В просторной кухне над чашками чая, повисли дым моих сигарет и тишина моих мыслей. Белый шум телевизора напротив совсем не отвлекает. А даже наоборот он меня спасает от твоего сверлящего взгляда. Я делаю вид чрезвычайной заинтересованности в происходящем на экране. Это единственное, что спасает от твоего липкого взгляда. Прости, так бывает. Бывает, что терапия близостью дает отрицательный результат. Почему? Да, бог его…если бы я знала ответ. Пятиминутная страсть сменяется долгим разочарованием. Нет, малыш, разочарованием не в тебе. И это самое пошлое во всей этой истории. Мои мысли, желания, шаги, ласки- все для неё, все к ней… Но так не надо. И поэтому ты сидишь напротив, а я очень-очень далеко от тебя, делая заинтересованный вид перед экраном телевизора. Вдруг ты прерываешь ход моих мыслей движением рук. Садишься на ковер рядом с моим стулом, и так по-детски просто и горько прижимаешься ко мне, обнимаешь. Я обнимаю тебя в ответ, глажу твой смешной ежик. Ты обнимаешь крепче. А я замерла внутри, я задыхаюсь от тебя. Я на низком старте, готовая в любую минуту оттолкнуть тебя, вырваться из оков твоих рук .Вырваться и бежать…бежать к ней. И от этого напряжения внутри сводит мышцы. И в голове одиноко блуждает лишь одна мысль. Постепенно эта мысль обрастает рядом подробностей, словно я разукрашиваю черно-белую картинку, дорисовывая все новые и новые детали. Превращаясь в целый ролик воспоминаний, эта мысль меня даже успокаивает. Как яд, введенный подкожно. Тебе больно, но уже не хочется бежать. Ты чувствуешь, как боль увеличивает темп, но понимаешь, что яд внутри…и беги, ни беги, кровь быстро разгонит его по всему телу. Мне больно, но желание вырваться начинает казаться бессмысленным, я становлюсь спокойна. Я вспоминаю её, как мы на кухне… Совсем другой кухне, знакомой и теплой…И тоже напротив окна без занавесок… и солнце, такое же солнце на ней, через окошко. И я по-детски просто и горько обнимаю её коленки. И, она, наверное, даже обняла меня в ответ. А я чувствую, как она напряжена. Но сквозь призму неслыханной моей радости, я стараюсь не замечать ничего. Я сижу у её ног, и живу. Я четко понимаю, что именно в эту минуту я живая. И до неё, и после уже не может ничего случиться. Уже все произошло. Уже случились объятья, её голые плечи, её коленки. -Пожалуйста, не сиди на холодном полу, - заботливо говорю я, прикрывая свою усталость. Ты послушно встаешь, садишься на стул рядом. А она там, на другом конце города, но в тысячу раз ближе ко мне. Прости, так бывает. Бывает, что терапия близостью дает отрицательный результат. Почему? Да, бог его…если бы я знала ответ. Просто каждым своим вздохом ты напоминаешь мне её нелюбовь.