Я часто пишу в никуда,
В пустоту.

Мараю чернилами салфетки в кофейнях. 
Напрасно стучу по клавиатуре.

Открываю себя бездушному листу,
Молчаливой,
Совершенно не эгоистичной макулатуре .

Безмолвный кусок салфетки,
«Безымянный» в блокноте,

Исповедует лучше любого двуногого:
Не скривится при неизлечимой словесной рвоте,
Не кинет взгляда нарочито строгого.
Пишу обо всем,
Что не сидит безынициативно в мыслях,

Что отчаянно рвется через нутро наружу.
А то что крепко в голове зависло,
Выливаю, выворачивая наизнанку душу.
И часто, то, неопределенное,
Посвященное совершенно определенным людям,

Не прорывается сквозь замки реальности к адресату.
И тут опять я буду откровенна и скажу:
Жизнь вообще, как материя,
Для таких мягкотелых, как я, жестковата.