Мы. Я уже и не вспомню, что было до этого. Ах да! Была я… Местами ранимая, местами обдающая холодом. Привыкшая к дождю за окном, и к вечерам на подоконнике с какао. Был ты. Местами одинокий, местами любящий жизнь. Таким я запомнила тебя в нашу первую встречу, таким ты остался в моём сердце. Вместе мы представляли собой смесь свободы с привкусом острой необходимости, раздельно ничем не отличались бы от обычной статистики людей, в серых плащах и без макияжа. Ты любил повторять, что жизнь без свободы напоминает тост, намазанный толстым слоем дерьма. Я соглашалась, хотя это даже хуже. В чём-то мы сходились, в чём-то были разными. Всё обычно. Всё, как у людей. С тобой мне не хотелось большего. С тобой не было нужды притворяться. Мы дополняли друг друга тем, чего не было в нас самих. Он учился у меня терпению, сдержанности, осторожности. Я переманивала от него драйв, уверенность, сумасшествие. Мы никогда небыли идеальными и никогда к этому не стремились, но, тем не менее, стали, просто втиснувшись в тело другого. Он впитывался, в меня постепенно, я втекала в него медленно. Нам некуда было спешить. У нас была огромная жажда изучить друг друга по миллиметру, по точке, по запятой. А когда пришло время, мы встретились посередине, рядом с куском чего-то красного, живого, отдающего глухими ударами молотка об стену. Ты достал из-под коврика ключ, я отцепила запасной от своей связки. Теперь не было нужды стучаться, мы могли заходить друг к другу без разрешения. В отношениях мы были безбашенными. Выходцами из белых столбов с билетом в один конец. Без примесей, без оттенков. Мы пили кофе ночью, а утром ели суп. Спали на полу рядом с разложенным диваном, смотрели телевизор с включённым магнитофоном. Разговаривали ночи напролёт, а утром ежедневно просыпали на работу. У нас не было общепринятых правил. Мы переделали их под свои. Наклеили стикером к холодильнику, а через неделю знали наизусть. У нас не было часов, чтобы следить за временем, мы не залезали в Яндекс, чтобы посмотреть погоду, не строили планов, забывали про завтра. Он ел мой подгоревший омлет и даже не пытался выкинуть в мусорку, пока я отворачивалась для других дел. Я слушала его философские речи, прокручивая у себя в голове установку, чтобы не заснуть. И это не было притворством с нашей стороны, или подстраиванием под другого. Нет. Мы были выше этого. Кто-то говорил, что от этого люди становятся счастливее. Не знаю, мы пропустили это через себя и не потеряли ничего важного. Значит так и есть, значит это правильно. Он ценил наши вечера по схеме книжного рассказа, я ценила время за то, что нам предоставляется возможность перевернуть страницы. Меня устраивала его несобранность, он привыкал к моей неряшливости. Ему нравилось, что я не подходила под стандарт девушек, наводящих по три часа марафет, чтобы сходить в палатку за сигаретами, мне импонировал чистый пол под диваном, не отдающий запахом грязных носков. Со временем, из нашего лексикона пропали слова прости, честно, прощай. В них просто не было нужды. Извиняться нам было не за что, правду мы ценили больше, чем минутное наслаждение ото лжи, а для «прощай» просто ещё небыли готовы. Мы старались быть друг для друга не просто дополнением, а целым, нерушимым, не побеждённым. Нам было суждено выбрать дорогу друг к другу, также как, и суждено было однажды с неё свернуть…. Я больше не смотрю сквозь другую сторону стекла запотевшего от грузных капель. Вместо какао предпочитаю чай, а подоконник сменило кресло и шерстяные носки. Я выросла и избавилась от старого образа и от этого я тоже, когда-нибудь избавлюсь. Время - это всегда волшебство. Я перестану облокачиваться на несуществующие колени, читать вслух тому, кто меня не сможет услышать, чувствовать экстрим, перепрыгивая через турникеты. Это не забудется, просто отойдёт на другой план. Каждые отношения дают нам что-то светлое и нужное, мы в ответ разрешаем исследовать наши трещинки, срастись в наши покровы. Как бы эгоистично это не звучало, но получается честный обмен, похожий на временный обмен телами. Нас не стало в поле видимости, но это не значит, что нас не было не по-настоящему. Когда-нибудь даже самая интересная книга заканчивается, ты вчитываешься в последние строчки и поневоле закрываешь толстый переплёт. Грустно вздыхаешь, поднимаешься с кресла и, подходя к встроенным в стену полкам, ставишь её на место, попутно перебирая пальцами по стоящим рядом обложкам. И придёт время, когда тебя заинтересует новая история. Мы были, и это было здорово, мы есть, потому-то ты здесь в моём сердце, мы будем, потому что воспоминания никуда не денутся. Примечание: Не к кому, и не к чему не относится. Бредни автора.