Все мы - одинокие души, ищущие своего света. Нужные только себе, а если повезет, то и паре-тройке мотыльков, залетевших, чтобы обогреться возле ярко горящей лампы. Иногда становится грустно осознавать, что ты не в числе этих счастливчиков. А может и был когда-то, но тихо отошел в сторону после того, как тебе самому обожгли крылья. Ты уже мало на что надеешься, но продолжаешь утешаешь себя мыслями о сотне друзей по ту сторону монитора. Они ведь и правда есть. Хотя половина из этого числа просто для галочки. Но никто не знает об этом кроме тебя. Не нужно им это знать. Ты для всех счастливый. Поможешь советом, если нужно, заверишь, что все в порядке на вежливый вопрос о буднях. Улыбнешься смайликом. Убедишь всех. А себя? Пытался хоть раз? Конечно пытался и даже получалось искренне улыбнуться до поры до времени, пока онлайн не покрывался серыми тенями. А после была опять грусть, прохладные простыни, окурок давно истлевшей сигареты и совсем не смешная комедия по телевизору. Но больнее все же не это, ведь серость завтра пройдет, она не навсегда. В самое сердце может бить лишь одно - когда ты просто перестаешь быть интересен. Все вокруг шепчутся - будь искренен, не выдумывай себя, а потом сами же закрывают окно с твоим сообщением, делая вид, что у них и так много дел. Не справедливо? А как иначе. У тебя слишком плохая память. Мир всегда был таким. Его уже не переделать и никого не изменить. Можешь подстраиваться, выделяться, разницы нет. Чего ты от них ждешь, если они живут там же, где и ты. Пусть не по твоим принципам, но на одном с тобой полушарии. А помнишь, как обещал себе, что в следующей раз будешь не так многословен. Что не будешь через секунду перезагружать страницу и ждать тоже не будешь. Сколько уже у тебя было понедельников, вторников...не счесть. Люди не меняются, и ты с ними за компанию. Странно ведь получается, ты боишься, что тебя обидят, а потом обижаешься на то, что тебе врут. Ты и сам себя не знаешь, да и стоит признаться, что поступаешь точно также. Бумеранг из оправданного вранья несет тебя до конца жизни. И их тоже. Видишь, ты не один. Вас таких много. Не о чем больше переживать. А боль, она пройдет, стоит только добавить вновь прибывшего. Пусть и на время, это лучше, чем никогда. Сколько бы ты не падал вниз, тебе слишком дорог будет этот полет, чтобы раз и навсегда остановиться, наконец разбившись. Ты знаешь, но все рано жалеешь себя. На судьбу сетуешь. Других обвиняешь. Может хватит? Просто подойди к зеркалу, прислони ладонь с стеклу, посмотри на того, чей взор открывается перед твоими глазами и скажи: "Во всем виноват только я! Я открываю душу, меня ведь не заставляют, не привязывают руки, не стоят над душой. Я ведь сам думаю, что правда всегда лучше и в горькость ее не верю. Я сам жду и сам хочу ждать. И надеюсь тоже сам. Значит не они виноваты. Так зачем я обвиняю невиновного?" Ну что, сказал? Только лучше тебе от этого все равно не стало. И боль твоя никуда не ушла, не догнала ее и обида. Но это ненадолго, ты погрустишь и забудешь, возможно, и не на следующий день, ведь я знаю, что ты будешь продолжать насиловать свою душу, вглядываться в так и не прочитанное сообщение. "А вдруг?" - подумаешь ты. И придумаешь еще несколько разных оправданий. Пусть даже и нелепых, но вранье самому себе будет не таким болезненным. Ты не любишь боль, зато любишь над ней хитрить. Странный ты. Но какой уж есть. Мы не в праве друг друга осуждать. Мы уже наказаны самими собой. Этого вполне достаточно. Завтра наступит новый день. В ожидании и трепете. Приветов от других людей, тоже родных тебе, но они все равно лишь состоят из твоих ожиданий. Ты держишься за них, еще не зная, как долго они будут держать твою руку и как скоро ты опять упадешь вниз. Но без этого твоя жизнь была бы слишком пресной. Адреналин в крови слишком ценен для того, чтобы ты его променял. Живи, как знаешь. Иди по той дороге, что начертил. Не плачь, когда колени зацепятся за шершавый асфальт. И никого не вини, когда снова прицепишь на спину ветхие от старости крылья. Твоя жизнь - это вечный полет где-то в параллели между небом и землей, пока ты не перестанешь представлять себя птицей, которой не являешься.