Эротическая фантастика (новый жанр)
 

 
Анонс:
Проспав в анабиозе больше двухсот пятидесяти миллионов лет, русский космонавт со своим необычным экипажем – роботами – совершает аварийную посадку на планете женщин, где властвует матриархат. Не зная местных законов, капитан направляется  в город и попадает в плен к амазонкам. Роботы, оставшиеся на спасательной шлюпке, пытаются его освободить, используя все свои супервозможности. Но все их старания приводят к совершенно неожиданным последствиям...  


 
 
 
 
Пролог
 
           Алексей бежал голышом очень быстро, несмотря на то, что со всех сторон его окружали джунгли, а зеленый потолок из колышущихся листьев только в некоторых местах пропускал косые солнечные лучи, расходившиеся веером в синеватой дымке. Мужчина огибал в темноте колючие кустарники и свисающие с веток лианы. Перепрыгивая через ползучие корни, он спешил уйти от погони, потому что знал, что скрыться от амазонок очень сложно. Споткнувшись, он упал, перевернулся на спину и, тяжело дыша, прислушался: нет ли погони?
          Сверху, заглушая разноголосое пение птиц, донесся шум ветра. В воздухе повеяло влажным дыханием тропического дождевого леса. Стараясь не шуметь опавшими листьями, Алексей приподнялся на локтях, с опаской всматриваясь в зелёный сумрак джунглей.
         «Кажется, убежал! – с облегчением вздохнул он, подумав, что если бы попался амазонкам, то его заставили бы заниматься сексом с десятком, а то и больше женщин…»
         В этот день во время сбора урожая плодов женщины устраивали самую настоящую дикую, необузданную сексуальную охоту на мужчин… Принося таким образом жертву богине, пусть не кровавую, но все же жертву…
         На лекциях в университете по археологии он не раз рассказывал студентам про заброшенные города и рисовал на школьной доске множество схем, моделей различных обществ, в том числе и амазонок… Говорил, что матриархальная система и амазонки – это разные понятия, так как при матриархате считается, что женщина главная в семье, в отличие от патриархальной системы… а у амазонок – не было мужчин, и получается, что им не над кем было доминировать, кроме как среди женщин…
        Сейчас, столкнувшись с реальностью, он так не считал, потому что у них были не только женщины, но и мужчины-рабы, находящиеся на самой низшей ступени их социальной ниши, захваченные во время набегов на деревни и села, с которыми они совокуплялись для продолжения рода и заставляли их работать…
         Безусловно, формулировки этих терминов, написанные в учебниках, правильные, но только если их рассматривать в теории, как чистейшие эссенции, без примесей.
         В те далекие времена Алексей частенько любил заставлять студентов думать, размышлять, слегка запутать… Затем вдруг начинал рисовать на доске мелом схему: матриархальная система – и вниз стрелочками указывал типы или виды, какие формы обществ принадлежат к этой системе, среди которых довольно скромное место занимали амазонки, а от них вниз шли еще стрелочки с различными их вариантами.
         И вот теперь, лежа рядом с досковидными корнями какого-то гигантского дерева, он задавал себе вопрос: «Кто бы мог подумать, что мне придется столкнуться на практике с амазонками?..»
 
 
 
 Глава I
В КОСМОСЕ
 
 
            Космический корабль овальной формы плыл в звёздном сумраке космоса. Он медленно вращался, и в гладком тёмном корпусе при свете звёзд заблестело название корабля: Прометей. Корабль начал переворачиваться на другой бок, показывая смотровую башню, два кормовых шпиля и четыре антенны системы сближения. Пока не появилась... зияющая дыра в борту. С торчащим из неё обрывком стального кабеля, она проползла и плавно, не спеша, скрылась на обратной стороне звездолёта.   
            Снаружи царил холод. А внутри, под обзорными экранами, в главной рубке  всё ещё мерцала в темноте зелёным светом панель управления. Всюду блестел иней.
            В самом дальнем ангаре, на планетарном катере, стоял обмёрзший льдом саркофаг. В нём, под прозрачным колпаком, лежал стройный мужчина средних лет. На его лицо капала конденсированная влага. Человек спал. И ему снилось...
 
            Он летит на корабле и видит себя в анабиозной ванне спящим.
            Играет тихая спокойная музыка.
            Перед ним сверкает красно-синяя туманность. Всё пространство усыпано звёздами. Только корабль, надраенный до блеска, несётся с гулом в пустоте, и две звезды пляшут по корме.
            По мере приближения они превращаются в обнаженных девушек, которые в украшениях начинают танцевать. Двигая колеблющимися в такт музыке бёдрами, они напоминают восточных красавиц, и непрерывно увеличиваются. Они уже на звездолёте! Протягивают свои нежные руки в драгоценностях. Касаются лица спящего космонавта и...
 
            Алексей застонал от наслаждения, ощутив прикосновение пылающих тел девушек. Сквозь сон он услышал вой аварийной сирены. Корабль влетал в неизвестную планетную систему.
            Прямо  по курсу вырастала огромная кольцеобразная каменная глыба. Пошёл целый камнепад, прежде чем корабль пролетел через неё. Вокруг корабля сработала противометеоритная защита – и космос озарился вспышками от  попадающей мелкой пыли и метеоритов в силовое поле из антивещества… 
            Скоро показался газообразный гигант, огромный полосатый багровый шар – с белыми и рыжими тучами, закрывший собой часть пространства по левому борту корабля. В тот момент, когда космический корабль проплывал  мимо него, между мощными тучевыми полосками гиганта неожиданно тучи расступились и в одном месте стала отчетливо просматриваться синева океана, приоткрывшая завесу тайны, скрытую за густыми облаками.    
            Но единственный член  экипажа спал в это время в анабиозе и не мог наблюдать за этим довольно редким природным явлением, хотя бортовой компьютер его зафиксировал в бортовой журнал, как событие.
             В той стороне, куда направлялся корабль, на расстоянии чуть меньше миллиарда километров  в черноте космоса ослепительно светило местное солнце, вокруг него вращались еще четыре планеты, расположенные друг от друга на разных расстояниях…   
             Отсюда они виднелись всего лишь едва заметными светящимися   точками, но данные этих планет уже аккуратно выводились в главной рубке на голографических мониторах в виде цифр и орбитальных расчетов, а также в виде химических элементов,  составляющих их атмосферы… Самая ближайшая из них имела красноватый оттенок, чуть дальше – бледно-голубого цвета, третья ­– ярко белого, четвертая – самая дальняя и самая ближняя к местному солнцу – серебристая, имевшая четкий металлический цвет…
             Разумеется, цвет планеты не всегда характеризует состав атмосферы, как это было с красной планетой, иначе можно было бы подумать, что красноватый цвет почвы, окислившегося железа, свидетельствует о присутствии в больших количествах кислорода в атмосфере, при увеличении бортовой компьютер обнаружил едва заметную тонкую атмосферную оболочку серого цвета… А это означало, что в составе атмосферы присутствует углерод, входящий в состав угарного газа…  Да и удаленность самой планеты от местного светила говорила о довольно суровых холодных климатических  условиях на ее поверхности. 
             Итак, выбор пал на следующую планету…   

 
 
 
 
Глава II
ПРОБУЖДЕНИЕ  КОСМОНАВТА
 
              Над планетой, окруженной голубым сиянием атмосферы, завис звездолёт. Он медленно начал плыть над огромным суперконтинентом, всматриваясь видеокамерами в покрытую бурыми пиками гор  поверхность. Пока внизу, на одном из морских побережьев, среди зеленой растительности, не появились города. Только тогда от звездолёта отделился радиоуправляемый зонд, и данные атмосферы не спеша поползли на мониторах бортового компьютера.  
              Воздух был пригоден для дыхания. Спустя какое-то время на посадку пошёл планетарный катер.
             Алексей проснулся от сильного холода, под шум морского прибоя, – за долгие годы сна успевший обрасти густой бородой. Открыв глаза, он вылез из анабиозной ванны, срывая с себя питательные трубки, и упал на прохладный металлический пол, растирая тело руками.
             Комбинезона на кресле не было.
            Сквозь прозрачный купол на фоне вечернего неба был виден песчаный берег и тёмно-синее море с золотистыми отблесками на водяной глади. Из морских глубин поднимались остроконечные  рифы, окрашенные в розовый свет.
            Планета сильно напоминала родной мир Алексея, только птицы, парящие и пронзительно кричащие, как чайки, были снабжены челюстями.
            Одна из них низко пролетела над куполом, вытаращив выпуклые чёрные глазки на космонавта, и противно закричала, показывая ряд острых, как иголки, зубов.
            Алексей отшатнулся от стекла. Нужно было искать одежду.
           «Возможно, роботы убрали ее в гардероб, – подумал он. – Вот блин! Опять забыл отменить команду!  Теперь нужно ее там искать…»
            Поднявшись на ноги, он заковылял в соседний отсек. Чувствуя, что покалывание в мышцах стало проходить, он наконец-то нашел свой комбинезон и облачился в него. Достал из холодильника ящик с едой и занёс его в рубку. Сев перед пультом управления в кресло, он вскрыл несколько банок – и поморщился: вся пища превратилась в ледяные комки.
             Отложив её в сторону, космонавт застучал пальцами по голографическим клавишам бортового компьютера.   
             – Сколько я проспал?
             – Прошло двести пятьдесят миллионов лет с момента входа в анабиоз, – произнесла женским голосом машина.
             – Что случилось?
             – Неисправность гиперпривода: поврежден блок ускорителей.
             – Мои координаты?
             – В связи с выходом из строя навигационной системы невозможно определить точные координаты местонахождения корабля. 
            Встав с кресла, Алексей нервно заходил по рубке. Мысль о том, что он навсегда отрезан от своего мира, вызывала в нём ужас. Он почувствовал, как по спине пробежал леденящий холодок. Посмотрев на обзорный экран, космонавт содрогнулся. Там по-прежнему с визгом носились летающие твари.
            «Попробую, – решил Алексей, – мыслить логично. Итак, я оказался на планете, пригодной для жизни. У меня есть оружие...»
            Космонавт взял бластер и подключил оружие к подзарядному устройству, обратив внимание на бегающие по рукоятке разноцветные огни лампочек. «Всё нормально, – подумал он. – Теперь надо проверить мультиядерный  процессор. Почему тот не функционирует?»
             Задумавшись о причинах поломки, Алексей направился в радиорубку.  Снял панель управления и подсоединил индикатор.
             – Так и есть! – прошептал он. –  Сгорел!
            Алексей заменил сгоревшую деталь и настроил голографическую  программу «искусственный интеллект», чтобы она не сразу включилась, а постепенно, незаметно, чтобы не сильно напрягала после сегодняшнего пробуждения роботизированным юмором…
           Подойдя к пульту управления, он тронул выключатель – и в воздухе возникла объемная карта в мельчайших подробностях близлежащей местности…
           Недалеко от места посадки на плоскогорье возвышался красивый незнакомый город, окруженный средневековой крепостью…    
          – Вау! – воскликнул Алексей, увидев двух симпатичных женщин,  охраняющих вход в крепость…      
          Отправившись приводить свой внешний вид в порядок, космонавт принял душ, побрился, переоделся в чистое белье…   
          Спустившись в гермокамеру, он включил все системы защиты и радиоключом открыл входной люк. Послышался лёгкий шум ветра. В лицо космонавта подуло свежим воздухом, который принёс соленый запах моря, песка и прелых водорослей.  
 
 
 
 
Глава III
ДОРОГА  В  ГОРОД
 
 
            Ступив на поверхность, Алексей услышал, как сзади над трапом закрылся люк. Он ещё немного подождал, наблюдая, как с боковин дискообразного катера броня накрыла прозрачный купол. Только тогда он поспешил на травянистый холм, замечая, что вокруг сильно потемнело.
             Взобравшись на возвышенность, утопая по колена в темно-синей траве, космонавт не удержался от возгласа восхищения: перед  ним  в  сумрачном свете раскинулась горная долина. Слева, где изгибался берег, поросший кустами и пальмами, на плоскогорье возвышался загадочный город. В сгущающихся сумерках таинственно горели золотые купола башен.
              Пошатываясь от слабости, Алексей осмотрелся по сторонам. Он знал, что малейшая неосторожность на чужой планете могла стоить жизни. Но желание увидеть что-то новое было настолько сильно, что он зашагал по вершине холма. Солнце, окруженное кроваво-красным закатом, уже наполовину скрылось за морским горизонтом и в некоторых местах на вечернем небе, слегка затянутом легкой дымкой облаков, появились первые звезды. По лицу космонавта скользнула улыбка: там, на орбите, дрейфовал его корабль. ЕГО корабль!  
              Постепенно склон пошел выше, трава под ногами сменилась на каменистую поверхность. Здесь, между скалами, начинался крутой спуск, весь берег внизу утопал в шелестящей зелени.     
              Космонавт остановился и снял гермошлем, потому что в данной ситуации, в которой он оказался, нужно уже начинать вырабатывать иммунитет к местной микрофлоре… Подувший со стороны моря ветерок ласково коснулся его волос. Алексей вздохнул. Он стоял над погруженными в сумрак пальмами, за которыми виднелась полоска песчаного берега, и море – таинственное, мерцающее в негаснущих красках багрового горизонта.
             «Свобода, простор», – подумал космонавт и медленно побрёл по холму.
            До города оставалось около километра, когда над берегом взвился дымок костра. Алексей чуть не подскочил от удивления. Сорвав с груди бинокль, он прижался глазами к окулярам.
            Пальмы, песок и море замелькали в объективе, пока на градуированной зеленоватой шкале не показались четыре девушки, одетые в купальники. Они стояли возле лошади, на которой лежал связанный парень.
            Изображение отрегулировалось. В левом углу экрана запрыгали цифры – расстояние до цели было 385 метров. Включилось электронное ухо.
             Космонавт замер, прислушиваясь к шипению дешифратора. До него донёсся смех. Из воды выбежала ещё одна девушка. Она была без купальника. Её мокрое тело заблестело при свете заходящего солнца.
             Алексей отвёл взгляд, посмотрел туда, где солнечная дорожка на водяной глади мерцала чуть не до самого горизонта. Краешком глаза он заметил, что девушки не спеша стали удаляться.  
             – Эй, эй! Куда? – воскликнул Алексей, вопрошающе вытянув руку.
            Бросившись спускаться с возвышенности, космонавт зашуршал сапогами по каменистой поверхности. Мелкие камушки посыпались вниз...
            Выбежав на пляж, Алексей поспешил вдоль колеблющейся глади воды, направляясь туда, где горел костёр.
            Поравнявшись с огнём, который на берегу моря шипел и трещал, космонавт остановился. На песке валялся рваный плащ и несколько пустых жестяных банок.
            «Похоже, девушки пошли в ту сторону», – подумал Алексей, рассматривая место.
            Ник (так звали гермошлем) неожиданно произнёс:
            – Не нравится мне всё это! Странно как-то!
            – Что именно? – спросил космонавт.
            – Они зачем-то связали того парня!
            – А может, он распивал здесь запрещенные напитки или натворил что-то! – предположил Алексей, улыбаясь. – Ладно, пойдём, а то мы и так задержались!
 
             ...Космонавт шёл так быстро, что вскоре начал догонять девушек, постепенно сокращая расстояние. Ник, который всё это время подготавливал его мозг к контакту, доложил:
              – Процесс обмена знаний произведён! Действуй!
              И Алексей, точно всю жизнь разговаривал на туземном языке, закричал:
              – Красавицы! Подождите, пожалуйста!
              Подбежав к ним, космонавт остановился. Девушки переглянулись.  
              – Ты кто такой? – резко спросила одна из них. – Почему не соблюдаешь правил этикета?
             – Я совершил вынужденную посадку на вашей планете и незнаком с  вашими обычаями, – ответил он. – Поэтому простите, если я невольно обидел вас чем-то...  
             Алексей замолчал. Он только сейчас заметил, что девушки очень красивы. Их купальники были сделаны из чешуйчатой кольчуги. А ноги обуты в кожаные сапоги.
           «Настоящие амазонки!» – подумал он, невольно приходя в восхищение. Скользнув взглядом по их талиям, на которых висело по мечу, космонавт вздохнул и продолжил:
           – Не могли бы вы указать мне дорогу в город? Или, может быть, вы направляетесь в ту же сторону, и мы могли бы продолжить путь вместе?
           – Первый  раз  слышу, чтобы мужчина хотел попасть  в  город! – проговорила красноволосая девушка, недоумённо качая головой. – Что будем делать? – повернулась она к подругам.
          – Похоже, этот сам пойдёт, – сказала другая незнакомка. – Не придётся его тащить... Что ж. Идём.
          И они зашагали к плоскогорью, на кромке которого сквозь сумеречную мглу призрачно мерцали золотые купола городских башен...
 
 
   Глава IV
В плену
 
             Город был окружен стеной, где четыре цилиндрические башни соединялись, образуя крепость. По центру располагались ворота. Возле них стояли две женщины, облаченные в тяжелые доспехи.
             Алексей опустил бинокль. Он уже понял, что попал на планету, где мужчин не допускали к власти. Причиной тому послужил развившийся матриархат.
             «Что же здесь произошло? – напряженно думал космонавт, удивляясь. – Какие причины привели к возникновению такого общества?» – Окидывая взглядом девушек, он шел с этими мыслями, пока не пришли в город.
              Оказавшись на площади, незнакомки направились к замку. Проходя мимо старинных зданий, Алексей ощущал себя идущим по средневековому рынку. Здесь все было сделано по древней архитектуре: мощенная булыжниками дорога и дома, украшенные лепниной и фресками. Поднявшись по ступеням, они очутились возле колон дворца. Тут много ходило женщин в нарядах амазонок! Лежащего на лошади пленника развязали и грубо потащили внутрь. Космонавту на миг показалось нереальность происходящего: только вчера он жил совершенно в другом мире! А сейчас...
              Девушки вели Алексея в свою цитадель! Пройдя мрачного вида зал, космонавт попал в помещение, где бил фонтан воды. В нем, под покровом темноты находились две скульптуры, одна из которых изображала сидящую на корточках женщину, а вторая – лежащего под ней мужчину, в открытый рот которого падала с журчанием струя воды.  Алексей уже догадался, что его здесь ожидает. Наклонив голову, он мысленно сосредоточился и произнес в микрофон:  
              – Ник, передай Сиду и коту Марсу, чтобы приготовились меня срочно телепортировать...
             Спустя секунду донесся голос электронного кота:
             – Капитан, подождите! Сейчас мы определим ваши координаты!
             Алексей не успел опомниться, как произошло перемещение. Однако, вместо того, чтобы попасть на спасательную шлюпку, он оказался лежащим в чужой постели  рядом со спящей  девушкой. Стараясь ее не разбудить, он придвинулся к краю кровати, и прошипел в микрофон:
             – Что за шутки?!
         – Капитан, простите!
         – Вам ничего нельзя доверить! Сам выберусь!
          Он замолчал, когда девушка заворочалась во сне и положила ему на плечо свою голову. До него донесся едва уловимый аромат жасмина, исходящий от ее светлых волнистых волос. Этот запах напоминал благовония небесных богинь из Золотой эпохи, откуда он прибыл. Наклонившись к незнакомке, он вдохнул ее аромат с наслаждением, ощущая, как мысли у него закружились сексуальным вихрем фантазий. Он заметил, что она сильно похожа на его бывшую подругу. Заботливо укрыл ее одеялом и собирался уже уходить. Как вдруг зазвонил будильник в наручных часах. Алексей застыл в немом ужасе: сейчас проснется девушка и поднимет тревогу!  Он поспешно отошел в темный угол и спрятался за занавеской. По приближающемуся шуму к двери спальни  он понял, что его ищут. «Попробую выбраться через балкон!» – решил он. Окинув беглым взглядом комнату, он посмотрел еще раз на девушку. Она продолжала спать. Ее черты лица, в ореоле рассыпанных по подушке вьющихся волос, казались ему такими знакомыми, что даже не верилось, что он не на Земле! Здесь все было предназначено для человека: письменный стол, два кресла, резной камин с кованой решеткой и книги, стоящие на полках. На противоположной стене висела большая старинная картина, на которой была изображена молодая женщина в длинном белом платье. Но больше всего привлекло его внимание то, что на письменном столе – цвета ореха – стояли чернильница с гусиным пером и ваза с огромным букетом сирени. Рядом лежали ровной стопкой чистые листы бумаги. Мерцающий свет, исходящий от горящих свечей, придавал всему атмосферу древности. Рассматривая внутреннюю отделку помещения, Алексей пришел к выводу, что дворец сделан из гладко отшлифованных глыб розового мрамора. От нечего делать он принялся вспоминать те времена, когда в поисках драгоценных крупиц истины пропускал реальность через разные призмы восприятия, пытаясь понять, почему история человечества развивается по таким сценариям. Он знал, что для решения всех этих проблем придется наводить порядок в разных сферах деятельности людей: политической, экономической и социальной. Только тогда появится возможность исправить ошибки…
               Он собирался уже уходить, но неожиданно распахнулась дверь – и в спальню вошли две женщины в наряде амазонок. Их купальники открытого типа были сшиты из змеиной кожи. Две сверкающие сферы – на груди, и внизу живота – набедренная повязка в форме треугольника. Наблюдая из своего укрытия, Алексей видел, как обутые в кожаные сапоги женщины подошли к спящей девушке и одна из них, прикоснувшись к ее плечу, прошептала:
               – Мила, проснись! У нас сбежал пленник!  
               – Что? – в одно мгновение тревога развеяла сон, и Мила порывисто поднялась с  постели. –  Как же вы его упустили?!
              – Мы? Мы тут совершенно ни при чем. Мы охраняли Восточные Ворота, а пленник ушел через Западные. Так что ответ перед королевой Тайрой будут держать Соломея, Вивьен и все те, кто дежурил там. Ладно, Мила, давай одевайся! А то нам уже пора идти!
              – Подождите, я сейчас, – заволновалась Мила, посмотрев на свои часы: было уже полдвенадцатого.
              Одевшись, Мила взглянула на себя в зеркало и улыбнулась: на нее смотрела красивая, статная, полная обаяния блондинка.
              «Он будет мой!» – прошептала красавица и подбежала к подругам, которые терпеливо ждали ее.
              – Я готова!
             Вз-зин! – вдруг что-то тяжелое со страшным звоном упало и покатилось по полу. От неожиданности девушки вздрогнули и обернулись. На их лицах отразилось удивление: возле окна стоял молодой человек с виноватым выражением лица. На полу лежал бронзовый подсвечник, который он случайно опрокинул.
            Парень приветливо помахал им рукой.
            – Тигрицы, вперед! – заорала Мила.
            И, бренча ножнами о чешуйчатые кольчуги, девушки с криками набросились на Алексея, повалили его на пол. Мила запрыгнула сверху.
             – Все, теперь никуда не убежишь, – сказала она, сидя на лежащем космонавте. – Ты мой!
             Хрясь! – на них сверху обрушились (тоже ее!) занавеска вместе с карнизом. Послышались женские крики, и все порывисто принялись выбираться из-под пышной ткани с золотистыми узорами.
             – Мне нечем дышать! – кричала Мила. – Я ничего не вижу! Снимите ее с меня!
             – Ой! Нет, нет! Не надо…
             – А меня кто-то щекочет!
             – Все хорошо, девочки! Не бойтесь! – воскликнул Алексей, приподнимая край занавески. – Я нашел выход!
             Взяв космонавта под стражу, девушки повели его по коридору.
            Пока они шли, на пути появились женщины, идущие без одежды. «Такого еще не было!» – подумал космонавт, усмехаясь. Он вытащил из кармана крошечный универсальный мультимедиаплеер. Подключив его к мыслящему шлему, он слегка расслабился, наслаждаясь рождением в сознании любимой мелодии. Пока вдруг одна из идущих рядом девушек не запела тонким голосом, а за ней – и другая! Открыв от изумления рот, Алексей посмотрел на танцующих по залу очаровательных женщин.
             – Что за черт? – удивленно пробормотал он и умолк, почувствовав, что Ник трясется на голове в такт музыки, двигая антеннами. – Это ты сделал?!
             Стукнув по нему кулаком, Алексей мысленно выругался и упрекнул:
             – Смотри! Больше так не делай! Может быть, твои способности когда-нибудь пригодятся, но не сейчас!
             Вскоре они попали в куполообразный зал с прозрачными стенами, где внутри росли виноградники. В самом центре находился бассейн. В нем плескались четыре обнаженные девушки. Их радостные  крики и смех сопровождались взрывами брызг. Как только Алексей приблизился к ним под конвоем, светловолосые незнакомки со смехом набросились на него.
             – Какой красавчик! – закричали они в один голос, кидаясь к нему на шею. Окружив со всех сторон, девушки принялись осыпать его лицо жаркими поцелуями. Алексей застыл, ощущая прикосновения нежных рук. Он почувствовал, как с него сняли шлем и начали стаскивать комбинезон.
             – Эй, девушки, девушки! – воскликнул космонавт. – Не надо! – Но в этот момент они уже обнажили ему торс и занялись брюками. Алексей пожалел, что не поставил  код. Так как на комбинезоне не было швов, и догадаться как снять,  можно было только случайно. По сути дела его одежда представляла собой высокое достижения  разных наук. Сюда входила жидкокристаллическая  пленка, покрывавшая ткань, благодаря которой – та могла точно кожа хамелеона менять свой цвет. И биосенсоры – миниатюрные устройства, объединяющие в себе детекторы и компьютер. Поэтому Алексей удивился, что прекрасным незнакомкам удалось снять с него комбинезон. Ведь единственное, что могло заставить его «раздеться», – это желание самому скинуть с себя одежду!
             Проклиная себя за слабость, Алексей стоял обнаженным перед девушками, которые натирали его тело ароматным кремом. Он не задумывался о том, как выглядел сейчас. Ему было все равно...
             Когда незнакомки привели его в одну из темных комнат, космонавт дал приказ, и одежда снова материализовалась на нем. Он включил сразу на поясе прибор, управляющий временем. И мир застыл! Девушки замерли – все до одной, превратившись в живые статуи. Алексей улыбнулся, увидев, что даже бокал шампанского, падающий на глянцевый  пол, висит в воздухе. Направившись к выходу, космонавт подумал, что они будут долго ломать головы, куда он мог пропасть? Хотя на самом деле он всего лишь выбыл из их потока времени.
              Перед тем как покинуть дворец, Алексей остановился возле двух темноволосых красавиц, которые стояли в нелепых позах. И достал из потайного кармана самопишущую ручку. Улыбнулся. Надо же им оставить автограф на память! Направив ручку на понравившуюся брюнетку, он представил себе то, что хотел бы написать – и в миг на груди той появилась его размашистая подпись. Затем он подошел к другим девушкам, гордо стоящим в доспехах. Полумрак и золотой блеск их купальников придавали им загадочность, поэтому космонавт постоял немного, любуясь. Скользя  взглядом по стройным фигурам незнакомок, он глубоко задумался. Как ему быть? С одной стороны, можно попробовать договориться с ними, хотя с другой – они вряд ли станут его слушать! Что ж попробую еще раз...
 
              Джоанна Маринет находилась в своих апартаментах, когда ей доложили, что поймали еще одного мужчину. Она сидела в кресле и отдыхала. Через открытое окно было видно море, над которым пылало кровавое зарево. Проникающий свет отражался на ее купальнике, мерцая в темноте. Девушка собиралась уже уйти, как вдруг вспомнила, что забыла  приказать, чтобы убрались в комнате. «Может быть, позвать беглеца, – подумала она, усмехаясь. – Пусть займется!» Джоанна мечтательно закрыла глаза, представив, что сделает с ним, как только тот очутиться здесь. На ее прекрасном лице, обрамленном черными волосами, появилась улыбка.
             Послышался шум ветра. Из окна повеяло свежестью. Красавица повернулась в кресле, с наслаждением вдыхая морской воздух. Она собиралась уже позвать. Но неожиданно зажглись все светильники. Девушка испуганно вскрикнула и, открыв рот, онемела. Прямо перед ней возник молодой человек, чуть выше среднего роста, стройный и мускулистый. У него были темные вьющиеся волосы, обрамлявшие лицо с тонкими чертами, и задумчивые глаза цвета весеннего неба. Он стоял так близко, что у Джоанны перехватило дыхание. Она хотела сказать, но вместо слов вырвались несвязные звуки. «Наверное, мне снится все это, – решила она. – Такого быть не может!» Зажмурившись, девушка открыла снова глаза.
              –  Кто ты? – спросила она, моргая длинными ресницами.
              – Меня зовут Алексей Лазарев, – представился незнакомец. – Я – землянин! Простите за вторжение... Но вы так прекрасны, что я не могу не подарить вам букет вот этих роз.
              Вытащив из-за спины цветы, он вручил их ей. Джоанна смутилась. Она почувствовала, как ее щеки залились румянцем.
              – О...Это мне? – спросила она.
             Мужчина кивнул, улыбаясь.
             – Какая красота! – воскликнула девушка. Положив на письменный стол цветы, она поманила землянина рукой.
               – Иди ко мне, – страстно прошептала она. Мужчина подошел и, подхватив ее с кресла, прижал к себе. Она застонала, запрокинув свое прекрасное лицо вверх.
               Послышалась музыка – тихая, спокойная... Над постелью заколыхалась полупрозрачная вуаль полога. Раздвинув шторки в стороны, молодые люди легли на кровать. «Сумеет ли он сделать мне приятно?» – подумала Джоанна, раздеваясь перед таинственным незнакомцем, который с восхищением смотрел на ее стройную и гибкую фигуру, белевшую в полумраке. Она   обнажила  большие полушария  груди, показав мимикой лица, что теперь его черед. Ее взгляд был полон нескрываемой иронии. Но когда мужчина разделся, она увидела его размер – и поняла: это будет ГЛУБОКОЕ проникновение! Помогая стаскивать с себя мокрые трусики, она покорно наклонилась. Как только они были спущены, он, не прекращая ласкать руками, утопил нефритовый корень в ее яшмовой пещере. И медленно стал продвигать свою плоть, пока не заполнил влагалище, влажное от возбуждения.
                – Господи, как приятно! – застонала Джоанна, ощущая внутри себя частицу его плоти, пульсирующую в такт ее движениям. – Пожалуйста, не останавливайся! 
                Свечи горели живым, трепещущим пламенем, освещая спальню     таинственным светом. На ложе любви обнимались мужчина и женщина. Они осыпали  друг друга поцелуями. Их тела колебались ритмично, слившись в единое целое. Джоанна почувствовала себя на седьмом небе от счастья,  когда на нее стали накатывать волны оргазма, создавая ощущения полета. В порыве страсти она прижалась к Алексею. Впилась ногтями ему в спину и провела, оставляя царапины, так что он застонал, делая ей глубокое проникновение…
                …Когда все закончилось, погруженная в свои переживания Джоанна лежала молча. Ей было приятно, что мужчина не спешит извлекать из ее лона свою плоть.
                 – Подожди, я сейчас, – сказал он, вставая с кровати.
                Алексей подошел к окну и обернулся. Лежа на постели, Джоанна принялась ласкать свои груди. Скользнув рукой по талии, она положила ее туда, где внизу живота темнел кудрявый треугольник волос.
               – Милый, я еще хочу!  
               Взяв плетеный поднос с живописно свисающими гроздьями винограда, космонавт прихватил с собой два бокала и бутылку сухого красного вина, вернулся к ней.
               – За тебя, Джоанна, – произнес он, протягивая ей бокал с искрящейся рубиновой жидкостью. Он наклонился к девушке и поцеловал ее в губы… 
 
 
 
Глава V
Амазония
 
                Проснувшись утром, Алексей обнаружил себя лежащим в постели с незнакомой женщиной – на широкой кровати, которая стояла посреди светлой просторной комнаты. «Где Джоанна?» – растерянно огляделся он  по сторонам. Он  не помнил, что произошло вчера – после того как выпил с ней на брудершафт. Рядом спала светловолосая незнакомка. Сквозь прозрачные стекла двух полуовальных окон проникали в спальню косые лучи солнца, пуская по всей комнате веселые солнечные зайчики. Поднявшись с постели, Алексей обернул полотенце вокруг талии и направился в душевую, где лежали его банные принадлежности: зубная электрощетка с пастой, электробритва на атомных батарейках и универсальный тюбик с разными шампунями. У Алексея было крепкое телосложение: широкие плечи, узкая талия – такому телу вполне мог бы позавидовать и древнегреческий атлет. Зайдя в душевую, он открыл кран с горячей водой и помылся под теплыми струями душа. Затем, привлеченный шумом, он вышел на балкон. Внизу, гремя колесами по брусчатой площади, проехала карета, запряженная тройкой лошадей. Сквозь цокот копыт до него донеслись понуканье и свист хлыста полуобнаженной возницы, которая сидела на облучке, в черной фуражке и такого же цвета шортах с кружевными чулками. От удивления Алексей чуть не свалился с балкона, провожая девушку взглядом, пока она не скрылась в арочном проходе старинного здания. Он постоял еще немного, потом направился в спальню, где на спинке кровати, вместо комбинезона, висели его джинсы и рубашка. Одевшись, Алексей поспешил на кухню, чтобы приготовить себе завтрак. Пока он этим занимался, в дверях показалась светловолосая незнакомка, одетая в короткое платье и туфли на высоких каблуках.
                     – Доброе утро, – поприветствовал он ее, улыбаясь. – Что будешь пить – чай или кофе?
                    Сев на стул, он жестом пригласил ее к столу. Когда она подошла, он подвинул ей соседний стул.
                    – Нет, я предпочитаю заняться другим! – сказала она кокетливым тоном и поставила ему на колено свою ногу, обутую в туфлю на высоком каблуке.
                     – Но для этого нужны силы! – вежливо возразил Алексей, показывая ей на ароматно пахнущую пиццу. – Так что давай поедим, пока наш завтрак не остыл!
                     Почувствовав вкусный запах, исходящий от пиццы, девушка убрала ногу и села за стол.
                     – Я еще, когда проснулась, подумала: «Чем так вкусно пахнет?» А сколько мне можно съесть?
                     – Вот твоя половина! – сказал Алексей и принялся разрезать тонкую лепешку из теста с запеченными в ней дольками мяса, сыра и овощей. Затем он налил ей кофе в чашку, от которого повеяло ароматом жареных зерен, и, поставив перед ней тарелку с пиццей, пожелал: – Приятного аппетита!
                    Как только они позавтракали, девушка поблагодарила Алексея за вкусную еду, схватила его за руку и потащила в спальню.
                     – Ну, теперь ты – мой! Ты будешь делать все, что я захочу!
                    Толкнув парня на кровать, она страстно накинулась на него и начала осыпать поцелуями его лицо, шею...
                     – Ты – как солнечный луч на моем дождливом небе! – прошептала она, расстегивая ему рубашку и, не прекращая ласкать, спустилась ниже…
                     В этот момент с  улицы через открытое окно до него донеся разговор двух женщин, из которого он узнал, что  этот сияющий город, в который он попал, называется Эос, что значит на языке амазонок «Утренняя Заря».
                    «Вот так я собираю по кусочкам информацию, – с грустью подумал он. – И складываю ее, как мозаику. Теперь остается только выбраться отсюда. Эта незнакомка меня так просто не отпустит…»         
                    Посмотрев с тоской на входную дверь, он придумал предлог и  сказал, что ему нужно в ванную.  Но светловолосая девушка тут же села на него.
                   –  Ты куда? Я еще не закончила! А ну давай лижи!
                   Алексей не успел опомниться, как перед его лицом оказались ее раздвинутые бедра.
                  – Извини, я не умею этого делать! – признался он, виновато смотря на нее. – Может быть, ты продолжишь?
                  – Ничего, я научу тебя! – сказала она и расстегнула свой лифчик.
                  – Хорошо, я согласен! Но только при одном условии: попутно и ты будешь обучаться всасывающим-сосущим движениям…
                  – А я, можно сказать, уже умею! Мы с Джоанной часто представляем таинственного незнакомца, который занимается с нами любовью… – сказала она, приподнимая платье и показывая ему свои гладко выбритые половые губы, слегка приоткрытые в предвкушении ласк.
                 Она со страстным стоном подалась вперед, и Алексей  поцеловал ее в уголки губ – дважды с каждой стороны, так что поцелуй получился чуть больше, чем дружеский.
                – Господи, как приятно! – застонала она от прикосновений его жарких губ.  – Пожалуйста, не останавливайся! 
                На этот раз Алексей подарил ей долгий поцелуй с языком, от которого ее  половые губы  сильно увлажнились и набухли, покрывшись, точно лепестки розы, капельками росы.
               Светловолосая незнакомка сладострастно застонала и стала помогать ему разнообразными движениями бедер, пока он не довел ее до множественного оргазма.
               – О!.. О Боже! – воскликнула она, испытывая необычайное удовольствие, когда из нее стали вырываться волны оргазма, как из родника, пробившегося сквозь толщу земли.
              О, какое незабываемое наслаждение!
             Она почувствовала, что едва только Большой оргазм закончился,   начался следующий, который распался на множество оргазмов поменьше… Затем на еще большее количество оргазмов, но слабее…
 
            …Так Алексей стал мастером Пути любви… Каждую среду и пятницу в городе Эосе он вёл  лекции о том,  что нужно сделать, чтобы каждая женщина могла испытать множественный оргазм. 
            Он рассказывал, как происходит омолаживание женского организма и запускаются механизмы, обратные старению, как скользить по волне, подобно серфингисту, достигая наивысших  сфер наслаждения…
            То утро, когда зашла Джоанна в спальню, застукав его с Милой, изменило его судьбу…
 
             Мила, не давая себя оттолкнуть, крепко держала его за руки и, оседлав его нижнюю часть лица, прижимала свои невероятно разбухшие половые губы к его губам, заставляла лизать… 
             – Ты  куда спрятал язык?! А ну высунь его, я кому сказала! –  ругалась она голосом строгой мамочки. – Да! Вот так!.. 
             Она на мгновение замерла в блаженном экстазе, чувствуя, как из ее влагалища от ритмичных сокращений начало выходить оргазменными толчками маточное молочко…
              В этот момент дверь открылась – и в спальню вошла Джоанна с тремя подругами. Сделав вид, что не замечает их, Алексей продолжил страстными поцелуями ласкать Милу, давая понять Джоанне, что она опоздала, и с их отношениями все кончено…
              Что они теперь с ним сделают? Изнасилуют? Или превратят его в свой писсуар…
               А потом еще напишут в амазонских священных писаниях, рунах: «Это был святой мученик! Ради спасения женщин, он принес себя в жертву…» И каждая местная девушка-амазонка будет носить заветную руну на лоне, думая, что этот золотой лоскуток ткани с его именем наделен какими-то магическими свойствами…
               Алексей только сейчас стал осознавать, какой подвергается здесь опасности: обитательницы Амазонии живут довольно замкнуто, и любой мужчина, появляющийся в их стране, становится желанной добычей.
               И вот теперь, когда нужно срочно телепортироваться, он не может этого сделать, так как вчера поссорился с роботами, и те, вернув перед этим кое-какие личные вещи, забрали его комбинезон, который по сути является передатчиком материи…
               Чтобы это дело как-то отметить, одна из девушек спустилась в погреб и принесла в корзине добрый десяток бутылок белого молочного вина, на каждой из бутылок, Алексей заметил, вместо этикеток была изображена выпуклая, отлитая из зеленого стекла, в страстной позе амазонка…
                Пока происходила смена партнерш по второму кругу, Мила в очередной раз нехотя слезла с Алексея и уступила место следующей подруге… Алексею дали время передохнуть и с ними выпить.
                После третьего бокала космонавт почувствовал, как в голове у него приятно зашумело, и он расслабленно лег на спину, показывая, что ему сейчас хорошо. И даже очень!
                – Да, барон уже нализался! – засмеялась Мила.
                Здесь следует отметить, что в амазонском языке слово «барон» тоже обозначает титул, но только в другом значении, точно так же, как и германские руны отличаются от амазонских.
                «Да, женщины – это целые Вселенные со своими сложными процессами и загадочными, не всегда стабильными законами, затерянные миры, в каждом из которых кипит неудержимая страстность… – думал потрясенный Алексей, лежа на постели. – И все они такие женственные, прекрасные – и при этом такие разные… И я сегодня совершил для себя открытие!.. Это были взрывы, как сверхновых, озаряющих светом пространство!..»
                 Ему казалось, что он давно не испытывал таких ярких, насыщенных ощущений. Наверное, со времен Гомера и даже раньше…
                Он медленно приходил в себя, прислушиваясь к разговору и смеху  девушек.
                – А ты, Мила, точно уверенна, что с ним все в порядке? – спросила одна из темноволосых амазонок. – Почему же он тогда находится в полной прострации?
                – Да, все нормально, он скоро очухается! После сегодняшней интенсивной тренировки он сможет теперь языком завязывать даже шнурки…
                И девушки снова засмеялись. 
                – Сейчас я приведу его быстро в чувство, – сказала Джоанна. – И мы обязательно продолжим!  Только сначала, девчонки,  помогите оттащить  его в душевую, не хочу делать этого здесь… Все на раз-два взяли и потащили!
                – Ой, мамочки, какой он тяжелый!..

                Как только Алексей пришел в себя, он сразу постарался забыть об этом постыдном эпизоде: каким способом его приводили в чувство, потому что, если прознают, то потом письма будут девушки писать кипятком… И он вряд ли от них отвертится и избежит судьбы закоренелого холостяка!
               Он осторожно приоткрыл глаза и осмотрелся: та же самая спальня, амазонки куда-то ушли, оставив его лежать связанным на полу… «Значит, скоро придут, – подумал он, сожалея, что если бы не Джоанна застукала его с Милой, все могло быть по-другому… – И теперь эти амазонки так просто от него не отстанут: сделают Жигалом или, чего хуже, поместят в публичный дом. Что может быть хуже?» Алексей впервые не знал, что ему делать... И как выкрутиться из этой ситуации?..
               Он понял, что вел себя в амазонском обществе не совсем правильно, неподобающим образом, так как вместо презрения и осуждения, на что он и надеялся (к нему быстро пропадет интерес), получилась явно противоположная ситуация… Потому что, если сравнить все типы мужчин и их в отношении к женщинам, то ему нужно было оставаться брутальным Запорожцем, который бы тряс их по ухабинам, и ни в коем случае не давать им пересесть со всеми удобствами в комфортный Мерседес… А что он сделал? Он хотел поступить с ними по-человечески, доставить много позитивных ощущений, радости! «Это - как прокладки Олвейс, повторяющие малейшие изгибы женского тела с массирующим эффектом!» – мелькнула ужасная мысль, и от этого ему стало плохо…
               Да, теперь они от него точно не отстанут! Он попал!

                                                                                       Глава VI
                                                                               Союз меча и орала
 
               Алексей сейчас напоминал своими размышлениями птицу пересмешник, которая своим пением пытается высмеять соловьев. А может лучше рассказать им шутку Баха, а точнее сыграть ее в оркестре, при условии, что он будет дирижером? Светскому обществу амазонок должно понравится…
               От этой мысли, что амазонки будут играть на флейтах, ему стало немного легче на душе, и он улыбнулся…
               Разве не о такой участи мечтают светлые, высокоморальные и духовные люди, чтобы пострадать на благо общему делу?   
               А он, попав в матриархальную систему, сразу пострадал за всех мужчин… В человеческом обществе всегда происходила война полов: между мужчинами и женщинами, женами и мужьями… Кто победит в ней? Вопрос лишь времени… Время любит  экспериментировать и менять все местами, например, каждые несколько тысячелетий регулярно меняются местами магнитные полюса Земли. Если такие процессы происходят в природе, то человеческое общество, как часть природы, тоже не является исключением.  
               В этот момент в спальню вошла незнакомая амазонка. Увидев незадачливого космонавта (в прошлом работавшего инженером-конструктором космических кораблей, а сейчас превращенного в жалкого раба, приспособленного для женских нужд), беспомощно лежащего связанным на полу, она издала радостный возглас и подбежала к нему.     
               – Ты будешь делать то, что я тебе прикажу! 
              Приподняв с живота набедренную повязку, она притянула к себе голову Алексея:
              – Люби меня!
              Космонавт попытался отстраниться, увидев перед собой кудрявый треугольник темных волос. Но когда амазонка вытащила наполовину из ножен меч, нерешительность Алексея быстро исчезла. Преодолевая отвращение, он раздвинул языком большие половые губы и покорно склонился к ним. По мере того, как он ласкал их, они приоткрылись сами точно створки раковины.
               Придерживая его голову за еще влажные волосы, чтобы он не упал, она поудобнее присела на корточки, пока он – жалкий и беспомощный – посасывал у нее…
               «Господи, как приятно! – восторженно подумала она от доставляемого ей удовольствия, чувствуя его жар невинных нежных поцелуев. – Интересно, откуда они, мужчины, все это умеют делать? Наверное, с младенчества…»
               Она застонала. О, Боже, неужели это язык! Такой влажный и теплый, слегка вызывающий легкую щекотку своим приятным страстным прикосновением… Да, он просто БОГ или дьявол-искуситель! Кто же этот таинственный незнакомец? Как хорошо!
               Его движения языка были воистину мастерски отточены, – то медленные, то быстрые, постоянные или хаотичные… Он работал им, как скрипач играет на скрипке, вызывая у ней самые возвышенные чувства, что она услышала далекое пение вспугнутых птиц, шелест ветра. Ей показалась на мгновение, что она гуляет в цветущем саду, чей благоухающий аромат из открытого окна доносился до нее, и она лежит в объятиях этого чернокудрого незнакомца с тонкими чертами лица, который прошептал ей совсем близко, над ухом: «Я люблю тебя!»
               Она улыбнулась, сидя перед ним на корточках, устремив свой взгляд – кокетливый и мечтательный – куда-то ввысь, радуясь, что дала ему полизать клитор… Теперь пускай старается! Раз оказался в плену у них, амазонок!
               Как же давно она так не расслаблялась!
               Она была очень практичной хозяйкой, и поэтому приятно удивлена, что всего лишь за несколько минут ее влажная киска была полностью вылизана и вычищена до блеска…
               Алексей заранее уже прибодрился, предвкушая, что его унижения закончились и сейчас начнется самое что ни на есть настоящее естественное совокупление, и тогда он сможет наконец-то снять накопившееся напряжение от возбуждения своей плоти, разрядится, но тут пришли другие девушки, которым тоже захотелось ласк и поцелуев. И ему ничего не оставалось, как тоже устремить взгляд куда-то ввысь, только с разницей, что он мысленно взывал и вопрошал небо: за какие грехи эти самки решили ему устроить планету женщин?..
 


                                                          (продолжение следует по пятам за началом)