- Как ты себя чувствуешь? Ты не забываешь принимать лекарства? – большие карие глаза семнадцатилетней девушки смотрят внимательно, настойчиво и нежно. В них отражается солнце, в солнечных лучах блестят темные волосы, собранные в «хвост»
- Я все прекрасно помню, а вот ты забываешь, моя милая – с затаенной грустью ответила красивая, пожилая женщина. Любуясь своей юной внучкой, Вера Павловна сидит за столом напротив. Эта шикарная квартира, толстый ленивый кот и визиты внучки, в последнее время становящиеся все более редкими – вот и все, что осталось у Веры Павловны от правильной (!несомненно) жизни. Законный муж оставил этот мир десять лет назад. Единственный, любимый сын давно перестал быть любимым и стал просто посторонним. Вот недавно привозил знакомиться новую невестку, девушку чуть старше собственной дочери. Скоро у них ожидается прибавление…
- Как мать? – почти строго спрашивает бабушка. Первую невестку Вера Павлова никогда не любила, но, тем не менее, уважала.
Карина улыбнулась солнечной улыбкой, поправила выбившийся локон
- Как обычно – вся в работе – негромко ответила она – её фирма взяла сейчас новый проект…
- Она сильная, справится – словно сама себе сказала женщина, слушая в пол уха. В памяти пронеслись какие-то моменты из прошлого, словно тени или еще точнее – призраки.
- А Павел? Он давно у меня не был – цепляясь за реалии дня сегодняшнего, спрашивала
Вера Павловна
- Пашка давно живет в интернете – улыбнулась в ответ девушка, её брат – тинейджер действительно был заядлым интернетчиком – мама, конечно, воюет с ним из-за этого…
- Интернет – словно ругательство произнесла бабушка, строго посмотрела на внучку – ну, а, как твоя консерватория, и как твой молодой человек?
На что Карина слегка смутилась, щеки её покрылись легким румянцем
- Все хорошо, я учусь – скрывая дрожь волнения в голосе и пряча счастливые глаза, ответила она. Бабушка тоже невольно улыбнулась – да, именно такой должна быть девушка – скромной, нежной, доброй, невинной. Но, к сожалению, в наступившем времени это почти музейная редкость. Таких сейчас одна на миллион, молодежь нынче распущенна, развращенна и вовсе человечество вырождается…
Мобильный телефон из сумочки позвал хозяйку легкой и ненавязчивой трелью.
- Это мама – сообщила Карина, едва бросив взгляд на светящийся экран – она уже ждет меня внизу
Напоследок обняв любимую бабушку, девушка легко коснулась губами её щеки.
- Беги, мой ангел – шепнула Вера Павловна. Когда-то и она была такой…



«Я жду тебя в кафе «Алина» - сообщало электронное послание, принятое сотовым телефоном Карины. Сама же девушка, легко сбежав по ступенькам с третьего этажа, выпорхнула из парадных элитного дома, быстро пересекла охраняемую территорию и так же стремительно скрылась в сети и тени городских улиц. Их она знала отлично. За угол, вдоль двух домов, во двор, еще во двор, через бульвар, проулок и вот оно кафе «Алина» - тайное (или не очень) пристанище двух влюбленных сердец.
Минуя зал, Карина, словно тень мелькнула в потайную, маленькую комнатку. И тут же попала в самый сладкий и желанный плен объятий. Прикрыв глаза, она вся, без остатка отдалась сильным и нежным рукам любимого человека. Рукам, которые каждым касанием дарили счастье, каждой клеточке юного тела. Жадные губы и горячий язычок… я ждала… я так скучала… ты моя… только моя… только твоя….
…Голос, и глаза, и руки,
Выдох, вдох, обрывки фраз...
Дрожь... И запахи, и звуки...
Первый раз - последний раз?
Прикоснувшись, забывать
Обо всем, что нам мешало,
Все дарить, все принимать,
В который раз начав сначала…

Две обнаженные, уставшие от любовных ласк девушки, лежали на широком диване.
Волосы Карины темным облаком разметались по импровизированной подушке, глаза прикрыты, грудь вздымалась все тише и спокойнее. Она была свободна и прекрасна. Как полет неведомой и сильной птицы в неведомом прекрасном небе… она была…
Приподнявшись на локте, Саша какое-то время просто любовалась подругой. Странный коктейль противоречивых чувств. Замешанный на любви и страсти с горечью вины и льдинками реальности был выпит ей до дна. Его жар останется в душе, а внешне только спокойствие, привычное спокойствие до поры…
Склонившись, Саша легко коснулась губами губ подруги, с которых еще минуту назад срывались стоны наслаждения
- Я люблю тебя – шепнула Карина, не открывая глаз.
- Я тоже тебя люблю – шепнула Саша в ответ. Села, прислонившись обнаженной спиной к прохладной стене. Есть еще немного времени на отдых. И терпкий, чуть горьковатый дым любимых сигарет тонкой струйкой ползет вверх….
Саша была на пять лет старше своей любовницы. Старше, сильнее, опытней. Потянувшись, Карина повернулась, положила головку на колени подруги. Саша машинально коснулась её темных волос, слегка пригладила, убрала со лба непослушный локон.
- О чем ты думаешь? – тихо спросила Карина, глядя снизу вверх из-под полуприкрытых ресниц. Она обожала эти моменты, а мысли подруги всегда были недоступной тайной, которую так хотелось разгадать. Но все еще не получалось.
Саша мягко улыбнулась, теребя пальцами, кончики волос, оставила недокуренную сигарету в пепельнице и прикрыла глаза.
- Я думаю о том, что сегодня вечером приглашу тебя на свидание – так же негромко ответила она – уведу куда-нибудь и буду любить нежно, страстно
С улыбкой посмотрела на Карину, та обиженно надула губки
- Ты скрытная, ты мне не веришь, ты думаешь, что я совсем глупая!
- Не совсем – тихо рассмеялась Сашка – самую малость.
Она удержала подругу, пожелавшую сбежать, пересилила и вместе с ней опять упала на диван, поймала губами её губы в долгий, сладкий поцелуй
- Я люблю тебя – освободившись, прошептала Карина…




Сегодня Сашка попала в универ лишь ко второй паре, да и ту проспала, устроившись на «камчатке». Потом кофе, шоколад и сигареты.
Половину прошлой ночи она провела с Кариной (пока мама последней устраивала какую-то там презентацию), вторую половину до утра за выполнением уже оплаченной работы (она подрабатывала дизайнером в небольшом рекламном агентстве), а утром ни свет, ни заря телефонным звонком поднял братец, так неудачно и странно попавший в больницу.
Пришлось ехать.
Давно канули в лету времена нежной привязанности и преданной дружбы, но Саша была верна своим, внутренним принципам и потому едва сумев разлепить глаза, она поехала на окраину города. Холодный трамвай долго тащился по старым, рабочим районам, а затем с нарочито громким лязгом распахнул облупившиеся двери. За ними показался неприветливый переулок, серые и мрачные пятиэтажки.
Темный вестибюль, длинный коридор с тусклыми лампами и серая палата. Костик, весь перевязанный бинтами был там один, он лежал на кровати с железными спинками, завидев сестру, нервно оживился
- Сашка! спаси меня! это в последний раз… – срывающимся голосом, зашептал он – иначе они убьют меня, ты им просто отдай пакет и все и ничего не говори, как будто это я, Сашка, умоляю, последний раз…
- Что в пакете? - холодно перебила она сбивчивую речь брата, заранее зная ответ. Костик нервным взглядом обвел пустую палату, где по голым стенам неслышно карабкался рассвет, проникая сквозь грязное оконное стекло, словно неизвестная науке кислота.
- Порошок, высшее качество – жарко прошептал диллер – я у Немца взял на реализацию, а тут эти, а сегодня срок, надо или товар или бабки, ну, сама понимаешь… он страшный чел, Сашка…
- Где и когда? – давя в себе презрение и ненависть, спросила девушка. Костик же, расчувствовавшись, пустил фальшивую слезу
- Спасибо, Саня, я для тебя все, я…
- Я сейчас уйду – холодно пообещала сестра, только этих фальшиво-сопливых заверений не хватало для «полного счастья»
- Порошок в нашем старом месте – неподдельно испугавшись, зашептал брат – а встреча на Петровской, там, где гаражи в тупике, часам к двенадцати подходи
- Как я их узнаю?
- Да никак, они сами подойдут, ты только не говори ничего, молчи, как будто это я, а я сам сейчас обо всем добазарюсь по мобиле.
Сашка усмехнулась:
- Не думала, что ты отличаешься молчаливостью
- Бывают моменты – хмыкнул Костик, и с надеждой посмотрел на сестру: - Сделаешь, а?
Девушка согласно кивнула. Сунув руки в карманы, она огляделась, напоследок и вышла, бесшумно закрыв за собой старую, бывшую, наверное, когда-то белой дверь.
Конечно, Саня не знала и не могла знать, что подождав, пока стихнут шаги, гулко отдающиеся в пустом коридоре, Костик злобно оскалился
- Сегодня ты сдохнешь – прошептал он, едва шевеля пересохшими губами. В пустых глазах падонка зажглась похоть – а я свалю отсюда, но напоследок повеселюсь с твоей телкой
Конечно, Саня не знала этого, но чувствовала неладное. Интуиция, шестое чувство, внутренний голос – все единогласно сходилось на том – что, что-то здесь не то.
Эта мысль свербела, как старая заноза, не давала расслабиться, не давала отвлечься, не давала сосредоточиться. И даже сейчас, теребя мягкие волосы подруги, Саша мысленно была в другом месте.
Чтобы не расстраивать своей рассеянностью Карину и дальше, она поспешила попрощаться с ней, договорившись встретиться вечером. Сама же, взяв у соседа-друга велосипед «скоростник» отправилась проверить днем место предстоящей ночной встречи.
Каменный тупик в «шанхае» не утешил, впрочем, наверное, именно так и должно быть. В самом деле, не в ресторане же им встречаться!
«Припарковав» велосипед в тени пыльных киосков на углу у перекрестка, Саша не спеша достала сигареты, закурила и огляделась, стараясь не пропустить ни одной мелочи. Ночью здесь, скорее всего, будет темень, так что надо все рассмотреть и запомнить сейчас. Гаражи, дома, высокая, штукатуреная стена в глубине тупика.
- Нормально – соглашаясь сама с собой, кивнула девушка и, выкинув недокуренную сигарету, отправилась восвояси.



… - Павел! Объясни мне, ради всего святого, зачем ты опять сменил все пороли в офисе отца?! Он из-за этого сегодня не давал мне покоя с самого утра!....
Карина невольно улыбнулась разгневанной тираде матери. Конечно, она вовсе не так сердится, как просто старается быть строгой и «настоящей» мамой.
- Он не выполнил своего обещания – донесся ответ брата – тинэйджера. Девушка заглянула в гостиную. Где два самых дорогих и любимых ею человека зачем-то усложняли себе жизнь ненужными вопросами и ответами.
- Добрый вечер – улыбнулась Карина своей семье, своей, безусловно любимой семье.
Алла Викторовна и Пашка отвлеклись
- Добрый вечер, Карина – несколько смягчаясь, ответила мама, красивая, деловая женщина с усталым взглядом, чуть строже уточнила – ты задержалась у Веры Павловны?
Брат, пользуясь минуткой, уселся на спинку дивана, чем норовил вновь нарваться на неприятности, он в последнее время, словно специально искал их.
- Да, мама, я заходила к бабушке – честно ответила Карина, игнорируя высказывания брата – интернетчика о «неверном вводе». На них незамедлительно отреагировала мать
- Павел, прекрати этот жаргон, слезь с моего дивана и займись делом!
- Да, мама – передразнивая сестру, ответил парень. Когда он покинул комнату, женщина устало опустилась в кресло, отложила, зазвонивший негромко сотовый телефон
- Если твой отец позвонит сейчас на городской, скажи, что меня нет – предупредила она дочь. Карина согласно кивнула, мягко улыбнулась, предложила
- Заварить тебе чаю?
- Завари – подумав немного, согласилась Алла Викторовна. Сегодня у неё был очень ответственный и трудный день, как и предыдущий, как и пред - предыдущий, как и все последние месяцы, начиная со дня ухода из семьи её любимого человека…
«Но об этом никому, об этом я подумаю завтра» - забытые слова, забытой героини, забытого романа. Это единственная слабость, которую могла себе позволить сильная женщина. Ну, и еще, пожалуй, чашечку чая, приготовленного дочерью.
Когда-то все было иначе, все было проще и как-то радостней. «Просто мы были моложе, глупее и тем счастливее», «мы стремились и жили друг для друга, позже для себя – и что же мы наделали со своими жизнями?». «Два холодных айсберга в ледяном величии своих амбиций, гордости и еще кучи прочих немаловажных заморочек…», «так ли важны они?», «не знаю, но иначе жить уже не получается…» «и вряд ли получится..»

Отвернись и не смотри,
Эти слезы – просто слабость.
Ничего не говори,
Просто я устала малость.

И жалеть меня не смей,
Даже, если мне и нужно.
Не хочу и не умею
Быть ручною и послушной.

Я могла бы быть нежнее,
Только никому не надо.
Я могла бы.…Но не смею,
Под твоим усталым взглядом.

Мы боимся быть собой,
Просто быть,… а не казаться.
Я больна, больна тобой-
И боюсь себе признаться.

Нежность мы опять украли
Друг у друга - не в первой,
Не согрели, не додали:
Трудно – врозь и вместе – боль.



ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ


Вечерний город зажег огни проспектов и реклам. Теперь раньше – осень. В этом году теплый и ясный сентябрь – настоящий подарок.
Саша и Карина не спеша шли по засыпанному желтой листвой бульвару, наслаждаясь этими последними теплыми вечерами. Сырым осенним воздухом, замешанным на прохладе, опавших листьях и проезжающих автомобилях.
Девушки держались за руки и просто улыбались себе, друг другу, всему миру. Кивали знакомым в знак приветствия. На «их» площади уже собиралась привычная тусовка: экстрималы на роликах, скейтах друзья последних, поклонники, соседи и просто случайные прохожие. Возможно «пока» случайные. Здесь был их мир. Свободный, яркий, грустный, разный. Здесь говорили на их языке, а если и не на их, то не отвергали, а признавали.
Саня обняла Карину за талию, привлекла к себе, легкий поцелуй соединил губы девушек. Миг желания - миг счастья и можно идти дальше. Жизнь так коротка и непредсказуема. Поэтому надо жить сейчас и здесь, не откладывать не то, что на завтра – даже на миг. Иначе можно просто не успеть и потерять безвозвратно. Что толку жалеть после и вздыхать? Жить надо здесь и сейчас!!!
Стремительно пронеслись мимо два скейт-мена, описав замысловатые фигуры, лавируя между прохожими, парни остановились почти одновременно. Одно точное движение и скейты в руках. Приветственный сленг, своя компания…
Обнявшись, девушки жили здесь, и огни вечернего города отражались в их влажных глазах.
ХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХХ

Поздней ночью Карина заглянула в комнату к брату, как и ожидалось - он не спал.
Взлохмаченные волосы, усталые глаза, компьютер, интернет – и мир в бескрайности простора раскрыл пред взором сотни врат.
Паша какое-то время задумчиво смотрел на сестру, видимо решая для себя - глюк это или нет. Неопределенно хмыкнул, наконец, удостоверившись, что девушка в белой сорочке вполне реальна и не является плодом его вечно возбужденного воображения, изрек:
- Чего не спишь?
Не дожидаясь приглашения, Карина подошла ближе, села на край расстеленной кровати, пожав плечами, тихо вздохнула
- Не спится
Взгляд скользнул по светящемуся монитору, по бесконечной френдленте
- Неужели ты всех их помнишь? – невольно улыбнулась она. Пашка, повторяя сестру, пожал плечами, поскролил лист…
- Слушай, давай я тебе и твоей подружке тоже аську поставлю, будете ночью вместе – несколько неожиданно предложил он. Карина прикусила пухлую губку. Брат неоднократно видел их вместе с Санькой, и, разумеется, был в курсе, но личную жизнь друг друга не имели привычки обсуждать.
Что же сегодня? Просто неожиданное ночное явление сестры, которая обычно спала в это время сном праведника? Или просто что-то почувствовал?
- У нее все равно нет компа – негромко ответила девушка – да и вообще, чего интересного, вот так всю ночь сидеть? В крайнем случае, можно sms послать…
- Ну, так пошли и успокойся – слегка обидевшись, ответил Пашка, он-то хотел как лучше. Но, помолчав, смягчился, ведь не просто так сестра мается ночью
– Не отвечает?
Карина отрицательно покачала головой, положила на стол мобильник, что все это время грела в ладонях
- Звонки идут, а трубку не берет – грустно, еле слышно призналась она – Саша никогда так не делала, с ней что-то случилось, с ней просто что-то случилось…
Теряясь в потоке слов сестры, Паша привычным жестом взлохматил волосы, потер глаза и лицо, а затем решительно повернулся к компьютеру
- Не хотел бы, что бы кто-то знал, особенно ты… – бурчал парень себе под нос. На мониторе стремительно сменялись окна, строчки, символы. Пальцы летали над клавиатурой. Казалось, что он вовсе не касается клавиш, легкий их шелест, воспринимался отстраненно...
– Вот она, твоя амур. – Прекратив, наконец, эту безумную гонку, сказал Паша. Глянул, приглашая, на сестру. На экране монитора простирался виртуальный план города и зеленый огонек, плывущий по черной полосе – улице.
– Вот, все с ней нормально, ходит где-то
- А где это? – срываясь от волнения на шепот, спросила Карина
- Just a moment – еще несколько колдовских пассов над клавиатурой и огонек стал ближе, побежали символы и буквы
- Это улица Петровская, район железнодорожного вокзала – уверенно ответил парень, вновь исподволь глянув на сестру, добавил – там такие трущобы – днем ходить подобно суициду, чего она там ночью делает?
Словно пытаясь защититься от этих вопросов, от неумолимой реальности, Карина прикрыла лицо ладонями. Но эта призрачная защита, к сожалению, не могла спасти. Хрустальные слезинки затерялись в тонких пальчиках
- Я знала, я чувствовала – тихо заплакала она – я чувствовала все с самого начала
- Да ты скажи толком, чего ты знала? – не в силах выносить более этого нытья, несколько сердито произнес парень. Девушка подняла на него большие, полные слез глаза. Он свой, ему можно доверить всё.
- Её брат дилер, и он вновь влип в какую-то мерзкую историю из-за своей наркоты, а Саня опять пошла его выручать
Паша поскреб в затылке
- Нда? – удивленно поднял брови – и каким же это образом, если не секрет?
- Саня сказала, что он сейчас больнице весь в переломах, и она вместо него просто передаст пакет кому надо… - девушка замолчала, взгляд неотрывно следил за светящимся на мониторе маячком
- Понятно – кивнул брат, складывая обо всем происходящем собственное мнение. И мнение это, надо сказать, складывалось не в пользу малоизвестной Саши. Хотя бы потому, что Пашка считал всех наркоманов, дилеров и их «приближенных» низшей расой, которую не жалко. Он откровенно не понимал, зачем таких людей лечить и от кого-то защищать. «Пусть сами подохнут или поубивают друг дружку – мир от этого только выиграет!» Такого было его личное мнение. Однако сейчас тут перед ним сидела любимая сестренка и плакала….
- Паш, смотри, он уже давно стоит на одном месте и совсем никак не двигается – тихо, тревожно произнесла Карина. Тинейджер отвлекся от своих фундаментальных постулатов о жизни и глянул на монитор. «Нда, не двигается». В напряженной тишине какое-то время был слышен лишь шелест клавиш. Первой не выдержала Карина
- Ну, что? – спросила она, нервно теребя пальцами кончики распущенных по плечам волос. – Что там?
В этот раз Пашка не спешил поворачиваться, унимая странную дрожь он вновь и вновь повторял свои пинги. Все верно, со связью все в порядке, просто объект НЕДВИЖИМ!
- Ты только не реви и не ори, а то мать испугаешь – как мог спокойнее, сказал он, не глядя на сестру – тут накладка какая-то
- Паша, он, она не двигается!
- Просто глюк, техника тоже не совершенна – сердито отозвался тот. Повернулся, посмотрел прямо, не мигая, в упор – сейчас пять утра. Через пару часиков возьму ноут и сгоняю туда, проверю. Маман скажешь, что на факультатив, какой-нить. Поняла? И приведи себя в порядок, а то она привяжется.
- Хорошо, Пашечка, я постараюсь, я поняла, но это опасно! – путая слезы со словами, зашептала сестра.
- Утром все уголовники спят – усмехнулся в ответ брат, взлохматил волосы, прикрыл глаза - «И на фига мне все это надо?»



Серое утро встретило сырым, промозглым туманом. Подумав немного, Пашка натянул легкую шапочку, закинул за спину рюкзак и покинул на велосипеде охраняемый периметр двора их элитной высотки.
На тротуарах и остановках уже собиралась привычная толпа прохожих, спешащих на работу. На проезжей части и перекрестках привычные пробки – каша из машин всех мастей. Лихо, лавируя между ними, Пашка летел вперед к намеченной цели. Он «видел» её несколько по особенному, как в компьютерной игре и за каждый удачно пройденный шаг начислял себе бонусы.
В сети привокзальных трущоб пришлось поплутать. Ни одного уличного указателя на обшарпанных стенах старых двухэтажек. Кривые улочки, дрянной асфальт, какие-то странные постройки – не то гаражи, не то сараи, не то чьи-то жилища. Здесь его уже не удивило бы ничего.
Поверив «наладоннику» уверенно показывающему, что маяк должен быть именно здесь, Паша остановился в мрачном тупике. Гаражи, вонючая помойка, высокая, кирпичная стена… Скорее повинуясь инстинкту, он слез с велосипеда и приблизившись, пошарил в пыльном бурьяне под стеной.
- ХА! – подобно победному кличу – искомый мобильник был просто утерян, что и требовалось доказать. Невидимый, но практически неподъемный груз свалился с плеч. «Значит жива. Я уверен - жива!» - мысленно повторил парень сам себе.
/ Примерно с неделю назад Карина приносила сей девайс брату на починку, Паша не удержался и вместе с ремонтом впаял в сотовый телефон жучка собственного изготовления. Он давно хотел проверить жизнеспособность собственной навигационной системы, но на сестре и знакомых скучно, а тут такой загадочный персонаж! Тогда он не мог даже предположить при каких обстоятельствах понадобится это его изобретение!/
Спрятав мобильник в карман ветровки, Пашка еще раз огляделся по сторонам и поспешил ретироваться из этого унылого мирка, где время тянется медленно, со скрипом.
Жизнь здесь сродни жизни на дне морском, куда солнечные лучи попадают, переломившись сотни раз. Они лишь слегка освещают мутный, сумрачный мир, живущий по своим собственным законам и порядкам. Пашке же, родившемуся в ином секторе, здесь было крайне не уютно. Его мир располагался много выше, у самого солнца. Там, где все быстрее и ярче, там, где нельзя останавливаться ни на миг, иначе дну достанутся обломки твоего искалеченного тела. Может быть даже с обломками души, и она потом вечно будет смотреть из этой мути вверх.
«Нет, нет, скорее отсюда»


Выбравшись в центр, Паша набрал номер сестры
- Как ты? – первым делом поинтересовался он, поняв по голосу – не спала все это время и ревела
- Ну что? – пропустив вопрос брата, мимо ушей буквально взмолилась Карина.
- Как я и предполагал, просто потеряла свой мобильник – сдержав усмешку, ответил парень, свернул на тихую улочку, где можно было вести спокойно, ненапряженно.
- Где она живет? У меня есть еще немного времени, могу сгонять
- На Смирнова, дом восемь, квартира пятнадцать, Паш…
- Созвонимся – оборвал разговор парень вовсе не желавший выслушивать продолжение. Глянул на часы. До Смирновки далековато, а еще в школу бы надо успеть сегодня.

Судьба, однако, распорядилась по-своему…

Доехав до адреса, Паша остановился во дворе серой пятиэтажки. В простонародье такие почему то именуют «сталинками». Смерил задумчивым взглядом. Здесь наверняка по три квартиры на этаже, значит искомая на самом верху и наверняка вон те раскрытые настежь окна – она.
Что-то не нравилось здесь тинэйджеру. Уж больно всё похоже на обычную «бродилку». По всем законам жанра в квартире героя (в данном случае Пашу) обязательно будет ждать парочка гоблинов с кровожадными намерениями. В игре, Паша, не задумываясь, прихватил бы базуку и с криком «банзай» покрошил бы всех в мелкий винегрет. В игре…
В данном же, конкретном случае базуки под рукой почему-то не оказалось. За то было устойчивое сомнение в том, гоблинов удастся так легко «покрошить». Да и вообще переиграть варианта не будет.
Так что, мы поступим иначе, почти как в стратегии. Объехав следующий дом, стоящий параллельно, Паша прицепил свой скоростник к решетке парадных и поднялся вверх. Повезло со второй попытки – один из люков, ведущих на крышу оказался открытым. Им и воспользовался тинейджер, шустро сиганув в полумрак чердака. Здесь было тихо и прохладно, где-то шуршали голуби.
Осторожно ступая, Паша прошел дальше, к тому из слуховых окон, что выходило практически на нужную квартиру. Немного мешала желтая листва старых кленов, но все, же разглядеть можно было. По квартире взад и вперед сновал полуодетый человек, он все время болтал по телефону и явно что-то искал.
- Надо же! салют медицине! ни следа от переломов! – с некоторым сарказмом усмехнулся парень, в том, что перед ним пресловутый Костик–дилер Паша не сомневался.
- Молодец, догадался – негромко произнес где-то за спиной приглушенный и несколько насмешливый голос. Парень невольно напрягся. Поворачивался медленно – он уже знал, здесь и сейчас может быть только она. И не ошибся.
Саша стояла в двух шагах, прислонившись спиной к балке, курила. Немного сбивала с толку её какая-то «дурацкая» одежда. Она была одета почти как парень, или как гей, что-то между…
«наверняка шмотки Костика» - решил «про себя» Пашка - «конечно, она же его подменяла» «ну, во всяком случае, раньше она одевалась иначе»
- Ты Пашка – слегка сощурив усталые глаза, произнесла девушка, ломая внутренний диалог.
Парень в свою очередь усмехнулся недружелюбно, хотел тоже что-то сказать, да помешал зазвонивший так не вовремя телефон. Сестра…
- Да, Карина – досадливо ответил брат и уже с неподдельной тревогой почти закричал – нет! Нет! Не ходи сюда! Ни за что! Нельзя! Да скажи ты ей – протянул он трубку Саше.
- Карина.. – мягко шепнула девушка – где ты?... Хорошо, будь там, или еще лучше жди в кафе на углу, а сюда ни в коем случае… Да, мы тут с твоим братом… Все нормально, Карин, не плачь… все нормально… иди в кафе, сейчас увидимся. – Закончив разговор, она отдала мобильник Паше. Парень машинально сунул его в карман
- Кстати, свой забери – не глядя, отдал он Саше её телефон, куда более интересное зрелище разворачивалось, сейчас, в доме напротив. В квартире с распахнутыми окнами прибавилось гоблинов (когда только успели?) совсем как давеча Костик, они шарились по комнате в бесплодных поисках «Клондайк у них там тайный что ли? Или аномальная зона, где всех клинит на поиске?». К парадным с другой стороны подъехала еще одна машина с очередной партией человекоподобных.
- Костик давно смылся, а этих ждет маленькая разборка, которая даже в новости не попадет – не сомневаясь, прокомментировала Сашка, все это время наблюдавшая из-за плеча тинэйджера, подвела итог - нам здесь больше делать не чего.
Затушив окурок, надвинула на глаза кепку, обронила небрежно
– пойдем
Не говоря ни слова, парень двинулся следом. Возможно, оба желали бы иной компании, и в другое время Пашка наверняка чего-нибудь съязвил бы. Но оба слишком устали после бессонной ночи, что бы спорить, а потому спокойно, молча, спустились на улицу, отцепили скоростник и пошли по тротуару.

В небольшом кафе, сделанном из квартиры на первом этаже, вкусно пахло кофе. У Сашки даже слегка закружилась голова, может быть, поэтому, она, немного замешкалась и не сразу заметила Карину. Та поднялась из-за дальнего столика и поспешила навстречу подруге. Выдохнув её имя, Карина обняла Саню, заплакала
- Ну, перестань, ну пожалуйста – смущенно шептала последняя – давай сядем, успокоимся.
Паша, тем временем, устало упал на стул. Часы, висящие над стойкой бара, неумолимо сообщали о том, что он опоздал в школу. Слипающиеся веки намекали о том, что и вовсе не имеет смысла ходить туда сегодня. И никакой кофе не спасет, хоть лошадиная доза.
После раннеутренней прогулки в промозглом тумане, горячий кофе показался вкусным как никогда. Тепло от него разлилось по венам и жилам и что там еще есть. Вопреки расхожему мнению о бодрящей сущности сего напитка, спать захотелось лишь сильнее, и откровенно зевая, Паша смотрел на сестру. Она ведь тоже не спала в эту ночь, а сейчас вон как оживилась, глаза блестят, лепечет чего-то…
- Это Паша всё – счастливо рассказывала девушка подруге – он такой умный, такой смелый, он у нас компьютерный гений…
- Угу – устало кивала Александра, потом подняла глаза на тинэйджера – слушай, а может, ты еще придумаешь, где можно поспать, хотя бы пару часиков
- Уже придумал – не очень дружелюбно ответил парень – только это комната в коммуналке и из мебели там только два резиновых матраца.
- То, что надо – кивнула девушка, спросила – местом поделишься?
Вместо ответа, Пашка тяжело поднялся и жестом пригласил за собой. В самом деле, не бросать же их сейчас, жалко



Она всегда была послушной и прилежной девочкой. Нет, не тихоней, веселой, общительной. Хотя со временем общение с собственными одноклассниками давалось все трудней. И в обычной и в музыкальной школе.
В обычной школе многие девочки давно уже дружили с мальчиками, ходили на дискотеки и гулять. А вот Карина стеснялась, боялась, не решалась.
В музыкальной школе, где она училась в балетном классе, а позже в консерватории, кипели свои страсти, замешанные на интригах и борьбе за первенство. Но и здесь Карина была посторонней. Во-первых, потому что сами интриги были не в её характере. Она искренне любила искусство балета, и ей надо было лишь одного – заниматься любимым делом. Чувствовать душу каждого своего танца, каждого своего движения, довести его до совершенства, прожить в нем маленькую, отдельную жизнь…
А во-вторых, её папа бизнесмен, практически содержал их школу. Что тут еще сказать?

Карина давно привыкла считать себя не такой как все. Не лучше и не хуже. Как, к примеру, можно сравнить яблоко с озером? Никак – это суть разные вещи. Так и Карина – она просто была другой. Она словно жила в двух мирах одновременно, но никому и никогда не навязывала этой своей непохожести.
Никого не судила. А просто с улыбкой смотрела на этот мир и принимала всё таким, как есть.
Впрочем, мир, к сожалению, не всегда отвечал девушке взаимностью.
В тот день ей было особенно грустно. Её единственная подруга Катя, с которой они дружили с детства, учились школе, позже вместе поступили в консерваторию, в последнее время стала крайне подозрительной и постоянно пыталась уличить Карину в связи со своим бой-френдом. Тем обиднее, что этот парень не только не нравился, а был неприятен последней. Иногда она невольно ловила на себе его взгляды – от них становилось противно, словно от вареного лука…
Прошлым вечером он зачем-то приходил, долго пытался сказать ей что-то в парадных, а потом и вовсе полез с поцелуями. Липкими, слюнявыми…. До сих пор вспоминая с омерзением, Карина смотрела на бывшую теперь подругу. Та демонстративно села отдельно. Карина выгнала приставалу, ей было стыдно, хотя понимала, что ни в чем не виновата. А потом пришла Катя и стала обвинять подругу. Она так кричала, так ругалась, такими словами… Оглянувшись на Карину, Катя презрительно хмыкнула. Опустив глаза, девушка из последних сил удержалась, чтобы не заплакать. Какие там лекции, какая там теория!
На репетиции ситуация ничуть не изменилась, даже наоборот. Крина никак не могла сосредоточиться, и её партия выходила все хуже и хуже. Одна досадная ошибка влекла за собой другую, друга третью и дальше как снежный ком. Решительно все сегодня убивало Карину. Все на что раньше она не обращала внимания, чего просто не замечала – сегодня вышло на первый план. Все было против неё. Смешки за кулисами, взгляды, слова, строгие окрики преподши, и особенно эта чужая сцена. Репетировали в театре. И здесь все было чужим непривычным, в другое время это вряд ли было бы помехой, но сегодня…. Сделав очередную ошибку, Карина досадно и больно упала и вдруг совершенно неожиданно встретилась с незнакомым взглядом. В первых рядах, совсем рядом сидела компания студентов (в этом она почему-то не сомневалась, да и кто еще там мог находиться в такое время?).
Темные глаза незнакомца или незнакомки (из-за света рампы сложно было разглядеть) показались вдруг такими близким. Они словно пытались подбодрить, сказать «это ничего, ты не одна, я за тебя». Странно. Не видеть человека, но видеть его глаза. Странно.
Карина вдруг улыбнулась. Она не слышала преподавательницу, просто знала, что та говорит. Вернулась на исходную, почувствовала музыку, она, наконец, ощутила свою внутреннюю музыку и повела партию только для одного зрителя. Для тех незнакомых темных глаз, что следили за светлой и почти невесомой фигурой из тени зала. Юная Офелия летала и порхала, и сердечко её было полно предчувствием любви…
Окончив этюд на одном дыхании, Карина, удивленно смотрела на преподавательницу, словно видела её впервые.
- Да, что с тобой сегодня? – поражалась женщина – ты хорошо себя чувствуешь? То бродила по сцене как тень, иначе не скажешь, то вдруг преобразилась и сразила всех! Что с тобой, Карина?
Но девушка только счастливо улыбалась. Как она могла объяснить кому-то то, чего сама еще не поняла, не осознала. То, что лишь эхом мимолетных чувств отдавалось в душе. Не сон, не явь, а что-то совсем иное….
- Она влюбилась – высказался кто-то за спиной, девушки засмеялись и захихикали. Карина оглянулась в зал
«Я с тобой» - шепнули глаза
- Я с тобой – словно эхо повторила Крина, еще больше шокируя окружающих.
- Почему в зале посторонние? – строго окликнула преп.
- Мы не посторонние – ответил за всех парень из компании – у нас этюды сегодня
- Это «художники» или «изошники» как их там? – смеясь, пояснял кто-то – нас в этом году решили объединить…
- Даже не мечтай! – над самым ушком коброй зашипела Катя, пользуясь минутой пока все отвлеклись. Карина удивленно посмотрела на бывшую подругу. Какая она все-таки не красивая. Странно, почему я раньше этого не видела? Или это просто от выражения лица? Такое зло, такая ненависть… странно
- Чего ты на меня так пялишься? – не выдержала та – вот дура!
- Да, наверное – улыбнулась Карина, поискала глазами тот самый взгляд из зала, уже нет, художники потянулись к выходу. Замерев, Карина смотрела им вслед, пока одна темная фигура не оглянулась. Еле заметно махнула рукой и исчезла…
- Мы еще увидимся – сама себе шепнула девушка и, не слыша чужих слов, вернулась в уборную.


Ранняя весна стала сущим наказанием для города.
Вязкая каша под ногами, сосульки и вода с ветвей голых, словно нищих, деревьев. Неприветливое серое небо, сырое, промозглое тепло. Машины и люди не то плывут, не то ползут по вязкой трясине из снега и грязи. Весна, простуда, авитаминоз…
Но который день подряд после репетиций в театре Карина не торопится домой. Идет не спеша по театральному парку, по улицам, ища в глазах каждого прохожего тот самый взгляд. Глупо, наверное, но она уже не представляла, что может быть иначе. Ведь это был не сон, он реален – тот человек и значит, он встретится мне еще раз. Все не случайно!..
А прохожие смотрят отчужденно, смотрят в себя, в никуда, в чужие взгляды….
Где же ты?

Окликни меня – в толпе, в час пик, в круговерти,
Позови меня шепотом - так, чтобы руки дрожали,
Покажись только мне, чтобы другие не знали.
Давай, поболтаем о превратностях жизни и смерти?

Давай, познакомимся заново, без предисловий,
Как будто всю жизнь только этого мига и ждали,
Но нежно и тонко, как сквозь пелену вуали,
Но стремительно, крепко, как будто повязаны кровью.

Посмотри мне в глаза, и руку в руке…ей Богу,
Я за эту минуту – пол жизни своей – с молотка,
Но не от того, что «без башни», глупа, молода,
А просто…ты знаешь…ждала я тебя…очень долго…


- Привет – улыбнулась Карина знакомому взгляду, первое, нелепое, что невольно сорвалось с губ «привет». Остановка трамвая, час – пик, навязчивая мелодия чужого мобильника, толпа…
Оглянувшись еще раз, девушка тоже улыбнулась, узнав, кивнула
- Здравствуй. Как дела?
Где-то рядом с лязгом остановилась железная коробка трамвая, толпа пришла в еще большее движение. Кто-то из прохожих, спешащих по своим делам, толкнул ненароком Карину, сильно толкнул
- Так и норовишь упасть – негромко засмеялась незнакомка, удержав девушку от неминуемого падения. Мокрый снег под ногами неприветливо чавкнул, испачкал светлые сапожки балерины.
- Кошмар какой-то – невольно выдохнула Карина, крепче сжав неожиданную (и такую ожидаемую) руку. «Господи, что за наваждение?» и странное тепло в душе от едва уловимого запаха парфюма, сигарет…
«Наваждение?» - с улыбкой удивлялись темные глаза, так ласково смотрели на девушку, смущенную невольно прозвучавшей вслух мыслью.- «А что? Пожалуй ты права», «Ты с репетиции?»
«Да, а ты, а вы больше не бываете у нас?»
«Бываем. Только сидим теперь тише и дальше»
Карина счастливо улыбнулась - «Значит, я правда чувствовала! Мне не казалось!». Все эти дни она танцевала только для тех самых воображаемых глаз.
- А ты покажешь мне? – спросила она, и слегка затруднилась – то, что вы рисуете?
Сашка улыбнулась, посмотрела на свою новую знакомую.
- Это называется наброски, покажу, если интересно
- Конечно! А когда?
- Ну – девушка пожала плечами, оглянулась на город – если хочешь сейчас есть немного времени, можем зайти в кафе
- Пошли – выразив полную готовность идти куда угодно (хоть на край света) просияла Карина. Она вдруг стала непривычно смелой и безрассудной. Странное чувство, словно ты попал в какой-то безумный поток силы, времени, чего-то непонятного и он несет тебя, несет помимо твоей воли. Разум и здравый смысл восстают против, но их уже не слышно и за них уже не удержаться…

Белая бумага, темные штрихи карандаша
- Это я? – восхищенно прошептала Карина, узнав себя на набросках – а это мы все вместе, а это… а это наша Марья? – девушка удивленно подняла бровки. На наброске была изображена настоящая дама, только века девятнадцатого, а никак не сего
- Да, ваша преподша – подтвердила Саша, она сидела рядом, откинувшись на спинку стула – она так стояла. С таким видом… в общем она представилась мне в тот момент графиней.
- Здорово – пряча улыбку, Карина вновь перебрала листы.
Вот вроде и все, нехитрый обед съеден, капучино выпит, сигарета в пальцах новой знакомой догорает последними секундами - надо идти, но Карина упорно ищет предлог, чтобы остаться, никак не находит. Безумный поток грозит водопадом сорваться в бездонную пропасть – там душа разобьется на пылинки и не останется больше ничего….
- Сашка, дай мобильник, я только дозвон сделаю – незнакомый парень стоял рядом с их столиком. Шум водопада растворился в шуме городского кафе, в чужих голосах, шагах, музыке радио.
- Держи – девушка протянула ему телефон, перевела взгляд на странную балерину - «что творится с этой девушкой?»
- Мы забыли познакомиться – с легкой улыбкой, мягко произнесла она – меня зовут Саша, а тебя?
Карина подняла глаза, несмело улыбнулась в ответ.
- Карина
Туман рассеивался и теперь виден путь к рассвету. Река времени спокойно катит свои волны к восходящему солнцу…
- Что-то не перезванивает и не отвечает – разочарованно произнес парень, положил Сашкин телефон на стол – если ответит, то пошли её на фиг!
Девушка не ответила, думая о чем-то своем, она смотрела на Карину. Смотрела, как та перебирает листы с набросками, как тонкие пальцы осторожно касаются белой бумаги
- Сашк… - донимал все тот же
- Слушай, отвали – она перевела на него тяжелый взгляд, парень хмыкнул, поправил сумку на плече, кивнул
- Лана, понял – растворился в толпе
… у вас завтра есть репетиции?...
… да, теперь каждый день…
…каждый?...
… скоро премьера…
…понятно…
…тебе пора?...
…да, надо идти… ….. до завтра?...
Крина посмотрела снизу вверх на поднявшуюся уходить Сашку
…до завтра…

/покинув случайное кафе, наша тройка добралась до коммуналки. На сей раз обошлось без происшествий.
В маленькой комнатке было темно – единственное окно завешено плотным покрывалом. На полу действительно лежали два надутых резиновых матраца.
Повесив ветровку на гвоздь, Пашка занял тот из матрацев, что был уже. С удовольствием растянулся и даже прижмурил глаза – как хорошо!
Девушки последовали его примеру с той только разницей, что решили разуться. Непривычно.
- Не скатиться бы – тихо засмеялась Карина. Саша обняла подругу, шепнула на ушко
«Не отпущу»
Пашка сердито отвернулся к стене.
Уснули, не смотря на шум соседей и машин и черте чего еще/

До всех последующих репетиции Карина жила как во сне. Как в лихорадке. Ей было то жарко, то холодно, то панически страшно, то безудержно весело. Что-то странное творилось в душе бедной девушки. Странное, непонятное, необъяснимое. Что-то мучительно сладостное…
Почему, что влекло её к Сашке? Интерес, любопытство, дружба или какое-то еще неведомое, неосознанное чувство. Необъяснимая потребность просто быть рядом, видеть, слышать, говорить обо всем и не о чем.
Иногда Карине казалось, что Саша сторонится её, старается быстрее попрощаться, исчезнуть, и тогда ей очень хотелось плакать. Хотелось тоже исчезнуть куда-нибудь, да так, что бы никто никогда не нашел.
«Ну почему я такая ненормальная? Ну почему не такая как все?»…
В день премьеры было очень шумно и людно. Все поздравляли с дебютом, с аншлагом. Дарили цветы и желали дальнейших успехов. Карина искала в толпе знакомые глаза и не находила. Она видела Сашу в зале, а сейчас её не было. Так много людей вокруг, а той, ради и для которой она сегодня танцевала, нет.
«ну да, ведь у неё же куча дел, еще работа, еще учеба… и я слишком навязчива, пристала к человеку…»
- Кариночка, девочка моя, почему ты плачешь? – удивилась так не вовремя вошедшая в уборную Мария Александровна. Преподавательница
- Не знаю. От радости, наверное – унимая слезы, ответила девушка – все закончилось. Можно мне домой?
Женщина лишь покачала головой
- А как же новая труппа? Все ждут тебя, даже не думай
- Мария Александровна, пожалуйста, я не могу сейчас – держась из последних сил, буквально взмолилась Карина – я не могу сейчас ни с кем говорить
- Хорошо, иди домой, успокойся, это просто нервное, ты просто переволновалась. «Она самая талантливая моя ученица из всех, что были когда-то» - говорила позже Мария Александровна – «и она слишком тонкая натура для этой жизни»
Еще несколько дней томительного ожидания, молчания сотовой связи и электронной почты, несколько дней медленной смерти…
Карина шла одна по старому парку, серый вечер сыпал пылью не то дождя, не то тумана. Ни души. Только в конце аллеи показались три темные фигуры.
«Ну, вот и всё» - с каким-то облегчением подумала девушка – «сейчас они убьют меня и все наконец-то закончится»
Медленно и как-то торжественно она шла вперед. Навстречу уготованной судьбе
- Карина! Что ты тут делаешь одна, вечером, в такую погоду? – вопрошала невесть откуда появившаяся Сашка.
На миг, выйдя из своего ступора и вновь улетая в бесконечную пропасть отчаяния, девушка подняла глаза и опустила взгляд.
Она не знала что сказать, как описать ту бурю чувств, что разрывает душу.
Нет таких слов
И слезы – только лишь маленькие капельки огромнейшего урагана
- Прости меня, пожалуйста – обнимая Карину, шептала Саша – я просто не хотела навредить тебе, я так надеялась – пройдет, прости, я люблю тебя…

….ты – прошептала Карина. Проснувшись первой, она тихонько лежала рядом, глядя на подругу. Ресницы Сани дрогнули, взгляд, еще затуманенный сном
…ты…

- там чайник есть, электрический, там кружки, только грязные – указал Пашка на коробку в углу – я за пиццей, ну или чего там найду…
Карина, тем временем сняла с окна покрывало и распахнула раму, впуская в комнату свежий и прохладный воздух сентябрьского дня. Занялась не хитрым бытом - «Ну и где тут наши чашки-ложки?»
Не обращая внимания на цепкие взгляды двух теток с коммунальной кухни, Саня проследовала в местный душ. Крашеные стены, старое зеркало, жуткий кафель на полу.
Подставив лицо колючим струйкам воды, девушка несколько минут не думала ни о чем. Просто наслаждалась моментом и свободой. К реальности вернула боль от ушибов и содранной кожи – отголоски прошлой ночи.
«Это ничего, это пройдет. А вот как теперь быть с остальным? С гоблинами, с Костиком и с пакетом наркоты, перепрятанным в лучшее место»
История в целом вырисовывалась скверная. Костик видимо окончательно решил покинуть родной город. Куда он собрался остается тайной, впрочем, это не суть важно. Важно то, что он решил бежать не с пустыми руками, а что бы после его никто не искал по свету с нехорошими намерениями – подстраховаться весьма пренеприятным способом.
Он действительно взял у Немца партию на реализацию, но умудрился обставиться как Сашкин посредник – это первое. Второе – договорился о продаже, и даже получил уже часть оплаты. И третье – самое интересное – Саня должна была передать покупателю куклу. Пакет с чем-то внешне очень похожим на героин. Разумеется, знать об этом она не должна была. И что бы наверняка не оставить ни малейшего сомнения - для неё вполне правдоподобно была разыграна сценка с переломами. В больнице, где работала санитаркой какая-то там Костькина знакомая. Запланированный итог – Сашка должна бабки Немцу, но её так не кстати убивают за попытку сбыть фуфло. Слухи конечно потом десятки раз переврут историю, но это лишь на руку. Товар же и деньги останутся в тени у Костика. Который чист и под шумок покинул город.
Молодец. Костик. Хорошо придумал. Брависсимо)))
Вот только Сашка оказалась через чур подозрительной и недоверчивой. Взяв из тайника куклу. Она не побоялась вскрыть пакет и проверить содержимое. Благодаря тому же Костику она хорошо знала героиновый вкус. И без труда определила – в пакете все что угодно, но только не наркота. Следующий шаг – проверить братца. В больнице его и след простыл. Дальше – найти настоящую партию. Это как раз оказалось не сложно. Костик не отличался богатой фантазией и Саня давно знала все его заначки. Потом она долго сомневалась, но решила «они ждут порошок – они его получат, и все встанет на свои места»
- Но там, на встрече, все пошло как-то не так. Я же никогда этим не занималась, только в кино видела – невесело усмехнулась девушка, глянула на брата с сестрой. Все трое сейчас расположились все на тех же матрацах. Жевали подогретую пиццу, запивали растворимым кофе «три в одном»
Пашка тоже хмыкнул, Карина тихо ждала продолжения. Прихватив сигареты, Саня залезла на подоконник.
- В общем, они стали что-то подозревать – прикуривая от зажигалки, продолжила она свою повесть - а потом еще и менты появились, жесть, мне удалось сбежать. Я еще днем присмотрела как в случае чего можно через ту стену махнуть. Она метра два, но не ровная и в двух местах там можно зацепиться. Вот так я смылась. Порошок спрятала, этот его заменитель тоже, на всякий случай. А что дальше делать, пока не знаю. То, что Костик придумает как выкрутиться за мой счет, так это сто процентов. Это его мирок, он там все знает. А вот что мне делать, пока не решила…
Окончив повествование, она с невольным наслаждением затянулась – хорошо все-таки, не смотря ни на что. Выспались, наелись, вот можно не спеша теперь покурить, подумать… с легким прищуром глянула на перекресток, зашумевший внизу скопившимися машинами. Один чудик подрезал другого, но обошлось. Тихая улочка, дальше какая-то площадь. В этом районе она практически не бывала…
- Наверное, надо найти Костика – неуверенно предположила Карина, нарушая паузу. Она очень серьезно пыталась сообразить – чем же помочь подруге, попавшей в беду. Но на реплику сестры первым откликнулся Пашка, заметно «оживший» после отдыха
- Ага, и пристыдить засранца! – усмехнулся он в привычной для себя манере. Девушка обиженно надула губки, отошла к окну. Саня обняла подругу за плечи, негромко рассмеялась – ей нравился этот колючий и очень не глупый тинейджер. Ей нравились такие родные брат с сестрой.
«Жаль, что мы никогда такими не были» - подумала она «про себя», привычно скрыла горечь за улыбкой, как будто и не было.
- Костика я найду, только немного попозже – негромко, полушепотом сказала она – при таком раскладе покидать город ему явно не с руки, так что он будет где-то рядом и никуда не денется…
Карина даже замерла невольно. Так странно от полушепота бежали мурашки по спине, а где-то в животе просыпались бабочки. Так невыносимо приятно, так хотелось бы… но взгляд все того же Пашки заставил вспомнить о том, что они здесь к сожалению не одни и что, наверное уже…
- Уже три часа – в ужасе прошептала девушка – где мой мобильник? Странно, что мама все еще не звонила, обычно она…
- Донимает – закончил брат фразу сестры, утонувшую в шелесте содержимого сумочки Карины. Девушка отчаянно искала телефон
- Да вот он, не ищи – указал Пашка на красивый аппаратик, лежащий на полу – ты его не теряла, это я отключил, что бы нам спать не мешали. – И видя как сестра включается в сеть сотовой связи, предупредил – сначала надо было придумать алиби для мамы, где ты шлялась все это время
Девушка презрительно повела плечиками. «Он просто специально хочет вывести меня из себя, он просто любит, когда люди бесятся, и когда-нибудь я прибью его за это» - эти слова не звучали вслух, но от этого были не менее понятными
- А чего тут думать, так и скажу, что это ты подшутить решил и выключил, ты же у нас большой шутник по части чужой электроники.
Хмыкнув, парень пробурчал что-то о тотальной неблагодарности
- Але, мам, ты звонила мне? Нет, все нормально, просто я только сейчас увидела, что телефон отключен. Да, забыла поставить. Нет, я скоро буду. Я уже еду. Хорошо. Пока. – сложив мобильник, она повернулась к Саше, все так и сидящей на подоконнике.
- Ну вот, теперь можно спокойно все обдумать и решить – неуверенно улыбнулась она. Пашка поспешил внести свою ложку дегтя
- Она уже сама все придумала и ждет только, когда мы с тобой свалим. – Он смотрел исподлобья, с вызовом и готов был ответить на любую её колкость или возражение.
Саша молча затянулась. Взгляда не отводила, словно подтверждая – «ты все правильно понял», «и кусаться с тобой я сегодня не буду»
- Мы сегодня еще увидимся? – покоряясь неизбежному (расставанию), спросила Карина. Она стояла посредине комнаты. Она готова была идти и даже спешила поскорее покинуть их временное пристанище, боясь не сдержаться и расплакаться прямо здесь. Мысленно ругая себя последними словами за эту слабость, девушка нервно теребила снятое с пальца кольцо.
- Я позвоню тебе в любом случае – негромко, как могла мягче, ответила Саня, не двигаясь с места. «А что еще, я могу сделать? Все так и не иначе!»
- В общем вот ключ – бесцеремонно вписался в разговор тинэйджер – Пашка, демонстративно положил ключ на пол, рядом с матрацем, поднялся, закинул рюкзак за спину – передашь потом Карине. Мы с пацанами ходим сюда отсыпаться иногда, ну когда за компом пересидим ночь, так что если кто будет – скажешь от меня. Все, пошли, мать ждет – последнее адресовалось сестре.
- Пока, спасибо – ответила Сашка им вслед. Дверь закрылась. Осталась тишина, нарушаемая только легким шумом улицы.
Саня затушила окурок о старый, проржавевший подоконник и легко спрыгнула на пол.
«Молчи душа и ты, сердце, заткнись, не до вас сейчас, не время и не место!»
Прихватив сумку и мобильник, она тоже покинула комнату.


Сашка родилась в этом городе. В обычный ноябрьский день. Мама как-то рассказывала, что в тот день было достаточно жарко для поздней осени. А впрочем…
Мама работала продавцом в маленьком магазине. Папа водил рейсовый автобус. Младший брат, проказник, который всегда норовил стянуть чего-нибудь у сестры. Нормальная, обычная семья жила в обычной, двухкомнатной «хрущевке». В тихом районе с зелеными улицами, где все друг друга знали, если не лично, так в лицо.
«Вот, блин!» - она шла по тем самым улицам того самого района, в котором родилась и выросла и в котором уже долгое время старалась не бывать. – «Занесло же! Все-таки жестокая штука жизнь», «жестокая, но верная. Просто именно так надо»
Именно этот район и подсказал вариант.
Без приглашения как-то не хорошо. Найдя свободный таксофон, Саня набрала городской номер. Спустя пол минуты ожидания ответил негромкий голос из прошлого
- Алло. Квартира.
- Нина Фёдоровна – со странной смесью чувств ответила девушка – Нина Федоровна, здравствуйте, это Саша Ларионова
- Сашенька – смягчился, пропел голос. В памяти всплыл строгий образ учительницы русского языка, просторный класс, соседская дверь. – Как твои дела, Сашенька?
- Все хорошо, Нина Федоровна, я учусь, работаю. Нина Федоровна, подскажите, пожалуйста, как сейчас найти Максима?
- Максима? – поспешил справиться с удивлением голос - Он сейчас в нашем районном отделении, он всегда так занят, я дам тебе его телефон…
Сохранив номер в памяти сотового телефона, Саша вежливо попрощалась. Теперь предстоит более сложный разговор - надо собраться с силами, с мыслями, быстренько преодолеть себя. У каждого в этой жизни своя печаль.

«Привет Макс, это Сашка»
Пауза
«Привет, не ожидал»
«Не поверишь, я тоже» «Макс» «Мне нужна твоя помощь» «Если это возможно»
«Где ты сейчас?»
Пауза
«У нашего дома, у старого нашего дома»
«Ты к маме заходила?»
«Нет, звонила»
«Но ты зайдешь?» «Я уже собрался ехать домой»
«Тут, я вижу, бар отстроили. Зайдешь туда?»
Пауза
«Хорошо. Через десять минут буду»

Проверив оставшуюся наличность, Саня посмотрела на свое отражение в витрине магазина.
«Ну и видок!» «Макс будет в восторге!» - усмехнувшись, она вошла в полумрак бара. Здесь было еще не многолюдно. Разрозненные парочки, небольшая компания.
Дешевый вид и дорогой ассортимент. Ничего не хотелось, но надо же было что-то делать. И взяв баночку пива, Саня села за дальний столик.
Признаться, то, что она задумала не лучший вариант, но на данный момент наиболее верный. Хотя, конечно не факт, что они сейчас вот так сразу обо всем договорятся. Может статься, что и вообще ни о чем. Впрочем – вот он. В светлом проеме двери показалась высокая, худощавая фигура. До боли знакомая походка, еще более знакомый взгляд. Чуть вправо склонив голову, она смотрела на свою первую любовь.
Макс всегда жил по соседству, учился в той же школе и ходил на футбол. Он был на шесть лет старше Сашки, был когда-то недостижимой мечтой. Потом реальностью, потом стал прошлым…
- Юноша in red – усмехнулся гость, присаживаясь напротив – а я, наивный, думал, что после твоего звонка меня уже ничто не удивит. Так ты у нас теперь гей?
Саша тоже усмехнулась, пожала плечами, чего-то подобного она ожидала, когда изучала свое отражение в витрине.
- Это не мое – негромко ответила она – но ты можешь поиздеваться, наверное, заслужила.
Спустя два года серьезных отношений и совместной жизни она ушла от него к девушке…
- Ты сама над собой издеваешься – с затаенной грустью ответил Максим, посмотрел прямо, открыто – что случилось?
Саша мысленно поблагодарила Бога, судьбу и всех-всех за этот подарок. Прежде всего, он все-таки был и остался другом. За это «что случилось?» она, не задумываясь, отдала бы жизнь. «Спасибо, Макс, ты лучше чем я, прости, и обязательно будь счастлив!»
Но чувства прочь!!!
…мы с Костиком снова встретились где-то в феврале, в начале года. Он работал барменом в новом клубе, а я пришла сделать снимки для нашего агентства, они заказывали рекламу у нас. Вот так и встретились. Как старые знакомые. Посидели, покурили, посмеялись и разбежались вновь. Он говорил, что тоже бросил то наше занятие, что работает теперь и все легально. Просил прощения за прошлое, уверял, что изменился. И знаешь, я поверила. Я рассказала, что уже второй год как поступила в универ, учусь и тоже работаю. Потом еще несколько раз встречались мимолетно по работе. Выяснили, что у обоих проблемы с жильем – он ютился где-то в общаге, я вообще в кафе, там в подсобке что-то типа комнаты-отдыха было сделано…
…угу, знаем мы эти комнаты
…нет, серьезно, Макс, я только там ночевала, когда было свободно. …
…ладно, проехали…
…Костик предложить снимать квартиру вместе, там вроде есть неплохой вариант, но одному ему все-таки дорого. В общем договорились. Съехались. И первое время было все нормально. Почти как раньше… - сделав паузу, Сашка достала сигареты, но, так и не закуривая, просто вертела пачку в руках.
Им было 14-15 лет, когда они практически остались одни. Отец умер от сердечного приступа, мама, тоже с сердцем, слегла в больницу. Когда ей становилось легче, она сбегала домой, бралась за несколько работ сразу и спустя время вновь с мигалками скорая. Вот тогда, или чуть позже, брат с сестрой и занялись рисковым бизнесом. Они брали «траву» у дилера «повыше» и продавали затем в дискотеках и в школе. Позже к траве прибавилась синтетика и кое-что потяжелее. В это время они начали создавать свою дилерскую сеть. Вдвоем и друг за друга – они были отличной парой.
Смешно и наивно – но в, то время Сашка искренне верила в правильность своего дела – ведь она хотела помочь маме. Сделать столько денег, что бы маме не пришлось больше работать в нескольких местах, что бы не переживала, что бы отдохнула и вновь стала улыбаться, той светлой, не усталой улыбкой.
Слава Богу, что маме так и не суждено было узнать, на какие именно деньги дочь покупала ей подарки.
Мама «ушла» когда Сашке исполнилось восемнадцать. Тихо во сне остановилось сердце. После этого, Саня решила «завязать» с рисковым и давно опостылевшим ей «бизнесом». Пока была цель – она готова была на многое, почти на все. Чужие смерти и горе не касались её тогда. Теперь же, они легли невыносимой черной тяжестью, на так и не ставшей циничною, душу.
Но завязать оказалось не так просто, тянули старые связи, заморочки и в первую очередь, Костик, который не только не хотел бросать, напротив, планировал «рост» дальше и выше. И, разумеется, «побег» сестры из их общего дела никак не входил в его планы. Тогда начались их первые размолвки. Костик сначала пытался уговорить Сашку, не бросать. Потом заставить, но в жестоких драках оказался слабее. В последний раз, взял на подмогу нескольких «друзей» - должников – наркоманов. Девушка спаслась тем, что выпрыгнула из окна второго этажа…
Её любимый, верный брат стал монстром. Её второе я, Костик, стал мертвой половиной еще живой души. «Наверное, это и есть расплата - ад при жизни», «Ад, который мы создали себе сами»…
- Я всегда говорил, ты бываешь до глупого наивной – взяв сигареты из её рук, произнес Максим – после всего, что было, поверить Костику – это, по меньшей мере глупо. Если бы я знал тебя хуже, то сказал бы, что просто решила начать все заново. Деньги и все-такое. Но ты ведь у нас идеалистка, тебе деньги не важны, ты просто веришь в, то лучшее, что вроде бы, скрывается где-то в людях. – В насмешке и сарказме Максима, было столько неприкрытой горечи – это так глупо, что понятно даже бестолковому, но только не тебе, без этой своей нелепой веры ты просто не будешь самой собой. Не будешь той Сашкой, которую… - он чуть замялся и резко закончил – которую, я знал.
Взгляды разошлись. Души притаились, каждая зализывать старую рану, так неосторожно открывшуюся вдруг.
Макс был на шесть лет старше и в детстве они не играли вместе. Они встретились в юности. В мастерской у Юрки-корейца, где собиралась шумная и интересная компания. Там из настоящего металлолома делали что-то похожее на мотоциклы и потом на этом «что-то» устраивали настоящие гонки на опустевшем в летнее время школьном стадионе. Играли в «дикий» футбол. Пели под гитару, и даже сочиняли стихи. Туда приходил Макс, чаще с девушкой. Это сейчас, спустя несколько лет и событий, он понимал, почему Сашка тогда так смотрела на них. В то время его просто забавляли такие «оценивающие» взгляды, его не похожей ни на кого соседки. Он считал, что она ревнует. Да, но несколько иначе. Он понял много позже - Сашка считала его своим лучшим другом. Другом, которому можно доверить все. А вместо ревности, досада – её друг, такой классный, а встречается с такими безликими пустышками…
Как-то вечером в очередной безумной гонке, в который раз Макс вышел победителем. Сашке не хватило каких-то пол метра, да просто мотор не тянул, взялась не так и вообще...
Он видел, как она расстроена, в этот миг она казалась такой близкой, что ли, без обычной своей брони спокойствия. И он нарочито довольно, принимал поздравления. Его подружка кричала ему что-то с трибуны. Когда прозвучали те самые слова, они вырвались невольно
«Они у тебя все на одно лицо, как китайские барби, как ты их только различаешь?» - слегка охрипшим, после гонки голосом, произнесла Сашка.
На миг, в компании гонщиков повисла ледяная тишина. Все удивленно смотрели на Сашку, а она, еще больше злясь на себя, сверлила взглядом Макса.
«Ты ревнуешь?» – обалдело тогда спросил он, это было первое, что пришло в голову.
«Вот еще!» – презрительно скривила губы девушка, которую все здесь считали «своим парнем» - «просто ты мог бы найти себе и получше»
Взгляды гонщиков вновь устремились на Макса. Тот, в свою очередь, посмотрел на девушку с трибуны, на Сашку и спросил:
- А ты, стала бы встречаться со мной?...
В ледяной тишине, оглушая, взревел мотор. Вместо ответа, она тогда просто сбежала и после больше не появлялась в мастерской, тщетно он искал с ней случайных встреч у парадных. Сашка, словно в омут, канула в свои темные дела, о которых он тогда даже не догадывался.
Они встретились спустя два года в ночном трамвае. Узнали и не узнали друг друга. Удивились. Поздоровались. Посмеялись над прошлым. О настоящем. Саша отвечала уклончиво, только то, что есть некоторые проблемы дома и Макс, совершенно искренне предложить пожить у него.
«Ведь мы же друзья?» - спрашивал он, зачем-то пытаясь вновь добиться сдержанной улыбки. Саша грустно улыбнулась, чуть вправо склонила голову –
«Спасибо, друг» - с чувством ответила она.
В ту ночь она вошла в его дом и осталась там на два года.
Они были друзьями. Они стали любовниками, но любви так и не вышло. Как бы они не были близки, Максу всегда казалось, что что-то еще стоит между ними. Что-то неясное, негласное, неуловимое.
Она сказала, что ей нужно уйти, потому что она больше не может так жить. Не может обманывать его каждую ночь и каждый день. Что он лучший человек на свете и заслуживает счастья. Что с ней его ждет одна только печаль. Она была непривычно красноречива в тот последний день. Но Макс никак не мог понять, он не хотел, он отказывался верить в то, что его любимая девушка парень.
Она ушла.
Он остался один.
Он пытался забыться в чужих объятиях.
После разрыва он несколько раз случайно видел Сашку. Она была с девушкой, она была одна, она была свободна и казалась очень счастливой.
Он ненавидел её, презирал, звал предательницей.
Но вот она снова здесь. Такая же, как и раньше, сидит напротив. Все тот же прямой, открытый взгляд. Все та же привычка чуть покусывать губы в момент раздумий или сомнений, и в поцелуях она любила это…
«Сашка. Моя Сашка. Даже если не моя, все равно моя»
- А ты не забыла, что я мент? – бесстрастно говорил Максим - И помочь тебе смогу, только посадив всю эту дружную компанию, во главе с твоим братцем?
Девушка опустила взгляд, но ответила твердо
- Я помню, Макс. Именно поэтому я пришла к тебе. Я не хочу больше быть наивной дурочкой. Ты ведь понимаешь, что решить проблему иным способом, значит вновь увязнуть в старых делах. Это неприемлемо. Это хуже, чем смерть…
Над столом повисла невольная пауза.
Тень прошлого отступила – её больше не боялись, ей больше не болели, её просто хотели убить.
Сашка, наконец, закурила. Макс взял сигарету из её рук, затянулся. Так бывало всегда на их кухне, на их балконе. Так не будет больше никогда. Есть лишь этот момент.
- Тебе есть где переждать пару дней? – негромко спросил Макс – так, что бы Костик даже представления не имел, где тебя искать.
Саша согласно кивнула
- Да. Совершенно случайное место.
- Работа. Учеба – он везде может появиться. Я бы не советовал, знаешь, что бы без лишних эксцессов
Девушка вновь кивнула
- Согласна.
Максим ещё раз сильно затянулся и отдал сигаретку.
- Ну, тогда до связи – последний взгляд в глаза, обмен дружескими улыбками. Все. Пока.

-----------------------


Алла Викторовна негромко постучала и заглянула в комнату к сыну. Павел занимал привычное место за компьютером. Подняв глаза от монитора, он удивленно посмотрел на маму.
«Что-то вид у неё, как у разведчика» - усмехнулся он «про себя», внешне попытался изобразить улыбку.
- Я пришла поговорить с тобой о твоей сестре – без всякого предисловия и очень по деловому, сообщила Алла Викторовна. – так что сверни все свои программы, сделай звук потише, и послушай меня.
Ничего не оставалось, как только полностью выполнить требования более сильной стороны. Свернул. Сделал тише. Повернулся. Изобразил внимание.
Алла Викторовна села напротив, спросила прямо, без обиняков
- Где вы с Кариной пропадали сегодня весь день?
Пашка удивленно поднял брови
- С Кариной? Ни где – очень искренне пожал плечами он – я вообще её сегодня почти не видел.
По взгляду понял – мама не верит, но пока соглашается.
- Что ты знаешь о её молодом человеке? – так же негромко, серьезно спросила Алла Викторовна. На что Пашка, уже вполне честно ответил
- Если у неё есть молодой человек, то я совершенно точно ничего об этом не знаю.
- Но с кем-то она встречается по вечерам? – теряя терпение, громче потребовала ответа женщина - С кем и где она сейчас?
Ещё раз ответить «не знаю», значит получить полную порцию родительского гнева. Причем, гнева, изначально предназначавшегося Карине.
- Я всегда вижу её только с девчонками. – Выражая полную готовность помогать правому делу, ответил Пашка – их любимое место на «площадке», наверняка она и сейчас там же.
К слову сказать, он и сам повздорил сегодня с сестрой по этому поводу. Не то, что бы ему не нравилась Сашка. Она как раз очень даже пришлась по душе. Павлу не нравилось чрезмерное увлечение сестры.
«Ты какая-то слишком вся её. Так нельзя» - совсем как взрослый, выговаривал он Карине, когда ехали домой. Девушка соглашалась и отвечала, что все прекрасно понимает, но ничего не может с собой сделать.
«Это плохо, это ненормально!» - настаивал на своем брат.
Но что можно сделать, если твоя душа принадлежит другому? Если ты думаешь о нем день и ночь помимо собственной воли? Если он необходим тебе как воздух, даже больше
«Наверное, я просто очень слабый человек» - признавалась Карина сама себе и брату – «раз не могу справиться даже с собой. Не могу заставить себя не думать, не ждать, не любить. Не могу спрятать эти чувства. Хотя пытаюсь, но проигрываю вновь и вновь. Наверное, это сродни болезни. А как вылечиться от неё?»
Пашка долго молчал, потом задал вопрос, на который сестра так и не ответила (ему), может быть, ответила себе
«А ты вообще хотела бы вылечиться?»…
- Поехали, покажешь мне, где эта ваша «площадка» - безапелляционным тоном, заявила Алла Викторовна. Поднялась. Пашка, нехотя поднялся следом. Спорить бессмысленно. Когда мама настроена так решительно, то любое слово против должно весить слишком много, иначе оно тебе же и выйдет боком.
Он с сожалением оглянулся на светящийся экран монитора. А на улице уже темно и так неохота никуда тащиться. Карина говорит, что это его увлечение компьютерами, тоже болезнь. Что за мир? Все вокруг больны! Ау, есть ли хоть один здоровый человек в этом мире?!
«В этом нет – только в ином» - ответил неслышно тот ехидный голос, что жил последнее время в Пашкином сознании, именно он заставлял тинэйджера говорить те колкости, которые так бесили окружающих.
- Павел, я жду – напомнила о своем присутствии Алла Викторовна. Она уже накинула плащ и стояла, держа в руках ключи от машины.
- Я уже иду – обреченно вздохнул сын, вслед за мамой покинул квартиру.

На улице действительно было уже достаточно темно. На проспектах тесно, но Алла Викторовна умело и в меру нагло вела свою блестящую лаком машину.
Возможно, когда то, она была такой же наивной мечтательницей как Карина. Смотрела на этот мир широко открытыми от восхищения и интереса глазами. Видела все в розовом цвете. Стремилась ввысь и вдаль к неизвестному, но, такому заманчивому (!и, конечно же, счастливому) будущему.
Красный свет. Остановка. Перекресток.
Вот так на перекрестках и сбился, наверное, тот единственно верный путь к безоблачному, абсолютному счастью. Оно как мираж, чем дальше ты гонишься, тем дальше ускользает.
Остаются только -
Любовь – неизлечимая рана.
Работа – невыносимая каторга.
Дети – тайна, покрытая мраком.
«Я хотела бы жить иначе и быть просто счастливой, как предлагают философы и психологи. Но почему-то не получается. Я просто не могу жить иначе!»
Деловито фыркнув, дорогая иномарка, плавно тронулась с перекрестка. Свободно, с чувством собственного достоинства, обошла других, «мелких», «недостойных».
«Этот мир был неласков ко мне. Но теперь я хозяйка здесь. И теперь мы поквитаемся»

- Может лучше позвоним? - сделал еще одну попытку предостеречь мать от чего-то необдуманного Паша. – А то как-то неудобно
Женщина удивленно посмотрела на сына
- А с каких это пор ты стал таким щепетильным в плане этикета? Что-то я давно не замечала за тобой такого неукоснительного следования приличиям.
Парень прикусил язык, причем в буквальном смысле, чтобы не дать слова ехидному голосу, приготовившему убойную колкость
«Иди вы к черту!» - мысленно ответил всем Пашка. – «решайте сами свои проблемы!»
Указал направление
- Вон площадь, а вон кафе, там они обычно встречаются.
Машина свернула. Мама вежливо ответила – «спасибо». Шаткий мир, до поры, восстановлен.

Но, как бы, ни посылал Пашка всех по указанному адресу. Как бы ни натягивал маску безразличия, войдя в полутемный зал кафе, он постарался, как мог быстрее отыскать взглядом знакомые фигуры. Что в шумной и разноликой толпе было делом не из легких.
Карина и Саша были здесь, они сидели за одним из дальних столиков.
Просто сидели рядом, о чем-то мирно беседовали и Паша мысленно поблагодарил всех святых (или кто там еще есть) за то, что хоть в этот миг его сестра вела себя вполне прилично.
- Вон они – указал он, остановившейся в некотором замешательстве, маме. На всякий случай помахал рукой из-за спины. Девушки заметили, поняли. Карина удивленно, Саша вежливо.
- Мама! Что ты здесь делаешь? – искренне удивилась дочь. Пашка мельтешил позади и почему-то отводил глаза.
- Вот, решили с твоим братом выйти, пройтись - невинно улыбнулась Алла Викторовна, исподволь разглядывая незнакомую подругу, (как-то странно она смотрится рядом с Кариной) – тебя заодно найти, может быть, тоже составишь нам компанию, а то каждый только по своим делам, вместе побыть некогда.
- Ну – девушка неопределенно пожала плечами, посмотрела на вторую.
Саша улыбнулась (?может быть излишне ласково)
- Если бы за мной вот так пришла мама, то я бы ни секунды не сомневалась – негромко произнесла она. Взгляд, наверное, сказал что-то большее, но это «что-то» было ясно, только этим двоим. Легкий, едва заметный укол ревности в сердце женщины - «Как мало я все-таки знаю свою дочь». Карина согласно поднялась.
- Пойдемте – мило улыбнулась. Но Алла Викторовна теперь не спешила
- А может быть и вы с нами? – предложила она, открыто глядя на Александру, и, кажется, зная ответ.
Девушка не отвела глаз, не пошевелилась
- В таком случае, это перестанет быть семейным вечером – негромко, и как-то очень спокойно ответила она.
«Я не ошиблась» - отметила «про себя» женщина, пожелав доброго вечера, пошла к выходу. Пашка и Карина, щипая друг друга, как маленькие, двинулись следом. У самых дверей Карина оглянулась. Саша так и сидела за их столиком. Только теперь расслаблено прислонившись спиной к стене и прикрыв глаза. Тихо вздохнув, девушка вышла в прохладу городского вечера.

- Поужинаем в нашем старом месте? – заведя машину, предложила мама. Посмотрела через зеркало на сына и дочь. Карина рассеянно согласилась, мысленно она явно еще оставалась в том кафе. Паша согласился обреченно, все своим видом показывая – «воля ваша, как скажете, так и будет»
Женщина вывела машину с парковки. Что ж, все так или иначе согласны. Значит, едем ужинать. Не давала покоя незнакомая девушка, и мама решила внести некоторую ясность в это темное дело.
- Что-то я раньше не видела этой твоей подруги – спросила она дочь – откуда эта девушка? Кто она? Чем занимается?
Пашка не удержался
- С кем спит? Что видит во сне? – ехидно вставил он (или тот голос-похабник, никакой жизни от него!).
Карина отвлеклась от созерцания вечернего города, проплывающего за окном автомобиля. И несколько растерянно захлопала длинными ресницами.
Поглядывая через зеркало, мама ждала ответа.
- Это Саша – пожав плечами, ответила, наконец, девушка. – Мы познакомились еще весной, она очень интересная
- Ну, в этом я не сомневаюсь – как о само собой разумеющемся, вставила женщина – а чем занимается эта Саша?
- Учится в универе, работает в рекламном агентстве, она дизайнер
Алла Викторовна помолчала, обдумывая услышанное
- Так какие у вас могут быть с ней общие интересы? – удивилась она
- А почему бы им не быть? – удивилась в свою очередь Карина – по-твоему, я должна общаться только с будущими балеринами из нашей консерваторки?
Мама согласно кивнула
- Конечно. Почему бы нет. Она курит? или мне показалось?
- Курит
- А ты?
- А я нет
Машина остановилась на парковке у красивого здания. Недавно отреставрированное, оно манило рекламными огнями. Лоск, блеск, за которым так и угадывается шуршание денег.
Впрочем, старый вид этого ресторана Карине нравился куда больше, он был ближе ей. Там были очень приятные моменты счастья, о которых сейчас остались только воспоминания. Сюда их любил привозить папа. Он шутил, спорил о чем-то с мамой, это были замечательные вечера спонтанных семейных праздников. Выдуманных смешных поводов, вроде «дня устрицы» или «вечера три четверти луны» …
«Но зачем нам теперь возвращаться сюда?» - не понимала и не хотела понимать Карина – «Зачем мучить себя? Ведь того, что было все равно не вернуть»
И как ответ, на не прозвучавшие мысли она увидела в остановившейся напротив машине отца с его новой женой. Солидный и уже какой-то чужой мужчина с еще более чужой юной девушкой. Побледнев, та смотрела во все глаза. Большие, небесно-голубые. Открытые так широко, по детски…. Они раздражали Карину)))
Два дорогих автомобиля, словно лазерами, жгли друг друга светом фар.
- Вот теперь, наш ужин действительно можно обозвать семейным – мрачно съязвил Пашка. Однако, привычного в последнее время спора не последовало.
- Согласна – в тон сыну произнесла Алла Викторовна. Выжала почти до упора педаль газа, машина сердито заурчала.
- Не стоит, мам – уже более мирно произнес сын, смерил взглядом расстояние, разницу. – Наша тачка крепче, но не стоит.
Зверь в голосе мотора успокоился. Напряжение таяло, оставалась только досада
- Плохая была идея с ужином – не скрывая этого чувства, вздохнула мама – изначально не верная
- Как раз напротив! – живо возразил все тот же Павел – я давно хотел показать вам одно местечко, только повода не было. А раз ты нас всех сегодня собрала… Мам, мы еще здесь?
Женщина рассмеялась. Легко. Свободно. Без камня за спиной и груза на душе.
- Мы уже едем, сын, командуй!
- Тогда вперед!
Машина аккуратно покинула парковку с прошлым и полетела вдаль по блестящему огнями городу на встречу к будущему.
Жизнь, не смотря ни на что, не стоит на месте. Жизнь продолжается.

--------------------------

Привет. Не разбудила?
Нет. – улыбка – я же лунатик. А вот тебе завтра вставать рано….
Карина тихо улыбнулась, сохранила слова в сердце
- Да, Саш, только мне не спится – темно в комнате, тихо в доме. Девушка села на подоконник.
- Как семейный вечер? – вежливо поинтересовалась Саша, сидя на своем подоконнике в той самой коммунальной комнате, что показал им сегодня днем Пашка.
- Нормально. С моим братцем не соскучишься
Саша улыбнулась, вспоминая такого колючего тинэйджера
- Это уж точно – подтвердила она – у тебя замечательный брат – и мысленно добавила «дай Бог, что бы вас никогда не коснулось ничего похожего на наши с Костиком отношения».
Взгляд поднялся до клочка звездного неба, очерченного периметром крыш. Словно Сашка находилась на дне глубочайшего колодца.
- Мама спрашивала про тебя – негромко сказала Карина. С её подоконника был виден тихий парк, освещенный витыми фонарями. Чуть дальше над ним поднимались огни высоток, а над ними уже простиралось бездонное и бесконечное небо. – Спрашивала кто ты, чем занимаешься
- Понятно – так же негромко ответила подруга, эти вопросы вполне естественны после их случайного или не случайного знакомства. – Если она узнает о нас, то будут проблемы.
- Да. Но откуда она сможет знать? – Карина оглянулась на запертую дверь. Тихо.
Саша закурила. Едва заметный дымок потянулся к открытой форточке.
«Карина. Нежное, милое создание. Если принять как истину, что ни чего не происходит случайно. То в чем смысл нашей с тобой встречи?», «Мы принадлежим двум совершенно разным мирам», «А ты так сильно и искренне любишь меня», «За что и зачем, жестокая жизнь свела нас?»
- Я ненавижу телефоны и компьютеры – неожиданно и с чувством, произнесла девушка. – Они обманывают. Они создают иллюзию. Вот вроде ты рядом, а я не могу видеть твоих глаз. Не могу обнять тебя
Саша мягко возразила
- А мне нравится просто слышать твой голос. Знаешь, мне иногда совершенно неважно, что ты говоришь, я иногда даже не сразу разбираю смысл – я просто слушаю твой голос, и мне становится очень хорошо.
- Правда? – просияла Карина – а я думала тебе просто некогда и ты поэтому так невнимательна
- Глупенькая. Я всегда внимательна к тебе. – Саша улыбнулась. В темных глазах её, обращенных к далеким звездам, светилась нежность. – Я очень люблю тебя – очень искренне призналась она.
По щеке Карины скатилась предательская слезинка, пропала где-то в ночи. Сколько раз они говорили друг другу эти слова, но каждый раз они звучат по разному. А еще очень пугают мысли о будущем…
- Не думай о нем – как обычно шепнула Саня – зачем терзаться тем, что может еще измениться сотню раз, тем, что неизвестно никому, а в первую очередь всевозможным провидцам и гадалкам. Живи тем, что есть здесь и сейчас.
- Здесь и сейчас я одна, на пустом подоконнике – грустно улыбнулась Карина
- Я тоже сейчас на подоконнике, значит ты уже не одна – улыбнулась в ответ подруга
- А завтра мы увидимся?
- Мы увидимся сегодня. Ужа два часа ночи.
- Ура! Уже сегодня!
Саша улыбнулась
- Тогда до встречи
- До встречи. Пока… гудки…
Она еще какое-то время смотрела на смешную анимацию на дисплее аппарата, экран погас, ушел в свой ждущий или спящий, или в какой там еще режим. Стало темно. Соседи за стеной тоже как-то незаметно угомонились, и стало тихо. Темно и тихо и свободно…
…расставшись с Максом, она, наконец, а может быть, впервые, почувствовала полную свободу. Никому, ничего не должна, ничем не обязана и не нужна. Странно, но тогда была потребность в таком вот одиночестве. В жизни только для самой себя. И Саша бесстыдно наслаждалась этой жизнью и этой свободой. На этой волне она осуществила давнюю мечту – поступила в университет, нашла яркую и интересную работу, новых знакомых. Она падала с головой в свою запретную любовь и пропадала в ней. Мимолетно, ничего никому не обещая и не ожидая взамен. Так измученный жаждой в долгом пути человек добравшись до воды, пьет и никак не может напиться…
Но все когда-то кончается. Саша успокоилась. Учеба, работа, не частые и ничего не значащие встречи – стали обычным, нормальным укладом жизни. И жизнь не спеша бежала в заданном направлении.
Карина.
С самого первого взгляда она показалась Сашке слишком открытой. Она «сгорала» на сцене и странно, что никто вокруг этого не замечал. Они встретились взглядами, и Сашка поразилась глубине и красоте этих глаз. В них было все - и печаль и радость и любовь и одиночество, в них был странный вопрос, в них жил целый мир. Мир невинной, юной девушки «не такой как все».
Сашка рисовала её, долго о ней думала, вспоминала. Она не мечтала ни о чем большем. Просто любовалась совершенной красотой.
Карина…
Саша видела, что с её новой знакомой происходит что-то странное. Словно та все время спорит сама с собой, противоречит, доказывает или уговаривает.
Саша видела странный и такой знакомый блеск в карих глазах. И она старалась отстраниться, исчезнуть пока эта девушка еще не поняла, что же с ней самой происходит.
«Она успокоится и забудет и все встанет на свои места» - уговаривала Саша себя, видя, как огорчают Карину их слишком короткие встречи, односложные ответы – «Такие отношения не принесут ей ничего хорошего. Только неприятности, хуже того боль разочарования. Она из другого мира и создана для хорошего, обычного счастья. И я другая, я все переживу, а сердце успокоится с кем-нибудь, более подходящим моему миру. Каждому свое, так будет лучше».
Так Саша доказывала себе правильность собственных выводов. Избегала встреч, звонков и sms.
Только встретив Карину в мрачном парке, она поняла на грани какой пропасти стоит эта девушка благодаря её, Сашкиным, лучшим побуждениям. Поняла, что слишком поздно строить теории – все началось в тот миг, когда они впервые встретились взглядами. А теперь уже ничего не изменишь. Эта девушка любит её так сильно и безнадежно, как любят в жизни лишь раз…
«Прости, Карина» - обнимая её сильно-сильно, словно этим пытаясь искупить невольную вину, шептала там, в парке Саша. – «Прости, я думала, пройдет. Я люблю тебя»
Шептала искренне, жарко, но не любя…
«Я не знаю, зачем ты свел нас» - мысленно прошептала девушка сейчас, обращаясь к ночному, звездному небу – «не знаю, зачем ты позволил ей так неосторожно, необдуманно, случайно или не случайно влюбиться. Наверное, все это надо. Наверное, все это записано в какой-нибудь там великой книге. И я не буду больше спорить с тобой, не буду допытываться о тайном смысле. Все приму как есть без слов, без возражений, тихо и послушно. Я лишь молю тебя и умоляю – не дай разбиться её душе. Не играй с ней так жестоко. Лучше разнеси в дребезги то, что осталось от моей души, от моей жизни. Только пусть Она не знает горя и боли. Пусть Она всегда будет счастлива», «Пожалуйста»
Ночной ветер прошуршав осенними листьями, поднял их куда-то вверх.
«Она будет счастлива» - отозвалось эхом ночное небо. Саша улыбнулась ему, как родному. Тихо прошептала «Спасибо»….
-------------------

ФОРУМ сайта НС «ОБО ВСЕМ»…

автор: Наташа Смотреть блог автора
дата: 07-09-2008, в 12:59
тема: случайно
все более-менее серьезные изменения и события в моей жизни были (на мой взгляд) случайны. а как вы считаете, все что с нами происходит, это случайность или все-таки закономерность? т.е. так должно было быть?

ответить на сообщение

автор: Надежда Смотреть блог автора
дата: 07-09-2008, в 13:44
тема: случайно
не думаю, что случайно ВСЁ из того, что происходит. все равно, мало или много, но мы влияем на свою Судьбу. вот пример: в один прекрасный день собралась я на встречу с людьми, которых не знала, знакома только заочно и по телефону. по дороге сломалась машина. казалось бы, что в этом такого хорошего и приятного. но!!! именно в этот день, именно в этом месте я познакомилась с ОЧЕНЬ хорошими людьми. с которыми впоследствии сильно сдружились. вот так живешь, думаешь, что могло бы быть и лучше и только со временем понимаешь, что не будь этой маленькой неприятности, не было бы более важных вещей, встреч.

автор: ЛЁНА Смотреть блог автора
дата: 07-09-2008, в 15:26
тема: случайно
как говрится: 1 раз - случайность, 2 - уже закономерность )))
было бы желание, можно всё свести к закономерности, и наоборот.

автор: Евгений Смотреть блог автора
дата: 07-09-2008, в 18:54
тема: случайно
"Случайности не случайны" (с) Мастер Угвей

автор: Юленька Смотреть блог автора
дата: 08-09-2008, в 12:16
тема: случайно
знаете Наташа, в нашей жизни всё случайно не случайно...т.е. вроде бы случайность, но без каких-то собственных усилий эта случайность прошла бы не заметно....оч интересный вопрос и оч. сложный..
в общем, когда нам подворачивается случай у нас есть 2 варианта либо отреагировать на него,либо нет...
может не оч понятно,но я по другому не умею,к несчастью....

автор: Павла Смотреть блог автора
дата: 08-09-2008, в 12:22
тема: случайно
все что с нами происходит плохое сделали мы сами своими когда-то не очень хорошими поступками... соответственно и о хорошем! ИМХО

автор: Ю. Д. Исакова Смотреть блог автора
дата: 09-09-2008, в 12:50
тема: случайно
Баховским "Ничто не случайно" пронизана моя кровь. То, что называют случайностью или совпадением - имеет причину происхождения.
И при этом я не верю в судьбу как в предопределённость всей жизни. Ну... по крайней мере, мне очень не хотелось бы в это верить.

автор: THE_CAT Смотреть блог автора
дата: 09-09-2008, в 18:28
тема: случайно
случайность - это внезапное проявление неизбежности (с)

автор: Ю. Д. Исакова Смотреть блог автора
дата: 10-09-2008, в 07:31
тема: случайно
THE_CAT, обалденная фраза. Чьё?

автор: THE_CAT Смотреть блог автора
дата: 11-09-2008, в 02:08
тема: случайно
Ю. Д. Исакова,
к сожалению, не мое)
а вообще - хз. где-то когда-то услышала. понравилось. запомнилось.
хотела посмотреть щас, но как-то с ходу не нагуглилось)

автор: Ю. Д. Исакова Смотреть блог автора
дата: 11-09-2008, в 04:44
тема: случайно
THE_CAT, погуглила... похоже, это из народного творчества.
Нашла ещё один почти_шедевр: "Случайность - запасной фонд Господа Бога".
удалить сообщение / редактировать сообщение

автор: Наташа Смотреть блог автора
дата: 12-09-2008, в 20:21
тема: случайно
точно шедевр)))

автор: Дитя_Весны Смотреть блог автора
дата: 15-09-2008, в 22:31
тема: случайно
Всю нашу жизнь можно разложить по цепочке. Как игру в ассоциации, когда от слова "слон" по цепочке ассоциаций можно придти к "табуретке" или ещё чему-нибудь, совершенно, казалось бы, не связанному...

автор: aynaT Смотреть блог автора
дата: 15-09-2008, в 23:20
тема: случайно
знаете, я тоже очень долго ломала себе голову над такими ситуациями. пришла к фатальному выводу:))) раз случается именно ТАК-ИНАЧЕ быть не может (потому как не отмотаешь время назад и ничего не изменишь, если ситуация того требует). потому, вывод: в жизни случайностям НЕТ МЕСТА:)) все так, как должно быть. и это, кстати, очень удобно:))

your connect terminated…….


-----------------
Сотовый телефон пел долго и настойчиво. Пожалуй, даже слишком долго и слишком настойчиво
- Я – не открывая глаз, ответила Сашка, наугад нажав клавишу.
- Ты. Ты конечно еще спишь – очень бодро и насмешливо в самое ушко произнес голос Максима – я так и думал и поэтому решил напомнить заранее, если ты вдруг забыла
- О чем? – изо всех пытаясь покинуть сладкие объятия сна, спросила Саша.
- О том, что мы обедаем вместе, дорогая – Макса явно забавлял сей разговор. Да, он знал, он помнил все её привычки. Не спать ночью, отсыпаться днем при каждом удобном случае.
«он слишком много знал» – выплыла откуда–то из глубин сна киношная фраза. Бодрый голос Макса прогнал её
- Дорогая, у тебя есть еще… (наверное, смотрит на часы), еще сорок минут. Я заеду за тобой.
- Хорошо – выдохнула Саша. Сунула телефон под импровизированную подушку, скрученную из старой куртки. Ещё несколько минут просто лежала с закрытыми глазами. Ждала пока растает последнее дыхание сна. Пока мир вокруг станет более осязаемым, а мысли более четкими.
Вчера ночью, или точнее уже сегодня ближе к утру, где-то в четвертом часу, объявился Костик. Позвонил. Говорил, что он у Немца, что она подставила его (как посредника), требовал вернуть товар и деньги. За просрочку, за моральный ущерб. Тогда Немец готов простить и отпустить с миром.
«Конечно, дарагой» - усмехнулась в ответ Сашка – «а что будем делать с теми чудиками, покупателями?»
На, что Костик злорадно ответил:
«Ты же их кинула, ты и разводи»
«Неа» - ехидно отозвалась девушка – «бабки ты брал, переговоры ты вел, так что они тебя хотят»
Костик грязно сматерился
«Так у вас поэтому любовь не сложилась» - догадался он
«Ага» - все так же ехидно подтвердила Сашка – «помнишь, как там про жадность?»
«Заткнись!» - психанут тот.
Саша «обиделась», отключилась. Он тут же перезвонил снова
«Мне нужен товар и бабки» - зло, но уже вполне владея собой, говорил Костик – «расклад такой. Немец ждет до-завтра, а дальше пи###ц нам обоим. Если думаешь соскочить, то ошибаешься. Он не будет искать тебя, он найдет твою балерину, а там…»
«Тварь» - прошептала Сашка, чувствуя, как кровь ударила в виски. Даже в глазах потемнело.
«Ну, ты меня пОняла!» - усмехнулся тот, что звался когда-то братом и дал отбой.
Саша закрыла глаза, приводя дыхание в норму. «Тихо, тихо, без глупостей» - уговаривала она сама себя – «Карина сейчас дома и сейчас ей ничего не грозит»
…всего одна неосторожная встреча. Карина хотела сделать сюрприз и пришла без звонка. Вместо Саши дома в тот момент оказался только Костик. Он радушно пригласил неожиданную гостью в квартиру, познакомился, хорошо, что Сашка выходила всего на несколько минут за сигаретами…
«Да уж, чего хорошего» - тяжело вздохнула она сегодня. Набрала номер. Не смотря на ранний час, Макс ответил почти сразу, выслушал, вынес решение
«Я вчера встречался по твоему делу, сегодня они еще кое-что пробьют, я с утра им напомню, думаю, часам к двум будет полная ясность. Я понимаю, что время не терпит, но это все, что я могу сделать. Хорошо, встретимся завтра в два»…
Саша легко поднялась, взлохматила короткие волосы, потерла глаза. На сборы есть еще двадцать минут.

Серебристая БМВ уже ждала у парадных. Саша обошла машину, села на переднее сидение, ответила «здравствуй». Поехали.
- Ну вот, сегодня уже лучше – решил пошутить (или не пошутить) Максим, имея ввиду одежду Сашки. Посмотрел, видимо ожидая в ответ колкости, улыбки, хоть чего-нибудь. Но она не ответила, просто привычно пожала плечами. Рассеянно смотрела вперед. Мысли её были далеко отсюда. Вне зоны доступа
Перед выходом звонила Карине.
…ничего не случилось, просто хотела узнать как дела?
«Хорошо. У нас сейчас перерыв, потом еще два часа репетиции, потом обещают отпустить домой. А ты как?»
«Дождись меня в театре» - попросила Сашка, услышала еще одно мило-удивленное «хорошо»
- Костик больше не звонил? – уточнил Макс, решил перейти на деловой тон.
- Нет – не менее серьёзно, ответила девушка, спросила – а у тебя хоть что-то решилось?
Она смотрела спокойно, но Макс чувствовал – нервничает.
«И что-то слишком нервничает» - отметил он «про себя» - «странно»
- Есть кое-что, - ответил он - сейчас к нам подъедет один человек, который непосредственно занимается этим делом…
Сашка привычно чуть прикусила губу. Она не слушала его дальше. Мысли роились в голове. - «Человек, мент, разговоры их и прочая такая лабуда. это долго. Надо что-то думать»
- Что-то изменилось? – догадался Максим, другой причины для Сашкиной «рассеянности» он не видел – не хочешь поделиться?
Его серые глаза смотрели настойчиво, серьезно. Да, он слишком хорошо знал её. Знал, что она не стала бы так нервничать из-за себя или по пустякам. Добавилось действительно что-то из ряда вон.
- Изменилось – негромко, ясно подтвердила девушка. Помолчала, решая, что именно и как именно лучше сказать. Вот только слова сегодня не связывались
– В общем, все по любому должно кончиться сегодня ночью. – Наконец ответила Сашка.
Что-то в её голосе насторожило Макса. Он, зачем-то уточнил:
- По любому?
Она кивнула.
- Именно. – Она уже все решила для себя. Решила сейчас, сию минуту, пока ехали. И это спокойствие насторожило Максима еще больше. Но, не спрашивая более ни о чем, он припарковал машину у небольшого кафе. Вышли. Аукнула сигнализация.
- О, а вот и наш человек – увидев знакомого, поздоровался мужчина, представил его девушке – знакомься, Владимир
- Саша – серьезно ответила она. Быстрый, оценивающий взгляд.
- Пойдёмте - Макс пригласил всех в кафе – там и поговорим.
Пара молчаливо согласилась. Лакированные двери, радушно распахнулись перед новыми посетителями.
Вот только обед оказался тяжеловат. В особенности почему-то для Макса. За все время разговора он не раз пытался вклиниться, доказать Сашке, что такие дела не делаются быстро. Что такое разработка и прочие хитрости.
«Да мне по барабану ваши разработки!» - теряя терпение, отвечала она – «я сдаю вам их всех оптом, но только сегодня. Других вариантов нет. Думайте сейчас»
Владимир что-то думал, прикидывал, не соглашался, названивал куда-то, потом попросил еще час и смылся, предварительно сохранив Сашкин номер в памяти своего мобильника. После его ухода девушка тоже засобиралась
«А ты куда торопишься?» - удивился Макс
«Есть еще одно дело» - уклончиво ответила она, в сотый раз посмотрела на часы
«Может подвезти?» - предложил он. Сашка посмотрела, в раздумье, покусывая губы, потом согласилась. Пока ехали молчала или отвечала односложно, разговор не клеился.
«Ладно. До встречи» - махнула на прощанье рукой – «спасибо»
«Еще вроде не за что пока» - ответил он, словно пытаясь удержать её словами еще хоть на минуту. Словно вот сейчас что-то важное ускользнет и потеряется навсегда…
Саша оглянулась на ходу, улыбнулась
«Есть за что, Макс. Спасибо»
Он кивнул. Не поймал. Проводил взглядом. Поехал дальше.
Алла Викторовна задумчиво смотрела вслед удаляющейся фигуре из окна своей машины. Ни Сашка, ни Макс, конечно же, не заметили её, не видели, не знали.
Женщина не спеша взяла телефон, набрала номер дочери
«Да, мам» - почти сразу ответила Карина
«Привет», «Я тут случайно рядом оказалась» «Ты скоро домой?»
«Нет, у нас еще целый час репетиция» «Я вот только на пару минут в уборную забежала»
«Понятно» «Ну ладно» «Пока»
Однако, сложив мобильник, Алла Викторовна не торопилась уезжать. Напротив, подождав минут пятнадцать, она вышла из машины и, миновав парк, вошла в здание театра. На сцене шла репетиция, только другой труппы. Те, с кем репетировала Карина, оказывается уже минут пятнадцать, как закончили. На вопрос «А где же, собственно говоря, сама Карина?» отвечали, что, скорее всего уже ушла, если нет в уборной. В этой самой комнате её не оказалось. Мобильный отвечал голосом робота о том, что аппарат…
«Ну, ладно» - сказала себе Алла Викторовна и решительно покинула театр. – «Встретимся дома!»

В темной, верхней ложе звуки оркестра, долетая, путались с неожиданным жарким дыханием. Замирали, поражаясь страсти, таяли и тихо падали вниз…
Саша слегка опоздала, она встретила Карину уже в фойе. Прошла мимо, словно не замечая, поднялась по широкой, мраморной лестнице. Снизу донеслись слова – «Ой, я телефон забыла, идите, догоню».- Прибавила шаг. На этаже никого не было, но она устремилась дальше, выше. А потом, притаившись, из-за угла поймала спешащую следом подругу.
- Саша … - вздохнула от неожиданности Карина, теряя голову, забывая обо всем на свете, сходя с ума от своего неожиданного счастья – Саня…
Не давая отдышаться, она увлекла её за собой в темноту пустой ложи. Стремительно, осторожно. Слушая, как с губ Карины слетает её имя, целовала жарко. Любила, ласкала жадно, нежно, страстно. До боли кусая свои губы, чтобы не закричать, пропала с головой в безумии наслаждения.
Нежность! Такая странная
Как будто сама по себе
Многоликая, тысячегранная
Дыханием по спине
Бликами, танцем, шёпотом
Омутом и объятием
Без мысли – «А что потом?»
Под ливнем промокшим платьем
Переполняет вены
Перекрывает воздух
Перед собой на колени
Ставит и дарит звезды
Плавит, пьянит, пленяет
Восхищает шелковой властью
Вдруг исчезает… и оставляет
Наедине со Страстью!...

Счастливые и обессиленные, они сидели в темной ложе. Дыхание успокаивалось. Сознание реальности постепенно возвращалось.
Обняв Карину за плечи, Саша смотрела вниз. Туда, где на сцене кружились невесомые светлые фигуры балерин. Такие хрупкие, такие нежные.
Карина, прикрыв глаза, положила голову на плечо подруги.
Еще немножечко…. Еще чуть-чуть и время побежит дальше. А сейчас пусть сделает маленькую паузу…

------------------------------------


Взявшись за руки, две девушки не спеша, шли по усыпанной желтыми листьями, аллее театрального парка. Две студентки, две подружки – они ничем не отличались от остальных, что шагали рядом и навстречу. О чем-то говорили негромко, меж собой. Лучи осеннего солнца золотили распущенные по плечам, каштановые волосы той, что была чуть ниже. Играли в светлых волосах той, что была чуть выше. Говорила в основном она, или точнее – уговаривала. Вторая не соглашалась, пыталась спорить.…
Сердце Аллы Викторовны вдруг сжалось так сильно, что даже дыхание перехватило. «Карина, девочка моя!» - стучало в висках негодование - «что же это делается? Она не заставит тебя! Это кошмар! я не позволю!»
Не таясь больше, женщина стремительно шла вперед. Боясь не успеть, она окликнула дочь. Тревожный голос взметнулся ввысь, к желтым кронам. Девушки оглянулись, остановились.
- Отойди от неё! Слышишь? – гневно говорила Алла Викторовна, унимая дыхание. Она уже рядом, последние шаги
- Мама? – удивленно отступила Карина – ты что? Это же Саша!
- Саша? – сгорала от негодования женщина – а что она, он хочет, этот Саша? Ты не догадываешься?! Вот уж не думала…
Добравшись, она буквально вырвала дочь из цепких лап чужого существа. Руки девушек, наконец, разомкнулись
- Мама! – на грани слез кричала Карина. Она не видела любопытных взглядов прохожих, она не видела ни чего, кроме темных глаз подруги
«Не надо, Карин, так будет лучше» - говорили они…
- Пошла прочь! – доносился гневный голос матери…
Мир ослеп и оглох. Она уходила вдаль. По желтым листьям, в лучи солнца.
Карину уносил дорогой автомобиль в правильную реальность.
А две души, потерявшись, остались в клетке ветвей облетевших деревьев парка. И не вместе и не врозь. В одном мире. Две разные жизни.
Жизнь – на заклание другим,
Где просто быть собой самим
Не всем позволенная роскошь
Где за ошибки бьют наотмашь
Не по лицу, а прямо в сердце,
Где чулан за каждой дверцей,
Где страшно думать о «потом»,
Где прячут слезы под дождем,
Где верят только тишине
И топят истину в вине.

Сашка стремительно шла вперед сквозь город, лишь изредка нервно смахивая предательские блестки с ресниц. Так действительно будет лучше… но почему же тогда так тоскливо на душе? Так смертельно тоскливо… впрочем, она бросила взгляд на часы, бесстрастно отсчитывающие песчинки времени, осталось уже совсем немного и кончится всё. Достойно, спокойно и, наверное, даже, со смыслом. Хотя, какой может быть смысл в русской рулетке? Смертельная игра, да и только. Тому же, кому смерть не страшна, игра эта уже столь интересна.
«Да, к великому сожалению» - молча, признала Александра…

--------------------------

Отпылав закатом, солнце нехотя свалилось куда-то за крыши домов. В окнах зажигался свет, сновали машины и трамваи. Все как обычно. Так было вчера и так будет завтра. Если только оно будет – это завтра…
Пашка вышел в кухню. Где, не зажигая света, у окна стояла его мама. Усталая, красивая женщина. Она дала жизнь ему и его сестре. Она сама жила для них, а теперь она просто растерялась. В считанные минуты мир перевернулся с ног на голову. Все оказалось совсем не так, как она думала.
«Как это понять? Как пережить?» - В наступающих сумерках серые глаза женщины казались почти черными.
Пашка остановился рядом. Улыбнулся совсем как взрослый, совсем как мама
Она тихо вздохнула. Взгляд вновь упал на вечерний город за окном. Вопросы, ответы…
«Ты знал?» - тихо спросил её голос.
«Знал» - тихо отозвался голос сына
Мама опустила глаза
«А почему мне ничего не сказал?» «Или ты считаешь правильным то, что они делают?»
Сын не ответил. Он молча стоял рядом. Он не знал, как соединить эти разные миры – его мир, мир Карины, мир Аллы Викторовны, мир мамы. Параллельные составляющие единого целого. Они все по-своему верны и правильны, но почему-то сейчас никак не сходятся.
«Может быть, я просто морально устарела, раз никак не могу понять вас, своих детей, жителей нового времени», «Может быть, таким как я, уже нет места в этом времени и мы просто вымрем, как мамонты», «Но, как же семья?»
- Нет, мам, дело вовсе не в семье, не в мамонтах и не в современности. Просто жизнь вообще странная штука. Я не стану никого винить, как не стану и искать оправдание. Я просто знаю, что Карина очень счастлива с Сашкой. Знаю, что это не каприз, не дурацкая мода. Это её чувства. И вы обе правы…
Женщина устало улыбнулась. Обняла сына за плечи. Коснулась своей головой его головы
- Да ты у меня философ – тихо, с улыбкой, шепнула она. – У меня необычные дети. И я очень их люблю.
- А они очень любят тебя – непривычно серьезно ответил Павел.

---------------------------

В условленное время Сашка подходила к условленному месту. Давно уже стемнело. К вечеру небо затянулось тучами, и теперь не было видно даже звезд. Только мутная, темная мгла вверху. Старый парк скрывал огни высоток. Фонари через один. Подставив лицо поднимающемуся ветру, Саша не спеша шла вперед. Курила.
Она была спокойна как никогда. Спокойно поздоровалась с подошедшей темной четверкой парней.
- Принесла? – первым делом поинтересовался Костик. Остальные окружили молчаливым, угрожающим кольцом. Девушка согласно кивнула.
- Лови – описав несложную дугу, ключ приземлился в ладони брата. – теперь звони Немцу, код скажу только ему.
Парень хмыкнул. Воровато огляделся. Как-то очень уж медленно достал из кармана сотовый телефон, набрал номер, передал сестре.
- Здравствуй, дарагой – негромко произнесла девушка, заслышав из трубки чужой голос – жд вокзал, номер ячейки на ключе, код пять восьмерок.
Послушав хозяина, Костик сложил мобильник в карман, опять зачем-то оглянулся, затем перевел взгляд на «своих»
- Надо кончать её здесь – сказал тот, что был справа, чем-то глухо звякнул в темноте. Цепь?
- Надо проверить сначала товар – засомневался тот, что был братом
- Немец сказал сразу – отрезал «правый» и угрожающе двинулся вперед. Его успокоила шальная пуля. Двое других из компании Костика оказались проворнее, но появившаяся из темноты компания брала большинством Завязалась драка без правил и без права на жизнь.
- Это чудики – покупатели – догадалась Сашка. Она стояла странно спокойная посреди бушующего беспредела – так ты продал меня еще и им…
Костик не ответил, он был занят переговорами. Он оглянулся на сестру, лишь услышав чей-то злобный крик «менты!»
В темноте сложно было разобрать, но по звукам стало понятно, что в драку вступила третья сила. И понятно, что победа будет на её стороне
- Так, значит – цинично хмыкнул парень, смачно плюнул в сторону, достал из-за пазухи что-то темное. Но выстрела не последовало. Костика оглушил неожиданный и сильный удар. Последнее, что он помнил, это смутный, удаляющийся силуэт сестры. Все

--------------------------------

В серый предрассветный час Сашка шла по пустынным улицам города. Все позади и надо бы радоваться, но почему тогда в душе щемящая пустота? Словно не осталось больше в мире ничего. Только это серое, холодное утро. Осеняя сырость, да свинцовое небо…
Осталась еще я. Только зачем?
Зачем-то она задержалась у парадных и уже собиралась уходить прочь, когда из дверей вышла не высокая девушка в светлом пальто, с длинными, каштановыми волосами и мягким, карим взглядом. Вышла. Остановилась.
Не веря глазам, Сашка стояла и не решалась даже дышать, чтобы не спугнуть видение
- Привет - несмело улыбнулась Карина, совсем как тогда, еще в самом начале – я вот…
Она пожала плечами, не зная, что сказать далее
Сашка отчаянным движением взлохматила свои короткие волосы и счастливо улыбнулась
- Карина – шепнула она, видя как серый мир стремительно меняет цвета, и наполняется красками. Странными, неведомыми и необычными.
Мир наполняется смыслом
Как же я рада тебя видеть…