LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Улетая мимо неба
http://lesboss.ru/articles/61417/1/Oeaoay-ieii-iaaa/Nodaieoa1.html
Читатель Сова
Люблю любовь, потому, что люблю) 
От Читатель Сова
Опубликовано в 14/11/2013
 
– Я ещё раз вас спрашиваю, как фамилия девочки. И перестаньте, в конце концов, плакать, – раздраженно спросил сержант Мазуркевич. – Наденька, ой Надежда её звали, – всхлипнула, ответила женщина 60-ти лет – Горе то, какое, – причитала она. – А дальше, фамилия, какая у неё, сколько лет? – сержанта явно раздражало это плачущее и сильно разящее алкоголем существо. – Платонова Надежда Андреевна, исполнилось неделю назад 14 лет, – неуверенно ответила женщина

Стр 1
– Я ещё раз вас спрашиваю, как фамилия девочки. И перестаньте, в конце концов, плакать, – раздраженно спросил сержант Мазуркевич.
– Наденька, ой Надежда её звали, – всхлипнула, ответила женщина 60-ти лет
– Горе то, какое, – причитала она.
– А дальше, фамилия, какая у неё, сколько лет? – сержанта явно раздражало это плачущее и сильно разящее алкоголем существо.
– Платонова Надежда Андреевна, исполнилось неделю назад 14 лет, – неуверенно ответила женщина
– Мазуркевич, ты долго там? Мне нужна твоя помощь, – послышался мужской голос из сарая.
– Чего тебе, Петрович? – спросил, все так же раздраженно сержант.
– Приподнять девочку нужно, я один не сниму её, – крикнул Петрович, сосед Платоновых.
– Сейчас, доктор приедет и поможет тебе, – со злостью ответил Мазуркевич.
– Ваня, помоги мне, – донесся из сарая голос соседа
Иван Мазуркевич отложил в сторону протокол, снял фуражку и направился в сарай. Холодно. В дальнем углу сарая он увидел тело ребенка, которое болталось в петле в такт холодному дыханию ветра.
 
24 ЧАСА ТОМУ

– Доченька, а иди ка сюда, – слегка хмельным голосом сказала Лида, – Наденька посмотри, что я тут нашла, – похлопала рукой мать по красной тетрадке, которая мирно лежала на столе.
С порога на женщину смотрели испуганные глаза подростка. Наденька, худенькая, кареглазая девушка с прямыми белыми волосами бросила взгляд на тетрадь и поняла, мать нашла её дневник. Самую сокровенную и потайную тетрадку, которой она доверяла свои мысли, желания, страхи и переживания.
– И чего ты там стоишь, иди сюда, будем вместе читать, дрянь ты такая, – Лидина рука потянулась к тетради.
– Тут много чего интересного написано про меня, про отца и даже про брата. А больше всего меня заинтересовал другой момент про Люську, со твоего класса.
Тоненькая тетрадка в руках матери смотрелась, по меньшей мере, несуразно. Надя вообще думала, что мать ни писать, ни читать не умеет. Сколько себя помнила, та была вечно выпивающей, а потом пьяной и никогда с книгой или газетой. Новости и те, узнавала от соседей.
Девочка испугалась, мать была подвыпившей и злой после ругани с отцом. Она понимала, что ей достанется и очень сильно…но пока не понимала насколько сильно.
«Сегодня ко мне подошла Люся. Я её видела на уроке. Но как-то не разговаривали, а тут после уроков она подошла. Её глаза светились и я готова была сделать для неё все. Тут в маленьком селе не было никого, кто бы мог сравниться с ней красотой. Я бы все отдала, лишь бы прикоснуться губами к её маленькой груди, поцеловать зеленые глазки и прижаться. Запах её тела меня пленит. Сегодня как никогда, я готова была отдать все только за одно прикосновение к ней»
– Что это, я спрашиваю тебя, засранка, что это за слова. Кого ты там поцеловать хочешь, – грузное тело матери поднялось со старого стула. Нависающей тенью она подходила к дочери. В руках матери тетрадка взлетела в небо и опустилась на щеку девочки, потом на вторую.
Дочь молча принимала удары.
– Ах ты лесбуха, чего удумала! Били тебя мало! Сейчас вправлю тебе мозги. На Люську засматривается она. Блядь малолетняя! – говоря эти слова, мать, со всей силой, била дочь тетрадкой по лицу.
Надя стояла молча. Она не двигалась, не плакала и даже не подняла руки, чтобы спрятать лицо.
Господи, как мне все надоело. Зачем мать нашла эту тетрадку? Чего она вообще полезла на чердак? Пусть орёт, к вечеру забудет о том, что было.
Главное, сейчас не спорить. Молчать.
– Сейчас из магазина вернется отец, он тебе расскажет, как надо любить мальчиков, – продолжая бить дочь, орала Лида.
В прихожей скрипнула дверь.
– Мать, ты чего орешь, – не снимая ботинок, в комнату зашел Андрей, отец Нади.
– А ты ещё последних новостей не знаешь. Твоя дочь, насмотрелась кино, решила любить девочек, – выпалила покрасневшая Лида.
– Ты чего, мать, говоришь, такое, – ставя на стол бутылку водки, проговорил отец.
– А ты полюбуйся, что она такое пишет, – протягивая тетрадь, сказала мать.
Андрей, молча взял тетрадь в руки и начал пролистывать её. На каждой странице он застывал по несколько минут. Видно было, что читал внимательно, вникая в каждое слово. Так же, молча поднялся, снял куртку, вышел в коридор. Вернулся уже держа в руках ремень, который остался после службы в армии.
– Тварь неблагодарная. Кто тут алкоголик? Кто тут вечно пьяный? – с этим словами пряжка ремня больно ударила плечо Нади.
– Это ты тут голодаешь, мы тебе хлеба не даем, да? – удары, как и слова были сильными и болезненными.
На ор родителей в комнату на секунду заглянул Сергей, старший брат Нади. Как заглянул, так и спрятался.
– Сволочь малая! Не о чем с нами поговорить, да? – Надя, под отцовскими ударами согнулась вдвое. Видать, он и сам устал бить её, в ход пошли сапоги, которые он так и не снял.
– Все больше так не могу, – крикнула Надя с последних сил поднялась и выбежала. Отец открыл бутылку водки и выпил с горла.
Она бежала в холодную ночь. Единственным местом, где она чувствовала себя спокойно и легко – это был её сарай. На чердаке сарая она устроила тайную комнату, где пряталась от родителей, страха и страданий. Боль проходила электрическим током по всему её телу. В её голове не было мыслей только боль и слезы, которые разрывали её сердце. Плакала она долго, пока не уснула.
– Тихо, пацаны, она тут, – сквозь сон услышала Надя слова брата.
– Вот спит. Ну и рожа у неё, а она вот лесбухой стать захотела, – поднявшись по лестнице выговорил брат. За ним поднялось двое его друзей: Николай и Виталя, таких же бездельников как и её брат. После школы они так и остались в селе, свиньям крутить хвосты и пить вместе с родителями водку.
– Надо показать ей, что такое мужик, – предложил брат.
– Ника, будешь ты, а может ты, Виталя, – эти слова, сквозь сон слышала Надя.
– Вот-вот, покажите мальчики, что у вас есть. Мне нравится, я это люблю, а не тебя дорогая, – послышался знакомый голос её Люси, – возьмите её, мальчики.
Было ясно, что брат все рассказала друзьям, друзья Люсе, а Люся, в этом Надя не сомневалась, всему классу, о том как и за что её били родители.
– Люся, – еле слышно проговорила Надя, – ты…. Ну зачем ты так?
Долго не думая Сергей схватил руки сестры и заломил их у неё над головой, а Николай вцепился в ноги девушки, чтобы та не сопротивлялась.
– Ну, мальчики вперед, – крикнул Сергей. Николай взялся стаскивать джинсы с Нади, Люся – задрала футболку, оголив маленькую грудь подруги, которая только приобрела округлые формы.
– Что вы делаете? Отпустите меня, – кричала Надя. Она пробовала освободиться от мертвой хватки брата, но не получалось. Весовые категории были разными.
– Успокойте девочку, – крикнул Виталя, – а то он у меня не встанет.
После этих слов, Николай отпустил лодыжки Нади и со всей силы её ударил по лицу. Один раз, второй раз. После третьего удара, Надя потеряла сознание.
Очнувшись, девушка поняла, что никого уже нет, все закончилось. Болело все тело, кровать была в крови. Сил встать не было.
Её друг – плюшевый мишка валялся на полу чердака весь испачканный и, как никогда, такой одинокий. Он с трёх лет был верным её другом.
– иди ко мне, мой маленький, – Надя взяла игрушку в руки и обняла его.
– Господи, за что мне все это? Почему это произошло со мной? Родители меня в упор не видят. Брат, да какой это брат! – мысли летали в её голове – ища хоть какое-то объяснение того, что происходило.
– Кому я нужна? Какой выход. Жить тут я уже не смогу. Убежать? Куда? Куда, мишка, скажи хоть ты мне? В Город, за сотни километров?! Без паспорта, образования, денег….смешно?
Пропасть.
Чертов замкнутый круг.
Домой? Убьют. Школа…страшно подумать, что там сейчас творится. Туда точно не пойду, ты же так же думаешь, друг? А Люся, моя Люся… она предала меня, – большая слеза одиноко упала на колени.
Надя увидела веревку, которой отец привязывал к дереву корову. Девушка заботливо положила игрушку на кроваво-мокрую подушку, глянула в глаза друга, ища в них поддержки. Поднялась. Болела каждая мышца, каждая клетка тела.
Она взяла в руки веревку и подвинула лестницу к последней балке сарая. Медленно поднялась по лестнице. Маленькими пальчиками протянула веревку между досками, которые были наложены на балку. Сделала узел, как когда-то учил её дедушка-моряк, на другом конце веревки уже был готовый узел, который завязал отец, так и не удосужившись его развязать на зиму.
Она раздвинула узел, просунула в него голову и прыгнула….
– Господи, что я делаю, может, есть другой….

Холодно. В дальнем углу сарая тело ребенка болталось в петле в такт холодному дыханию ветра.


P.S. Все герои и события – вымышленные, а все совпадения – случайны