Смотрели тёмные панели
с немым укором на меня,
и руки зябко цепенели
в отсветах зыбкого огня...

На древней вышивке шпалеры
схватились волки и олень;
в углах таился сумрак серый,
и длилась сладостная лень...

Не зря всю ночь скакали тени
по стенам, окнам, потолку;
и шум неистовых движений
равнялся целому полку...

Пылал камин, сияли свечи,
под стать им перстни и глаза!
Росой покрылись лоб и плечи,
жил в каждой линии азарт...

Ещё, ещё! -- уста молили,
как будто мёд вкушая плоть;
и трепетанье белых лилий
сменил граната терпкий плод...

Пришёл рассвет в плаще монаха,
и с ним забот дневных палач;
остыло ложе, словно плаха,
закат не скоро, плачь, не плачь...

Иллюстрация: Rob Hefferan