LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Сборник лирики №1
http://lesboss.ru/articles/41876/1/Naidiee-eedeee-1/Nodaieoa1.html
Сборник лирики
 
От Сборник лирики
Опубликовано в 12/05/2012
 
Первый

1


Айна Ким



http://lesboss.ru/authors/836/%C0%E9%ED%E0-%CA%E8%EC

 

 

Баллада о бабочке

 

Столько лет, как немощен и сед

Посреди безликой кутерьмы

Выводил я бабочек на свет –

Тонкий свет из непроглядной тьмы.

Маленькие нежные тельца

Задыхались в пролесках травы

Заходились юные сердца

Страстью о безбрежье синевы  -

Леденящий ток касался лиц,

Тел, сердец –

Они тонули в сне,

И в бессиьльи опадали ниц,

Не дождавшись вести о весне.

Вечный холод так бы их и крал,

И одолевал безумный мрак,

Если бы…я их не подбирал,

И к себе не прятал на чердак.

Трепетную шёлковую нить

Я в ладонях согревал своих,

Движимый желаньем сохранить,

А затем пустить на волю их.

Кокона поблёскивал овал

В бледном свете тонких белых свеч,

Ежели я их не целовал –

То с одной лишь мыслью – уберечь.

В зимних вьюгах проходили дни,

Ветром злым срывая стоны крыш,

А в коморке маленькой – они

Погружались в свет, тепло и тишь,

А когда под злобный вой пурги

Не спалось мне так, что хоть кричи –

Я боялся, что мои шаги

Растервожат их покой в ночи.

А потом – влетела в мир весна,

Створки окон распахнув крылом,

И они, очнувшись ото сна,

Возродившись, покидали дом.

Шли года, как бусин череда,

Временем насажанных на нить,

Всё бы было вечно, как всегда,

Только в песне слов не изменить,

И однажды, на закате дней,

Что судьбой простужены насквозь,

С самым светлым в мире счастьем –с НЕЙ

Мне соприкоснуться довелось,

Я когда её в ладони брал,

Чтоб сберечь от холода и бед,

Дух мой тихой дрожью замирал,

А в глазах стоял туманный свет,

А когда её на свой чердак,

Я принёс, чтоб отогреть скорей,

Тот же свет увёл из комнат мрак,

И прогнал печаль с души моей.

И зима мне больше – не зима,

И метель мне больше – не метель,

И как быдто праведность сама

В моё сердце распахнула дверь…

Чай холодный – будто бы вино,

Каша – словно царственный  обед,

Видит Бог, я так не жил давно,

С самых-самых юных жизни лет!

Каждый день, как только солнца свет

Достигал чердачного окна,

Я бежал по лестнице наверх,

Чтоб увидеть, как же там она,

И когда сквозь шёлковый овал

Грезился мне радужный огонь,

Я не удержавшись, целовал,

Тот огонь, и брал его в ладонь.

Зимние заканчивались дни,

Ясные, как будто бы во сне,

Птицы прилетали, и они

Приносили песню о весне,

И однажды, только ночь ушла,

И забрезжил в комнате рассвет –

Распахнулись дивные крыла,

Коим в мире этом равных нет:

Я смотрел, как в радужной пыльце

Заиграл бриллиантом каждый блик,

А в её задумчивом лице

Будто Бога проявился лик,

И  - грозой взорвалась тишина,

Взглядом в бездну неба поманив,

В миг, когда я понял, что ОНА –

То, к чему я шёл все эти дни,

Что всю жизнь, с тех самых юных лет,

В коих память не считала дней,

Выводил я бабочек на свет,

Только чтоб соприкоснуться с НЕЙ.

Отраженье дивного огня,

То, что Дух с рождения хранит –

Село на ладони у меня

И в глаза мои сейчас глядит.

Знал ли я, как тяжела тоска?

Знали ли я, что в жизни значит страсть?!

Как приставить дуло у виска…

Как в мольбе пред господом упасть  -

Тщетно всё – сгорают звёзд огни,

И зарёю солнце поутру

Лишь проснётся – смолкнут мои дни,

Улетит она – и я умру…

 

 

Я знаю, надо быть неосторожной…

 

Я знаю, надо быть неосторожной,

Спонтанной, необузданной в желаньях,

Упрямой, страстной, дерзкой, невозможной,

Рыдающей при долгих расставаньях,

Привязанной к любви и сожаленью,

Поверженной, измученной, забитой,

Пытаясь быть, подвластно устремленью

Любимой кем-то и не позабытой,

Как лето жаркой, ветреной как ветер,

Как солнце заходящее прощальной,

И, как почти все женщины на свете,

Днём радостной, а по ночам печальной,

Жить коротко и не в ладу с часами,

Пытаясь притворяться шаловливой,

Вставать с утра с потухшими глазами,

Всех заверяя, что была счастливой,

Порою быть не в меру многоликой,

Чтоб у уголке, свернувшись на диване,

Пол жизни коротать напару с книгой,

Себя купая в собственном обмане,

Затем, чтоб снова, окунувшись в город,

Пройтись походкой гордой, одиноко,

Стараясь  вызывать звериный голод

У тех красавцев, что глядят из окон,

Чтобы в один из дней, будь он неладен,

Вконец порвав с устоями морали,

Махнув на всё рукой, тонуть в усладе

Тех рук(почти чужих), что приласкали…

Я знаю, надо быть неосторожной,

Кивнув в ответ: мол, Мир неосторожен,

Пытаться всё простить себе, что можно,

И что нельзя, простить пытаться тоже.

И, отвернувшись от всего святого,

Поддавшись искушенью в Мире этом,

Зажмурившись, страшась пережитого,

Как зверь внезапно жмурится от света,

Перечеркнуть небесную дорогу,

Вкушая плод Эдемовского Сада,

И наслаждаться…так угодно Богу…

Но только почему-то мне не надо…

 

 

Мне ничего от Вас не нужно…

 

Берётесь осудить – пойму:

Внезапно, полуночным бредом

Сама не знаю, почему

Слова бегут за Вами следом.

Я понимаю, что нельзя

И что порыв мой узнаваем,

Ведь столько призраков, скользя,

Как тени следуют за Вами.

И спорят все наперебой,

И надрываются натужно…

Позвольте мне побыть собой –

Мне ничего от Вас не нужно.

 

Они  - как пчёлы, как ужи,

Они – как символы неволи,

Им надо переспать, «пожить»,

Они не знают Вашей боли,

И каждая – « в последний раз»,

И каждый – «чтоб навек запомнить»,

Они из взоров и из фраз,

Им надо полонить и полнить,

Томить неволей, приручать,

Шуметь нелепо и  досужно –

Позвольте мне при Вас молчать –

Мне ничего от Вас не нужно.

 

Простите мне мои слова,

Что ими душу открываю,

И я, наверно, не права,

Но я в молчаньи замираю,

И если это сон, то я

Желаю дольше не проснуться,

Чтоб восхищенья не тая,

К ладони Вашей прикоснуться,

Коснуться взглядом и – сгореть,

И в том огне не усомниться,

И перед Вами замереть,

Смиренно опустив ресницы,

Как отступает пред весной

Понурый сумрак ночи вьюжной…

Вам хочется побыть одной? –

Мне ничего от Вас не нужно…

 

Я отпускаю, уходя,

И быть окликнутой мечтая,

Дрожу, как лунный свет дождя,

Что скрыт в порывах ночи мая,

Как он, лишь трепетом дышу,

В ночи предвосхитясь луною,

У  Вас прощения прошу

За всё, написанное мною.

 

Мне есть, из-за чего краснеть,

И гнева Вашего страшиться:

Я не должна была посметь,

Я не должна была решиться

Стихами свет души пронзать

Кто я? И мы едва знакомы

Но всё ж позвольте мне сказать

Слова, что никому другому

Не говорила до сих пор

Так скоро, так самозабвенно,

Я Ваш заслуженный укор

Приму достойно и смиренно,

Но если я могу просить –

Прошу  - ничтожна и послушна –

Позвольте просто Вас любить –

Мне ничего от  Вас не нужно…

 

 




Анна Версова



http://lesboss.ru/authors/2404/%C0%ED%ED%E0-%C2%E5%F0%F1%EE%E2%E0

 

 

Анастасия

 

Мама, как больно и страшно!

И этот ужасный свист!

День отлетел вчерашний-

Жалкий пробитый лист.

Где же колонные залы?

И поклоненье толпы?

Мама, а мы не знали

Обличий у Сатаны...

За что нам все эти муки?

Я все, что хотите отдам!

Прошу, опустите руки

К чернеющим кобурам!

Стоны, а не проклятья...

На стенах кровавый узор...

Мама! Спасли нас платья!

И Господа ласковый взо............

 

 

Я снова исправлю…

 

Своею рукою готовила смерть.

До крайности дико и как-то нелепо.

Все вышло случайно.И страшно теперь.

Любовь убиваю бездушно и слепо.



Зачем эта тяжесть ненужных обид?

Твои ли грехи со своими мешаю?

Но только увижу, и кровь закипит,

Из серого пепла тебя воскрешаю.



Не грусть и не жалость...Черна пустота.

Твой образ вдали непонятен и ярок.

В другие владенья твоя красота.

В чужие ладони любимый подарок.



И снова, и снова к началу пути.

И что нам сияет? Святая разлука.

Но как стороной эту боль обойти?

Незримою тенью. Без крика.Без стука.



Но все же цепляюсь за тонкую нить.

Меж нами натянута шелковой сталью.

Не выжечь. Не сплавить. И не разлучить.

И я попытаюсь...Я снова исправлю...

 

 

Как просто все…

 

Как просто все,

Когда со мной ты рядом.

Наперекор всему тебя держу.

Как просто все...

Тебя, лаская взглядом

Я словно в первый дикий раз дрожу.

Как странно все,

Когда с тобой в разлуке.

Неясен мир и воздух нехорош.

Как странно все...

Тяну к тебе я руки,

Сквозь сны и дождь, и пелену порош.

Как ясно все,

Когда тебя целую.

Мы - день и ночь. Две грани. Две мечты.

Как ясно все.

В одну строку сложу я

Две половинки, но одной судьбы.

 

 



Анна Sckimen



http://lesboss.ru/authors/3648/%C0%ED%ED%E0-Sckimen

 

 

Странник



В края иные двигаюсь упрямо,

От дома прочь душа устремлена.

Чтоб с изумленьем вещего Адама

Там нарекать народам имена.

Взглянуть кругом по-новому, впервые,

По-детски ясно, просто, глубоко,

Как дремлют горы, темно-голубые,

Над ними - месяц, словно молоко.

И город белый в этом лунном свете -

Весь в серебре, как бы из юных грез.

И плащ расшит у матушки-планеты -

На синем фоне - мириады звезд.

Их много там, во области заочной.

То маяки зовут издалека.

Плывет Земля, и облачные клочья

Волнами бьют усталые бока.

Плывет Земля в воздушном океане -

Наш пароход с огнями на борту.

В каком порту неведомом пристанет?

Куда с нее навеки я сойду?





Стокгольм



Морозен воздух. Зимний город дремлет,

И корабли застыли среди льдин.

Лишь крики чаек будоражат землю,

Где я брожу по улицам один.

Зачем приехал, догадайтесь сами,

На много дней оставив отчий кров.

Увидеть Нильса с дикими гусями

Между грядами серых облаков.

По-шведски я не ведаю ни слова.

И потому восторгами объят.

Так видят дети все на свете новым,

Пока они еще не говорят.

Искрится иней на стволах орудий,

Угрозой дышит боевая медь.

Но этих пушек не боятся люди,

И этим ядрам некуда лететь.

Тут двести лет спокойствие разлито,

И на просторах веет благодать.

А медный лев на тумбе из гранита

Совсем не хочет когти выпускать.

Я отдохну под сводами собора.

Поет молитвы набожный народ.

Но не в слезах, смятении и горе,

Им вера душу никому не рвет.

- Как до причала тут добраться мне бы?

Ты укажи, прохожий, поскорей.

Он взор подымет, и кусочек неба

Из-под белесых выглянет бровей.

 

 

Покров

 

К окну прилип кленовый лист,

Звенит стекло, и ветра свист –

Зимы предтеча.

Разлита в воздухе печаль,

Дождем смывает пастораль,

И никнут плечи…

Вздыхает влажная земля,

Желтеют в ризах тополя,

Слетела нега

С роскошных спутанных ветвей.

Где пел весною соловей -

Там хлопья снега.

Вдруг повалил он и закрыл

Своим размахом белых крыл

Над нами просинь.

Как будто занавес упал,

Замолкли танцы, кончен бал,

Уходит осень…

Чехлом окутан весь помост,

Похоже на Великий пост.

Клочок афиши

Оторван вихрем от столба,

Снежинку чувствует губа,

И стало тише…

В молочном свете фонаря,

Чудесно в воздухе паря,

Летят пушинки

И, обжигая хладом вдруг,

Ложатся плавно, а вокруг –

Как на картинке

Из датской сказки, где зима

Свои ломает терема

Пред детской верой,

Где мчался северный олень,

И был тягуче долгий день

Туманно серый…

Пустеют улицы везде

В семейном спрятаться гнезде

Скорей желаем,

На кухне сесть под абажур

Средь близких родственных фигур

С горячим чаем.

 

 



Аня Гловацкая



http://lesboss.ru/authors/1243/%C0%ED%FF-%C3%EB%EE%E2%E0%F6%EA%E0%FF

 


 



Памяти Маяковского

 



"Я вам только головы пальцем

трону

И у вас вырастут губы

для огромных поцелуев,

И язык, понятный всем

народам"

 

Стемнело. Небу не спалось.

Большая тень в окне высоком

Сутулится...

И лампы раскаленный гвоздь,

Больное, режущее око,

Рисует нестерпимым острием

Печальный контур,

Черный, как разлука,

Бездонной боли

каменный

излом;

Лоб и рука... Ни оклика,

ни стука.

 

Спит город,

Днем прожитым горд,

Бессонен лампы свет,

Как сердца вещий стук - в сердца,

И в темноте -

Такое море красок!

И в тишине -

Такая буря звуков!..

 

Спит город, одержим

тягучим сном

слепца.

 

К погасшему окошку

Тополь

тянет

руку

остановить глухой толчок

свинца.

 

 



                                              Конец апреля, праздники, дожди



 

                                                Конец апреля,  праздники, дожди,

                                                Я выйду на порог простоволосой.

                                                Чтоб капли влаги жалили, как осы,

                                                И вновь открыли все, что впереди.

 

                                            Жизнь-колесо сошло с рельс, покатилось,

                                            Вприпрыжку мчит в предсказанный кювет.

                                                 И на  вопрос - неданный мне ответ,

                                                  Что все хорошее давно случилось.

 

                                                 Лимит исчерпан,  жизнь не прожита.

                                                 Механик гонит пленку вновь по кругу.

                                                 Все те же грабли, та же помощь друга....

                                                     Все та же предпоследняя черта...

 

                                                   Уснуть хочу, не видя снов ни кадра,

                                                     Остановиться  точкой навсегда,

                                                      Но снова с неба  падает вода.

                                                  О чем таким, как я, молиться, падре?..

 

                                               Жизнь катится. Без станций, до конечной,

                                                  Ни спрыгнуть, ни сойти, пора платить.

                                                  Бессмысленно шептать "устала быть".

                                                 Все катится. Похоже, прямо в вечность.

 

 

 



Виола Нелидова



http://lesboss.ru/authors/1947/%C2%E8%EE%EB%E0-%CD%E5%EB%E8%E4%EE%E2%E0

 


 



Хочешь, я подарю тебе

 



Чем измерить печаль и безбрежность

Недоступной далекой мечты?

Хочешь, я подарю тебе нежность, -

Ту, что можешь понять только ты?



Ночь зажжет нам венчальные свечи,

И к звезде прикоснувшись на миг,

Я увижу, как в зеркале встречи

Исчезает мой черный двойник.



Я сниму одиночества маску

И забуду все темные сны.

Хочешь, я подарю тебе сказку

О сияющем царстве Луны?



И вдвоем за серебряной дверцей

Мы увидим влюбленности свет.

Хочешь, я подарю тебе сердце, -

То, что ждало тебя столько лет?



Нас окутает в пору ненастья

Тихой ласки изысканный мех.

Хочешь, я подарю тебе счастье

И звенящий безудержный смех?



Мы познаем восторг обладанья,

Ощутив безграничную власть

Опьяняющей силы желанья...

Хочешь, я подарю тебе страсть, -



Этот внутренний жар и сплетенье

Иступленно схлестнувшихся тел,

Эту сладкую боль и смятенье

Наших душ, преступивших предел?



И вкусив заповедную сладость

Откровенно податливых губ,

Мы рассыплем искристую радость

В отголосках серебряных труб.



Но решив, что любви нашей лето

Будет длиться века и века,

Мы забудем - в реальности этой

Жизнь - изменчива, страсть - коротка.



И однажды, причудливой тенью

Отражаясь в зеркальных мирах,

Я покину тебя...на мгновенье.

Хочешь, я подарю тебе страх?



Он придет, затаясь у порога,

И посеет в душе исподволь

Ожиданье беды и тревогу...

Хочешь, я подарю тебе боль?



Ты узнаешь, мой друг, ежедневность

Этой боли, стучащей в виски.

Хочешь, я подарю тебе ревность,

Беспокойство и чувство тоски,



Непонятную грусть и усталость,

И пустой, ни о чем разговор,

И неловкую тихую жалость,

Не знакомую нам до сих пор?



И внезапно, - так резко и страшно, -

Упадет с наших глаз пелена.

Отрезвления горькую чашу

Мы осушим с тобою до дна.



И в болоте обыденной прозы

Мы утонем, тропы не найдя.

Хочешь, я подарю тебе слезы,

Бесконечные слезы дождя?



Упованья, мечты, идеалы,

Все исчезнет в потоках воды.

Нам останутся лишь ритуалы

Старой боли да новой беды.



И теряя любовь малодушно

Мы отступим под натиском бед,

Исполняя покорно и скучно

Отчуждения тяжкий обет.



А когда все намеки на чувства

Мы сумеем из сердца изъять,

В совершенстве освоив искусство

Не понять, не простить, потерять, -



Вот тогда, в откровенность играя, -

Так жестоко и так невпопад! -

Мы себя же изгоним из рая...

Хочешь, я подарю тебе ад?



Что за темное страшное место!..

Каждый здесь - и хозяин, и гость.

Здесь мы - врозь, здесь мы больше не вместе.

Хочешь, я подарю тебе злость?



Исхлестаем друг друга цепями

Умирающей горькой любви,

Словно звери, барахтаясь в яме,

Утопая по горло в крови.



И едва отыскав в этом тесном

Лабиринте - доверия твердь,

Упадем в расставания бездну...

Хочешь, я подарю тебе смерть?



Перед ликом распада и тлена

Ощущая холодную дрожь,

Мы запишем в анналах Вселенной

Нашей жизни привычную ложь.



И влача слепоты нашей бремя,

Мы умрем...и воскреснем опять.

Хочешь, я подарю тебе время,

Безмятежно текущее вспять?



Легковесных секунд быстротечность

И бессонные волны песка...

Хочешь, я подарю тебе вечность, -

Ту, что так недоступно близка?



Мы не в силах принять нашу скудость

И не слышим той вечности глас.

Хочешь, я подарю тебе мудрость,

Изначально живущую в нас?



Озаренье протянет нам четки,

И в орнаментах странной резьбы

Мы увидим немыслимо четкий

Сокровенный рисунок судьбы.



Нам откроются тайны движенья

Темноты, порождающей свет.

Мы познаем закон притяженья

Разобщенных далеких планет.



И любовь неизбывной волною

Смоет острое чувство вины,

Принося нам блаженство покоя,

Отрешенности и тишины...



И тогда, осознав неизбежность

Тех неистовых встреч и разлук,

Я смогу подарить тебе нежность, -

Бесконечную чистую нежность, -

Невесомым касанием рук.

 

 



Прощальное письмо

 



В день, когда я уйду навсегда, будет сладко и тонко пахнуть жасмином.

Это будет обычный будничный день, неприметный, подобный многим.

Мир продолжит вращать скрипящее колесо повседневной рутины

И, забыв обо мне, погрузится в свои рефлексии и монологи.



Ты, конечно, тоже забудешь меня, без сомнения, тоже забудешь,-

Не способно сердце людское скорбеть и печалиться бесконечно.

Ты найдешь кого- то, найдешь непременно, - так устроены люди.

Время - лекарь умелый, оно лечит всех, и тебя оно тоже излечит.



Ну, конечно же, ты поплачешь немного, судьбу свою проклиная,

Может год или два, а может и месяц (такое вполне возможно).

А потом память обо мне - под влиянием скуки, гормонов и мая-

Незаметно отступит во тьму, удалится поступью осторожной.



Это, кстати, не так уж плохо, и я не в обиде на память людскую.

Память - вещь весьма сомнительная и непрочная, ну, а впрочем,

Даже если б смогли мы запомнить всё, состояньем рассудка рискуя,

Есть ли в этом смысл? Ведь и память умрет, когда смерть нам поставит прочерк.



А любовь… Что ж любовь? Это слово придумали люди… Зачем? Я не знаю …

Может быть для того, чтоб избыть свое одиночество и тревогу.

А возможно, затем, чтобы ею открыть врата вожделенного Рая

И на Страшном Суде оправдать свою бестолковую жизнь перед Богом.



Так и бьемся мы тщетно о стёкла Вселенной,- неприкаянных душ мириады,-

И несем ненавистный свой крест, и томимся духовной и прочею жаждой.

Одинокие дети Земли, мы скрываем тоску по теплу за бравадой,

Прикрываемся маской цинизма, отчаянно жаждем чудес… И однажды



Я приду к тебе невидимкою, прикосновеньем безудержно нежным,

Дуновением ветра, весенним дождем, ароматом сирени цветущей.

Ты меня не заметишь, не вспомнишь и не почувствуешь, конечно,

Поглощённая думами об обыденном и о хлебе насущном.



Тем не менее, что-то заставит тебя в этот теплый медлительный вечер

Молча сесть у окна с сигаретой и с чашкой горчайшего кофе «Мокко».

Ты посмотришь на звездное небо, нервно обнимешь себя за плечи,

И, внезапно вздрогнув, скажешь: «Как холодно… Как одиноко…»




 



Мы никогда с тобой не будем вместе

 



Мы никогда с тобой не будем вместе.

Я ухожу, меня зовет дорога.

На черный бархат наших встреч - разлука

Легла, как снег, - печальна и легка.

Мы проиграли обе в этой битве.

И отступая за черту забвенья,

Мы не узнаем, как любовь прекрасна,

Мы не узнаем, как любовь горька.



И не изведав той пьянящей боли,

Тончайшей грусти и такого счастья,

Что каждый миг подобен умиранью, -

Мы не узнаем, как любовь нежна.

Минуя ревность и обиды рифы,

Удачно выжив после шторма гнева,

Мы не узнаем, как любовь опасна,

Мы не узнаем, как любовь страшна.



И в тишине звенящего рассвета, -

На той границе между сном и явью, -

От сладкой боли будет задыхаться

Не наша страсть, сжигая все дотла.

Чужая нежность, осушая слезы,

Чужого сердца ласково коснется,

Но пребывая в темноте печали,

Мы не узнаем, как любовь светла.



А в небесах, в сиянии безмолвья,

Далеких звезд невидимый оркестр

Играет судьбами и созидает Вечность,

Читая звуки с нотного листа.

Но мы не слышим музыки хрустальной.

И укрываясь в подземельях страха,

Мы не узнаем, как любовь прозрачна,

Мы не узнаем, как любовь чиста.



Струится время между наших пальцев.

Все исчезает, даже не возникнув.

И в наших душах, упустивших что-то,

Растет тревога... и сильней тоска.

И расставаясь навсегда, навеки

Теряя то, к чему не прикоснулись,

Мы не узнаем, что любви нет края,

Что мы - бессмертны, и что смерть - близка.

 

 



Екатерина Реджебова



http://lesboss.ru/authors/94/%C5%EA%E0%F2%E5%F0%E8%ED%E0-%D0%E5%E4%E6%E5%E1%EE%E2%E0

 

 


Упали. /Посв. Y/



1).

Полночною птицей - и в утро

Два стона.

Так рвутся

пальцы,

Ломая оковы -

Прощание-встреча

Нездешней усталости:

Мы неземные?

Упали...

 

2).

Сложнее - пахнуть уже вчерашним

И помнить завтра - не быв рождённым,

Но мы - две капли на листьях клёна,

Начало смерти уже неважно.

Почти - пустые, почти - в пустОты

Из раны сладкую память крошим.

За грань рассудка - инстинкт животных:

Ещё живые - спастись не можем.

 

Идти дорогой погибших листьев,

В одной минуте сжигая годы.

Упало солнце. Земные - выси.

И слишком много теперь свободы,

И невозможно теперь - иначе.

От пальцев к пальцам - такие дали,

От сердца к сердцу - клубок печали.

А тени так же стоят и плачут.






Фонарики



Как карманный фонарик сегодня включаем любовь,

Среди тысячи слов не находим знакомый наряд.

(Не)-взволнованный шепот: Ты мной до весны катастроф,

До конечного крика, когда журавли прилетят.



Ты, наверно, устала от этих потрёпанных глаз.

Занавесила душу шаблонами: Милая здесь!

Я не стану молчать, попрошу, обрывая экстаз:

"Заплати мне за ласку, хотя был с тобою не весь."



Мы не станем прощаться. Нет слова тревожней "Прощай".

Ты оставишь (как пошло!) - недавно подаренный зонт...

Я не знаю, зачем на руках остаётся печаль -

Свет последнего солнца, упавшего за горизонт.

 



Мы не устанем, мы не упадём... 



"Мы не устанем, мы не упадём..." -

Глазами одинокого ребёнка

Ты шепчешь мне надорвано и тонко,

И прячешь руки под седым дождём.



Уходишь в ночь размытым силуэтом,

Ссутулив плечи, сдерживая всхлипы.

А я б могла душой своей разбитой

Тебя спасти, укрыв от злого света!



Но я робка... напуганная дура!

Мне б за тобой - ломая все преграды!

Мне б за тобой - растерянной, распятой!

Мне б за тобой!..



А я тушу окурок

В цветочной вазочке своей обиды...

Мне б за тобой - заброшенной, забытой!..



И как упрёк мне песня за окном:

"Мы не устанем... мы не упадём..."

И смотрят в душу беззащитно-тонко

Глаза потерянного мной ребёнка.

 

 



Ипполита Серебряная



http://lesboss.ru/authors/2361/%C8%EF%EF%EE%EB%E8%F2%E0-%D1%E5%F0%E5%E1%F0%FF%ED%E0%FF



 



love off

 



Дерзкая пружинистая безликая,

Скрыв мольбу взгляда челкой,

Подобие зверя дикого,

Не человека.

 

Ищу, рыщу, вторгаюсь, взламываю.

От подвала до крыши в душу к незнакомцам

Руки протягиваю,

Но не беру ни тепла, ни пищи.

 

Подглядываю, завидую, копирую, опошляю.

Нищенка со ступнями грязными. Оставляю следы

На вашем свадебном белом и бледнорозовом

Чумные, заразные.

 

Окатываю холодным душем безумного хохота,

Ласкаю пощечинами приготовленных фраз

И на цыпочках, затаив дыхание,

Тянусь к пустой чаше – испить вашей…

                                                              любви.

 





Дурак. Ноль.

 



В черепе клубок змей-воспоминаний,

Шее тяжело нести свой груз.

Дихотомия разума и

Чувств обрывки дергают конечности,

Как кукловод за нитки.

 

Судорога на лице,

За настроением гримасы не поспеют, то

Сквозь улыбку ярость проступает, то

Плачь – сквозь хохот.

 

Лишь на секунду закулисный мастер объявляется,

Горло не клокочет, голова поднимается. Это

Не второе пришествие, а

Соломинка моя последняя -

                                                   сумасшествие.


 





despire waiting

 



Выгорает, как звезда в ладони,

Осыпается, как столбик пепла,

Погибает в одиночества агонии

Ссора, что минутой раньше крепла.



Дверь входная – пограничье мира.

Мой в стенах, живой – уже снаружи.

Мне никак не выйти из эфира,

Даже кнопку «выкл.» обнаружив.

 

Стены, мягким не обитые напрасно.

Кто считал – четыре? Их десятки

В час, когда движенье неподвластно

Мозгу, сердцу сдавшемуся в прятки.

 

Абонент вне доступа. И ядом

Душу рвет, словно нейлон струны

Я молюсь владеющим и адом,

Чтоб услышать ключ с той стороны.



Есть тире! Но точки бьют досадою.

Пуля в мозг - проблема недозвона.

Жму отбой. Пинаю дверь и падаю

Я в глаза расцветки халцедона…



 

 



Ира Лыкова



http://lesboss.ru/authors/981/%C8%F0%E0-%CB%FB%EA%EE%E2%E0

 



Пью лилии росу... 



Пью лилии росу...

Тягучий мёд из раны...

Истёк любви сосуд,

в избытке -- сок желаний!..



Открою лепесток --

укромно дремлет фея,

дотронешься перстом --

распустится, смелея;



прекрасна в этот миг,

сияет перламутром;

о губы! о язык!

смешались ночь и утро...



Дрожит слегка струна,

мелодия нирваны;

на золоте руна --

тягучий мёд из раны...



Чуть хриплый стон-мольба;

в избытке сок желаний;

слияние -- борьба

и трепет нежной лани...



Свершился сладкий суд,

гортань вздыхает всхлипно;

пью лилии росу --

нектар богов Олимпа!..

 


 



Я родилась такой, как есть.

 



Я родилась такой, как есть,

в себе самой, такой и буду,

здесь и сейчас, всегда и всюду --

душа стремиться, алчет персть,



и вместе создаётся смесь

цикуты, Hennessy и мёда,

короче -- опиум народа:

лекарство, доктор и болезнь...



На стулья все пытаюсь сесть,

(но чаще отдыхаю в луже)

мне все милы -- никто не нужен,

меня ни выплюнуть, ни съесть --



тем более, в один присест!

Я -- фрукт, который выбирает,

что за едок его срывает

на полпути в дремучий лес...



Смешна хула, противна лесть,

стремлюсь горЕ, чтоб видеть шире,

прекрасного так много в мире!

Я родилась такой, как есть.



 



Глаза твои тревожны, словно ветер...

 



Глаза твои тревожны, словно ветер,

метущий ночью листья по бульварам,

прошла бы, пробежала – не заметив,

но сердце словно биться перестало



и, затаив дыхание, открылось

влиянию Сибирского циклона,

и взгляд случайный, словно Божья милость,

дарил тепло, один из миллиона.



Нечаянно, дитя и королева,

записки моих снов перелистала…

Глаза твои тревожны, словно ветер.

А сердце словно биться перестало. 

 



 



Лека Мирова



http://lesboss.ru/authors/1805/%CB%E5%EA%E0-%CC%E8%F0%EE%E2%E0

 


 



Я превращу тебя в воспоминанье

 



Моя рука твою сожмет невольно,

Согреет пальцы легкое дыханье...

Но чтобы вновь не сделать тебе больно,

Я превращу тебя в воспоминанье.



Я превращу тебя в свое виденье,

В отрывки сна, предутреннего бреда,

Я стану просто дымкой, легкой тенью,

Теплом ночным от клетчатого пледа...



И ты меня не вспомнишь мельком даже,

Не позовешь и в спину не окликнешь,

Я стану для тебя чужой пропажей,

Ты очень скоро к этому привыкнешь.



Пусть это будет для меня проклятьем,

Небесной карой, Божьим наказаньем...

Но чтобы вновь тебя не потерять мне,

Я превращу тебя в воспоминанье.

 



Время не лечит


 



Нечет и чёт.

Выпадет нечет.

Время течет,

плавит, калечит,

время не ждет,

дальше уходит,

боль не пройдет

и на исходе.

Время - обман,

только отсрочка,

время - туман,

жирная точка,

время как гвоздь-

в самую мякоть,

призрачный гость...

Время как слякоть,

месиво, кнут,

как выстрел в спину,

наперекрут,

наполовину...



Нечет и чёт.

Выпало нечет.

Время течет.

Плавит. Не лечит.

 


 



либида петрова



http://lesboss.ru/authors/3658/%EB%E8%E1%E8%E4%E0-%EF%E5%F2%F0%EE%E2%E0

 


 



ты

 



Ты меня зовешь собирать камни,

А у меня их горсти в карманах, за пазухой...

Ты меня зовешь дурочкой-девочкой,

И мне мои сорок кажутся мелочью

Ты мне говоришь-жизнь твоя глупая,

Но я продолжаю толочь в ступе

Годы, где дни черные, белые

В один порошок по-даосски серый,

Что может стирать не только время

Но даже Вселенную, даже Вселенную

Всё... кроме тебя...

Ты веришь в конец света?

Я в конец дня



 

 



марта я.



http://lesboss.ru/authors/282/%EC%E0%F0%F2%E0-%FF.



 



лиза клоун и что же мне делать





с огромной нежностью к своему адресату

 - автор.



...а народцу больше хочется все же шоу

чего-то яркого, красочного, большого

чтоб если уж вышел, то и дальше шёл чтоб

а лизе нужно дойти до сути, до самого сердца

лизе хочется прорваться, приоткрыть дверцу

но при этом закончить чуть лучше майора шолто.



а им надо чтоб если пожар, то огнище хлещет

тут они и пива себе возьмут, и вскричат зловеще

вот они хохочут, стоят себе, ну судачат...

лизе не хочется ни смотреть, ни видеть,

лизу так легко зацепить и обидеть,

и что тут сделаешь - не может она иначе.



а им надо, чтобы если вышел, то пел, смешил

чтобы был и профи, да чтоб еще от души

на подмостки ложился навзничь, шарф тек с руки...

лиза скупа на подачки, на ласковые словечки

на фоточки для закачки, на все эти важные вещи

ее глаза ослепительны и горьки.



вот кто-то выходит в красном, а кто-то в черном

кто-то поет, словами кромсает горло

не важно что там по списку - свое, чужое

ее не хватает на шоу по три в неделю,

лиза болеет. снова лежит в постели.

думает: вот еще пять минут, взмах ножом и...



будет им шоу. красочное и большое.

лиза же клоун. лиза умеет шоу.



***

...вот эта вот вода, проваренная с кофе

вот это молоко, вливаемое так

вот эти вот слова, горчащие на вдохе,

слетающие с губ, дарующие такт

и ритм, и свой размер беснующимся утрам

и головосклоненность к твоему плечу...

ты будешь это помнить, когда седой и мудрой

проснешься в одиночестве. я этого хочу.



вот этот стол и пол, и шелест постраничный

читаемых потерь, небесную лазурь

летящую в окно, и облака, и птичек.

истому белых рук и тонкую глазурь

на яблочном пирожном,

и сладость губ моих, упрямство рыжих кос...

ты будешь сохранять так долго, как возможно.

покуда ничего еще не началось,



хочу предупредить о неотступной казни

которая всегда последует за тем,

как ты решишь, что я - наивней и прекрасней

других, и буду лучше тех,

которых ты когда-нибудь любила.

к чему вобще слова, когда кипит душа?

считай или не считай - жизнь не надежней ила,

но в иловом плену ты все же хороша.



ты все решила? что ж, тогда другое дело

тогда беснуйся, плачь, целуйся, горло рви...

в конце концов, сама я этого хотела -

одной твоей любви,

одной твоей любви.



***



....что же мне делать если такая стать-то, если глоточками нежная пьет коньяк, дует на свечи и носит такая платья, что никогда б не одела я?

что еще делать если печать на шее ярче чем в паспорте, штемпеля посиней? ей же не нужно чьих-то там разрешений, чтоб на моих глазах целоваться с ней...

я же пока урывками, по-девчачьи, я на нее упрямо смотрю взахлеб... выпить ее - глотнуть настоящей чачи, тронуть ее - обжечься о хладный лоб.

мимо, все мимо, походкою лебединой, нежностью соколиной под взмах крыла. знать ее - значит сделаться непобедимой, тоньше, но и жесточее, чем скала.

значит свиваться густо морским узором, рябью за волнорезами у кормы дать ей значок: закончены разговоры. с этого шага мы - означает мы.



липкость пространства летнего затянула. горло ангиной вспорото неспроста. встать под ее сомнения караулом, чьи-то каракули тихо считать с листа

и убедить, утешить и убаюкать, дать потерять уверенность и как тать - в сны ее под легчайшей шелковой юбкой втечь или безмятежностью прорастать?

что же тут сделаешь, если такие ступни, пальцы как куст коралий - длинны, точны. хочешь - люби ее, хочешь - пойди и стукни, и огорошь, и выпусти из страны,

выпусти из горсти как голубку в небо, выстрели как разряженный автомат... воздух разрежен. не дышится. мне бы, мне бы - что? я не знаю уже сама.

что же еще мне делать, мой старый боже, выслушавший и большее за три дня? терпкая нежность. тихий мороз по коже. боже мой, сбереги ее от меня.



***



...и что мне делать, кроме как смотреть и сглатывать комок, стоящий в горле

и удивляться нежности, которой еще осталось время догореть...

а что мне делать, кроме как дышать размеренно, легко или надрывно,

размазывая небо над обрывом, на пальчиках отважно повисать.

ведь в сущности она простой мираж, упрямое привычное созвучье

и боль - но как? другой ее получит! - не более чем глупость или блажь

не более чем ласка в пустоту, к стене припав - горячие объятья

да - пьет коньяк, да, может, носит платья, но все же - не она. и ждет не ту.

а мне что делать? умирать от не... и снова, и опять молчать об этом!

ворона, растащи мои секреты, они в руке растают как и снег

и сил хранить их нету никаких. я не хочу ни плакать, ни смеяться.

моя судьба - скитальцы и паяцы. запястий ломаных язык ужасно тих...

мой сумасшедший божий инженю... конечно же не мой. прости, забылась.

не нужно мне ни города, ни тыла: я боле головы не преклоню -

бегу. уже неважно ни - куда, ни - с кем, ни - от кого... прости? прощаю,

я это встречу помнить обещаю, хотя не обещаю, что всегда.

и что мне делать? а ответ - бежать, часы уже давно пробили полночь

и туфелька потеряна и.... помнишь? стоять на лестнице и теребить пиджак,

манжеты, рукава, затылок - гладить, ладонью нарываясь на иглу...

я застываю статуей в углу. бежать уж поздно. и чего бы ради?

я золушкою на чужом балу была, и вряд ли принц меня приметил.

вороны, утащи и взгляды эти, и губы, и запястья, все дела.

а я останусь молча остывать, додумывать, докуривать покуда,

долечивать проклятую простуду и тихо-тихо сына целовать.

 

 


 



Маша Юко



http://lesboss.ru/authors/665/%CC%E0%F8%E0-%DE%EA%EE

 





Остро... простудами...



 

Девочка… точечкой… солнечным зайчиком…

Ветром осенним… пустыми перронами…

В спину ножами… метро… Долгожданная…

И остановками… и переходами…

Острыми болями… звонами… спазмами…

Грязью…и самыми синими лужами…

Голос простуженный…

Нежностью… нужностью…

В небо запущенном снов самолетиком…

Воздух морозный… горечью, спичками…

Жжешь сигареты, а боль -… не кончается…

Дрожью по сердцу гадаешь – не сбудется…

Ночь ожидания… стрелки трамвайные…

Куришь… Молчишь… сквозняками по городу…

Нежностью в нежность… так пусто… так холодно…

Самая близкая нежная нужная…

Самая дальняя и безысходная.

 

 



Наталья Лаюки



http://lesboss.ru/authors/3087/%CD%E0%F2%E0%EB%FC%FF-%CB%E0%FE%EA%E8

 

 



Одной принцессе



 

Она верит в драконов крылатых,

в фей и в эльфов, но этого мало:

снится кто-то в сверкающих латах,

жаль, лицо закрывает забрало.



Не зовут перелетные птицы

за собою в нездешние страны -

остается принцесса в темнице

тосковать о морях-океанах.



По утрам нарисует улыбку -

на работу (казна-то пустая)...

Эх, поймать бы волшебную рыбку,

но... обходит крючок золотая.



Иногда, как издевка, для смеха,

 В ветре - брызги соленого бриза...

перекрыты дороги на Ехо,

не дают параллельные визы.



В окнах вечер, срывающий маски,

улетают снежинки во мглу...

не хватает пленительной сказки

ей, заплакавшей в пыльном углу.

 

 



наталья к



http://lesboss.ru/authors/1170/%ED%E0%F2%E0%EB%FC%FF-%EA

 

 



Ты вернешься



 

Ты, конечно, вернешься ко мне,

В покосившийся, ветхий наш дом.

Там все так же висит на стене

Фотокарточка, где мы вдвоем…



Там все те же у окон цветы,

А под ковриком ждет тебя ключ.

Полки шкафчика так же пусты,

Лишь в пылинках запутался луч.



Ты поёжишься, как от дождя,

И пройдешь в дом под скрип половиц.

Помнишь первую ночь? Как чиста

Была близость одних только лиц,



Только губ, только рук…Не дыши!

Слышишь, где-то, за толщею лет,

Озорные бегут малыши,

Словно чувствам остывшим вослед.



Груз обид разъедает, как ржа,

Но мы можем быть вместе, поверь!



Осень тихо по судьбам прошла

И открыла закрытую дверь…

 

 



потомкам Чингизхана посвящается



 

И я врываюсь в облачность тумана,

Постичь пытаюсь каждой капли суть,

И становлюсь потомком Чингисхана,

Чтобы продолжить начатый им путь.

 

И я всмотрюсь раскосыми глазами

В загадочную будущность свою…

Полмира на колени я поставлю,

Другую половину - истреблю!

 

Я подчиню, разрушу, обескровлю

Всех тех, кто на пути моем стоит,

И станут реки красными от крови,

Земля содрогнется от тысячи копыт…

 

А степь лежит, как смятая страница,

Ползет туман собакою ко мне,

И кажутся знакомыми все лица,

 И ничего не ново на земле…

 

 


 



Обними меня



http://lesboss.ru/authors/1375/%CE%E1%ED%E8%EC%E8-%EC%E5%ED%FF

 

 



Розалинда, это лето..

 



Здравствуй, Розалинда! Как живешь ты? Дышишь ли?

Где ты, где ты, моя Розалинда? Ты ли это сидишь у меня на ладони?

Лето пролетело – не заметили.

Так всегда в маленьком городе. Где моря нет,

Так всегда в море, где нет голода по городу, где нет моря.

Конец лета – маленькое общечеловеческое горе.

Конец лета заметнее конца света.

Найти бы такого национального героя,

Который повернет время вспять и опять лето.

На всю зиму. Лето свежее, синее. Не заметили…

Только на рассвете, как дети, пели, бегали.

По углам прятались. Женились, разводились, сватались.

Свалились с горки, ободрали все коленки.

Теперь разматываем бинт. А ветер льет кровь в землю.

Мы доказали теорему невесомости. У нас нет тела, нет тела.

Ни тела нет, ни совести. Мы птицы. Мы две большие птицы,

Нам бы свить гнездо или как-то по-другому объединиться.

Снять номер в дешевой гостинице. Поиграть в сказочную страну.

Розалинда. Твои бледные щеки. Целовать бы. Держать в ладонях.

На колени тебя сажать бы, рассказывать, как прошел день, заваривать чай.

Напиши мне письмо. Ни о чем. Невзначай. Напиши мне письмо. Или перезвони.

Мы опять в этой комнате. Совершенно одни.

Умножаем минуты на поцелуи, а дни

На любовь. Ветер капает кровь в теплую землю.

Говорят, лето кончилось. Как вино или чай. Я не верю.

Я стою, опершись на косяк входной двери.

Я выносливо жду, чтоб термометр пополз к небесам.

Я бы сам повернул время в узкую улицу пыльной Италии,

Чтобы снова тепло, и короткие юбки, и голые талии,

Чтобы снова ходить босиком по сугробам,

Но мы оба давно в этой комнате. Ты сидишь на диване. Пьешь чай,

Я стою возле двери, я надеюсь и верю, что лето придет обратно.

Мы ему тоже очень нужны. Неужель непонятно.

Вот уже другое лето. Здравствуй, Джульетта.

 

 



Джульетта

 



фигура вечности, много граней.

тебя раздели, разрисовали

глаза раскрасили в цвет асфальта

ты мой рисунок - сестра Тибальта.

ты дышишь звуком, волною, цветом.

как ты жила без меня тем летом?

как будто старое платье сняли

тебя раздели, разрисовали

картину мира на диафрагме

любовь на сердце, поближе к магме.

зеленым руки, зеленым брови

бордовым губы, поближе к крови

раскрыла руки под облаками

лежишь, расписанная мелками...

 

 



всем и тебе тоже

 



Посмотри на меня как прохожий,

Когда буду стоять в длинной очереди на вокзале

Ты не можешь, ты должен, тебе сказали…

Посмотри на меня как художник,

Разбери меня на оттенки.

Посмотри, как мой образ едва живой

Идеально впитался в стенку

Посмотри на меня как художник,

Когда буду стоять на одной ноге над обрывом,

Когда буду лететь и коснусь земли,

посмотри на меня как любимый

 

 


 



Таня Иванова



http://lesboss.ru/authors/1218/%26%231058%3B%26%231072%3B%26%231085%3B%26%231103%3B-%26%231048%3B%26%231074%3B%26%231072%3B%26%231085%3B%26%231086%3B%26%231074%3B%26%231072%3B

 

 


 



Твоя, черт-бы-ее-побрал, женственность

 



Под твоею одеждой заканчивается и моя история,

и любая другая, имевшая шанс на продолжение,

да, под твоею одеждой…мы всё спорили-спорили.

Эта любовь напоминает вторжение

в качестве невыносимого бреда. Опять спешу

удалиться раньше, чем проснется../не помню имени/.

И снова к тебе, я только с тобой дышу…,

когда над тобой улыбаюсь, как пьяный минёр над минами.

Хочется, знаешь, как хочется индульгировать,

оставаясь часами перед экраном, не отправив тебе ни строчки,

и потом появляться, раздевать тебя, игнорировать

все твои «нет, не сейчас», «нет» еще раз, не доходя до точки

событий. Да, под твоею одеждой гибнут целые города.

И твоя, черт-бы-ее-побрал, женственность, и твоё «ну, давай»

обжигает руки, и только тогда, ТОЛЬКО тогда

ты понимаешь, что деться некуда, и это – край.

Разговорами заведя в тупик тебя, себя, общее настоящее «чересчур»

я, наконец, перебешусь, выйду на воздух, сплюну, дёрнув плечом.

Ядерная, взрывоопасная, с этикеткой «don’t open until you sure»,

сделаю шаг на снег. Милая, с Рождеством!.

 

 

Болею

 

По глубокому снегу идешь за мускатным орехом

для глинтвейна, чтобы лечить меня от простуды.

Питерский снег сыплет и сыплет, весь город съехал

с катушек, поскольку еще ноябрь, но снег повсюду.

А я на спине /болею, зову на помощь/. Котик

поторопись, под кожей моей так жарко.

Я буду что-то в бреду…ты пиши в блокнотик,

и не жалей. Меня не должно быть жалко!

 

Снится мне, снится мне, как ты сидишь на озере,

лето, стрекозы, болтаешь ногой в воде.

Поторопись, я хочу оказаться возле..,

рядом, обнявшись, тесно совсем к тебе.

Болею. Так душно. Не встать, раскупорив форточку,

и я начинаю войну в голове. Поспеши,

девочка милая, снежная. В теплой кофточке

по снегу ко мне пробирается, шепчет «дыши».



Только не спать, я боюсь этих черных строчек.

Тонкие венки твои – в них мерещится ночь.

Снег заметает следы и слабеет почерк…

Снится мне, снится, у нас с тобой будет дочь.





 



Ни в Париже тебя не видели, ни в Милане





Ни в Париже тебя не видели, ни в Милане,

мне сказали, ты вышла из дома, была тревожна.

Это снег виноват, это снег… У меня в кармане

столько слов в стихах, что погибнуть можно.

До чего ты маленькая, до чего усталая.

Подожди немного, рейс с пересадкой.

Не настроить tunner, сделай громче. Талая

побежит вода. Это снег, это всё осадки.

Ты идешь страницами в мой почтовый ящик.

Твой французский треснул в телефонной трубке…

до чего серьезная… Этот снег летящий

мне сжимает горло так, что жутко.

А в Париже ветер. Я волнуюсь, мёрзнешь ведь…

Оставайся греться там, где дом ночлежный.

Небо очень низкое. Взгляд тяжел, как медь…

но такой же нежный.



 

 



Татьяна В



http://lesboss.ru/authors/2700/%D2%E0%F2%FC%FF%ED%E0-%C2

 





Подумалось...



 

Растворяясь в потоке дней,

Час за часом всё ближе к вечности,

Не становимся мы смелей.

Глупой правильной безупречности

Платим дань настоящими чувствами,

Наслажденьем души полётом.

И живём лгунами искусными-

Не дай Бог нас осудит кто-то.

 

Глубже, глубже, на дно на самое

Прячем то, что есть сущность счастья.

Душу нежную, в клочья рваную,

Мы скрываем, играя

страсти.

 

Строим жизнь мы в угоду правилам

«Надо», «должно», «нельзя» - над нами.

И себя по частицам, гранулам,

По крупинкам теряем сами.

 

Серый день, на вчера так похожий

И на завтра, лениво тянется.

Эту серость мы чувствуем кожей.

Обволакивает. И мается

 

Душа наша, ни в чём не повинная,

И самими нами забытая…

Это кажется, что жизнь длинная.

Жизнь - лишь миг. Истина. Избитая.

 



 



Пепел мотыльков





Ловя в ладони пепел мотыльков,

Что миг назад ещё живыми были,

В такой же пепел жжёшь свою любовь,

Чтоб быть свободной от неё отныне.

Из плена заблуждений вырываясь

Болезненно, но верно. Надо. Надо.

И каждый день смелей пересекаясь,

Глазами с так тобой любимым взглядом.

«Смогу, осилю»,- днём и ночью в мыслях.

Как мантру повторяешь: «Верю. Верю,

Что в изначально параллельных жизнях

Безумием не наследить сумею».

И отпускаешь в реку жизни, в вечность,

Всё то, что грезилось бессонными ночами,

В борьбе с собой, казалось бесконечной, 

Однажды перемены замечая.

 

Переболела. Всё. И, празднуя победу,

Вздохнула облегчённо: «Получилось».

Наивная. Что называешь бредом

Ты просто прятать глубже научилась…

 

 



Жизнь - не вышивка ровной гладью



 

Меня стих этот, опубликованный на данном сайте ещё в самом начале, неделю назад зацепил конкретно. Прямо насквозь прошёл. И вот только сегодня, открыв его заново, чувствую - началось, полились строчки сами собой. Спасибо автору за вдохновение. И отдельное спасибо Ане Гловацкой за идею выкладывать свои отзывы в формате подобного диалога)



Татьяна Щербанова



безголовое пиратство



…не бумага кончилась, не чернила

и с погодой питерской все в порядке.

выходя из комнаты, обронила

поцелуй рассеянно, как перчатку…



на пробор причесанный бледный вечер –

по годам заносчивый недотрога.

млечный путь над Питером слишком млечен,

чтобы принцу юному стать дорогой,

чтобы как-то выстроить наше завтра,

и витает в воздухе безысходность.

не чернила кончились – просто автор

вдруг пришел в полнейшую непригодность:

он мечтал отчаянным стать корсаром,

а пришлось – задумчивым крысоловом,

и в пиратство дудочка затесалась,

и пиратство сделалось безголовым,

безголосым сделалось и бессильным,

и на реях вешало полотенца…



…выходя из комнаты, не спросила,

отчего так бешено бьется сердце.





А вот оно - то, что родилось под впечатлением:



...Отчего заходится амплитудой,

Угрожая в клочья грудную клетку...

С каждой на пол падающей минутой,

Словно лист по осени с голой ветки,

Неизбежно временем подгоняем,

Понимая - кончилась наша сказка,

Опадаю в терпкое осознанье -

Ты уходишь запросто, без опаски,

И совсем-совсем уже не боишься,

Что не брошусь следом, спустя мгновенье...

…Ты в тумане утреннем растворишься.

Я останусь бешенным сердцебиеньем

Отмерять секунды своей свободы

И считать оставшиеся активы.

Как и многие людской породы,

В расставаньи были мы некрасивы.

Ты мне - про занудного крысолова

И на реях мокрые полотенца.

Я - что ты убила живого

Автора, оставив без сердца...

...Поцелуй твой вдруг ощутив прощальный,

Подниму оброненную перчатку.

"Может ли дуэль новым стать началом?",-

Как надежда. Выбегу на брусчатку

Пред подъездом, что на двоих делили.

Жизнь - не вышивка ровной гладью!

Я готов! Плевать мне на "жили-были"!

К чёрту сказки все при таком раскладе!

Без тебя не нужен мне парус вольный,

И пиратство напрочь теряет смысл!

Как бродяга-ветер во чистом поле

От простора - я от тебя зависим.

Слушай, а зачем мерять наши силы?

Пред тобой душа моя безоружна.

Важно, что дуэли ты попросила.

Значит это – ты ко мне неравнодушна!

 

 


 



Татьяна Щербанова



http://lesboss.ru/authors/38/%26%231058%3B%26%231072%3B%26%231090%3B%26%231100%3B%26%231103%3B%26%231085%3B%26%231072%3B-%26%231065%3B%26%231077%3B%26%231088%3B%26%231073%3B%26%231072%3B%26%231085%3B%26%231086%3B%26%231074%3B%26%231072%3B

 

 



безголовое пиратство



 

…не бумага кончилась, не чернила

и с погодой питерской все в порядке.

выходя из комнаты, обронила

поцелуй рассеянно, как перчатку…



на пробор причесанный бледный вечер –

по годам заносчивый недотрога.

млечный путь над Питером слишком млечен,

чтобы принцу юному стать дорогой,

чтобы как-то выстроить наше завтра,

и витает в воздухе безысходность.

не чернила кончились – просто автор

вдруг пришел в полнейшую непригодность:

он мечтал отчаянным стать корсаром,

а пришлось – задумчивым крысоловом,

и в пиратство дудочка затесалась,

и пиратство сделалось безголовым,

безголосым сделалось и бессильным,

и на реях вешало полотенца…



…выходя из комнаты, не спросила,

отчего так бешено бьется сердце.

 

 


 



Таша Грановская



http://lesboss.ru/authors/1317/%D2%E0%F8%E0-%C3%F0%E0%ED%EE%E2%F1%EA%E0%FF

 

 



без названия

 



Прохладный стакан скрывает, что рука холоднее стали.

(кем же, милая, мы с тобой стали?..)

холодней качелей, к которым в течении детства примерзал каждый год,

удивляясь:

Как? мне ведь уже целых 11 лет!

В этот раз не прилипну, нет,

в этот раз обойдется, и я выиграю вечный спор.

Вот ведь, черт - думал, стоя с неловко склоненною головой,

щурясь смешно для пронзительного солнца в снегу,

- таки не пронесло.

Не пронесло. И ты поднимал ор,

кто-то бежал за твоей Мамой, она выносила чайник с горячей водой,

ты стоял сам не свой. После освобождения, конечно же, шел домой,

под бурчание Ма, что все дети, как дети,

и только ей обломился упрямый и озорной,

каждый год забавно пытающийся победить мир.

Так заведено, что на планете Земля,

человек не меняется. Во всяком случае, я.

 

 



abc..etc



 

a)  Ну, куда ты смотришь, глянь, как она влюблена.

 Не слушай голос, не встречайся глаза в глаза.

 Ты искупаешься в этом по самый свет,

 подрастешь, поймешь.

 Сформулируешь, наконец, ответ

 на несуществовавший никогда вопрос,

 А потом бросишься напролом, чтоб не видеть и не ощущать.

 Тут в какую сторону  ни ногой, все равно, блядь.

 И никаких размышлений не вместится  в голову,

 ни боже мой,

 что же скажет на это все тот, другой.



в)  Но вот, их уже не спасают ни зима, ни ад,

и одна уезжает в какой-то исламабад,

честностью своей тешиться.

А другая вешается.



с)  Все по ровной дороге шагало куда-то вбок,

Снова что-то неясное ей рассказал бог,

И  теперь поскорей домой, да согреть вина,

кончиками заледеневших пальцев

коснувшись дна.



d)  Подлиннее рукав, чтобы было не видно колец и шершавых костяшек.

Да скорей на вокзал, не давая нутру протрезветь.

Я бегу по прямой,  по извечному кругу, встречая близняшек.

Я набрался покоя,  покоя и наглости, хочется петь.



e)  Довести себя до состояния прозрачной  ярости,

даже радости,

так, чтобы одним махом, все входящие нахуй,

чистый лист и тишина свободная за окном.



f)  В голове только «вернись, вернись»

И полон мир мой сплошных границ

Она через них летает, оставляя  на кухне тебя одну,

А тебе остается спрашивать кого хочешь, «ну почему?»

А тебе остается город смешных людей, да зеленый чай,

Сообщение в скайпе «пожалуйста, не скучай»

Все ответы сложи аккуратно в углу,

И запомни картинку – как сидела  ты там, у стены, на полу.

 

 



не-в-рифму



 

 Мы съели на пару с тобой

как минимум, пуд

соли

Расстались, так странно,

из-за какой-то

Сони..

А за окном

совершенно питерские

Муссоны...

Смотри, темноглазая!

Я,

как сентиментальное

чудовище

вижу сны на французком:

"tu ne m'aimes pas,

ma Carmen?..."

Я

-аполитичный бес

пью в размеренной кухне

херес,

и плачу,

моя Карменсита...

 

 




 



Холодная Весна



http://lesboss.ru/authors/103/%D5%EE%EB%EE%E4%ED%E0%FF-%C2%E5%F1%ED%E0

 

 



***

 



за стеной ругаются люди.

их достало семейное счастье,

он не знает, как с ней распрощаться

без слюнявых прелюдий.

девочка третий час

этажом выше

мучает пианино

гаммами.

черт возьми,

когда явится мама,

объяснит,

что ребенок фальшивит.

за окном воет ветер,

слышен лай бездомного пса.

я лежу в центре этого шумного ада в кровати

в ожидании сна.

 

 


 



Эррр Эррр



http://lesboss.ru/authors/3735/%DD%F0%F0%F0-%DD%F0%F0%F0

 

 



Если ты хочешь...

 



Если ты хочешь - давай свергнем любую из властей.

Я приготовлю рыбу. Ты позовешь гостей.

Отпразднуем Свободе первый день рождения.

Если ты хочешь - выучим язык самого колючего растения

И поедем по миру с уроками и лекциями.

Порвем границы сливаясь с Индиями и Грециями.

Посмеемся с китайцами и поплачем с румынами...

Если ты хочешь - на минуточку станем мужчинами.

Я Гагариным. Ты одноухим художником.

Если ты хочешь - к простому пойдем от сложного.

Родимся стариками и умрем младенцами.

Если хочешь - выкинемвсе свои деньги с коленцами.

Отменим любой закон и правило про жи и ши.

Если ты хочешь - укушаемся анаши.

Снимем сериал про гомосексуалистов

Используя первый снег вместо маститых артистов.

Если ты хочешь - вылечим каждого безнадежного.

Докажем важность неосторожного.

Победим марсиан в межгалактической схватке

Вместо оружия используя игру в прятки.

Если ты хочешь - родителям скажем прямо

Что у их внуков будет мама и еще одна мама.

Если ты хочешь - можем сквозь стены пройти...

Все что угодно - ты только... любимая... захоти...

 



 



Юлиана !



http://lesboss.ru/authors/606/%DE%EB%E8%E0%ED%E0-%21

 

 



Ты где-то там, я где-то здесь...



 



Пусть будет всё у нас как есть,

Ты где-то там, я где-то здесь,

Пусть будет так, что мы с Тобой,

Никак не связаны судьбой.



Пусть будем мы с Тобой друзьями,

Но не чужими, не врагами,

Мы будем рядом, но вдали,

Мы не хотели, но могли…



Ты промолчишь, я не скажу,

Тебе солгу, и Ты поверишь,

Я слез своих не покажу,

Ведь ничего Ты не изменишь.



В глазах Твоих тону на раз,

Все как обычно, неизменно,

И снова вкус забытых фраз,

Назад откинуло мгновенно.



Я так давно не вспоминала,

Прошедших дней, часов и лет,

Но, Боже, как же я скучала,

И как смотрела Тебе вслед.



И вот я снова утопаю,

В любви непринятой…прости,

И сигаретный дым вдыхая,

Шепчу я вновь: «Не уходи».



Останься рядом, просто рядом,

И пусть всё будет, так как есть,

И я скажу одним лишь взглядом,

Ты где – то там, я где – то здесь...

 



 



* africa *



http://lesboss.ru/authors/3180/*-africa-*

 

 



zero



99,9%



 

эти мгновения пишутся с чувства нуля

с полным отсутствием правильной температуры

грубым художником, он не артист. он маляр

в прошлом по совместительству со штукатуром.



боль и романтику в пять разноцветных мазков

выпачкает равнодушно со знанием дела

без сантиментов. ему б хоть немного мозгов-

обрисовать полумертвые контуры мелом



в строках о Вас проявляется мой графоман

только, пожалуй, события вовсе не в буквах.

я залезаю за словом в нагрудный карман..

Знаете, милая, кровь так похожа на клюкву.



то, что сочится из Вас, больше тянет на ртуть

с блеском, мешает дышать и довольно опасно.

пялюсь на Вас как олень.. и не смею моргнуть.

здесь даже вся моя скромность, признаюсь, невластна.



странно хотеть Вас в трамвае и комкать билет

втайне смущенно краснеть от нескромных входящих.

и приглашать после секса в четверг на балет,

думая, как бы задать сей вопрос поизящней..



старый маляр, отряхнувшись, довольно вздохнет.

крепко закурит и спрячет облезлые кисти.

ноль с его легкой подачи возглавил отсчет

чьих-то не вовремя вдруг пересекшихся жизней

 



 



Asti M.



http://lesboss.ru/authors/25/Asti-M.

 

 


 



***



 



я давно не воспринимаю тебя

(точнее не воспринимаю нас ) - как неизбежность.

"мы" - давно как-то невзначай утратило для меня

свою фатальную тональность.



неизбежность - это вегда некоторое отсутствие.

возможно выбора.

выхода.

выдоха.



но.

твое отсутствие - это не неизбежность.

а всего лишь данность.

впрочем как и твое присутствие.

 

 

 



*легкая улыбка*



 



так странно.

люди воспринимают молчание - как оскорбление.



так странно.

ты читаешь эти строки.

не подозревая о том,

что меня.

не существует.

для тебя.

 

 



about: ...



 



...за сотни, тысячи километров от сюда...

на миллионы ударов сердца, от...

на вечность, длиною в мысль...

на мгновение...



и будто не было долгого авиа перелета...

бегания от и до, и попытки запихнуть в чемодан,

еще 5 килограмм "самого необходимого",

будто не было дрожащих дымных колечек,

в распахнутое окно московского неба...

будто не было снов, про то...

о чем теперь здесь моя/наша жизнь...



и странные полу-сны о засухе, в пустыне викотрия..

и о том, как тебе чертовски идет это платье цвета слоновой кости...

все расстаяло...

как только я ощутил под собой,

чудесную австралийскую землю...

и из под надвинутой на глаза ковбойской шляпы...

мелькнул...

краешек дъявольской улыбки...



если когда-нибудь вам доведется, побывать в стране

канибалов и кенгуру...

непременно отправляйтесь в тасманию...

кроме собственно дъяволов, к коим я лично пылаю нездешней любовью,

в тасмании дивные яблоки, из коих пекут,

только здесь возможные неземные пироги...



помимо яблочных пирогов конечно, традиционный суп из хвостов кенгуру...

или же бефштекс из крокодила...

но дело даже не в этом, и не в том, што лучшего время провождения,

чем созерцания пылающего заката на одной из тасманийских терасс…

потягивая, терпко-густой коктейль… этот мир пока што не создал…

не в райских птицах, и девушках… в белвх прямых платьях с красивейшей вышивкой.. черных лебедей, коие разумеется тоже возможны только здесь…

не в особом стуке сердце, коие отзываетс я криками разного рода экзотических животных,

и даже не в упоительных тропических лесах…

все это похоже на крупицы песка, на ладони, что будут в мгновения равзеяны ветром…

Австралию, придумали специально для того, что бы

Чуть скрипнув отворилась дверь…

И здесь, в одном из тасманских пригородов…

В ванную комнату с потрескавшейся штукатуркой.. проскользнул твой силуэт…

Австралию придумали для того,

Што бы полу-сидеть, полулежать…

С тобою, в этой старой ванной, на краю земли…

С пеной, пахнущей… ядом тропических ливней и твоим поцелуем…

Что бы украсть, тебя у всего остального мира…

И подарить этот мир тебе…

Что бы держать в руке бокал, after dinner mint…

видеть такой же, в твоих белоснежных, тонких пальцах…

наблюдая… как лучик предзакатного солнца…

Из крошечного окошка под самым потолком, скользит по твоему чудесному телу…

И вместо звона бокалов…

Лишь столкновения взглядов,

От коих чуть кружится голова…

и легкие глотки прохладного мятного ликера,

За торжество момента…

И легкая… полуулыбка…

Возможная только здесь…

Под сводами, догарающего, дъявольски-красного австралийского неба…

 



 



Chaika ***



http://lesboss.ru/authors/3014/Chaika-***

 

 



Поверю вновь...



 

Уходит день,

листок бумаги смятый,

Взрывая

вдруг оглохшее пространство…

Он чист и бел

Как этот мерзлый снег...

Но скомкан он

Иссиня рваной гранью,

как этот лед

у проруби по краю

Колюч и груб.

И жаром нежных рук

мне не разгладить

скомканного чуда…

Как эта синь

Тяжелая

Манит…

 

Ныряю вглубь…

И обжигает звук:

Мы будем

Вместе

          вместе

                    вместе

                              вмееесте…

он тает.

И удивленным эхом

тихо тает

Разорванного сердца

Хриплый стук…

Остановившись

загнанной волчицей

у ленточки

пылающих флажков…

Серебряный

вдруг

 вздрогнет колокольчик…

И обессилев

подкрадется вечер

кристаллами

холодной пыли млечной …

Ты руки теплые

положишь мне на плечи…

И судоржно

вдыхая воздух,

вновь

поверю я

тебе,

моя Любовь…

 

 



Рулетка-любовь



 

Слова твои - посланье свыше

Я красного налью вина.

Стучит отчаянно по крыше

Дождем предутренним весна…

Весна, весна – любви подруга.

Рулетки разгоняет ход…

Мы смело ставим друг на друга…

А осень… ставки подобьёт.



И холодной зимы крыло

Даст отмашку zero…



Нагну к глазам я ветку вишни.

В упругих почках жизни сок.

Сомнений нет, печали лишни.

Пусть у цветка так краток срок…



Помнишь сок на губах твоих

Алых вишен моих?..

 

 



Бессонница



ночные мысли…



 

Ты говоришь, я разучилась спать.

Луна сияет равнодушной лгуньей.

Откинув штору, я вздохну опять.

Опять я пропустила полнолунье.

Окно открою и впущу я ночь.

Щелчок… И ты online на мониторе.

Там на востоке солнце во всю мочь.

А мне в глазах твоих сверкает море.

Ты где-то в сини завтрашнего дня.

Полночных звезд шатер – вокруг меня.



Взгляну я в небо: свет далеких звезд

так холоден… и так великолепен…

А ты сейчас нырнешь под гулкий дождь…

А я все тот же вижу сон нелепый…



Тебя унесший в осень самолет.

И серый пролетевший всуе год…

 

 


 



Dietrich Schwarz



http://lesboss.ru/authors/1844/Dietrich-Schwarz

 

 



Беспокойное

 



Спокойно. Тихо. Шаг за шагом.

Смотри же – Я. Тебя. Нашел.

Нашел. Теперь... Чернильным адом

Я буду вечно-вечно рядом.

И вечно будет хорошо,

Ведь я раскрашу солнце черным.

Не жалко. Это – для тебя.

Смешно же это – быть влюбленным.

Так смейся, смейся, жизнь моя!

Так смейся, бестия святая

Мой милый ветреный цветок…

Ты так прекрасна, расцветая

А я – так странно одинок.

 

 


 



nixy vlaxy



http://lesboss.ru/authors/3603/

 

 



шелуха



 



от  первого брака осталось кольцо на левой,

на правой – новый хомут в четыре карата

и я  ей шепчу: снимай, моя королева,

не надо меня своими мужьями царапать.

спустя какое-то время, уже в прихожей,

холодными пальцами путаясь в складках шелка,

она говорит:  тебе ли роптать, стокожей

и на прощанье небрежно целует в щеку.

 

 



фронтовая



 



фронтовая любовь. полно, фройляйн, прикройте окно

от речей ваших веет тоской по вчерашнему аду.

вы хотите вернуться – прошу вас! не все ли равно

под какими знаменами бегать за собственным задом?



фронтовая любовь. я за ночь до пятнадцати раз

просыпаюсь от страха, что снова чего-то не понял

и уже не слезу, а угарный отравленный газ

вытирают заботливо чьи-то сухие ладони.



фронтовая любовь - словно дикий затравленный зверь

наступает на пятки, отчетливо дышит в затылок.

полно, фройляйн, прикройте, пожалуйста, дверь

с тыла.

 

 



Рисуй



 

рисуй меня, рисуй

по капельке, по слою

под соло кастаньет

оттачивай туше

рисуй меня, рисуй

растрепанной, босою

рисуй меня такой,

чтоб жалко было жечь.

рисуй меня, рисуй

под жаркие te amo

упрямой и смешной

останусь на холсте

рисуй меня, рисуй

пускай сегодня рамой

окажется для нас

привычная постель

 

 


 



OrdinaryApril April



http://lesboss.ru/authors/3148/OrdinaryApril-April

 

 



Judges

 



Босиком по-детски пройдусь по улице,

Улыбаться буду прохожим.

Ничего, что подумают сумасшедшая,

Ничего, ведь они по-своему тоже.

Они приходят домой, едят,

Мечтают в туалете о вечности,

Сливают и так день за днем

До бесконечности.

Что теперь выяснять кто из нас безумнее?

Может просто не осуждать и

Каждому дать свободу быть по своему странными.

 

 




 



reset reset



http://lesboss.ru/authors/143/reset-reset

 



 



Angels sex и никакой пошлости inside



 

We all believe in paradise, baby

And all we need - is paradise, baby! (с)



*



Моя нежная женщина,

сумасшедшину

прошедшего дня снимая,

целуешь меня в шею...



Я замираю...



Как струи ртути,

следуя сложным маршрутом,

добираешься ртом

до рта...



Я раскрыта.



Даже слишком.



Запечатываешь меня,

как священный кувшин,

душистым

воском

сосков,

сюжет всех восточных сказок нарушив,

выпускаешь наружу

возбужденным движением дюжину

моих восторженных джинов



/они же -

демоны/.



А стены

такие тонкие,

как картонки,



неосторожны стоны

громкие, -

трудно сдержаться, когда ты играешь

со мной

в обнаженные мышки-кошки,

чертишь язычком дорожки

на бедрах, влажные строчки, -

прочти,

о чем они?



Хотя,погоди...не надо!

Я почти

отгадала по твоему взгляду...



Мед и яд,

лед и пламя

огня...



Взрываешь меня

несколько раз подряд...



Вряд

ли

словами

передашь

ощущение сладкого изнеможения

и волшебного блаженства

обездвиженной наготы,

когда ты,

любимая, засыпая,

накрываешь

меня

шелковым телом...



P.S. Я хотела

рая,

но похоже,

я скорее

попаду в ад,

ведь я спала с ангелом...

 

 

 



Tekila Love



http://lesboss.ru/authors/605/Tekila-Love

 

 



Я тебя никогда не забуду



 

Ты не вспомнишь меня никогда...

Я тебя никогда не забуду...

Время птицей летит вникуда..

Утро.

Кофе.

Мороз.

Простуда.



Ты не вспомнишь меня. Июль

НЕ напомнит тебе нашу встречу.

Я уже третий год курю.

С каждым годом затяжка крепче.



Ветер. Солнце и слезы льда.

Снова ты в моей свежей весне...

Помнишь наши с тобой города?

Помнишь нежность в морской волне?



Ты не помнишь... А снег растаял.

Слышишь - морем шумит июнь?

Провожая надежды мая,

Я твой образ еще храню.



Лето выгнали холода.

И январь колесит по всюду.

Ты не вспомнишь меня никогда.

Я тебя никогда не забуду.

 

 



За выживание



 

На скользкозти ступени находясь,

Понять глобальность бездны мироздания

Пытаться, не упав, не ошибясь -

Немыслимо. Борьба за выживание.

 

Кто выживет в безумии веков

И сбережет души святые струны,

Слепую цель мерзавцев и врагов,

Своей судьбы божественные руны.

 

Одна ступень равна десяткам лет.

А с высотой олимпу не сравниться.

Внизу - слепая пропасть, сверху - свет.

И ничего не стоит оступиться.

 

Пройти любой ценой. И не скулить.

Карабкаться, сшибая все барьеры.

Суметь назло мерзавцам сохранить

В душе никем не тронутую веру.

 

 


 



vita brevis



http://lesboss.ru/authors/1261/vita-brevis

 

 

 



                                                               White Sabbath



                                                              субботний сонет



 

                                                        Подруга всех ночей и утр,

                                                       а также вечеров спокойных!

                                                     Стремится к Гангу Брахмапутр,

                                                      Гвадалквивира мы достойны,

                                                         но чуть позднее. Поискать

                                                      Вам кружку? Или из стаканов?

                                                           За то, что канула тоска

                                                   в безбрежность дальних океанов!

                                                         Ты ставишь бигос, а пока

                                                          на завтрак порция омлета.

                                                      Благословен  weekend в веках,

                                                         восхвалим пятницу за это.

                                                          Но только не сочти меня

                                                          подругой выходного дня.

 

 

 



M



 



Каждый охотник желает, забавно!

Где же сидит пресловутый фазан?

Может, спугнули беднягу, и плавно

с ясеней Ясенево в Тёплый Стан

он опустился? В Сокольниках сокол

или в Крылатском чистит крыла?

Грезится так хорошо  о высоком

между тоннелей, где холод и мгла)

Видится спил вековечного древа,

ярко унизанный спектром ветвей.

В центре пестро, угнетающе слева –

порохом тянет от синих Филей.

Марья из Марьино в Марьину рощу -

светло-зелёная, как не понять.

Митя из Митино едет, не ропщет,

в Библиотеку. Будет читать

Тургенева, Чехова, Пушкина, Маркса,

Кропоткина – и на зачёт в Универ.

Крестьян с пролетариями собираться

зовут лихоборы, набравшись манер.

Выйду из недр, удалюсь по аллее.

Пусть не темна, но Арсеньев со мной.

Буква на белом тревожно алеет.

Или надёжно? Поеду домой.

Серые лица, серые взгляды –

серая ветка, немудрено.

Анна из Аннино встретиться рада

с Любой возлюбленной.  Да, в Люблино))

 

 



безверие





Лучше просто пустила бы пО ветру

этот в клочья изорванный лист.

Буратинский колпак анемометра

без движенья бессильно повис –

ветра нет. И в руке обещания

бесконечного счастья.  Зачем

были наши прощенья-прощания?

Ветра нет. Мне не больно совсем.

Что ж, обрывки в ближайшую мусорку,

и наверх, на любую из крыш.

Вряд  ли Карлсон там слушает музыку,

но и я далеко не Малыш.

Ветра нет даже здесь. А так хочется,

чтобы он засвистел, зашуршал

и  развеял моё одиночество,

чтобы думать о нас помешал.

Всё нам было дано (или дадено?)

Где же делось? Куда утекло?

Мне споёт Вероника Аркадьевна,

Юнна Мориц поправит крыло.

От бессилия или отчаянья

я нарушу последний запрет

и взлечу с тишиной за плечами.

Счастья нет. Солнца нет. Ветра нет.