Глава 18 Письмо № 11
Я проснулась на диване. Как я тут оказалась? Ой, точно, вчера ревела и наверное уснула. Почему же Ира не спустилась за мной? Почему позволила тут остаться? Может устроенный мной бардак был этому причиной?
- О! Проснулась? Жаль, что не пришла ко мне. – словно читая мысли, произнесла Ира, спускаясь в холл.
- Это ты позволила мне остаться тут – отвечаю, словно обиженный ребенок.
- Я же сказала, что бегать за тобой не буду. Подожду, когда ты привыкнешь к своему положению и сама придешь. – Подмигнув мне, она вышла за дверь, не забыв закрыть ее. Но через несколько секунд, дверь открылась.
-Да, я чуть не забыла тебя предупредить. Вернусь сегодня очень поздно, так что ложись спать и не жди меня. Обещаю, что это последнее мое позднее возвращение. – и теперь уж точно дверь закрылась за ней.
Вот и  что мне теперь делать? Я ненавижу ее, ненавижу!
Почему-то очень захотелось есть. Бреду в столовую, к холодильнику.  Как и ожидалось, в нем чего только не было. Но я остановила свой выбор, на стандартном наборе. Хлеб и колбаса.  Сделав пару бутербродов, села за стол и жую. Правда с пережевыванием что-то плохо получается. Ком стоит в горле.  Кое –как дожевав один бутерброд, второй решительно отодвигаю. Мне одиноко. Скучно. Я хочу плакать от безысходности. Не знаю сколько я так просидела, уставившись в одну точку. Очнулась от незнакомого голоса. И чуть со стула не грохнулась.
- Любопытно! Очень любопытно! Значит из-за тебя мне пришлось рвать свою жопу! А я то думаю, чего это моя дочь опять стала посещать своего врача. Да так часто. Чуть ли не сутками там пропадала.  С ней такого еще не было. Подумаешь маленькое увлечение. А тут, даже слов нет. Мда, с каждым разом, становится все сложнее. – Передо мной в нескольких шагах, стоял мужчина, лет 50. Его лицо мне показалось очень знакомым. Я определенно его где-то видела, но вот где? Память закрыла от меня эти, чувствую очень важные, воспоминания. Поэтому, сижу, молчу и продолжаю на него смотреть.
-Ну и чего молчим? – оскалился он.
- Кто вы? – тихо промямлила я.
- Это я должен спрашивать, кто ты? Но в силу моих связей и положения, я все о тебе знаю.  Одно скажу, конечно же, я удивлен, что на этот раз у нее не очередной смазливый мальчик. Ладно, что бы ты тут не сидела, с такими испуганным лицом, скажу кто я. Я отец Иринки.  – Я и правда его боюсь. Так, что даже на лице моем отразилось.
- Очень приятно познакомится. – Опять мямлю.
- Я ей тут похороны практически подготовил. А она «приятно познакомиться» говорит. -  И он заржал. От смеха, мне стало жутко. И смысл сказанных им слов, до меня дошел не сразу. А он стоял изучая меня взглядом. Видимо ждал от меня того самого вопроса, и я конечно его задала.
- Какие похороны? Я жива!
- Ну, это явление временное. Сегодня ты жива, а через два дня уже мертва. Не ты первая, не ты последняя.
- Не понимаю. – Вижу, он впадает в раздражение, и я не перестаю его бояться.
- Ну что тут не понятного. Когда ты надоешь Ире, ты умрешь.  – снова сверлит меня взглядом.
Пытаюсь, что-то ответить, но не знаю, что это должны быть за слова. А он между тем проходит к столу и присаживается на ближайший ко мне стул.
-слушай. Я очень люблю свою дочь и для нее сделаю все! И убью и покалечу. – как-то ласково и нежно прозвучали эти слова. –Не ты первая, кого она тащит в этот дом. Пройдет неделя или две, ты надоешь ей. Так уже было и до тебя.  А так как на твою голову вылилось уже очень много информации, тебе придется умереть. Не знаю, как. Это решит только она. В принципе не важен способ, важна сама суть. Смирись, тебя уже НЕТ!
Я вскочила со стула. И тут наконец-то меня прорвало. Кажется, я кричала и в этот момент, забыла даже, как дышать.
- Вы что, сумасшедшие? Одна твердит: «Ты вещь, смирись!», Другой: «Тебя нет, Смирись!» Вы что издеваетесь надо мной? Я ведь человек, я живая. Я имею право на собственное мнение, шаги, поступки и желания.  И ни кто не вправе распоряжаться моей жизнью, кроме меня. Только я и господь, можем решить, жить мне или нет. Да я… - я хотела еще что-то сказать, но больше не смогла и слова вымолвить. Лишь слезы стекали по моим щекам. А он, глядел все это время на меня неотрывно, и кажется, ни один мускул на его лице не дрогнул.
- Эх, жалко, тебя дурочку. Думаешь, я не устал от всего? Думаешь, мне не надоело прикрывать все эти убийства? Каждый раз, когда она влюбляется, все заканчивается одним и тем же. Жалко их, но что делать? Вот помню Дима Кравчук, хороший был парень, но что то быстро у них не заладилось. Да и Илья Плотников, тоже ничего так. Вообще, у нее одни парни были, чего это ее на тебя переклинило? – прозвучал вопрос без необходимости ответа. -  Но ты же взрослая, ты должна понимать, у меня нет иного выхода. Она дочь, я отец.
- Вам лечиться надо. Семья шизофреников. – пробубнила я.
- Не груби. Пока я жив, клеймо душевно больных, не коснется моей семьи.
- Ну и чего вы ждете? Убейте меня. – Ехидничала я.
- Понимаешь, не все так просто. Я на бумагах скрыть и убить могу. Остальное не моих рук дело. – Как то обреченно прозвучала его речь.
- Я не верю вам. Ни единому слову. – осмелела я. – Я не верю, что Ира на такое способна. – Но семя сомнений брошенное им, уже  дало свои корни.
- Эх, глядя на твою наивность, проникся я к тебе. А знаешь, я дам тебе шанс, сбежать и спрятаться. Беги, дом открыт. Сейчас 12-00. У тебя в запасе не меньше 10 часов, до ее возвращения. А потом она обратиться ко мне. И в помощи  я не смогу ей отказать. Понимаешь?
Я не шелохнулась.
- Ну и чего же ты стоишь? Время пошло. А для тебя теперь каждая минута на счету.
- Но зачем мне убегать. Ведь я ей еще не надоела. Да и нет гарантии что надоем. Я люблю ее. Она это знает. А если нет, то я обязательно дам знать о своих чувствах.
- Ах-ха-ха-ха. – Смеялся он громко. – А зачем же я по твоему, подготавливал документы о возможном несчастном самоубийстве? – Меня сковал страх. Не веря ни ему ни своему седьмому чувству, встаю и медленно направляюсь к выходу.
- Беги!!!- с усмешкой крикнул он мне в ответ.
И я словно повинуясь, ускорила шаг. По мере отдаления от дома, шаг становился быстрей, с каждой секундой, пока я не перешла на бег. И тут я вспомнила, кто он. Это действительно очень известная и влиятельная личность. В нутрии все сжалась от ужаса, который я в тот момент испытала. Как добиралась до города и своего дома, уже смутно помню. Оказавшись в квартире, валюсь с ног у самого порога. Я запуталась окончательно. Не знаю, кому и чему можно верить. Но бежать из дома я не собираюсь. Это я уже точно для себя решила. Вспомнив некоторые подробности разговора с отцом Ирины, ноги меня сами понесли к компьютеру. Набрала в поисковике, несчастные случаи, в нашем городе и имена парней. Увиденное меня повергло в шок. Один из них повесился, другой, застрелился. Тут же было еще 2 загадочных самоубийства. Ни причины, ни виновных. Все чисто. По словам родственников, не было ни каких предпосылок для этого. Кто-то попытался добиться расследования. Но дела быстро прикрыли. Списав на банальное самоубийство. Все были довольно симпатичные  молодые парни. От 24-до 27 лет. И первый случай произошел 3 года назад. Похоже, отец не врал. Но даже после прочтения таких новостей, я не боюсь встречи с ней. Кажется именно сейчас, в мою голову пришло единственное правильное решение.
Для начала, принимаю ванную. Как хорошо, ощутить тепло воды, ласкающую кожу пену. Век бы не вылезала . Но время для меня, действительно сейчас очень ценно. Высушив волосы, надев самое любимое, оранжевое платье, сажусь к компьютеру обратно.  Хочу, что бы только  единственный родной человек, знал об этом. Хочу услышать тебя, пока ты  еще мой Георгий. Прости меня за все! Прости, что не смогла быть той, которая  осталась бы  с тобой до последнего вздоха, до последнего крика, до последней слезинки, до последней секунды. Я ни когда не любила тебя. Я только сейчас это осознала. И единственный человек, с которым я останусь до последнего, это она.
Затем просто позвоню Георгию и прошу прочесть мои письма. Надеюсь, он сдержит слово и не позвонит раньше.
Мне остается, только ждать ее. Я даже дверь не закрыла. Приходи скорее. Бедная моя Ирочка, я не позволю, тебе больше брать на душу этот страшный грех. Я помогу, тебе! Я спасу тебя.
 

Глава 19  Георгий.
На этом и закончилось ее последнее письмо. Георгий снова закурил. Он потерял счет времени. И даже глядя на часы, не возможно было понять, то ли час ночи, то ли дня. Лишь, выглянув в окно, на потемневший двор, он понял, что уже за полночь.
Выкурив сигарету, словно очнувшись ото сна, Георгий схватил телефон и судорожно  набирал номер Ани. Пальцы совсем не слушались. Он даже пару раз, ошибался, попадал совершенно к другим людям. А когда наконец –то дозвонился до жены, телефонную трубку ни кто не поднимал. Он попробовал еще пару раз, но на том конце провода, ни кто не откликнулся.
Георгий, кинув телефонную трубку, оделся и вышел в ночь.
« Я еду к тебе, дождись» - мелькнуло в его голове.