще никого так не любила как меня! Не могла же она все просто вот так взять и выкинуть меня из головы! Нет!!! Только не это!

- Спишь? – Тихий голос Лелианы в дверном проеме моей комнаты. Все уже спали, тем более, сейчас почти три часа.

- Уже нет. – Сонно протянула я. После этого, Ли плюхнулась ко мне в кровать, прижала мое лицо к своему лицу и пристально всматривалась в мои глаза.

- Прости… я такая дура.

- Да, ты дура, раз считаешь, что я не люблю тебя. – Она слегка улыбнулась, а потом поцеловала меня.

Да, конечно было страшно, что вот-вот зайдет мама или папа, или того хуже – Кевин или Кармен. Особенно Кармен! Но все равно я не могла не поддаться этой красоте, и начала медленно утопать в страстных поцелуях моей якобы любимой девушки. Уж лучше бы я целовалась сейчас с Хилари, чем с тобой… или лучше бы вообще приехала одна! Было бы не так страшно, как сейчас.

 

 

11.

 

 

А-а-а!!!

Я не могу! Я не могу больше терпеть её!

 

 

Самое страшное уже было позади. Сейчас Кевин и Кармен переехали в её дом, и теперь я потихоньку начинаю сходить с ума. Больше всего меня выводит не то, что я больше не вижу Кармен, а то что Лелиана всё время рядом. Она стала раздражать меня. Она все время прижимает меня к себе, целует, если никого нет рядом.

- Ты бы хоть при Роме постеснялась это делать. – Выдавила я перед тем, как Лелиана собралась снова поцеловать меня.

- А что мне Рома? Клер… что с тобой происходит? Давай переспим?

- Ты с ума сошла?

- Ну мы же можем в городе где-нибудь!

- Даже речи об этом быть не может. Только чмоки, никаких тибидох, ладно? – Пригрозила я пальцем и Лелиана тут же рассмеялась.

- Ну, Клер… у меня самолет завтра…. Оставлю тебя тут одну.

- Не одну.

- Ну… с Кармен оставлю.

- Не начинай.

- Знаешь, я думаю, что это наша с тобой последняя… м-м-м… посиделка. Больше я тебя не увижу.

- То есть? О чем ты?!

- Она же заколдовала тебя! Всё равно что-то случится за это лето, тем более я так далеко… ты сойдешь с ума.

- Из-за того что тебя нет рядом? – Удивилась я. Да я только рада, что тебя здесь не будет! – Или что?

- Нет… Клер, ты же свихнешься от её присутствия. На меня тебе наплевать, я это чувствую…

- Ли!

- Да заткнись ты. – Спокойно ответила она. – Я пойду.

Так быстро и ненавязчиво мы с Лелианой расстались. Это было даже приятно, что она поняла меня. Хотя… хотя… я не знаю, мне кажется, что я должна переживать из-за этого, но мне все равно. Я вспомнила про Хью. Господи… совсем недавно я была без ума от этих людей, а сейчас… что сейчас? Кармен опять убивает меня, медленно и беспощадно. Даже когда она на другом коце города, я чувствую её тепло, я представляю как она дышит, представляю о чем она сейчас думает. Думает ли она обо мне? Безусловно… я надеюсь.

Я зашла в комнату к Лелиане. Она недоверчиво посмотрела на меня. Её глаза красные. Я села на диван и стала наблюдать за тем, как она собирает сумки.

- Знаешь… - Начала она. – Я ведь и вправду любила тебя. И сейчас люблю. Но я не могу делить человека с кем то.. Кармен… она сильный противник, да и ты не пробиваема… ты рисуешь её… ты так смотришь на неё, что даже не вериться, что у вас все закончилось. Как всё было? Не расскажешь?

- Нас в постели застукали… Кевин застукал нас. И всё… Она попала в больницу и всё… потом она выбрала его, и они уехали. – С пустотой в сердце, произнесла я.

- Почему она попала в больницу?

- Она ехала ко мне… и в неё врезался грузовик…. Была переломана вся левая часть. – Уже с трудом.

- Ехала к тебе… вы сейчас были бы вместе…

- Да… Лелиана, прости меня. – Я селя рядом с ней на пол и обняла её. – Прости…. Прости, что я такая бесчувственная. Сейчас я понимаю как это… как тебе тяжело. Наверное, как и мне тогда.

- Нет… что ты? Тебе было куда паршивее. Я сама от тебя ухожу, так сказать… ты хоть любила меня?

- Очень… я влюбилась в тебя, когда ты дала мне свою тетрадку.

- А я как только увидела тебя… на матче.

Сейчас что-то щемило в груди, и казалось, что я вот-вот заплачу от слов Ли… Она права: Кармен и правда бы была сейчас рядом со мной, и мне было бы плевать, где я и как моё самочувствие – для меня было бы важным только осознание того, что моя, моя, моя (!!!) Королева рядом со мной, и что она любит меня! А она ведь любит меня, верно? Ну скажите кто-нибудь! Кто-нибудь придумайте такую штуку, которая читает мысли! Кто-нибудь, залезьте ей в голову! Умоляю!

На следующий день мы все поехали провожать Лелиану в аэропорт. За эти чертовы десять дней она успела понравиться абсолютно всем, её даже не хотели отпускать мои родители.

Мы стояли в шумном зале, Кевин что-то говорил Лелиане, родители стояли возле них, а мы с Кармен стояли дальше всех. Я украдкой посмотрела на неё и увидела какую-то тоску в её глазах. А потом она посмотрела на меня, и был такой взгляд, словно она сожалеет. Но за что? За что, милая? Я всё тебе прощу, даже измену с моим братом. Господи… смотри на меня как можно дольше. Что со мной тогда случилось… что? Что я сделала, чтобы она поняла всё?

Кармен продолжала смотреть мне в глаза, а потом… потом она сделала небольшой шаг ко мне. Черт, как это было… я прямо почувствовала, как то облако жара вокруг неё моментально начало обжигать меня. С такой же тоской она снова посмотрела на меня, а потом в пол.

Нет, Клер… не сдавайся… не дай ей понять, что ты сейчас растаешь. Игнорируй. Делай вид что тебе все равно.

Да какого хрена? Нет! Я не буду сопротивляться! Нет! Я так долго ждала этого!

- Я смотрю на тебя… - Еле слышно прошептала она мне. – И понимаю, что не могу насмотреться. Ты так изменилась… ты так подросла.

- Кармен… - Со вздохом произнесла я так же тихо. – Кармен… я…

- Нет… - Она помотала головой. – Нет-нет-нет… - Еще тише произнесла она.

Потом она подошла к Лелиане, обняла её и сказала «Пока, симпатяжка», на что Ли так растрогалась, что чуть-чуть не расплакалась.

Как я прощалась с Ли… я вообще не думала о том, что она сейчас уезжает, я думала о моей Кармен, о том что она все еще думает обо мне…

- Скучай по мне, ладно? – Улыбнулась я Лелиане. Ну и тут она расплакалась. Все поняли это как то, что сейчас прощаются лучшие подруги. А нет! Пара «девочка+девочка» распадается на ваших глазах! Мы больше никогда не будем вместе! Вы понимаете?! Да ни черта вы не понимаете!

- Я люблю тебя. – Прошептала Ли мне на ухо. Её голос срывался от плача. Этого никто не расслышал, только я.

- Не надо, не плачь. Я скоро приеду. Всё может быть и не так, как ты сказала. Мы же друзья? – Я взяла её лицо в свои ладони, приблизила к себе и посмотрела в эти сапфировые глаза.

- Да. – Она прислонилась своими горячими ладонями к моим рукам, и если бы рядом не стояли мои родные, то я бы поцеловала её сейчас… честно.

Она взяла свою сумку и ушла. Даже не обернулась. Вот так она ушла из моей жизни… что у неё на душе? Наверное… а черт его знает. Я сама готова заплакать.

- Клер? Помнишь Алишию? – Спросил меня Кевин, когда мы сидели в кафе в аэропорту. Кармен сидела напротив меня, и я всё время смотрела на её руки. Она заметила это, и ладонью коснулась своего лба. Я моментально посмотрела ей в глаза.

- Как же… забудешь её. – Улыбнулась я, и тут же вспомнила, ту сцену когда она застукала на с Кармен в джакузи.

- Ну так вот… у её сына Патрика день рождение в эту пятницу. Айда с нами?

- День рожденье? А сколько ему?

- Шесть лет. – С улыбкой произнесла Кармен, глядя на меня.

Мое сердце так сильно ударилось о ребра...

- Большой уже… - Выдавила я. – Пойду конечно, я хочу посмотреть на Алишу.

 

 

 

12.

 

 

Я ждала пятницу… я молилась на этот день. Всё это время я представляла, что будет со мной, когда я снова увижусь с Кармен. Как она отреагирует? Что она сделает, когда я кажу ей «Привет, Кармен»?

Наконец, этот день наступил.

- Сестренка, мы в два часа заедим. Готовься. – Кевин позвонил почти в половину одиннадцатого. Я уже давно проснулась, я уже давным-давно ждала его звонка. Наконец-то!

- Да, я жду.

«Господи, господи, господи! Как будто на экзамене!»

Машина Кева появилась ровно в 14:00. Я выбежала на улицу, открыла дверцу машины и быстро запрыгнула в неё.

- Привет. – Произнесла я. Кармен сидела впереди. Она повернулась ко мне без эмоций на лице.

- Привет, Клер. – Вяло произнесла она.

В предчувствии чего-то нехорошего, я уставилась в окно. Мы были в самом центре города, и я надеялась увидеть что-нибудь, что сможет отвлечь меня от этого безудержного страха.

Мы быстро добрались до знакомого мне дома. Во дворе появились качели и небольшая песочница. Вдоль каменной дорожки росли кусты красивых цветов. Как только Кевин открыл дверь дома, как тут же мы услышали детский смех. Казалось, что малышей там не меньше десятка. Я угадала – малышей было как раз десять, все они носились по дому, а кто из них Патрик я так и не смогла разобрать, пока один из мальчиков не бросился на шею к Кармен.

- Кармен! – Крикнул он. – Мама! Кармен приехала!

- Привет, душка моя. – Кармен поцеловала его нос. – Подарок когда тебе подарить?

- Сейчас! – Тут же ответил Патрик.

- Ну иди с Кевином, ладно?

Кевин протянул малышу руку, и они вместе вышли на улицу. Тут же появилась Алиша.

- Кого я вижу! – Она обняла Кармен, а потом уставилась на меня. – О, Боже…

- Можно просто Клер. – Улыбнулась я. Девочки тут же рассмеялись.

- Клер… ты модель что ли? Я тебя когда в первый раз увидела, то так сразу и подумала.

- Какой хороший комплимент. – Она обняла меня, и повела нас на кухню.

Ребята продолжали носиться по дому, кажется, они играли в салки. Скоро появился Патрик с огромной коробкой. На его лице так и читалось «У моей мамы охренительные друзья!»

- Какой он счастливый! Что там? – Спросила Алишия.

- Самолет радиоуправляемый… Кевин сильно хотел таким поиграть.

- А-а-а… - Алиша слегка рассмеялась. – Дети… Кстати, где все взрослые то?

- Они на заднем дворе. – Тут же появился Кевин.

Кев ковырнул пальцем крем на именинном торте, за что тут же получил удар по плечу от Алиши.

Где то через час все уже сидели за столами: взрослые были в гостиной, а детишки во дворе. Я продолжала смотреть на Кармен, правда, я не могла думать о чем-то другом. Когда она взяла на руки полугодовалого малыша и села с ним на диван, то я подумала – какой бы она была прекрасной матерью. Она так сладко смотрела на этого малыша… Кажется, она очень сильно хочет ребенка. Кажется, что она уже готова стать матерью. Она посмотрела на меня со своей солнечной улыбкой, а потом снова на малыша. Через минуту рядом с ней образовался Кевин, и они вместе стали рассматривать это чудо в пеленках. Все гости тут же ахнули от умиления.

- Когда вы уже заведете своих детей? Вы так классно смотритесь! – Воскликнула Алиша.

- Скоро. – Многозначительно ответил Кевин и улыбнулся. Кармен никак не отреагировала, она даже не посмотрела на Алишу. Я никак не могла оторвать от неё взгляда. Какая же она красивая… и еще этот ребенок на руках…

Еще через пару часов мы были уже на улице и травили байки. Дети крутились вокруг Кевина, пытаясь отобрать у него пульт от самолетика.

- Ну что? Давайте каравай что ли? – Сказал кто-то из родителей. Детишки тут же поддержали его и побежали в дом.

Все гости быстро зашли домой, прошли на кухню, стали в небольшой круг. Я стояла рядом с Калебом с одной стороны, и с Кармен с другой. Когда настал тот момент, когда нужно взяться за руки, я тут же замерла и посмотрела на неё. Она смотрела на мою руку, а потом медленно потянулась за ней. И вот… и вот её пальцы в моей ладони. И вот волна прошлась по моему телу…

Я посмотрела ей в глаза, а она так и продолжала смотреть на наши руки… с какой-то грустью. Наконец, она перевела взгляд на меня. Через секунду она сильнее сжала мою руку и на шаг приблизилась ко мне. Как только она сделала это, я тут же набрала воздуха в легкие, как будто вот-вот нырну в воду.

Заиграла детская мелодия, Патрик стоял в центре круга с куском торта в руках, а все остальные напевали ему «Happy birthday to you», нарезая круги вокруг него.

Когда настало время возвращаться домой, то я быстро со всеми попрощалась и села в машину. Кармен тоже быстро появилась в машине. Позже всех, как обычно, появился Кевин. Пока его не было, я что только не передумала, но ничего из этого не произнесла вслух. Ну как я могла взять да и скачать «Я люблю тебя, Кармен». Ну не могла ведь, правда? Я бы разрушила всю сказку.

Я незаметно прислонилась ладонью к своим губам. Совсем недавно я держала этими самыми руками её руки. Совсем недавно мы скрестили наши пальцы и встали близко друг к другу, чтобы никто не увидел наших рук.

Наконец, появился Кевин. Он быстро довез меня до дома, я быстро выскочила из машины. Всё… теперь я опустошена… теперь я снова одна. Когда я увижу его снова?

 

 

 

13.

 

 

«Топ-топ-топ»

 

Я осталась наедине со своими мыслями. Нет, дома были родители, была Рома, которая все время лаяла и кусалась, но не было моей Кармен. У нас с ней была какая-то связь, что ли. Стоит мне только посмотреть на неё, так сразу же она понимала, о чем я думаю, сразу же исполняла мое маленькое желание. А сейчас… сейчас я медленно схожу с ума. Я все время смотрю на свою ладонь, смотрю на свое отражение в зеркале… что она во мне нашла? Да, возможно красивая, но я еще ребенок.. а что я нашла в ней? Черт… она… может быть, она действительно заколдовала меня?

Мне снилась Ли… зачем только? Зачем она снилась мне? Она была счастлива в моем сне. Почему мне не сниться Кармен? Почему…

Чтобы хоть как-то отвлечься, я решила позвонить моей подруге, которая помогла мне без жертв, пройти очень долгий и трудный путь под названием «первая любовь». Да, я набираю сейчас номер Сары. Я так и не звонила ей. Я так и не виделась с ней целых два года. Я хоть и приезжала сюда на каникулы, но из дома почти никуда не выходила – было очень страшно.

- Алло? – Какой знакомый голос.

- Приветик, Сара. – Бодро произнесла я.

- Т-а-а-ак… Клер! Это ты?

- Я… давай встретимся?

- Давай! – Потом некоторое молчание. – Парк?

- Я надеялась, что ты скажешь это.

Так я и начала понемногу отвлекаться от моей постоянной спутницы – от мысли о тебе.

Я быстро начала собираться, чтобы поскорее убежать из этого дома. С собой пришлось взять Рому, а то она начала жалобно скулить, когда я вышла из дома. Сейчас я иду по аллее с собачкой на поводке, и улыбаюсь этому солнечному дню. Сегодня был очень жаркий день, и когда я увидела машину мороженщика, то тут же начала махать ему рукой, чтобы тот остановился. В итоге у меня сейчас шоколадная мороженка, которая досталась мне абсолютно бесплатно.

Когда Сара увидела меня, идущей по каменной клади парка, то тут же завопила и бросилась ко мне. Меня ожидал целый ряд комплиментов, смешков и восхищений.

- Капец, ты такая классная! – Продолжала она, когда мы шли к скамье.

- Сара, вот тебе ничего не скажу… я так и продолжаю завидовать тебе. – Призналась я.

- Да иди ты…

Мы просидели с ней в парке почти два часа: мы болтали о нашей жизни, о нашей учебе, и о личной жизни.

- Как у тебя с парнями дела? – Спросила она.

- Недавно рассталась с преподавателем по психологии.

- Кошмар… А у меня… сейчас. – Она начала рыться в своей сумке, а потом с многозначительной улыбкой протянула мне белый конверт. – Рано еще, но я решила, что тебе нужно вручить первой. И не дай бог ты не придешь!

Я быстро начала вскрывать конверт, поглядывая на Сару. Что-то уж больно она счастливая сейчас.

«Приглашение на бракосочетание»

- Ох ты ж блять… - Ахнула я. – Когда ты успела?

- Малыш, тебя два года не было! Свадьба будет только через три месяца… ты первая получила приглашение. Ты придешь?

- Ой… даже не знаю, идти мне на свадьбу лучшей подруги, или нет? – Усмехнулась я. – Как его зовут?

- Анри. Он, правда, старше меня на десять лет, но мне-то все равно, правда?

- Пх… - Я отмахнулась от неё. – Моему Хилари было тридцать пять, и я не парилась из-за этого.

В общем, у Сары были грандиозные изменения в жизни: она будет жить вместе со своим Анри Ру, сама скоро станет Сарой-Мари Ру, и нарожает кучу детей, в то время, как я буду сходить с ума. Да, я завидовала ей, что в её жизни все так гладко и спокойно. Да, я завидовала ей, что она не влюблена в девушку. Вообще, меня на самом деле очень нагружает моя проблема. Да-да! Проблема! Иначе как проблемой это никак не назовешь, что я не могу влюбиться в мужчину. Как-то мне было…. Плохо что ли, когда я смотрела на счастливые семейные парочки. Ведь, если я посвящу свою жизнь девушке, то я не смогу спокойно поцеловать её на людях… даже свадьбы никакой не будет. Хотя…

Уже по пути домой, я хотела позвонить Кармен. Зачем? Я уже несколько дней не вижу её, зная, что она в этом самом городе, что на нас падают лучи одного и того же солнца, что она сейчас дышит тем же воздухом, что и я. Тоскливо от этой мысли, но мне нельзя звонить ей… это ни к чему не приведет.

Почему всё так сложно? Меня всегда будет мучить этот вопрос. Еще больше меня будет интересовать – почему она не бросит его и не останется со мной? Неужели любит его? Да быть того не может!

Почему я сейчас не могу побежать и рассказать ей всё, что я думаю? Почему не могу рассказать, как прошли эти два года? Да что я там запомнила за это время? То как плакала по ночам, кричала в темноту, ненавидела свою жизнь? Как целовала экран мобильного, когда там была твоя фотография? Господи… а как у неё прошли эти два года? Я не знаю… может так же, а может намного интересней, чем у меня.

- Как там Сара? – Мы с мамой пили чай.

- Она замуж выходит. – Я попыталась улыбнуться, но получилось как то криво.

- Что? Ничего себе! Когда?

- Осенью. – Я протянула ей пригласительную открытку. Минут через пять меня ждала взбучка.

- Доча, ну а ты что? У тебя хоть был кто-нибудь?

- Да, расстались на днях. – Черт… не знаю почему, но я говорила сейчас про Лелиану, а не про Хилари.

- Как? Кто он?

Верно подмечено – он.

- Это был мой преподаватель. Всё в прошлом. Мам, я еще молодая для замужества.

- Но ты… а ты детей не хочешь?

- Эти маленькие сопляки-вонючки? Н-е-е-ет… - Протянула я с каким-то отвращением. Никогда не забуду маминых глаз: такие большие и круглые.

- То есть? Ты не хочешь детей? И замуж ты тоже не хочешь?

- Сейчас нет. Мам! Прекрати на меня так смотреть! Я не люблю детей! Чужие – да, это нормально. Но сама я себя в роли матери не вижу… и да, и замуж не хочу.

- Ты правильно сказала, что еще молода… ты глупая еще. – Она подняла со стола свою кружку, положила её в раковину и ушла, а я продолжала мешать ложечкой свой чай.

Какого черта?

 

14.

 

 

Мои надежды… нет.

Мои желания сбылись.

В воскресенье вечером приехали Кевин и Кармен. Просто так… в гости.

Мы сидели в гостиной, смотрели телевизор, кушали яблочный пирог, который я сделала, и слушали Кевина – он рассказывал, как поехал на свою бывшую работу.

- У них там какой-то идиот вместо меня теперь сидит.

«Ага… раньше было намного лучше прям»

- Кстати, Клер, а ты не работала в Техасе? – Вдруг спросил он.

- Первое время, чтобы деньги были… - Неохотно ответила я.

- А кем?

- Крупье в казино.

- Вау! А почему ушла?

- Потому что решила больше не работать… а чтобы были деньги, я сдала квартиру в аренду.

В это время Кармен внимательно слушала меня, так же внимательно смотрела на мои движения, и медленно пила свой сладкий чай.

Кстати, она очень изменилась: теперь её волосы стали порядком короче, и совсем чуть-чуть посветлее; она достаточно похудела, и её осанка стала куда более грациозной – она никогда не горбилась. А сейчас на ней белая рубашка и черные брюки-шорты. Я старалась не смотреть на неё, но сердце так и пищало, чтобы я подняла голову и снова увидела её прекрасное лицо.

Чуть позже все уже разбежались по комнатам, а я и Кармен остались убирать со стола. Она молчала, и я тоже не вымолвила бы ни звука, если бы мы не столкнулись с ней.

- Ой, прости! – Протянула я, когда плесканула на неё чай из кружки. Случайно, конечно же.

- М-м-м… ничего. – Она расстроено посмотрела на пятно. – Подумаешь… надеюсь, что отстирается.

Я посмотрела ей в глаза. Что потом произошло… казалось, что я вот-вот поцелую её, но она вдруг замотала головой.

- Давай быстро уберем здесь и пойдем? – Предложила она. И тут я быстро начала мыть посуду, складывать её по ящикам, а Кармен просто молча стояла рядом со мной, уперевшись на стол. Она держала стакан воды, смотрела на меня, и я в этот момент медленно таяла.

Я быстро закончила, и резко повернулась к ней. Складывалась такое ощущение, что она была настырным физруком с секундомером в руках, а я была ребенком, который боялся прибежать позже всех.

Кармен поставила стакан в раковину, глядя мне в глаза.

- Что? – Тихо спросила я.

- Не знаю. – Так же тихо ответила она. – Где никого нет?

- У меня в комнате?

- Нет… здесь нельзя. Здесь ведь Кевин. – Она опустила голову. – Я позвоню тебе на днях, ладно? К нам скоро ребята должны приехать. Придешь к нам, там и поговорим.

- Но… а Кевин?

- Он будет пьян. – Она улыбнулась. – Они не виделись несколько лет с Кристианом.

- Кристиан? – И тут я вспомнила школьного друга Кевина, такого белобрысого идиота. Они с Кевом нашли друг друга.

- Да. Я позвоню тебе. Может даже и завтра.

- Кармен? – После некоторого молчка, тихо позвала я.

- Что?

- Постарайся не убивать меня снова, ладно? – После моих слов, Кармен вздрогнула и испуганно посмотрела на меня.

- Клер, ты думаешь, мне вот сейчас легко стоять и говорить с тобой?

- Ну, не труднее, чем мне.

- Прости. Я тогда извинялась перед тобой, и сейчас буду… и всегда буду извиняться, пока ты не простишь меня. Ты ведь не простила?

- Нет.

- Значит… - Потом она замолчала, с горечью посмотрела мне в глаза, и медленно ушла наверх.

«Ну что же… я буду ждать твоего звонка. Я буду ждать, честное слово!»

Я немного побыла на кухне, полазила в холодильнике, пощелкала телевизор, помучила Рому – все лишь бы не идти наверх. Совсем скоро Кармен и Кевин, как обычно, со смешками спустились вниз, попрощались со мной и выбежали на улицу. Я тут же ринулась к окну – он театрально, словно джентльмен, открыл ей дверцу машины, чмокнул в щечку и занял свое водительское кресло.

Кармен хорошая актриса: только что она стояла передо мной, чуть ли не плача, а сейчас она звонко смеется от шуток Кевина. О чем с Кевом вообще можно разговаривать? Не понимаю…

Уже когда я собиралась ложиться спать, у меня зазвонил телефон. Тут же пробил холод, страх и еще много неописуемых ощущений в тот момент. Я быстро подбежала к тумбочке, схватила телефон и ответила:

- Да?

- Привет. Ты бежала что ли? – Черт… облом дня!

- Ой… привет, Мерси. Ты чего так поздно звонишь?

- Да я с тобой поговорить хочу. – Она немного промолчала, словно набиралась храбрости. – Знаешь… тут такое дело… что у тебя с Лелианой?

- То есть? Что с ней?

- Она собирается забрать документы из университета… Это же ничего не значит, верно?

И тут я отключилась. Нет, я продолжала быть на линии… просто мозг куда-то делся.

- Ты слушаешь?

- Да… Мерси… она серьезно? Откуда ты знаешь?

- Она вообще никакая в городке ходит.

Мне хватило. Я долго думала. Придется ей позвонить.

Идут длинные гудки, потом она отвечает на звонок.

- Ты что-то забыла? – Сразу же спросила она.

- Ли… что ты творишь? Что  за ерунда с документами?

- По-моему, тебя уже не должно волновать это.

- Нет, в том то и дело, что я переживаю за тебя! Очнись, Ли! И куда ты потом? Обратно в Аризону? Вот еще!

- Клер… ты серьезно? Мне кажется, что ты давно вычеркнула меня из своей жизни… что не так?

- Ли, прости, пожалуйста. Правда, постарайся меня понять… но я не говорила, что ты мне больше не нужна.

- Ах, то есть, если у тебя с Кармен что-то не получится, что ты придешь ко мне, верно?!

- Нет. Я не это имею ввиду…

- А что тогда?

- Ты мой друг… - Мне было тяжело сказать это человеку, которого совсем недавно любила. Да, возможно она мой друг, но свою жизнь без Лелианы я уже представить просто не смогу! Просто, не получится! – Ты нужна мне, но не как… ну ты понимаешь.

- Понимаю… это самое трудное для меня.

- Прошу, не уходи.

- Знаешь, я просто так заикнулась, что может быть и уйду… была такая мысля. Но ты… ты заставила одуматься. – Выдохнула она.

- Я буду очень рада увидеть тебя осенью.

- И я… тебя.

В какой-то момент, я почувствовала себя героем. Героем без сердца. Ну, хоть так. А в то же время, я почувствовала превеликое облегчение.

Остается только ждать звонка Кармен… завтра, или послезавтра, или на следующей неделе…

 

 

 

15.

 

 

Самое страшное – это ждать чего-то важного. Ведь это может случиться в любой момент, а может и сорваться не начавшись. Вот и сейчас я все время смотрю на экран своего телефона, и будто говорю ему «Звони… ну звони!», а он все молчит.

Я активно придумывала все свои ответы для Кармен. Что она хочет мне рассказать? Может то, что она придумала план, как сбежать со мной? Или наоборот, скажет «Прости, Клер, я выхожу за твоего брата, а то, что у нас с тобой было это так… пустячок. Забей, короче»

Нет-нет-нет… я таким лицом говорят только… ну она так смотрела на меня! Скажите, что она любит меня! Скажите, что ей не все равно! Ну скажите! Ведь это правда, верно!? Правда, что она еще помнит то самое чувство обезбашенного страха, когда видела меня? Помнит, что она целовала меня?

Конечно помнит… может быть, даже и сожалеет об этом. Больше всего пугало, что меня ждет правда… правда тех двух лет… двух лет нашей разлуки.

С этими мыслями я шла в душ. Мылась я почти час, а точнее просто стояла под струей теплой воды, лбом упершись в стеклянную дверцу. Как только я вышла из душа, то тут же меня пробил ужасный холод, даже зубы, наверное, застучали. Белое полотенце я накинула на голову, укуталась в свой махровый халат, а потом что-то дернуло меня.

Я буквально выломала дверь из ванной и забежала в свою комнату. Тут же начала вспоминать куда положила телефон. Как только нашла, то тут же начала нажимать на экран, чтобы он «очнулся». Пусто… не звонила. Черт.

- Доча, что у тебя там? – Раздался голос папы. Наверное, его напугал тот шум, который я наделала.

- Телефон, пап.

- А… смотри, замок сама будешь ставить, если еще раз так сделаешь.

- Хорошо, пап.

Я рухнула на кровать и закрыла глаза. Когда… ну когда же?

Вечером мы с родителями ужинали в гостиной. Я приготовила запеканку с мясом, которую так сильно любит мама. Она продолжала странно смотреть на меня, будто я преступление совершила. Ну не хочу я детей! Не хочу рожать! Не может же она насильно заставить меня забеременеть, верно? Ну вот и все.

- Что у тебя случилось, Клер? – Спросил папа.

- Я? Нет, всё нормально. – Я растерялась.

- Да? Ты выглядишь как кот, который навалил в тапки… Глаза такие же – как будто и ждешь, когда просекут.  – Усмехнулся он. Хорошо, что он не такой навязчивый как мама, и не стал расспрашивать меня дальше. Он просто отвернулся к телевизору. Мама, наоборот, как-то недоверчиво посмотрела на меня, но, слава богу, промолчала. Я бы не вынесла еще одного нервотрепа на счет моей личной жизни.

После ужина я снова посмотрела на экран телефона, и опять пусто. Плюхнулась на кровать. Минут двадцать я лежала просто так, а потом достала телефон и нашла её фотографию… Я провела пальцем по экрану, якобы я сейчас дотрагиваюсь до её тела, и тут телефон завибрировал.

Какой-то приятный страх. Очень приятный.

- Алло! – Чуть ли не торжественно крикнула я, но постаралась вести себя посерьезней.

- Ты не спишь еще? – Мягко спросила она.

- Я ждала, пока ты позвонишь. – Я почувствовала, что она улыбнулась.

- Я же обещала что позвоню.

- Но я не думала, что это затянется на несколько дней.

- Я бы и раньше позвонила, но сама понимаешь…

- Нет, не понимаю.

- Не надо, ладно? Я не хочу спорить с тобой. Мы… мы так долго были далеко друг от друга, что я не могу просто взять и поругаться с тобой.

- Кармен… - Со вздохом, страшным волнением, и подозрительным желанием, выдавила я.

- Что? – Она слегка удивилась.

- Тяни подольше, хорошо?

- Не понимаю. – Она смутилась.

- Просто говори что-нибудь, а я буду слушать. Ладно?

- Малыш… - Тихо протянула она. – Давай не по телефону? Кев заедет за тобой в пятницу, примерно, в пять.

- То есть, я увижу тебя только послезавтра? - Быстро спросила я.

- Получается, что так.

- Но… это долго. Может завтра? Пожалуйста…

- Клер, хоть сейчас, но Кевин. Ты думаешь, что он все забыл?

- То есть, нет?

- В пятницу будь готова. Я буду ждать тебя. Пока. – Она бросила трубку.

Черт! Черт! Черт!

Что я буду делать завтра? Ну что можно делать целый день? Верно! Можно целый день валяться на пляже с Сарой. Так и сделаю.

Я позвонила ей на следующий день рано утром. Она огрела меня парочкой грязных словечек, но пойти со мной согласилась. Я тут же стала собирать сумку, начала искать свою панамку и купальник. Приготовилась за пару минут. Пришлось взять Рому, чтобы она снова не скулила.

- Что с тобой? – Мы стояли по колено в воде и уплетали мороженое, когда Сара спросила меня об этом.

- В смысле?

- Ты какая-то…

- Как кот, который навалил в тапки? – Перебила я её. Сара тут же расхохоталась.

- Да, именно это я и хотела сказать! Что у тебя с лицом? Прямо как будто… ну как будто у тебя офигительный любовник нашелся. А?

- Нет-нет-нет. – Я тут же замотала головой. – Никаких любовников!

- Какая жалость… доедай и давай купаться.

Я послушно стала уплетать вафлю. Рома путалась под ногами, тявкала на кого-то, Сара стягивала с себя футболку. Кажется, я совсем сошла с ума, раз меня потянуло к ней. Нет, она всегда мне нравилась, но увидев её тело… Надо поскорее искупнуться, чтобы начать нормально думать.

- И всё-таки? Что случилось? – Сара лежала на шезлонге и пила колу, а я сидела рядом и сюсюкала Рому.

- Нет. Всё в порядке.

- То есть ты всегда такая странная?

- Ой, Сара… если я скажу, то ты не будешь считать меня дурочкой?

- Хм… ладно, придумаю что-нибудь  новенькое. – Улыбнулась она. – Давай уже!

- Короче… ну… в общем Кевин и Кармен приехали. – Еле-еле выдавила я, и с провинившейся улыбочкой посмотрела в глаза Саре.

Сейчас я вижу какую-то бурю эмоций.

- Нет… ну твою мать! Клер! Ты что до сих пор её того? Да как так можно?! – Она тут же соскочила на ноги начала разводить руками. – Клер… прошло уже два года! Да и тем более, она с Кевином!

- Я знаю-знаю, успокойся, пожалуйста. Я просто уже ничего не могу с собой поделать… Я влюбилась. – Я так же виновато смотрела на нее, но продолжала улыбаться.

- Кошмар... – Она плюхнулась обратно на шезлонг. – И что теперь? Она хоть разговаривает с тобой? Или как… Кевин как?

- Не знаю… кажется, что она все еще любит меня. – Сара подпрыгнула и вылупилась на меня. – Я так думаю! А Кев… не знаю, она говорит, что он все еще помнит.

- Ну еще бы…

Сара проводила меня до остановки. Да, половину дня я провела как нельзя лучше, но все равно, как-то тоскливо на душе.

Завтра… уже завтра я узнаю всю правду! Я узнаю всё, что она хочет мне сказать… сейчас же спать, чтобы утро настало поскорее.

 

 

 

16.

 

 

У меня было желание – поспать как можно больше, возможно даже и до трех часов, но почему-то я проснулась в самую рань и так и не смогла потом уснуть. Я лежала на кровати с открытыми глазами, смотрела в потолок, представляла сегодняшний день. Надеюсь, что все получится.

- Клер, я выезжаю. – Протараторил Кевин в трубку и тут же отключился.

Черт… что-то мне стало страшно. Но ехать нужно.

Кев появился через тридцать минут, я ждала его на улице. Сейчас он какой-то чересчур счастливый.

- Ты чего такой? – Спросила я, садясь в машину.

- Кристик дома сидит! Он кстати очень хочет тебя увидеть! А-а-а… столько лет прошло, а он все такой же придурок.

- А… ну-ну. – Кевин тут же рассмеявшись, толкнул меня.

Что было когда я приехала и увидела свою Королеву? Хм… одним словом тут не обойдешься. Во-первых, меня ждала целая гора комплиментов от Кристиана. Во-вторых, моих эмоций от внешнего вида Кармен было ничуть не меньше. Не знаю, почему она так любит белые рубашки? Почему-то мне всегда хотелось расстегнуть эти маленькие пуговички, и дотронуться до её идеального тела. И вот сейчас… рубашка, правда, Кевина.

Мы вчетвером сидели на кухне и… пили. Да, мы пили. Кевин и Кристиан начинали «за встречу», потом это потихоньку переросло в игру «лесенка». Мы с Кармен просто сидели и наблюдали их сумасшествие.

- Кевин? Ты слишком много пьешь. – Строго сказала она.

- А я только начал! – С пьяной улыбочкой буркнул Кев. Он правда уже никакой.

- А тебе уже хватит! Кристиан, ты хоть одумайся!

Но Кристиан лишь чмокнул Кармен в щечку, и налил еще один стакан виски.

Мне, в какой-то момент, стало тоскливо, что я решила покинуть их. Через пару минут, Кармен заявила мне, что я буду ночевать у них. Да, видать нашего откровенного разговора не состоится… я надеялась, что мы поговорим с ней в машине, когда она будет вести меня домой, но нет. Ну ладно. До отъезда в Мадрид еще порядком времени… почти три недели.

Я приготовила постель в своей комнате, точнее, в комнате, которая когда-то была моей. Через минуту я заглянула в комнату Кармен: она пыталась раздеть Кева, но тот со смехом вырывался из её рук, но потом она ловко повалила его на кровать, села ему на бедра и начала стягивать с него футболку. Я закрыла дверь… как-то не по себе стало.

Медленно заползла под холодное одеяло, поставила будильник на половину десятого, и закрыла глаза. Конечно же, я не уснула сразу: я все думала, что может быть она зайдет, или вообще, что заставило её передумать? Я вертелась из стороны в сторону, что-то бормотала (На подобии «успокойся ты уже… она не придет»), не переставая переворачивала подушку, и наконец, ударила локоть о тумбочку. Тут же сильно зажгло, что я сморщилась от боли, схватилась за руку и отвернулась к стене.

«Довертелась»

Это даже помогло расслабиться, что я начала засыпать. Но минут через десять, послушался щелчок, открылась дверь. Она тихо-тихо подкралась ко мне, быстро залезла ко мне под одеяло. Я не поворачивалась к ней… боялась. Честно.

Пальчиками она взяла прядь мои волос, долго молчала, а потом вдруг приподнялась.

- Знаешь… я давно хотела сказать тебе об этом… - Прошептала она. – Ты плохая актриса, Клер. Повернись ко мне.

И словно по приказу быстро переворачиваюсь к ней.

Сейчас попробую описать то чувство…

Вы когда-нибудь были на американских горках? Помните то ощущение, когда вы резко спускаетесь вниз (тогда еще в груди все органы отключаются), вот и сейчас тоже самое. Только вместо спуска ты видишь любимого человека, и ты не летишь к нему со всей силой, а просто стоишь рядом. В данном случае, лежишь рядом. И есть такое дикое желание обнять, просто обнять! Чтобы подержаться, чтобы дотронуться, чтобы понять, что это не сон.

Вот как то так…

Черт… она так близко ко мне. Пальчиками она стала водить по моей щеке, а потом плавно перевела их на мой живот. Сердце тут же начало выбивать безумный ритм. Кажется, что эти «тук-тук» раздаются на всю комнату.

Кармен закрыла глаза. Я еще долго восхищалась её красотой.

- Ты пришла чтобы… спать? – Вдруг спросила я.

- Клер, я пришла, чтобы быть с тобой этой ночью.

- Ну а Кевин?

- Он пьян… я сошлюсь на это.

- Ну… а…. что… тогда будем делать мы? – Неуверенно спросила я.

- Мне завтра рано вставать.

- Кармен… - Выдохнула я, и пододвинулась к ней еще ближе. Она пальчиками обхватила мой подбородок.

- Я хочу, но не могу.

- Ну! Кто запрещает?

- Я боюсь, Клер. Понимаешь? Панически боюсь сейчас лежать с тобой рядом…

- Я знала… нет… а зачем ты пришла тогда? – Меня подменили.  Я завелась.

Кармен тут же схватила меня за руки, села мне на бедра и прижала руки к подушке. И зачем я только попыталась вырваться? Я же хотела этого!

- Знаешь, как мне было паршиво эти два года? Знаешь, как я ревела первые полгода, что оставила тебя здесь? Нет? – Я тут же ослабела, и стала вслушиваться в каждое её слово. – У меня не жизнь была, а… я выгнала Кевина из дома, и он жил в гостинице… потом мы попытались завести ребенка… почему-то я думала, что мне это поможет забыть, но.. я не могу забеременеть. – Она тут же расслабила руки.

- Ты… это из-за аварии?

- Да… мне теперь будет очень тяжело завести ребенка… но не в этом дело, Клер. – Она откинула голову. Я взяла её за руки. – Я ведь люблю тебя до сих пор, если ты не видишь. Мне… мне безумно тяжело сейчас.

- Кармен. – Я приподнялась к ней. – Я… я тоже люблю тебя. Давай уйдем? Я прошу тебя… давай убежим отсюда! – Я обхватила её руками, уткнулась в её грудь и заплакала. Кармен тут же обняла меня и тяжело вздохнула.

- Бросить все и уйти?

- Да… я так ждала тебя… если ты снова бросишь меня, то я не сделаю ничего хорошего больше… я просто перестану существовать.

- Я не брошу тебя, никогда. – Она прижала меня еще сильнее. – Ой… как я себя ненавидела за то, что я бросила тебя… главное, что эти два года прошли просто так.

- Кармен… скажи, скажи, как мы уйдем? – Я вцепилась в её майку, и со слезами на глазах смотрела, как она кусает свои губы.

- Я не знаю… я не знаю, как это сделать. Может… может поедешь в Испанию со мной?

- Испания? – Выдавила я и тут же замолчала.

- Нет… ты учишься…

- Да к черту учебу. – Перебила я. – Давай в Испанию. Хоть куда, но лишь бы подальше отсюда и с тобой.

- Клер… девочка моя… - Она погладила меня по голове.

- А может… - Я подумала над этим, и кажется это единственный нормальный вариант.

- Техас? – Она угадала. – Но… не знаю… Если только я буду каждый месяц уезжать на пару недель.

- Пару недель! – Повторила я, а потом поникшим голосом: - Пару недель…

Кармен испуганно посмотрела на меня.

- Клер, всё нормально? – Она приподняла мою голову. – Что?

- Нет, все нормально… если это единственный выход, то… но зачем?

- У меня клиника. Нет, я могу её переписать на кого-нибудь, но… что я тогда буду делать в Техасе?

- Да… это тоже не выход. Тогда что? – Я потихоньку начала паниковать.

- Успокойся. Давай… - Она откинула голову и сдунула пряди волос со своего лица. – Поехали в Мадрид и там все решим?

- А Кев?

- Клер… - Она озадаченно посмотрела на меня, а потом радужно улыбнулась и сказала: - Клиер!

Я тут же вспомнила те времена, когда она так звала меня… здорово было... все так безмятежно.

Мы так ничего и не решили, кроме того, что я поеду вместе со всеми в Мадрид, познакомлюсь с её семьей, и мы сбежим с ней… только куда? Да.. дурочки… нам лишь бы сбежать, а что и как будет дальше – нам все равно.

 

 

 

16.

 

Утром запиликал будильник. Я не помню как заснула, но помню, что была одна. Кармен, по-моему, ютилась рядом с Кевином, когда тот развалился на кровати.

Я тут же соскочила, переоделась, забежала в ванную. Через пару минут я столкнулась в коридоре с Кристианом. Вид у него был болезненный, но он чему-то радовался.

- Клер? Милашка… - Протянул он и пропустил меня на кухню. Я улыбнулась ему во всем 32, и села за стол.

- Где Кев и Карми? – Спросила я.

- Э-э-э… Кармен уехала и просила передать, чтобы ты дождалась её. Кевин на улице сидит… не трогай его, ладно? Он того. – Пробормотал Кристиан, покрутив пальцем у виска.

- Как обычно, короче. – Вздохнула я и уставилась на пустую бутылку виски.

Я ходила по дому, из комнаты в комнату, лишь бы занять себя чем-нибудь. Телефон как назло разрядился так, что я не могла узнать, когда вернется Кармен.

Домой забежал Кевин (его словно побили), зашел в гостиную и рухнул на диван. Где-то глубоко-глубоко, в самой жопе, как говорит Сара, мне было жаль его. Ведь он и не догадывается, что мы затеяли… ну и пусть. Да… пускай. Не буду жалеть его.

Ближе к обеду появилась Кармен. Я услышала, как подъехала её машина и тут же выбежала на улицу. Она не сразу увидела меня: она открыла дверцу, вытаскивала большие пакеты, с серьезным видом посмотрела на меня, потом снова куда-то в сторону, а потом снова на меня и тут же ярко улыбнулась. Я тут же подошла к ней и выхватила пару пакетов из её рук.

- Как спалось? – Спросила она, не отводя от меня глаз.

- Замечательно. – Мне так понравилась эта сцена… я сразу же представила, что всегда буду встречать её после работы, но только уже в нашем доме. Так же буду болтать о том, как ужасно прошел без неё день, буду помогать ей нести вещи из машины, и готовить ей ужин. Я утопала в этой мысли.

- Что они делают? – Она закрывала машину.

- Болеют.

- Ну и хорошо. – Улыбнулась она, и мы вместе зашли в дом.

Как только мы появились на кухне, тут же появился Кевин с ошеломленным видом и бросился Кармен на плечи.

- Кошмар какой-то… голова болит. Я не могу найти обезболивающее. – Простонал он.

- Ой, ну это не удивительно… ты вечно чего-нибудь да не можешь найти.

Она тут же направилась к кухонным ящикам и стала искать аптечку. Я наблюдала, как она заботливо относилась к Кеву… неужели любит? Не… быть того не может. Она любит меня.

Ближе к вечеру, Кармен велела мне собираться домой.

- Клер, тебе нужно домой. – Серьезно сказала она, когда парни были в гостиной. Я тут же уставилась на нее.

- Но… выгоняешь?

- Давай не будем подавать вида. Он – дурак. Иди одевайся, я жду в машине.

Я, не отрываясь, смотрела как Кармен ведет машину, а она изредка поглядывала на мои руки, которыми я обхватила свои колени. Было тошно конечно, что я не могу побыть с ней еще, но она права – не нужно делать вида, что все хорошо, иначе это вызовет подозрение со стороны Кевина.

- Билеты куплены на десятое число. – Начала она, когда мы остановились возле дома. – Ты берешь все-все свои документы и везешь их мне… мало ли что мы с тобой придумаем. – Улыбнулась она. – А пока… а пока жди, ладно?

- Так долго… мы увидимся? – С тревогой спросила я.

- Конечно. Мы же будем заезжать. – Уверяла она.

Кармен взяла меня за руку, и с любовью и нежностью посмотрела на меня. Я дернулась из-за того напряжения, что вдруг возникло.

- Представь, что я сейчас целую тебя. – Улыбнулась она, глядя на мои губы.

Я тут же закрыла глаза, представляя себе эту картину. А потом лениво приоткрыла один глаз.

- И говоришь, что любишь меня, да?

- Да. – Она слегка рассмеялась.

- Может зайдешь?

- Нет. Мне с этими нужно сидеть. – Она немного поморщилась, но как только увидела, что я заметила её нежелание, то тут же выпрямилась и выпустила мои пальцы из своей руки.

Я вышла из машины, проводила взглядом, как она начала отдаляться от меня.

 А потом… А потом, я просто слонялась по дому, не зная чем занять себя все эти проклятые дни ожидания. Я уже достала Сару своими просьбами сходить на пляж или в кафе; родители постоянно спрашивали, что со мной, а я лишь лениво улыбалась и говорила, что «все ок!». Кев и Кармен заезжали раз в неделю. Она не подавала и вида, что вот-вот скоро что-то должно случиться. Мы даже не закрывались в комнате ото всех – просто любили друг друга на расстоянии.

Наконец… нет. Еще не десятое число… только пятое. Но этот день был очень эмоциональным, как и последующий.

- Клер… боже… это от тебя так воняет? – Поморщилась мама, когда я наткнулась на неё в гостиной.

- Чего? – Недоумевала я. Мама тут же, как какая-то собака, начала принюхиваться, а потом строго посмотрела на меня.

- Ты куришь! – Крикнула она.

- Мам! – Я тут же придумала кучу всего, но зачем мне ей врать?

- Что? От тебя прет как не знаю от кого!

- Мама… мне почти двадцать один. Неужели я не могу курить? – И я тут же получила офигительный подзатыльник, что даже потемнело в глазах.

- Пока ты живешь здесь – чтобы я не видела больше такого! Бросай! – Продолжала кричать она. – Ну-ка отдай мне сигареты!

Она стояла с протянутой рукой и строго смотрела на меня.

- Мам… ай… больно ведь! – Я схватилась за голову. – Не дам я тебе сигареты! Мне с вами еще пять дней жить!

И тут мама хорошенько поколотила меня.

На следующий день… боже мой. Что было на следующий день… никому такого не желаю.

- Доча, зайди в нашу комнату. – Крикнул папа. Я быстро поднялась наверх, и открыла дверь родительской комнаты.

Папа и мама сидели на кровати. Их лица… смесь всех эмоций.

- Что такое? – С превеликим удивлением спросила я.

- Ты куришь… - Начал папа. Дальше он начал загибать пальцы: - Ни разу не приводила домой парней, ни разу не встречалась с парнями, все время ходишь какая-то больная, после отъезда Лелианы… ты… может объяснишь это?

- Вас интересует моя личная жизнь что ли? С какой это стати? – Я скрестила руки на груди. – Что с вами?

- Скажи… - Продолжил папа. – Ты… тебя не интересуют мужчины?

Вспомните, как я описывала страх, сравнивая его с горками. Вот так же, только ты сейчас стоишь и уже готов падать в пропасть.

- Вы что… совсем с ума сошли?

- Скажи, дочка, скажи как есть.

- Ну, допустим… - Буркнула я. – Мне собирать вещи и уматывать?

Мама и папа тут же посмотрели друг на друга и ахнули. Папа замотал руками, встал и вышел из комнаты. Мама продолжала по дикому смотреть на меня, а потом встала и втемяшила мне пощечину.

- За что?! – Крикнула я, схватившись за щеку. – Это моя жизнь, и мне решать с кем мне быть!

Короче, я схватила все свои документы втайне от родителей, и ушла из дома. Пару дней пожила у Сары, объяснив ей всю ситуацию. Она как обычно начала смеяться надо мной, но поняла меня и не стала грузить как раньше. Потом появился папа с убитым видом и забрал меня домой. Мама не разговаривала со мной, а папа иногда смотрел на меня и смеялся.

- Не знаю, помнишь ты или нет. – Начал он в машине. – В детском саду было собрание по поводу того, что ты закрылась в комнате с Лизи МакКатчен, и там вы пробовали целоваться… - Он рассмеялся. – А потом воспитательница застукала вас и такой ор устроила… весь садик на уши поставила! Тебя чуть не отчислили!

Я быстро стала мотать в своей памяти... Черт! Я не помню такого! Я помню Лизи, но такого… я начала смеяться вместе с папой.

Мама не разговаривала со мной, и даже не смотрела на меня. Но я же не говорила, что я лесбиянка! Ну не говорила же? Что же она тогда? Черт…

 

 

 

17.

 

 

Сразу после моего «признания» родителям, я стала поскорее собирать сумки. Я, как мне и приказала Кармен, собрала все-все свои документы и закинула их в сумку. Дело осталось только за малым.

- Че делаешь? – Спросила Сара по телефону.

- Сумки собираю. – Она знала про наш план, и в его реализацию не очень то и верила.

- Только не надо всех вещей собирать, а то еще подумают… бери карточки кредитные, деньги, документы, ну и чуть-чуть одежды. Там все купишь… испанское. – Улыбнулась она. – Вы же послезавтра поедите, верно?

- Именно… я так боюсь! – Пропищала я в трубку, корчась, словно от боли.

- А что такого? Ты же хочешь этого!

- Больше всего на свете… но вдруг все сорвется? Ой… - Выдохнула я. – Поскорее бы оказаться там уже… я так боюсь, ты бы только знала!

Следующий день был по-настоящему самым эмоциональным в нашей семье: приехали Кевин и Кармен, Сара и Анри, Кристиан и наши остальные близкие родственники. Родители уже приготовили сумки, так что они не волновались, а вот я… Кармен тут же отвела меня в мою комнату, когда увидела, что я не притронулась к еде.

- У тебя вид болезненный. Что случилось? – Заботливо спросила она, садясь на мою кровать.

- Я… да боюсь я. – Я растерянно улыбнулась, опустив руки.

Она лишь тяжело вздохнула, тревожно посмотрела на меня, и молча, вышла из комнаты. Конечно, я напугалась еще сильней! Конечно, она передумала!

Я посмотрела билеты на завтрашний самолет, которые лежали на полке в гостиной. Пять билетов… мы все вместе завтра проснемся, пообедаем и поедем в аэропорт.

Весь оставшийся вечер я слонялась по дому, пальцами водила по стенам, словно хотела обнять их. Может быть, я и не увижу этот дом больше никогда. Подумала я. Ну и черт с ним.

Ночью меня разбудила Рома, и я была готова расплакаться. Она остается с Сарой, и навряд ли я её увижу снова. Она как будто чувствовала, что я уеду и не вернусь больше. По крайней мере, я надеюсь, что я не вернусь сюда.

- Клер! – Орал Кевин мне под ухо, дергая меня за плечи. – Ты остаешься! Никуда не поедешь!

Я продолжала трястись, даже когда он отпустил меня. Я протерла глаза, и тут же вылупилась на Кевина. Он стоял рядом со мной, нагнувшись ко мне, а возле двери была Кармен с очень серьезным видом.

- Что-что?! – Крикнула я, когда не заметила фальши в их глазах. Я тут же поднялась и стала разводить руками. – Что за херня? Почему это я не еду?

Кевин продолжал строго смотреть на меня, потом перевел взгляд на Кармен, потом снова на меня и, покраснев, расхохотался. Тут же к нему присоединилась Кармен, и они вместе стали заливаться смехом.

- Ах вы… Пошли вон из моей комнаты! – Расстроено крикнула я и указала на дверь. Они тут же выбежали в коридор такие довольные и счастливые.

Я рухнула на кровать, всё еще пребывая в шоке. Давно меня так не будили. Пришлось одеваться и идти вниз.

- Козел ты желтый! – Я кинула в Кевина горсть хлопьев. Почему желтый? Да у него на футболке желтый цыпленок нарисован.

Кев тут же снова расхохотался, дергая Кармен. Чуть позже он, плача от смеха, уткнулся в её плечо.

- Да ты бы видела свое лицо! – Выдавил он.

- Извини, Клер… это была его идея. – Призналась Кармен, тыкая пальцем в этого идиота.

Где-то через двадцать минут, уже вся семья собралась за столом. Мы завтракали оладьями, смотрели телевизор, и просто улыбались. Мама немного теплее стала ко мне относиться, но до сих пор как-то странно продолжала смотреть на меня. Интересно, как она будет себя вести, если узнает, что я буду с Кармен? Надеюсь, что обойдется без врачей и психоаналитиков.

- Всё, поехали! – Весело сказал папа, закрывая дом на ключ.

Мы быстро сели в машину. Был один минивен и такси для сумок. Я сидела возле окна, рядом Кармен, потом Кевин, а родители были впереди. Я подумала, что Кармен как раз таки в тему села – между мной и Кевином. Наверное, она тоже подумала об этом. В любом случае, я не могу быть на сто процентов уверена, что нам удастся всё бросить и убежать вместе. Но я надеюсь на это.

В аэропорту нас уже заждались Сара и Анри.

- Черт... не хватило мне вчера! – Она подбежала и обняла меня. Анри помогал Кевину и отцу вытаскивать сумки. Сара отвела меня в сторонку и прошептала мне на ушко: - Ты… удачи, ладно? Я так хочу, чтобы ты была счастлива. Приезжай вместе с Кармен на мою свадьбу, хорошо?

- Хорошо. – Я тут же оживилась и, как можно сильнее прижала к себе свою лучшую подругу. Она даже всплакнула.

Через два часы мы уже были в самолете. Наши места были разбросаны по всему люкс-классу так что приходилось общаться с тем, с кем сидел рядом. Я тут же вспомнила, что совсем недавно я так же летела с Лелианой, полностью уверенная, что моя жизнь кардинально измениться. Так и вышло: я одна, я влюблена в девушку своего брата, я с каждой секундой теряю веру в наш «план». Вот мы приедем, вот мы со всеми познакомимся – а что дальше?

Я смотрела телевизор в спинке сиденья, жевала кусочки ананаса, который только-только принесла симпатичная стюардесса. Родители были в самом хвосте самолета, Кармен на три ряда дальше меня (Я слышала, как она смеется с какой-то женщиной. Как же я завидовала в тот момент той незнакомке), а Кевин был в самом начале люкс-класса.

Всю дорогу я только и думала о прилете. Ни о чем другом. Я вспоминала свой университет, который возможно придется бросить, вспоминала Мерси и Ли… всё-таки я люблю их.

На утро мы уже были  Мадриде. Жаркая и солнечная погода, загорелые и темноволосые люди даже и не замечали нас. Такое же голубое небо, такое же солнце, такой же шум, как и в Детройте. Разве что все говорили очень-очень быстро и на совершенно неизвестном мне языке.

У каждого из нас было по сумке в руке, каждый с интересом разглядывал всё вокруг, кроме Кармен – она серьезно смотрела на дорогу, а потом быстро убежала куда-то. Через минуту она подвела какого-то мужчину, о чем-то с ним договорилась, и тот взял пару сумок и ушел.

- Вамос!  - Крикнула она Кевину. – Тома лас больсас…

После этого Кевин схватил остальные сумки и побежал вслед за тем мужиком. Кармен взяла меня за руку, позвала родителей, и мы уже вместе пошли в самую толпу. Мы подошли к машине, тут же по приказанию Кевина заняли свои места и поехали по просторным дорогам Мадрида.

Красиво… не то что у нас в Детройте.

Не буду рассказывать, как нас дружелюбно встретили родители Кармен, а скажу только то, какие же они классные! Кармен очень похожа на своего отца, а вот характер достался от матери.

«Белла, Белла, Белла»

Сколько же раз я слышала это слово…

- Что это значит вообще? – спросила я у Кармен.

- Белла? Это значит, что ты красавица. – Улыбнулась она.

А… ну тогда совсем другое дело. За один вечер я выучила целый набор слов, но потом тут же забыла их.

Уже поздно вечером, мы – Кармен, Кевин, Серджио, Диего и Мария, сидели на улице за небольшим столом и обсуждали друг друга. Оказывается, настоящее имя Кармен – Кармен де лос Милагрос Гонсалес, а её сестру зовут Мария де ла Круз Гонсалес.

- Кошмар… - Протянула я.

- Да… это не ваши там Джеки Джонсоны или Биллы Вайты! – Рассмеялся Диего. Кстати, он и Серджио это двоюродные братья Кармен. Здесь они на каникулах.

Кармен что-то быстро сказала мальчикам, и они тут же поднялись и зашли в дом. Мария зевнула, вслед за ней зевнул и Кевин, а мы с Кармен пристально посмотрели друг на друга.

- Завтра попросим  Валерию и Камилу провести небольшую экскурсию для Янгов, да Кармен? – Спросила Мария.

- Да, надо бы. – Протянула Кармен, проведя рукой по своим волосам.

Конечно же, я все время думала: ну когда же? И все время этот момент не наступал…

- Коррида? Ты с ума сошел? – Утром Кармен была чем-то возмущена на своего отца. – Какая коррида? Давай на самый последний момент оставим это, ладно?

- Ну уж нет. – Улыбнулся в ответ её отец, и обратился к моим родителям: - Хотите посмотреть корриду?

- Вам понравится. – Сказал Кевин. Родители сказали, что они только с удовольствием.

- Неужели ты тоже будешь смотреть на матадора, который убьет животное? – Спросила Кармен у меня.

- Чего? Я не знаю, что это такое. – Я растерянно улыбнулась, и развела руками.

- Ну… ну и хорошо. – Улыбнулась она.

В общем… коррида это самое ужасное, что я когда либо видела, но и в тот же момент самое классное. Огромный стадион, битком набитый людьми. Крики, овации, свист – всё что только можно услышать на корридах. Через час после представления, матадор убил огромного быка, воткнув ему цветную саблю в спину. Какие-то непонятные ощущения остались у меня, после просмотра. Кармен тут же поморщилась, Кевин и родители только улыбнулись и посмотрели друг на друга с оживленными лицами.

Потом мы направились в парк, в ресторан, а уже вечером поехали в гости к родному брату Кармен – Хуанки.

Так мы и прожили там целую неделю, разъезжая по гостям, по магазинам и ресторанам, по паркам и выставкам. Родители были просто в восторге, а я просто делала вид, что мне вся эта затея с поездками по кайфу.

Как-то я отправила смску для Мерседес:

«Приветик из Испании, крошка!»

Ответ был прост:

«О_о купи мне Малагу! И пасеты мне привези! Мучачос моя 8)»

Она неподражаема. Я на следующий же день пошла вместе с Валерией в винный магазин, и купила ту самую Малагу. Пасеты, что дали мне на сдачу, я тут же положила в пакет, чтобы не потратить их и довести до Мерседес. Кстати, я очень сдружилась с Валерией – мы все время проводили вместе, я часто бывала у неё дома. Весь плюс был в том, что она очень плохо знала английский, и мне приходилось общаться с ней жестами. Так же мне понравился Хуанки. Он – добряк, у него двое сыновей и есть свой собственный ресторан. Вообще, испанцы такие милые, такие дружелюбные, и они так громко говорят! Я даже не могу понять, когда они кричат или когда просто говорят. В отличие от остальных, Кармен говорила намного тише, и разобрать, когда она кричит это легче легкого – она тут же начинает кричать на каком то левом, чтобы я ничего не поняла.

Осталось совсем немного времени до нашего отъезда, а мы с Кармен даже и не поговорили ни разу.

 

 

 

18.

 

 

- … может быть проведем свадьбу в Барселоне? Там большинство наших родственников. И вообще этот город нравится тебе больше, да Кармен? – Я услышала разговор моих родителей с родителями Кармен, так же присутствовала она сама и Кевин.

Какая нахер свадьба?! А как же я!? Она не могла передумать!!!

- Да, можно и там, но можно и в той же Валенсии. Там большинство моих друзей. – Улыбнувшись, ответила она. – Кев, тебе же все равно где будем праздновать?

- Да, главное, чтобы было весело.

- Что случилось? – Я зашла на кухню с недоумевающим видом. На меня тут же все посмотрели и мило улыбнулись.

- Твой брат женится. – Радостно сказал папа.

«Нет… заебись.»

Я тут же посмотрела на Кармен, она лишь улыбнулась и посмотрела на Кевина… тот сиял.

- А-а-а… а когда? – Серьезно спросила, еле-еле сдерживаясь от слез.

- Через месяц или два. – Заявил Кевин. – Сейчас выбираем где все будет. Ты приглашена.

- Здорово. – Я еле-еле выдавила кривую улыбку и вышла из кухни.

На улице было жарко, солнце обжигало мою кожу, небо было голубым-голубым, но эта прекрасная обстановка никак не могла помочь мне. Я сорвала маленький цветочек в саду, поднесла его к своему лицу, тут же улыбнулась, а потом разлеглась на газоне. Ко мне тут же подбежал маленький пушистик Стенли, залез ко мне на живот и вяло мяукнул.

- Что, маленький? Тебя тоже некому обнять? – Прошептала ему я. Он шеркнулся о мою руку, и так пристально посмотрел мне в глаза.

- Ну блять… - Пропищал он. Наверное, я уже получила солнечный удар, а может это и вовсе психологическое расстройство. Меньше всего я хотела оказаться в психушке. А потом Стенли приподнялся и буркнул: - Не понимаю, почему ты лежишь тут, а она там. Ты дура, наверное.

Я лежала на траве, с широко раскрытыми глазами, уставившись на маленького котенка. Нет, я даже была в шоке не от того, что маленький пушистик своим писклявым голоском пытается материться, а то, что он говорит правду. Нет... я вроде не курила и не пила. Но знак свыше я поняла.

- Кармен, можно тебя на минутку? – Я появилась в дверном проеме. В комнате была Валерия, Мария и сама Кармен. Она вздрогнула, когда я позвала её, Мария продолжала сиять, а Валерия, как обычно, просила перевести на испанский мои слова.

Кармен вышла из комнаты и направилась на второй этаж, в свою комнату. Я, послушно и молча, пошла вслед за ней, преодолевая ступеньки, глядя на её прекрасный образ.

- Может, поговорим? – Неуверенно начала я, после того, как дверь закрылась на замок. Кармен села на кровать и с прищуром посмотрела на меня.

- Я знаю… - Ответила она. Потом она закрыла свое лицо ладонями. – Давай помолчим, ладно? Иди ко мне.

Я тут же прильнула к её телу, она обняла меня и посмотрела мне в глаза.

Минут тридцать мы лежали с ней на кровати, держась за руки. Было хорошо – было тихо, никто нас не беспокоил, и никто не слышал нас.

- Я даже не знаю, как и поступить… может… не нужно этого всего? – Неуверенно выдавила она, и осторожно посмотрела на меня.

- То есть, я вот зря сюда приехала, да? – Я тут же приподнялась. – Нет… я знала, что ты опять наврешь мне. Да кто ты такая вообще?

- Клер, встань на мое место. Что бы ты сделала? Я не могу убежать с сестрой, своего жениха... не могу.

- Ты и раньше мне говорила об этом! Ты… ты… да ну тебя к черту! Будь счастлива с моим братом, сука! – Я оттолкнула её от себя и поспешила выбежать из комнаты.

Собственно на этом и закончилось мое пребывание в Испании. Через пару дней я и мои родители вернулись в Детройт.

Да… я разбита… убита… раздавлена… я просто сошла с ума! Я безумно люблю человека, которому безумно страшно открыться людям. Я понимаю её, но она… она просто боится. Она уважает всех, с кем знакома, и это её самое уязвимое место…

Она смысл моей жизни.

В Детройте я стала выкуривать по пачке сигарет в день, домой возвращалась далеко за полночь. Даже хотела переспать с каким-то ушлепком, но вовремя остановилась.

Конечно, я не думала влюбляться больше, так как мне хватило этого чувства на всю жизнь.

Конечно, я все еще люблю ее.

Конечно, она не вернется ко мне… она же ведь любит ЕГО, а не ЕЁ.

А может, она просто любить не умеет…

Как я…

 

 

19.

 

Поганая осень, поганое настроение, в душе – дерьмо.

Помню, как на меня набросились мои девочки, когда я вернулась. Я появилась в университете, наверное, самая последняя – почему-то не хотелось покидать город моих воспоминаний.

Помню, как я встретила Лелиану. Она тогда еще очень обрадовалась мне, но не подавала никаких признаков влюбленности. Как же я завидую таким людям.

Помню, как меня выбрали президентом университета.

Я всё помню… даже её образ до сих пор не выходит из моей головы.

Господи, какая же я была дура, что поверила ей!

Но жить воспоминаниями, как я делала это два года подряд… нет, надо что-то менять. Теперь я решила полностью изменить свою жизнь: у меня появилась новая работа (о ней чуть позже), появились новые друзья, и я переехала к себе на квартиру. У Хилари умерла мама, и он решил взять долгосрочный отпуск, так что я его больше не вижу. Мои новые друзья – молодые, симпатичнее девушки. Мы работаем вместе.

В октябре проводился небольшой кастинг для моделей… ну, и я решила попробовать. Меня взяли, и жизнь под корень изменилась. Теперь я все время пропадаю у фотографов, или просто целыми днями напролет вкалываю в агентстве. Меня можно было увидеть на развороте в одном крупном журнале, я участвовала в показах в Калифорнии и все такое. Было круто, конечно же, но это вовсе не то, что я хотела, и мысль об уходе из агентства все чаще стала посещать меня. Мною восхищались все заказчики, предлагали контракты, звали на грандиозные показы, но я как-то… не хотела. Просто медленно плыла по течению.

Наконец, я поругалась со своим работодателем, и он предложил мне «отдохнуть». Я поменяла номер телефона, и вернулась в общежитие. Да, было приятно знать, что хоть кому-то (а именно, жадным взглядам фотографов, дизайнеров и визажистов) я была нужна. В комнате на столе стояла рамка, в которой был тот самый разворот со мной. Девочки стали окружать меня еще сильней, а я смотрела на них и в каждой видела только её.

 

 

 

 

Я сидела у себя в комнате, рисовала свой смысл жизни в своей любимой тетради. Мерси уехала в город, чтобы прикупить себе спортивный костюм. Лелиана в это время была безумно влюблена в нашего школьного ди-джея (он, кстати, парень) и поэтому все время пропадала с ним.

Я тяжело вздохнула, когда в коридорах общаги девочки стали что-то громко кому-то объяснять.

- А… тут она. – Сказала, кажется, Толстушка-Сюзи возле нашей двери. Кстати, у нас наконец-то поменяли дверь.

И тут…

Тут дверь медленно открывается, я медленно поднимаю голову, и карандаш падает у меня из рук.

Правильно. Появилась Кармен. Она уверенно прошла в комнату, захлопнула за собой дверь на замок, и присела перед моей кроватью.

Я оцепенела. Я, раскрыв рот, смотрела, как она снимает очки со своего носа, упирается рукой в свою щеку, и спокойно смотрит на меня.

- Что мне нужно, сделать, чтобы ты простила меня? – Вдруг спросила она.

- Объясни, пожалуйста… - Протянула я, мотая головой и абсолютно не веря в свое счастье.

- Я… - Вздохнула она. – Я просто, наконец, решила всё бросить и быть с тем, кого действительно люблю.

 

 

 

 

Мы с Кармен, наконец, обрели свое счастье. Конечно, большинство наших родственников были против такого союза, что даже были страшные последствия. Мы лишь тяжело вздохнули, и продолжили идти по нашей дорожке, крепко держась за руки.

Мои родители развелись, а потом сошлись снова, после того, как я накричала на них. К ним домой я больше не ездила, да и вообще старалась не появляться в Детройте.

Кевин… Кевина посадили на два года. Говорят, что он так и не смог вынести ухода своей женщины. Еще говорят, что он продал все свое имущество и собирался уехать в Лондон. Не знаю, что он там будет делать, да и знать не хочу. Теперь, он мне не брат, и я ему не сестра.

Хилари так и не женился. Он продолжал вести у нас уроки психологии, и делал вид, что мы с ним даже не знакомы. Все оценки он ставил мне автоматом, чтобы я лишний раз не появлялась в его кабинете.

На свадьбе Сары и Анри, мы с Кармен появились вместе. Конечно, на нас было устремлено много взглядов, все шушукались, а нас это только забавляло. Совсем скоро у них родилась дочь, которую они назвали, так же как и меня – Клер, Клер Ру.

Родственники Кармен долгое время не общались с ней, и она очень переживала из-за этого. Но в какой-то момент, они просто позвали нас в гости, и мы провели в Испании замечательные весенние каникулы.

Что касается нас… Я бросила свою карьеру модели чуть ли не сразу, после прихода Кармен… я целыми днями пропадала в агентстве, и возвращалась домой, когда Кармен уже спала. Сама Карми устроилась на работу в центр пластической хирургии.

Так мы с ней прожили почти два года, после чего мы расстались. Да, мы расстались и не виделись чуть ли не целый месяц. И, клянусь вам, это были самые худшие дни в моей жизни. Мне этого хватило, чтобы превратиться с самого несчастного человека в мире. Конечно же, мы вернулись друг к другу… и совсем скоро мы решили завести ребенка. Не знаю, как будут относиться к нашему ребенку окружающие, ведь не часто встретишь человека, у которого две матери, верно?

 

 

 

 

Конец.

2010 г.

Лейла Долматова.