Субботнее утро выдалось на удивление дождливым. Вчера вечером воздух настолько накалился, и закат был таким светлым, что дождь стал полной неожиданностью. Я проснулась от шума падающих капель. Немного повертевшись в кровати с подушкой на голове, я решила сделать себе земляничного чая и выйти на балкон. Воздух был невероятно теплым, несмотря на сильный дождь. Обхватив кружку руками, я долго смотрела на мокрое стекло, капли с силой ударяли и медленно скатывались вниз, чтобы раствориться, не успев коснуться земли. Мне внезапно захотелось под этот дождь. Я открыла окно и высунулась, как можно дальше. Подняв голову к небу, я жадно глотала дождь. Насытившись этой влагой, я не спеша прошла в ванну и, включив как можно более горячую воду, медленно сползла по кафельной стене вниз. Обхватив ноги руками, очень долго сидела и совершенно ни о чем не думала. Мне просто было очень хорошо. Неожиданно наступила свобода от всего и всех в этом мире. Даже капли дождя, исчезнув, вновь превращаются в воду, вот и я рано или поздно снова превращусь… Я долго не могла понять, отчего мне так тошно. Ник позвонила примерно месяц назад и с наслаждением сообщила о том, что освободилась от меня.

-Я отпустила тебя наконец –нервно произнесла она в трубку. Мы помолчали.

Я не знала тогда, что ей сказать. Я не имела права злиться на нее или показывать свою обиду. Я просто привыкла к тому, что она меня любит. Что бы ни случилось в жизни, куда бы меня ни занесло, но я очень остро каждой частичкой, каждой клеточкой чувствовала, что есть на свете человек, который любит меня безусловно. Любит во мне все. Любит мой смех, мои слезы, мой голос, мои капризы и мою бестолковость,  любит, когда я сильная и когда я слабая беззащитная, любит, когда я задираю ее и когда смиренно лежу у нее на плече, любит мои руки и стоны и даже любит то, что я ее люблю иначе. И вдруг все закончилось. Мое место неожиданно и бесповоротно было занято другим человеком. Мне представилось, что мое фото, которое висело на стене 8 лет, полетело вместе со всем старым хламом в темный чулан. Ее девушка незаметно подчинила эту своенравную тигрицу. Вместо привычного- «Я»  появилось-«Мы»: поехали, мы решили, мы были, мы сделали. Я рассеянно слушала и крутила в голове вопрос, на который не имела права- "А где же я?". Нет, мне вовсе не хотелось идти рука об руку с ней по жизни. Более того, у меня есть любимый человек, которого я никогда не оставлю. Что же во мне говорит? Эгоизм? Ущемленное самолюбие? А может просто хочется, чтобы меня любили? Это как мягкая перина, в которую всегда хочется упасть, когда совсем тошно. У меня хватило сил и честности не мучить человека и отпустить. К сожалению, время когда "не приручить" было безвозвратно потеряно. Я всегда пыталась держать дистанцию, но она словно ручеек врывалась в мою жизнь и захватывала ее целиком. Мне было трудно дышать и хотелось побыстрее выпутаться, также быстро, как сбрасываешь с себя паутину. Не раз она пыталась уйти навсегда, но неизменно возвращалась, пока не встретила эту девушку. И вот прошло месяца полтора после того разговора. Ник так и не появилась. Лишь один раз, когда мне было совсем тошно, я получила от нее оф-лайн сообщение в аську с простыми и совершенно чужими словами: "Как ты?". Что я могла на это ответить?  Я злилась, была подавлена и самое ужасное, что это было связано вовсе не с ней. Просто она, как обычно, почувствовала меня. Странно, когда говорят, что можно дружить с бывшими, в таких отношениях всегда кому-то больно. В данном случае, больно было Никки, и она оторвалась. Дашка была ее спасительной соломинкой. Она запретила когда-то моему тигру любые контакты со мной и тигр, устав от борьбы, смиренно склонил голову. Все это время меня терзал только один вопрос, разве бывает такое слово - "разлюбить"? Ведь так не бывает, а значит и слова такого быть не должно. Можно смириться и начать жить дальше, но разлюбить невозможно. Можно начать строить что-то новое, но мыслями и чувствами ты всегда будешь возвращаться к любимому человеку, как бы далек он не был. Спустя недели две после того разговора с Ник я отпустила ее и вскоре убила червячка, грызущего кусочек своего сердца.

Я сделала воду похолоднее и блаженно подняла голову к ласковым струям. Голова по нарастающей начинала болеть, я надеялась, что после душа мне станет значительно легче. Вика уехала в отпуск и я была совершенно одинока в своей пустой квартире. Делать было нечего. Дождь лишал меня даже малой радости- в обнимку с ноутбуком, засесть в каком-нибудь уютном кафе, чтобы хоть как-то скрасить свою досуг. Решено было принять таблетку нурофена, сделать себе горячий завтрак и, надев домашние пушистые носки, почитать в тишине. Я очень любила такие дни. Дверь балкона обязательно оставлю открытой. Занавески от ветра будут раздуваться парусом и свежий, влажный воздух после дождя будет бродить по комнате, доставляя удовольствие моим легким и рождая умиротворенную улыбку на лице. Возможно, к вечеру я скачаю себе хороший фильм и забравшись под одеяло с большим контейнером мороженого буду внимательно следить за сюжетом. Вика, скорее всего, позвонит после обеда, и я буду наслаждаться близостью ее голоса, несмотря на то, что нас разделяют сотни тысяч километров. Единственный человек на свете, с которым я теряю свою маску и становлюсь совсем беззащитной, целое море внутри разливается лишь при одном взгляде на ее точеный профиль. Любовь не выбирает, кого любить. Она просто приходит и стирает все, что было до… Я стерла.

Прошлепав в кухню босыми ногами,  сделала себе большую кружку чая и, вернувшись в комнату, решила немного поваляться, пока он остынет до состояния, когда можно будет пить, не обжигая губ. Едва прислонившись к подушке, я моментально провалилась в сон. Мне приснилось, что я иду по лесной тропе ранним-ранним утром, туман обволакивает настолько, что, опустив голову, не видишь своих ног, ощущение поступи по небу, а внизу  раскинулся целый мир. Я иду сосредоточенно и ищу что-то. Ищу пропажу, но не помню, что именно  потеряла. Неожиданно появляется Вика и протягивает мне руку.

-Вот возьми – я отрицательно мотаю головой и говорю

-Нет, это другое.

-Другое потому что в моих руках. Возьми в свои и ты поймешь, что это твое.

Я с недоверием протягиваю руку и понимаю, что в ней что-то очень важное. Из-за тумана я не могу рассмотреть, но я так верю Вике, что прижимаю пустую руку к себе близко-близко. И это уже перестает быть важным. Теперь я боюсь, что из-за тумана я потеряю Вику. Я начинаю звать ее, громко, почти кричу и, как сумасшедшая, бегу вперед, бегу туда, где она только что была. Наконец, я вижу ее руку и хватаюсь за нее. Держу ее крепко-крепко, до боли, до онемения в пальцах.

 Она смеется и говорит:

-Вот видишь, это то, что ты искала. А ты не верила.

-Я верила. Я всегда тебе верю! 

 Вика отрицательно мотает головой:

-Ты искала другое.

-Главное, что я нашла тебя.

-Держи меня за руку. Крепко-крепко.

Проснулась я от дикой боли. Пальцы правой руки изо всех сил вцепились в спинку дивана. Такой странный сон. Захотелось позвонить Вике и прижаться к ней сильно-сильно. Я набрала номер и услышала знакомую жизнерадостную песню.

-Привет. Что случилось? – услышала я родной голос.

-Ничего. Просто соскучилась, и захотелось тебя услышать .

-Чем занимаешься?

-Только что проснулась и увидела странный сон. Возвращайся быстрее.

-Слава не начинай. Я в отпуске и хочу отдохнуть.

-Я понимаю. Просто скучаю. Очень. 

Я ненавидела себя за слабость, но ничего не могла с собой поделать.

-Ладно, пока – в этом вся Вика. Я никак не могу привыкнуть к ее характеру. Иногда мне до жути не хватает теплоты и нежности, которую я привыкла получать от Ник.

С грустью и легкой обидой я положила трубку и ушла в кухню, все-таки решив сделать себе завтрак, несмотря на приближающийся обед. После горячих тостов с сыром жизнь снова начала приобретать краски. Вернувшись в комнату, я с удивлением обнаружила новое смс-сообщение : "я тоже скучаю, Кот…". Я улыбнулась и с наслаждением погрузилась в чтение новой книги.

Неожиданно зазвонил домашний телефон. Я невольно вздрогнула. Только один человек имел слабость разговаривать со мной именно по домашнему телефону. Я терпеливо слушала трезвон и упорно не хотела снимать трубку. Однако звонили очень настойчиво. Наконец, я не выдержала и молча поднесла трубку к уху.

-Привет, Слави! – я молча чертыхнулась. На свете был только один человек, который так меня называл.

-Привет Ник.

-Я соскучилась и не смогла сдержаться.

-Мне кажется, Вам уже хорошо, девушка – услышав знакомые пьяные нотки в голосе, не сложно было догадаться, в каком состоянии она мне звонит.

-Мне хорошо только рядом с тобой – Я зажмурилась и злость, откуда ни возьмись, нахлынула на меня. Разговаривать совсем не хотелось. Напряжение этих месяцев было так велико, что возвращаться в эту псевдо дружбу совсем не хотелось.

-Ты простила меня?

-А есть за что? -я насторожилась.

-За нелюбовь –пьяно ответила она и зачем-то хмыкнула.

-За нелюбовь не просят прощения. В противном случае, мне пришлось бы рассыпаться перед тобой в извинениях лет восемь подряд  – мстительно ответила я.

-Я хочу тебя увидеть – я было открыла рот, чтобы ответить, но услышала на заднем фоне совсем чужой и холодный голос ее новой любви. Раздражение стало еще более сильным. Я пыталась нащупать, где именно источник такой реакции, но не находила ответа. Человек не сделал мне ничего плохого. Ник просто пытается начать жить без меня.

-Думаю сегодня не лучший день для встречи.

-Я сейчас приеду –я услышала короткие гудки и удивленно взглянула на трубку. "А был ли мальчик?" – зачем-то спросила я у тишины.

Мне совсем не хотелось ее видеть, тем более в таком состоянии. Однако, меня никто не спрашивал. Планы тихого домашнего вечера летели в тартарары. Я решила сделать вид  для себя самой, что вовсе никого не жду и, включив со злостью телевизор,  бессмысленно щелкала пультом по каналам,  пытаясь отвлечь свое внимание  хоть на что-нибудь. Часа через три моих пустых метаний по квартире я услышала звонок в домофон.