- Ну, здравствуй. После трех лет молчания, я все же решилась на что-то большее. У слов нет срока давности, есть лишь люди, не взявшие на себя смелости пустить их в свои уши. Остается надеяться на то, что в толпе этих безучастно, блеклых лиц, мой взгляд не зацепиться за тебя. «Прости» - Будет первым словом, что я скажу тебе. На данный момент, оно самое важное. За ним, совершенно случайно вырвется распространенное нынче – «Пойми, заглатываемое мной обратно, как признак бесполезного существования. Особенно в нашем случае». Мы ведь с тобой оба трусливы. Ты - решивший уйти, без прощального взмаха руки, я - проигнорировав твою просьбу о расставании. И, тем не менее, ты сейчас в высоте, а я на асфальтированном бордюре и в проигрыше. И можно было бы вернуться на нулевой километр, но тебе не долететь, а мне не оторваться. Жаль. Правда? Но надо двигаться дальше, хотя мне все еще больно, а тебе уже наверно безразлично. Знаешь, мне не помогает мысль, что ты в моем сердце с отдельным входом и самым лучшим местом. Есть и останешься. Этого слишком мало, хоть и звучит эгоистично. Но я поняла, что смотреть глазами, иногда ценнее, чем иметь то, к чему ты никогда не сможешь прикоснуться. Жизнь, она ведь такая штука. Несправедливая и грязная. В каждом доме, на крючке около входной двери, весит маска, уже давно приравненная к одежде. У нас тоже. У тебя была, у меня осталась. Но, не смотря на это, мне все же хочется думать, что мы были немножко другими. На четверть как все, на большую половину - свои собственные. А вместе, составляющее что-то цельное. У нас ведь, даже дни рождения в один день. Любовь Святого Валентина торжествует. Помню в наш последний год, я подарила тебе свитер. Синий, на молнии. А ты притащил мне фен, впоследствии, оказавшийся сломанным. Хотя, и тем холодным воздухом, что в нем имелся, можно было бы подсушить промокшие от душевых брызг, волосы. А еще вместе с феном была записка. Простые слова, оторванный клочок, тетрадного листа, черные чернила размашистый почерк - по отдельности и самое дорогое, лежащее а альбоме, без единой твоей фотографии. - В целом. ''Я тебя люблю, и любить буду долго. Ты никогда не уйдешь из моей жизни, и я буду верить в тебя''. К сожалению, ты нарушил один пункт, а за остальное, спасибо. Вообще за то, что ты появился. Ведь тех моментов счастья и грусти, уместившиеся в два года, просто бы не было. Представляешь? Не было бы драк за пульт при просмотре единственного телевизора, на период моего приюта, в твоей квартире на несколько месяцев. Мы не ходили бы в компьютерный клуб, просиживая задницы с десяти вечера до шести утра, пытаясь застрелить друг друга, в известной игре Counter-Strike. И твой снайпер не взорвал бы моего бандита, когда я, наконец, то смогла подстрелить тебя. Не имело бы смысл питаться одними макаронами и воровать из банки бычки, щедро оставленные за трубой, соседкой с третьего этажа. Ты не пришел бы ко мне в больницу, а я не отравилась бы. Хоть тебя тогда и не пустили, а мои мучения в четыре утра, были ужасными. Моих губ не коснулась бы улыбка, когда, ты нацепил на себя тот детский костюм медведя, оставленный кем-то на лавочке возле подъезда. А стекла ближних окон не впитали бы наш общий ржач, когда я пыталась с тебя его стянуть. Если бы ты не был мне дорог, я бы не встала за тобой, променяв парня, на лучшего друга. И пусть в этом кроме справедливости была жалость. В итоге, это был мой выбор. Наверное, самый правильный за долгое время. Знаешь, я все же нашла третье слово, что скажу тебе. Это будет - Спасибо. Хочу сказать тебе его, за то, что болтал со мной ночью стоя возле балкона и за то, что успокаивал. За то, что я нашла применение свои деньгам, приодев тебя на Черкизоне, и помогала сдирать обои, кстати, это веселое занятие. СПАСИБО. Кем бы я была без тебя доброго и эгоистичного, ранимого и вредного. Кем бы ты был, если бы временами, мне не приходилось делиться с тобой своим светом и верой в лучшее. Тебе было всего двадцать один. Четверть жизни. Испорченная людьми, которые должны оберегать, а вместо этого топили еще глубже. А я так и не смогла тебя спасти. Бесполезно распутывать клубок, который обрастает нитями все больше. Я сдалась, оставила все как есть. Каждый день я думаю, о том, что бы изменилось, сделай я другой выбор. Была ли это судьба, или ты расплатился моими ошибками. Только ответа, боюсь, уже не найдется. Осталось только чувство вины, вечное и всепоглощающее. А вместе с ней целая жизнь без тебя. Без тебя. Как одиноко прозвучало сейчас это слово. С первой строчки, с заглавной буквы. Я бы променяла боль, на жизнь. Обменяла наши дороги, переписала историю. Все что угодно - ради шанса на твое будущее. Но... я обычный человек, у которого, есть способность только мечтать. Я не смогла помочь даже в малом, что уж говорить о большем. Безнадежно и глупо. Мы все хотим изменить прошлое. Стереть ошибки, исцелить раны. Так просто. Так желанно. Но жизнь не может делиться на «до» и «после». Не может быть полной, без разочарований. Не может существовать без выбора. Прошлое можно изменить, только будущим. Вылечить раны, только мазью, стереть следы на песке только водой. Я не могу знать, что случиться завтра. Мне не дано познать даже саму себя. Но я верю. Верю в тебя. Верю, что в один из дней августа, я легла на прохладные простыни, закрыла глаза и увидела улыбающегося парня в лифте девятого дома. За его спиной, весел рюкзак. Молнии расходились по краям из-за мешавших их закрытию крыльев. Он был ангелом на земле. Остался им и на небе. Я не могу знать, вымысел ли это моего воображения, или то, чем открылись тебе золотистые ворота, стоя на бестелесных облаках. Знаю одно. Ты всего этого заслуживаешь. Заслуживаешь, целого мира под ногами и яркого солнца над головой. Заслуживаешь, жизнь, где нет боли и страданий. Где твое сердце бьется в такт пролетающему в паре миллиметров ветру. Заслуживаешь, того, что бы вновь спустившись пятками, на темно серое покрытие, ты мог пройти его до конца. Я буду ждать тебя. В каждом прохожем. В проскальзывающей на стене тени. В изгибах пролетающих мимо облаков. А пока... Я напишу на нижней полоске клеток – «До свидания». Сверну листок пополам. Сниму с вешалки куртку и подставлю лицо прохладному ветру. На тридцать пять минут зайду в метро, а после променяю его на колеса автобуса. Черная изгородь и табличка с надписью встретят меня равнодушным молчанием. В этом месте никогда не бывает громко. Я сделаю несколько шагов на встречу и зацеплюсь взглядом за твою фотографию. Первый раз за три года. Пастою рядом, вспоминая как это. Не смахну слезы, отдавая самое малое, и впущу свои пальцы в рыхлую землю. Всего несколько метров до тебя. Но здесь, это расстояние вечности. Знаешь, я всегда верила в то, что слова, зарываемые в землю, могут прочесть глаза смотрящие сверху. Это письмо тебе. Но я не говорю «Прощай». Ты не ушел - Ведь мы не прощались.