Часы показывали 5-30. На спидометре стрелка дрожала на 120. Дорога совсем пустая и унылая. Листва едва успела распустить набухшие почки. Природа возрождается и я лечу в своем авто туда, где когда-то было очень хорошо. Я буду на месте часов в восемь. Зайду в гостиницу и после нескольких тягостных минут с сонной девушкой на ресепшен, получу ключи от своего номера.
Вот я уже неуверенно потираю пластиковую бирку с номером двадцать три. Чуть замешкавшись и зачем-то постучав в двери я вхожу. Как хороши гостиницы. Прошло два года и совершенно ничего не изменилось. Прислонившись к двери и на миг закрыв глаза, я погружаюсь в прошлое. Вот сейчас откроется дверь ванной и оттуда выйдешь ты, совершенно голая, на ходу вытирая полотенцем еще совсем мокрые волосы. Я не жалею о тебе. Ни капли. Все прошло. Мне жаль только об одном. Я уже никогда не смогу любить. Впрочем, это к лучшему. Сползаю по двери и обессиленно падаю на мягкий ковролин. Расстегнув карман своей дутой жилетки болотного цвета, выуживаю из нее маленькую фляжку с виски. Сделав хороший глоток, улыбаюсь и уверенно шагаю в ванную, на ходу сбрасывая с себя одежду. Я даю себе немного времени, часа два на сон. Выйдя из душа, с наслаждением упав на свежие простыни, падаю в объятия Морфея.
Спустя несколько часов я просыпаюсь от бешеного щебетания птиц за окном. Как хорошо, что у меня есть балкон. Раскрыв двери настежь я выхожу и вдыхая полными легкими воздух, твердо решаю плотно позавтракать. Спускаться в ресторан не хочется и по телефону, я прошу милую девушку принести мне чай и тосты. Я очень люблю этот город. Удивительное сочетание разрухи и чего-то очень европейского. Сидя на балконе, смотрю на набережную. Чайки кружат и маленькие разномастные яхты готовы дружелюбно принять любого скучающего путника. Солнце купается в темной, еще холодной воде и мне становится совсем жаль, тратить время. Несколько лет назад, таким же солнечным утром, ты капризно валялась в кровати и отказывалась идти в лес. Я встаю и облокотившись о перила, закрываю глаза подставив лицо едва проснувшимся лучам солнца. Воспоминания обволакивают словно утренний туман и уносят на несколько лет назад.Твои горячие и ловкие руки обнимают меня за талию, спускаются ниже и уверенно сжимают бедра. Ты кладешь голову мне на плечо и повернувшись я окунаюсь в запах твоих волос. Твои губы пахнут свежим кофе и слегка прикусив, я вздрагиваю. Ты резко отстранившись, хохочешь и шутливо отталкиваешь меня чтобы немедленно прижаться снова. Своим поведением мы шокируем финнов, расположившихся в соседнем номере. Я прижимаю тебя сильнее, увлекая в номер, подальше от цепких взглядов. Стягиваю пушистый, совсем чужой махровый халат и прижимаюсь к теплому животу и набухшей груди. Обессиленно сползаю вниз, чувствуя твои руки в своих волосах. Спустя несколько минут ты обессиленно, оседаешь на пол и мои губы впиваются в тебя снова. Руки в твоей западне и я совсем не могу двигаться. Стоном взрываясь, я выгибаю спину и слышу твой голос «тише, девочка моя, тише». Все прошло. Я открываю глаза и совсем не чувствую боли. Наркоманам нужна доза все больше и больше. В моем случае концентрация боли к тебе так высока, что больше уже невозможно. Случилось страшное. Организм совсем перестал реагировать. Нет ничего. Ни любви, ни боли. Теперь у меня появилось новое развлечение. Я учусь любить себя. Осторожно подхожу к зеркалу и внимательно всматриваясь в отражение, вижу привлекательную особу, на вид лет 26, на паспорт 30. Приняв душ и быстро одевшись, иду по натоптанной тропе в Монрепо. Май. Начало. Жизнь прекрасна.