Марта свернула в очередной проулок. Разгоряченная злостью, она не чувствовала вечерней прохлады  лабиринта старых зданий. Длинные загорелые ноги в коротких шортах несли подальше от источника ее бед.
"Андрон! Кем он себя вообразил? Нашелся, альфа-самец!" 
Маленькая дизайнерская сумочка на длинном ремне била по ягодицам в такт шагу.   
"Не так встала… "
Каблуки босоножек цокали по брусчатой мостовой. 
"Не так посмотрела…"
Остановилась, облокотилась спиной о шершавую стену.  Оглянулась: теперь может не беспокоиться о том, что Андрон нагонит ее. 
"Это вряд ли,  - щелкнула ювелирным замком, порылась в сумке, достала зажигалку и сигареты. - Мамам сейчас занимает все его мысли, -  затянулась. - Мегера".
Выпустила дым. Боже, как это утомительно быть идеальной невесткой маменькиного сынка. 
"Чего он добивается? Превратить ее в свою мамашу? И эти цыганские огромные золотые  серьги-кольца в вытянутых дряблых мочках, и наигранно изысканные светлые костюмы под английскую королеву, и ужасного размера перстень из цветных брильянтов на указательном пальце. Уж лучше брать деньгами, чем таким аляповатым безобразием".
"Сейчас она вернется к ним… эксцентричная истеричка..."
- Su di noi nemmeno una nuvola,  su di noi l'amore и una favola, - кто-то в глубине улицы сделал приемник громче.
"Главное пробраться не заметно…" - кинула окурок под ноги и размазала на мостовой.
- su di noi se tu vuoi volare  su di noi ancora una volta dai
"...переоденусь во что-нибудь приятное  ее величеству", - думала она, двигаясь на звук. В противоположную сторону.
- mi stavi vicino e non mi accorgevo di quanto importante eri tu,  - музыка приближалась.
"А то опять начнется", - взгляд остановился на тепло освещенной витрине магазинчика  из приоткрытой двери которого лилась жизнеутверждающая песня.
"Не то одела!"
Марта опустила глаза. На бархате полки лежала миниатюрная сумка: пухленькая, похожая на бабушкин кошелек, с серебряной винтажной застежкой  и красочным рисунком цветка лотоса на лицевой стороне. Девушка потянула руку, и та неловко ударилась о стекло. Марта испугалась и подняла глаза.
За ней наблюдала молодая женщина.
"А почему бы и нет?" - и Марта шагнула на свет, в распахнутые двери магазина.
Непривычно было войти в лавку без приветствия колокольчика, который почему-то был подвешен к витрине и почти касался пола.
Музыка стала тише, и вовсе исчезла: хозяйка выключила приемник.
- Вас что-то заинтересовало?
- Д-да. Там, - Марта мотнула головой в сторону витрины, стараясь разглядеть хозяйку: привлекательная женщина, лет тридцати пяти, темные курчавые волосы характерные для итальянцев контрастировали с белоснежной кожей. 
- Там?
- В витрине. Сумка…, - раскачивалась на каблуках, сцепив длинные тонкие руки за спиной.
- Их там несколько…
- Одна, - Марта застыла в воздухе. - С лотосом. Можно глянуть?
- Конечно, - женщина вышла из-за конторки.
 Коренастая. Коротко стриженые волосы непослушно топорщились колечками в разные стороны.
«Совсем как нимб при электрическом свете», - улыбнулась Марта сравнению и осмелела.
- Я здесь часто гуляю. Удивительно, что не видела вашу лавку раньше, - звенела девушка в спину продавцу.
- Мы с шести.
- Утра?
- Вечера, - сумка легла на конторку, и Марта выдохнула:
- Какая изящная работа!
- Спасибо.
- Сколько?
-  Это выставочный экземпляр. Единичная работа. 
- Не продается?
- Нет. Может, посмотрите еще что-нибудь? 
- Наверное, нет, - Марта стихла.
Незачем знать хмурой торговке, что эта чудная  вещица могла скрасить ее вечер. Марта медленно побрела к выходу.
- Подождите, - окликнул ее взволнованный голос. - Может быть...
Марта обернулась. Она стояла в пол оборота в свете желтых ламп: длинная и гибкая. Летняя майка, собранная тесьмой у основания шеи и пояснице, прикрывала перед и полностью оголяла спину.
- Нам удастся... договориться? Это же Тон Янг? Райская птица?
- Он самый, - Марта гордо кивнула и показала спину, позволяя детально рассмотреть татуировку: их с Андроном камень преткновения. Жених настаивал, чтобы она скрыла этот шедевр от глаз его матушки.
- Слышала, что свои работы делает в единственно экземпляре... 
- Да, и за огромные деньги! Я на эту птичку полгода собирала. А сколько мы эскиз обговаривали. Дедуля страшный педант.
- Какие цвета!
- Могу дать его номер. Хотите? - Марта повернулась к продавщице и облокотилась о прилавок.
- Боюсь, мне нельзя.
- Из-за религиозных соображений?
- По болезни. Проблемная кожа. Так будете брать "Лотос"? Уступлю за полторы, - женщина улыбнулась.
- Спрашиваете! - Марта покопалась в сумочке и достала кредитную карту.
- Мы принимаем только наличные.
- У меня сейчас нет такой суммы на руках.
- Тогда приходите завтра. В это же время. А пока гляньте, - женщина пододвинула "Лотос" Марте. - Вдруг это не совсем то, что вы ожидаете? Если все устроит, буду вас ждать.
- Спасибо! – руки коснулись прохладной поверхности тонкой кожи, пальцы обвели контур рисунка. Девушка приподняла глаза на хозяйку: живой любопытный, нетерпеливый встретился с изучающим, выжидающим, - щелкнула бабушкиным замочком...
- Ой! Кусается!  - Марта дернулась от сумки и поднесла кровоточащий палец к губам, слизнула кровь и засмеялась.
- Позвольте, - хозяйка отняла изящную руку от губ девушки. - Глубокий порез. Надо остановить кровотечение.
- Ерунда... - отмахнулась свободной рукой. - До свадьбы заживет.
- И тем не менее, - женщина скрылась в подсобном помещении.
Марта держала палец у губ и рассматривала предстоящее приобретение. В душе поселилась тихая радость. 
"Вряд ли Лотос приглянется Андрону и его Мегере. Но, собственно, какое мне до них дело?" – выдохнула она и почувствовала в теле свободу и легкость: от мнений, навязанных пристрастий, потенциальных родственников и совести.
- Вот, приложите пластырь, - женщина протянула пачку и взяла в руки "Лотос". - А я подправлю застежку. 
- Тогда до завтра? - Марта прикрепила шершавую пластинку на палец и неуверенно отодвинулась от прилавка: боялась, что хозяйка передумала.
- Буду ждать вас.
- Хорошо, - девушка развернулась и побрела к выходу.
"Завтра сниму деньги... Сразу сюда... Проскользнуть бы мимо Мегеры... Утомительные... отношения... и эта песня как насмешка... Дурак ты, Андрон, я же..." 
Где-то зазвенел приветственный колокольчик.
"И кто ставит их... на пол..."
 
***
 
Цыганские золотые серьги-кольца на длинных дряблых мочках раскачивались в такт кивкам посетительницы.
- Совсем не продается? - скрюченный указательный палец, украшенный огромным перстнем,  постучал по роскошному рисунку райской птички на кожаной обложке.
- Это выставочный экземпляр.
- Неужели мы не сможем договориться? - синьора театрально взмахнула рукой. - Поймите, дорогая, это просто идеальная обложка для моего планинга. Словно создана для меня. Есть же какой-то компромисс? - она посмотрела на бледную итальянку поверх очков в золоченой оправе.
- Конечно есть. Обмен, - хозяйка улыбнулась.
- Понятно... Очень жаль… Что ж, заверните мне тогда вон тот кусочек мыла ручной работы.
- С удовольствием.

Для иллюстрации использован рисунок dorset "Bird of paradise".




Listen or download [Пупо] Su Di Noi for free on Prostopleer