Жить скрытной жизнью

"Выход из подполья" (или каминг-аут) иногда подвергается критике со стороны гетеросексуальных людей как нахальное бравирование вашей сексуальной ориентацией. Альтернативой же остается скрытная “жизнь в чулане”. Это означает необходимость активно скрывать те аспекты жизни, которые могут выдать сексуальную ориентацию. Начиная с того, какие книги или журналы находятся на книжной полке или журнальном столике, и заканчивая тем, что только один родитель забирает ребенка домой из детских образовательных учреждений или посещает соответствующие мероприятия.

Одна разведенная мать троих детей состояла в отношениях с другой женщиной, когда ее детям было от 8 до 15 лет. Ее партнерша жила как сосед по дому в комнате в подвале и поднималась наверх только когда дети уже спали. Женщины никогда не выказывали привязанность друг к другу перед детьми. В действительности они делили работу по дому и финансы, и дети довольно близко общались с "подругой" их матери. Такую договоренность поддержал врач этой женщины, который считал, что наличие матери-лесбиянки тяжело скажется на детях в период их подросткового созревания. Отношения, в конечном счете, закончились (что не удивительно при таком давлении). Несколько лет спустя, когда мать “признавалась” в этих отношениях своим детям, она обнаружила, что они всегда это подозревали и были сердиты на нее за то, что она слишком стыдилась их признать. Дети рассказали ей, как больно им было, когда ее "подруга" съехала. Поскольку у них не было названия для роли этого человека в их жизнях, у них также не было способа понять их горе и замешательство, когда эти отношения закончились.

В другой паре женщины являются любовницами более 10 лет, несмотря на то, что обе состоят в платонических отношениях с мужьями. Их семьи - лучшие друзья, и они поддерживают эти секретные отношения, потому что считают, что так будет лучше для 12-летнего сына одной из них. Такие ситуации наиболее распространены, чем люди могут представить. Можно только задаться вопросом: неужели для ребенка лучше жить в атмосфере тайн, лжи и прелюбодеяния, чем попытаться понять, что две женщины, которых он знает и любит всю свою жизнь, глубоко любят друг друга?

Иногда родители открываются своим детям, но просят, чтобы дети никому ничего не говорили, как способ защитить семью. Очевидно, что просьба солгать, обращенная к детям, может ввести их в большое замешательство. Дети часто не понимают политических, социальных или юридических подоплек выбора своих родителей. У маленького ребенка, которого просят скрыть гомосексуальные отношения от его второго родителя (не опекуна) или учителя, может развиться беспокойство или нарушение сна, в то время как он или она пытается сделать "правильную вещь", но неуверен точно, что правильно на самом деле. Восприятие честности маленьких детей черно-белое, без полутонов, и поэтому дети могут эмоционально разрываться в серой области изменяющихся социальных нравов.

Многие гомосексуальные родители отмечают, что наличие детей часто заставляет людей контактировать со многими учреждениями (школами, продленкой, больницами), где необходимо решить, открываться или нет. Альтернатива открытости и честности – ложь или уклонение от темы. Некоторые гомосексуалы скажут: "Она - моя подруга" или "Он - мой сосед по комнате". Однако учителя в школе не отдадут больного ребенка "другу", а врачи не смогут принять медицинские жалобы от "соседа по комнате".

И хотя каминг-аут может быть храбрым и запланированным действием (как Эллен Дедженерес показала на своем примере), чаще всего именно при выполнении простых повседневных жизненных задач гомосексуалам необходимо прикладывать намеренные усилия не “открываться”, чтобы их отношения не были очевидными. Лесбийская пара, которая делает покупки в супермаркете вместе со своими двумя детьми, нахально бравируют своим "образом жизни" или просто выполняют работу по хозяйству? Если одна обратилась к другой "сладкая", это является воинственным актом или выражением заботы, которую показывают все пары? Почему у однополых пар "образ жизни", а не просто жизнь?

Каминг-аут, в том смысле, в котором я использую это слово, - это просто деятельность гомосексуалов, не скрывающих правду о себе и своих отношениях. Это наш выбор не скрывать и не отрицать то, как глубоко мы любим друг друга и наших детей, и ожидание того, что к нам будут относиться точно так же, как к другим парам и семьям. Каминг-аут означает быть на виду. Цена за жизнь на виду у всех - то, что гомосексуалы могут стать более легкой добычей; цена за скрытную жизнь - то, что гомосексуалы и наши семьи исчезают.

В действительности, по подсчетам ученых, приблизительно 1/3 лесбиянок являются матерями (это немногим меньше, чем гетеросексуальных женщин), приблизительно один миллион геев - отцами, и около 6 миллионов детей в настоящее время растут в однополых семьях. Несмотря на эти цифры, нас редко представляют в журналах или показывают по телевидению. Это означает, что наши дети и наши родители (то есть бабушки и дедушки наших детей) не видят семьи, похожие на наши. И это лишает их всех образцов для подражания и увеличивает нашу изоляцию.

Гомосексуальные родители «выходят из чулана»

В прошлом многие гомосексуальные родители жили скрытно и замкнуто из-за очень серьезных оснований. Наши дети часто появлялись в контексте гетеросексуальных отношений, и гомосексуальный родитель должен был столкнуться не только со своими собственными проблемами каминг-аута и потребностью отделиться от супруга/супруги, но также и с борьбой за каминг-аут детей. Если за этим следовало сражение за право опекунства, то часто гомосексуальные родители терпели поражение от гомофобной судебной системы. Юридическая и социальная база, наконец, улучшаются для каминг-аута гомосексуалов, у которых есть дети от предыдущих гетеросексуальных браков, и все больше людей может не скрывать природу своих семей.

В последние два десятилетия много геев и лесбиянок, как в одиночку, так и в парах, предпочитают рожать детей за пределами социально одобренного гетеросексуального брака. У некоторых появились дети, благодаря искусственному оплодотворению (также известному как альтернативное воспроизводство - чтобы смягчить клеймо искусственного слова); другие предпочли усыновление. И хотя многие гомосексуалы продолжают скрывать свою ориентацию и отношения, большинство этих лесби и гей семей открыты для общества. Это означает, что они посещают клиники для больных бесплодием для получения информации о возможности забеременеть, приходят в агентства по усыновлению, ясно показывая природу своих семей, а потом – к адвокатам за информацией относительно усыновления ребенка вторым однополым родителем. Они участвуют в родительских собраниях и небольших играх лиги с таким же энтузиазмом, что и другие родители.

Влияние, которое этот гей-лесби-бум (демографический взрыв) окажет на следующее поколение, огромно. Независимо от вашей личной политики или эмоциональных реакций, действительность такова, что по всей стране геи и лесбиянки рожают, нянчат и растят детей, которые будут играть на тех же самых детских площадках и посещать те же самые школы, что и прочие дети, и которые побуждают всех нас принять этот новый уровень многообразия.

Воспитание в гомосексуальной семье: Точно такое же, как в остальных семьях (почти)

Во многом родители-гомосексуалы сталкиваются с проблемами, с которыми сталкиваются все родители. Однополые родители также вымотаны подъемом и кормлением в 5:00 утра, они не менее обеспокоены, когда у их ребенка температура, и на их отношениях внутри пары (включая сексуальную жизнь) также сказываются работа и детский сад, готовка и стирка, и все сложности семейной жизни. Мамы-лесбиянки и папы-геи так же переживают из-за денег и настолько же напуганы подростковой наркоманией, как и любой другой родитель. Гомосексуальным родителям необходимо искать баланс между работой по дому и карьерой, подыскивать соответствующие садики и хороших педиатров. Однополым родителям без партнера, как всем холостым родителям, приходится обращаться к семье или друзьям за помощью или преодолевать все эти трудности в одиночку.

Тем не менее, есть и очень сильные различия. Лесби и гей-родители никогда не смогут забыть, что они - меньшинство среди всех родителей, и как любому меньшинству им предстоит сталкиваться с определенными предубеждениями и стереотипами. Много людей - школьные учителя и адвокаты, агентства социального обеспечения и врачи - могут препятствовать или враждебно относиться к однополым парам. Гомосексуалы, желающие стать родителями, зависят от участия социальных работников и медицинского персонала. Врач одной лесбиянки, которой было сложно забеременеть, сказал ей, что он будет работать с ней только в том случае, если она пройдет психологическое обследование. Агентство по усыновлению заявило гей-паре, что только один родитель может юридически усыновить ребенка из-за того, что они одного пола, и что только этот родитель будет включен в заключительное обследование социально-бытовых условий, несмотря на тот факт, что эта пара жила вместе уже десять лет и что неприемный родитель планировал полный рабочий день проводить с ребенком.

В отсутствии официальной легализации (то есть законодательства о семейных партнерствах и однополом усыновлении) гомосексуальным парам приходится выбивать множество юридических документов, гарантирующих защиту их семей. Моя возлюбленная всегда носит в кармане доверенности, которые ясно подтверждают ее юридическое право принимать медицинские решения для нашего сына, если возникнет такая необходимость. Мое волеизъявление обрисовывает в общих чертах мое желание передать ей юридическую опеку нашего сына в случае моей смерти. В гетеросексуальной семье врач автоматически учитывает право обоих родителей принимать медицинские решения. Право гетеросексуальных родителей на опеку ребенка в случае смерти одного из супругов даже не придется доказывать в суде.

Наравне с некоторыми юридическими и медицинскими трудностями выступают трудности социальные. Одна мать-лесбиянка рассказала: "Прежде, чем новый друг моей дочери переночевал у нас, я открылась ее родителям. Ее семья великолепно к этому отнеслась, но я не хотела рисковать, если бы они оказались гомофобами; никто не знает, какие слухи они могли бы пустить." Гомосексуальным родителям приходится постоянно “открываться” друзьям своих детей и их родителям. У учителей, возможно, нет опыта общения с однополыми родителями и поэтому они могут верить стереотипам и мифам о гомосексуалах. И хотя исследования каждый раз показывают, что геи с наименьшей вероятностью будут детскими мучителями, по сравнению с гетеросексуальными мужчинами, человек, который занимает выгодное положение и который дезинформирован или преднамеренно ненавидит гомосексуалистов, может причинить огромный вред детям.

Даже если мы не верим старым мифам и стереотипам о геях и лесбиянках, у многих из нас есть вопросы об этих новых формах семьи. В первый раз, когда я встретилась с двумя отцами-геями и их недавно удочеренной дочкой-младенцем, я не переставала думать, "А кто будет менять ей подгузники"? И хотя мне конечно известно, что мужчины могут поменять подгузники, так или иначе мысль, что они способны делать это постоянно, казалась мне сомнительной.

Жить Открыто

Когда однополые пары хотят вести более открытый образ жизни, им приходится столкнуться с явной враждебностью со стороны некоторых людей; чаще гомофобия проявляется очень тонко. Гомосексуальных родителей спрашивают: "Кто из Вас - настоящий родитель?" Также делаются предположения, что дети в однополых семьях скорее всего будут гомосексуальны, хотя все исследование показывают, что это не так. (Здесь следует также отметить тонкое выражение гомофобии в предположении, что, если дети в однополой семье скорее всего вырастут гомосексуальными, то тогда хорошо бы запретить однополые семьи).

Иногда действующие из лучших побуждений люди смущаются и чувствуют неудобство по поводу открытых однополых родителей. Наша воспитательница в садике не была уверена в том, как нашему сыну стоило подписать открытки ко Дню святого Валентина. "Он вас обеих называет мамами?", - спросила она нервно, как только я уверила ее, что задавать вопросы - это нормально. В любом случае было гораздо труднее спросить мою семью, как мы называем друг друга, чем спросить об этом родителя пасынка или бабушку/дедушку-опекуна. Даже в гетеросексуальных семьях дети не обязательно обращаются к своим родителям как «мама» и «папа»; некоторые дети называют своих родителей по именам.

Все семьи отличаются друг от друга. Такие простые вещи, как обращения друг к другу, и более сложные проблемы, как распределение обязанностей по хозяйству, меняются от семьи к семье. В зависимости от семьи, однополые родители могут ходить на родительские собрания по очереди или вместе, или кто-то один может принимать более активное участие в школьной жизни ребенка - точно так же как и другие родители. В гомосексуальных семьях с одним родителем ребенок может рассказывать о свиданиях папы или о новой подруге мамы (и он может быть взволнованным или обиженным, - как и дети всех остальных родителей, которые с кем-нибудь встречаются).

Жить открыто означает, что мы не хотим скрывать уникальность наших семей. Когда незнакомые люди спрашивают меня, "Это Ваш ребенок?", я знаю, что они смущаются, когда я отвечаю: "Это наш общий ребенок." Иногда люди смотрят на меня, а затем на мою возлюбленную, и затем снова на меня, пытаясь понять то, что я им говорю. Из своего опыта могу сказать, что люди быстро усваивают эту информацию и относятся к нам уважительно и любезно. Я думаю это отчасти потому, что мы ведем себя естественно и нам нравится наша семья.

Недавно, наше местное гей-лесби сообщество организовало программу для детей гомосексуальных родителей. Когда одна из мам спросила свою дочку, что она думает об этом событии, эта маленькая девочка из лесбийской семьи, удивилась: "Почему они постоянно говорили о том, как трудно открываться таким семьям, как наша? В нашей семье нет ничего трудного; нам весело."

В гомосексуальных семьях, где дети воспитываются без позора и чувствуют себя комфортно в отношении себя и своих родителей, дети учатся противостоять предубеждения и гомофобии. Дети только тогда чувствуют, что их семьи не такие "нормальные", когда им это говорят. Несмотря на социальную неповоротливость и медлительность бюрократических изменений, гомосексуальные родители испытывают те же самые радости, что и все родители. Несмотря на все трудности, с которыми мы сталкиваемся, исследования постоянно показывают, что наши дети растут хорошо приспособленными и с полноценным чувством собственного достоинства.

Независимо от личных и религиозных убеждений, дети гомосексуальных родителей будут посещать школы и играть в футбол с детьми гетеросексуальных родителей. Как родители мы будем посещать те же самые школьные постановки и экскурсии. Возможно, когда-нибудь наши взрослые дети смогут пожениться и мы станем принадлежать одной и той же большой семье. Какие вещи мы хотим донести до наших детей, чтобы помочь им приспособиться в обществе? Как мы можем воспитать в наших семьях чувство комфорта по отношению к многообразию семей? Насколько хорошо мы подготовлены к отражению гомофобии, с которой столкнутся наши дети?

У всех родителей есть надежды и мечты, связанные с их детьми. И одна из наших общих надежд - чтобы наших детей приняли их ровесники. Как родители мы все должны сотрудничать, чтобы нашим детям было удобно воспринимать многообразие семей, и ради будущего, в котором любовь к нашим детям будет самым сильным обязательством, которое родители могут делить друг с другом.

Об авторе:
Арлен Истар Лев, социальный работник канадской ассоциации центров реабилитации для переживших сексуальное насилие. Терапевт, преподаватель и активист, специализирующийся на семьях геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов. У Арлен есть частная практика. Она преподает на факультете SUNY Albany, школе социальных работников, и в колледже Вермонта от Норвичского Университета. Ее возлюбленную зовут Санданс, а их сына – Шайях. К ней можно обратиться по адресу: Choices Counseling Associates, 321 Washington Avenue, Albany, NY 12208, 518-463-9152 E-mail: istarlev@aol.com


Перевела Елена Агафонова с любовного пинка Iriny Sviyak.