Ранним субботним утром я тащилась в метро на другой конец города туда, где меня ждали коллеги. Легкое раздражение от того, что пришлось в свой законный выходной вставать в 7 утра, быстро сменилось  яркой улыбкой при взгляде на молодых, энергичных и полных жизни людей. Компания, в которую мне посчастливилось устроиться, любит всяческие вылазки, направленные на сжигание офисного жирка. Благодаря чудесному коллективу, подобные флэшмобы проходят ярко и красочно. Мы неизменно получаем море позитива и улыбок совершенно незнакомых людей. На этот раз наше руководство решило вспомнить давнюю, но от этого не ставшую менее чудесной традицию, провести субботник. Решено было вывезти нас в один из парков города на огромных, комфортных автобусах с кондиционером и приятностями в виде воздушных шаров, бейсболками с корпоративной эмблемой, а также  маленькими коробочками с легким завтраком на каждом сиденье. Шары периодически использовались не по назначению. Их развязывали добродушные бородатые мужчины и жадно глотая выходящий из них гелий, забавным мультяшным голосом рассказывали анекдоты и смешные байки, связанные с рабочим процессом. Наконец мы прибыли на место и выходя из уютного автобуса, всем выдали инструмент, грабли, саженцы, лопатки  и пакеты для мусора. Решено было разбиться на команды и устроить небольшое соревнование : кто быстрее закончит, получит приз. Нам дали три с половиной часа. Команды были выбраны очень хитро. Нас разделили не по отделам, а в разнобой. Скорее всего для того, чтобы люди знали друг друга не только по работе. Например,  вспоминая очередную вылазку каким-нибудь хмурым понедельничным утром,  взглянув друг на друга просто и искренне улыбнуться. Со мной в команде оказалось 7 человек. Пятеро мужчин и одна совсем молодая девушка. Я заметила ее уже давно. Периодически мы сталкивались взглядами в ежедневной, корпоративной развозке. Она была неприлично моложе меня. Коротко стриженная брюнетка 25 на вид лет. Свежий утренний румянец и большой рюкзак за плечами. Большие зеленые глаза и серьга в правом ухе говорили мне о том, что держаться нужно подальше. Кто-то сверху все-таки большой шутник. Из пятисот сотрудников я попала в команду именно с ней. Мальчики совсем не хотели копаться в земле с цветами и оставили это дело дамам, то есть нам с Кариной. Мы сели друг против друга и молча занялись делом. Я боролась с искушением одеть наушники, но воспитание в который раз победило.  К тому же вовсе не хотелось слушать баляканье по-английски, когда птицы как сумасшедшие, распевали хвалебную песнь весне. Я слушала их и улыбалась , полностью погрузившись в работу. Впрочем, назвать это работой было невозможно. И перепачканные колени, и перчатки в черноземе и сырость еще не согретой после ночи земли и едва проснувшееся солнце, все это доставляло удивительное спокойствие, умиротворение и легкость. В моих руках были неизвестные мне желто-синие цветы в саженцах. Я поднесла их к носу и слегка потерлась, блаженно впитывая в себя аромат и лаская кончик носа бархатом нежных, трогательных лепестков.  Карина резко взглянула на меня и ушла прочь, скрывшись за деревьями. Я удивленно взглянула ей вслед и продолжила нежиться в объятиях чудесного утреннего леса. Даже не вспомню уже, когда я поняла, что не жду ничего. Тонкие взгляды, улыбки все то, что когда-то тревожило, безвозвратно ушло. Я научилась жить одна. Яркая, красивая, самодостаточная, одинокая. 35 лет. Возраст, когда уже научился  не тешить себя глупыми мечтами о большом, светлом и вечном. С возрастом начинаешь четко осознавать, что большая может быть только попа у некоторых женщин, светлым может быть небо, а вечным память и то, последнее под большим сомнением.  Даже эта чудесная Карина не вызывала у меня особых эмоций. Десять лет разницы в возрасте -  это целая вечность. В голове неожиданно возник предательский вопрос «Интересно, когда она целуется, закрывает свои чудесные зеленые глаза?» Я тихонько прислушалась к себе и не найдя ответа снова занялась своими саженцами. Не могу сказать точно, сколько времени прошло, но по всем моим подсчетам вернуться уже давно пора. Однако девушки не было. Я поднялась с колен и поднеся руку ко лбу, чтобы отгородиться от солнечных лучей внимательно вгляделась в сторону, куда она ушла. Солнце начинало припекать и я решила стащить с себя теплую кофту с капюшоном, повязав ее на бедра, я неспешно двинулась на поиски Карины. Листва на деревьях только-только пробивалась и  солнечные лучи без труда пробивали лес насквозь, придавая сказочный, акварельный вид. Под ногами слышался треск сухих веток и яркая, сочная, влажная трава с первыми, усыпанными повсюду трогательно-нежными цветами, мягко прогибалась под ногами, оставляя влажный едва заметный след. Наконец я увидела ее. Держа в руках фотоаппарат, она склонилась над причудливым пнем,  усыпанным желтыми, мелкими цветами. Я замерла, невольно залюбовавшись ею. Она будто ничего не замечая вокруг, то присаживалась на корточки, то отходила дальше, то снова приближаясь делала несколько кадров подряд. Ветка под ногой предательски затрещала и Карина вздрогнув, обернулась. Я как мне показалось, совершенно по-дурацки улыбнулась и зачем-то сказала:

-Красиво – она пожала плечами и сказала

-Я больше люблю фотографировать людей.

-Почему? –спросила я

-Они живые. Мне нравится, когда удается запечатлеть искренние эмоции

-Разве они бывают на фотографиях? – удивилась я

-Бывают, когда снимаешь исподтишка. – она улыбнулась и взглянула мне прямо в глаза

Я моментально занервничала, и судя по пылающим щекам  даже покраснела.

-Не любишь постановочные кадры?- с вызовом спросила я

-Нет – просто ответила Карина – и также с вызовом спросила

-А ты?

-Я не люблю фотографироваться и в большей части предпочитаю снимать памятники архитектуры без своей физиономии.

Девушка засмеялась и просто сказала

-Вашу физиономию даже памятник не испортит

-Памятник может не испортит, а вот время, пожалуй, не пощадит

-Аня-я вздрогнула, услышав свое имя – Вы очень красивы

-Не спорю – улыбнулась я

Карина резко подошла совсем близко и смахнула ветку с моей футболки.

-Не двигайтесь, пожалуйста – скомандовала она, отойдя в сторону. Я тут же увидела несколько ярких вспышек и зажмурилась. Резкое движение где-то рядом. Я не успела открыть глаз. Мои губы, почувствовав что-то теплое распахнулись. Почувствовав руки на своей груди, я едва застонала и прижалась к ней сильнее. Сделав несколько неуверенных шагов,  я почувствовала, что упираюсь спиной во что-то твердое. Это оказалось деревом. Она стащила с шеи фотоаппарат и бросила его на землю. Несколько мгновений мы смотрели друг другу в глаза.  Затем она снова впилась в меня губами и почувствовав как она расстегивает молнию на моих джинсах, я отпустила все и полностью отдалась ощущениям. Я царапала ей спину и кусала ее и стонала, а в ответ слышала лишь сдавленное

-Аня…Анечка…Аня…

Наша команда, конечно же не победила. Мальчики успешно распивали виски, вяло махая граблями, а мы с Кариной отдались грехопадению. Часам к семи, коллективно запустив шары в небо и до отвала наевшись шашлыков, мы неспешно погрузились в автобус. Карина сидела рядом и едва заметно, нежно поглаживала мою руку. Я положила голову ей на плечо и блаженно закрыла глаза, хладнокровно надеясь, что все это просто сон.

В понедельник утром, встретившись в лифте, она упорно ловила мой взгляд. Сделав как можно более равнодушное лицо, выходя на своем этаже, я вежливо улыбнулась в ответ и убила что-то настоящее в этой девушке.

Открыв почту я увидела письмо. Вложением мои фотографии. Вот и все. Вот и все. Я закрыла лицо руками и просидела несколько минут. День начался. Пора работать.