С самого раннего утра  голова угрожала расколоться на две части. Я доползла до метро и пользуясь тем, что моя станция была конечной, с наслаждением плюхнулась на сиденье. Закрыв глаза, я моментально провалилась в сон. У меня было всего лишь сорок минут до нужной станции. Через несколько остановок я почувствовала легкое движение рядом с собой. Не нужно было открывать глаз, чтобы понять, что мужчина сидевший рядом встал и на его место сел кто-то другой. Я услышала металлический голос «осторожно двери закрываются» и почувствовала легкий толчок, набирающей скорость электрички. Этот толчок заставил человека рядом со мной чуть наклониться в мою сторону и до меня донесся едва уловимый запах Красной Москвы. Господи, где сейчас в 21 веке они находят эти духи? Значит рядом со мной женщина. Женщина, весьма почтенного возраста. Мне представилось, что женщина красиво седая и худощавая. Волосы аккуратно собраны в красивую ракушку на макушке, на лице нет и следа косметики, только легкий блеск на губах. Она в черном, тонком пальто, вокруг шеи повязан нежно-голубой шелковый платок. Тонкие музыкальные пальцы с большим топазом, сжимают кожаную сумочку. Сколько ей лет? Шестьдесят или быть может шестьдесят пять? Она выросла в интеллигентной семье, где вечерами пили чай и играли гостям на фортепиано. Высшее музыкальное образование, французский  и английский язык и неизмеримая грусть в глазах. Она вышла замуж за мужчину, который долгое время за ней ухаживал и был одним из лучших учеников ее отца. Он сделал предложение, а она не могла разочаровать отца отказом.

-Это лучшая партия для тебя! Лучше и быть не может! – восклицал отец, нервно мерея комнату шагами. Он улыбался и периодически подходил, чтобы с жаром поцеловать ее  руку.

У нее было чудесное и совершенно нелепое имя, -  Элеонора. Это имя было словно вызов Капиталинам, Владленам, и Октябринам.  В школе был один единственный мальчик, который смотрел на нее как на божество. Остальные предпочитали держаться в стороне. Она умела держать дистанцию. Девочки перешептывались за ее спиной и завистливо посматривали на ее лаковые туфли и высоко вздернутую голову. Ей хотелось иметь друзей и она порой затаившись за занавеской, с грустью смотрела на румяных и заливисто смеющихся мальчишек и девчонок, катающихся с ледяной горы. До самого окончания школы Эля заменяла друзей  Шопеном, Бетховеном, Бахом и Моцартом.

В институте было много проще. На втором курсе она встретила Катю. Катя была очень живая и общительная девочка, благодаря которой, у Эли появились новые знакомые и даже случались романтические свидания с трогательными букетами первых цветов и неуверенными касаниями, так никогда и не ставших родными, рук.

Одним июньским, солнечным днем Эля и Катя собрались прогуляться в парке. На открытой площадке заиграла музыка и Катя задорно потащила подругу в круг танцующих пар. Они кружили в вальсе и Эля тогда впервые, обратила внимание на то, что у Кати удивительно яркие, голубые глаза и пухлый, чувственный рот. Короткая прядь выбилась из хвоста и щекотала ей щеку, когда девушка приближалась слишком близко. Почувствовав, что внутри что-то сильно закипело и ухнуло вниз, девушка резко отстранилась и опасаясь смотреть на Катю, выбежала с танцевальной площадки. Спрятавшись в тени большого дерева, она жадно глотала воздух, пытаясь отпустить наваждение.

-Что с тобой?-услышала девушка за своей спиной. Она резко вздрогнула, почувствовав руку на своем плече.

-Просто голова закружилась – тихо произнесла Эля, не поворачиваясь

-Пойдем?-неуверенно произнесла Катя

Эля резко развернулась, подняла глаза на девушку и приблизившись, едва коснулась своими губами ее губ. Катя сделала шаг назад и засмеялась, пытаясь превратить случившееся в шутку.

Элеонора закрыла лицо руками и убежала. Она бежала долго, до самого дома, так ей было стыдно. Весь вечер она не выходила из своей комнаты, ссылаясь на мигрень. Мама несколько раз неуверенно стучала в двери, предлагая выпить вечернего чаю. Ночью, когда Эля лежала отвернувшись к стене, старательно притворяясь спящей, мама подошла и долго гладила ее по голове

-Что же это, мама?-спросила девушка в тишине

-Это любовь, девочка. Первая любовь.

От этих слов Элеоноре неожиданно стало легче и она спокойно заснула. Ведь если это любовь, то она объясняет и прощает все.

Они с Катей продолжали дружить, но больше никогда подруга не была к ней настолько близка. Несмотря на свое замужество, Эля никогда не забывала эту удивительную девушку. Она была убеждена в одном, - в ее жизни была и остается любовь. Любовь к женщине, которая никогда не сможет быть рядом.

Снова резкий металлический голос вернул меня в реальность. Я почувствовала едва уловимое движение рядом с собой и легкий шлейф Красной Москвы, удалялся все дальше и дальше от меня. Я дала себе слово не открывать глаз. Я придумала себе эту женщину. Пусть она останется именно такой.

-Осторожно, двери закрываются. – один, два, три…- Прощай Элеонора…