А он всё смотрел ей вослед,
Когда все смотрели на Солнце,
Он лишь для неё раскрывал
На глади воды лепестки,
А утром, встречая рассвет,
Он думал: «Когда же вернётся
На небо ночное Луна
И снова спасёт от тоски?»
 
Он днём забывался во сне,
Затем, чтоб не видели сердца,
Затем, что не так, как у всех,
Затем, что иное оно,
И думал лишь только о ней,
Чтоб вновь на неё насмотреться,
Упрятав свои лепестки,
И стебель слагая на дно.
 
На Западе солнечный круг,
В тот час, когда двигаться поздно,
Теням, что легли на восток,
Цветам, что приникли ко дну,
Лишь звёзды светили вокруг,
И трепетно плакали звёзды:
«Какой одинокий цветок!» -
А он всё смотрел на Луну.
 
И жажда быть с нею вдвоём
Заполнила сердце однажды
До самых атласных краёв,
И вспыхнули эти края,
И он стал единым огнём,
Огнём переполненной жажды,
Стал Небом и слился и Луной
За гранию не-бытия.
 
И если просящим любви
Сердцам, наделённым печалью
Случится призвать Небеса
В свои одинокие сны,
То вмиг будет явлено им,
Как свет благодати ночами
Священный алмазный цветок
Обнявшийся с диском Луны.
 
И если любовь призовут
Все те, кто мечтает и грезит
( Призывы любви долетят
Сквозь Неба полночную синь)
То им на ладони падут
Жемчужные слёзы Ченрези
Иль нежно опустит свой взгляд
Смотрящая в Мир Гуань-Инь.