Этап 2. Осознание.
Глава 1.
6 августа 2005г.
Сегодня свадьба у моей средней сестры «А.G.». Отмечали в коттедже ее, уже, мужа. Было море народа. Все веселились, поздравляли молодоженов, танцевали и смеялись, но только не я. Я сидела на крыльце, на самой верхней ступеньке, безостановочно думала о «М.Р.» и пристально смотрела на экран своего мобильника, а точнее на надпись, которая светилась на нем – «Черная Кошка». Несколько раз я нажимала кнопку вызова, но тут же сбрасывала, сомневаясь, стоит ли мне звонить ей. Меня тормозило то, ЧТО ИМЕННО она сказала мне в нашей последней переписке, и то, что прошло уже три месяца с того самого момента.
« «I.G.», наверняка она уже не помнит, кто ты такая и как тебя зовут…», «Она же сказала тебе – какого х… ты пишешь?! Вот и не навязывайся!!!», «А может она просто расстроилась, что я ее не предупредила, что так скоро уезжаю из «Н»?», – все это бесконечно вертелось у меня в голове, с каждой минутой вгоняя меня в тоску и депрессию все больше и больше.
Наконец, глубоко вздохнув и резко выдохнув, я решилась. Нажав кнопку вызова, я приложила телефон к уху, и стала вслушиваться в длинные гудки, ожидая заветного «Алло».
– Слушаю. – прозвучало в трубке. Я так обрадовалась, услышав ее голос, что на мгновение потеряла дар речи.
– Алло-о... – протянула она, напоминая, что еще на линии и ждет ответа.
– Привет, моя Багира… – непроизвольно произнесла я, и стала растекаться в скупой улыбке. Мой голос был тогда, почему то хриплым и не решительным, и наверно даже немного печальным.
– «I.G.», ты что ли???
– Ага...
– Не могу поверить!.. Ты где? И что это за номер такой? – она говорила так воодушевленно и радостно.
– На данный момент я в городе «Б», на свадьбе у сестры. А это местный номер. – я моментально стала приободряться, так как заразилась от нее положительной энергией.
– Понятно… «I.G.», а ты номером не ошиблась, случайно?
– Нет конечно! А что?
– Точно???
– «М.Р.», я ТЕБЕ звоню. А в чем дело?
– Тогда, повтори, как ты меня назвала, а то я что-то не расслышала. – шутливо сказала она, и у меня в голове тут же всплыл ее образ с фирменной однобокой улыбкой.
– Я сказала «Привет, Багира». – сконфужено ответила я, понимая, что именно ее интересовало, и, умышленно, не повторяя этого слова «моя».
– А, по-моему, ты что-то пропускаешь. Ты еще какое-то слово сказала. – клянусь, в этот момент я почувствовала ее неоднозначный коварный взгляд на себе.
– Нет, только это. – отрапортовала я, и стала озираться по сторонам, пытаясь избавиться от ощущения, что меня раскусили, и убедиться в том, что она точно не наблюдает за мной.
После этого последовало парусекундное молчание, – Ясно... А то мне показалось...
– Как у тебя дела? – поторопилась я перебить ее, чтобы закончить эту тему.
– Да у меня все отлично. Я же, прикинь, тоже уволилась из «Д»! – я сразу вспомнила, как она касалась моего плеча своими пальцами, произнося в наших разговорах слово «прикинь», и мне безумно захотелось ощутить это ее прикосновение.
– Реально?! А что так? – меня действительно удивили ее слова о том, что она ушла с работы.
– Ну, ты же уехала, и мне не с кем стало ходить в курилку. Вот и пришлось уволиться. – она начала иронизировать и подсмеиваться надо мной, – А теперь твоя очередь. Как ТЫ время провела? Соскучилась по мне?
«Блин, ну зачем она меня постоянно вгоняет в краску и говорит эти провокационные фразы?!»
– Да тоже хорошо. Очень соскучилась по всем и по самому «Н». Поэтому собираюсь приехать обратно. – «По- моему, отмазалась».
– Здорово! Когда возвращаешься?
– Да через пару недель. Поэтому и звоню. Хотела тебе предложить встретиться по приезду. Как ты?
– Конечно! Я с удовольствием!
– Отлично! Ну, тогда до встречи?
– Да, конечно. Пока, «I.G.».
– Я позвоню, как буду в городе.
– Хорошо. Пока.
«Отлично!» – подумала я, – «Теперь осталось только убедить родителей в том, что мне нужно уехать обратно в «Н»».
Вернувшись в «Ж» после свадьбы, я выбрала вечер и завела разговор с родителями о моем возвращении в «Н». Естественно они были против. Но после пары-тройки дней приводимых мной доводов в пользу переезда в «Н», они сдались, и я купила заветный билет на поезд. Решающими пунктами в моих уговорах стало то, что я собиралась восстановиться в институте, и снова получить место в общежитии.
Но все, к сожалению (или к счастью), пошло не так как я запланировала и пообещала родителям.

Глава 2.
Я приехала в город «Н» 23-его августа в пятом часу утра.
«Ну наконец-то!» подумала я, спустившись на пирон, и сделав несколько глубоких вдохов, как бы смакуя местный воздух. Потом достала сигарету, и, подкурив её, начала блаженно улыбаться и составлять в голове поэтапный план, чем я сегодня буду заниматься:
1.Сначала в общагу. Она открывается в 6-00, поэтому пойду пёхом, как раз время пройдёт.
(Мои бывшие соседки по комнате Юлька и Дашка (кстати, это их реальные имена) оформили на меня заявление на гостевое проживание в интститутском общежитии на один месяц, поэтому мне было куда идти и где остановиться).
2.Сходить в душ.
3.В восемь сходить к коменде и оплатить гостевую.
4.В девять нужно в деканат, чтобы узнать, как восстановиться.
5.А там уже будет часов десять-одиннадцать, как раз уже можно будет позвонить «Кошке» и договориться о встрече.
С этими мыслями я докурила сигарету до самого фильтра, и, обвешавшись сумками, выдвинулась в сторону студгородка.
Всю дорогу до общежития я думала о Кошке. Я в деталях стала представлять себе, как именно будет проходить наша встреча – она увидит меня и на ее лице засияет улыбка, потом она обнимет меня и нежно поцелует в щеку, а я прижму ее к себе и утону в сладком аромате ее волос. Затем она осторожно возьмет меня за руку, и потянет за собой (пройтись вдоль набережки), а я не стану отпускать ее руку, я, наоборот, сожму ее еще крепче, переплетая наши пальцы между собой. И мы не торопясь потянемся по улице, мимо лавочек с влюбленными парочками, мимо старушек подкармливающих голубей, и мамашек с колясками и дошкольными ребятишками. Все будет как в прошлый раз. Мы будем безумолку болтать не о чем и обо всем, делиться друг с другом своими мыслями, эмоциями и впечатлениями, узнавая друг друга с каждой секундой все больше и больше. А время будет нестись с невероятной скоростью, так же как и тогда, когда мы гуляли 9-ого мая, и, незаметно для нас, на улице уже совсем стемнеет. И я предложу проводить ее до дома, как в прошлый раз, и так же, как в прошлый раз, перед тем как расстаться со мной, она меня легонько поцелует в щеку своими нежными, теплыми, чувственными губами, и скроется за тяжелой металлической подъездной дверью. А я останусь стоять на том же месте, медленно проводя подушечками пальцев по следу от ее губ, оставшемуся от поцелуя, впитывая его и блаженно улыбаясь от осознания того, что это все происходит со мной на яву.
Но мне стало мало одного представления нашей встречи, и моя шизофрения перешла на следующую стадию – я стала прокручивать в голове наши возможные с Кошкой диалоги. Представлять ее томный соблазняющий голос и горячее дыхание, когда она шепчет мне на ухо свои провокационные двусмысленные слова, и ее совращающий доминирующий хищный взгляд, превращающий меня в покорного раба.
Мой мозг был просто на самой высочайшей стадии активности. Он генерировал не просто отдельные слова, фразы, или действия. Он выдавал целые монологи за «М.Р.», копируя ее манеру подачи, мимику, жесты, тон и интонацию настолько реалистично, что от этих мыслей у меня стали проявляться вполне предсказуемые плотские потребности.
В общем, все докатилось до того, что к пункту моего назначения я дошла уже разгоряченная собственными мечтами о близости с Кошкой.
Оказавшись на крыльце общежития, я скинула свои сумки и закурила сигарету. (Мне надо было утихомирить разбушевавшиеся во мне фантазии и прейти в себя, прежде чем показаться на глаза в общежитии).
Собравшись с силами, я стала звонить своим бывшим соседкам, чтобы они вышли на проходную, и встретили меня. Не прошло и пяти минут, как ко мне выбежала Юлька, вся помятая и разлохмаченная.
– «I.G.», блин, ну почему у тебя поезд так рано приходит? Не могла что ли часа в два дня приехать, когда все нормальные люди уже выспятся. – сказала она вместо того чтобы поздороваться.
– Я тоже рада тебя видеть! – ответила я с ухмылкой, – Сейчас, если че, начало седьмого! В это время все нормальные люди уже собираются на работу! А вы что опять бухали всю ночь?
– Ага, два часа назад только спать пошли, а тут ты звонишь. – сказала она зевая. – Давай свои сумки и пошли, Дашка вчера тебе суп приготовила, уже поставила разогревать.
Я предъявила паспорт охраннику, расписалась в его журнале, потом отдала одну сумку Юльке и мы поплелись в комнату. И как только вошли в наши общажные апартаменты, ко мне вся сонная, в криво завязанном халате, вышла Дашка:
– Привет, блудная дочь! – сказала она, слегка приобняв меня – А я так и знала, что ты все равно вернешься. Как доехала?
– Да ничего, нормально. Если не считать того, что я ехала в одном вагоне с вахтовиками, которые пили всю дорогу какой-то самогон, заедали луком и вареными яйцами, голосили шансоновские песни типа «Золотые купола», и все это с примесью аромата их носков и портянок! Так что было весело. А вы как лето провели?
И девчонки, наперебой, стали рассказывать мне, сколько и когда они выпили, с кем переспали и все прочее, говоря это таким тоном, как будто это было каким-то определенным достижением по их личной шкале «охренительности». (Если честно, я толком не помню, что они мне тогда рассказывали.Из всего, что они мне натороторили, я поняла только то, что Дашка этим летом залетела от своего нового бой-френда, и поэтому собиралась выйти за него замуж, бросить институт и уехать с ним в деревню в пригороде «Н» к его родителям.)
Проболтавши с девчонками около полутора-двух часов, я поплелась в душ. (Кстати, душевые в нашем общежитии были довольно специфические.Во-первых они были платные (стоили 1руб. за посещение), во-вторых они были без кабинок (в небольшой комнатке просто торчали лейки из стен по обеим сторонам), ну а в-третьих там всегда была только чуть теплая вода, поэтому все выходили оттуда с легкой дрожью от холода).
В общем, поймав бодряк от душа, я вернулась в комнату, переоделась, распаковала вещи и пошла к комендантше. Оплатила свое проживание, и выдвинулась в деканат. По дороге я посмотрела на время – было уже начало двенадцатого, поэтому я написала «М.Р.» сообщение: «Привет! Я уже в «Н». Как у тебя дела?». Мне не терпелось сообщить ей о своем приезде и договориться о нашей встрече.
В ответ от нее мне пришло: «Привет! Здорово! У меня все в норме. Чем планируешь заниматься?»
Я: «Мой план на сегодня – увидеться с тобой. Так что назначай время и место, и я подъеду»
Она: «Ну и отлично. Давай в 18-00 на набережке у «Мокко»».
Я: «ок. Буду в 17-59».
Собираться на наше первое свидание я начала еще часа в два дня. Я раз пять или шесть мыла голову (причем, из ковша, в раковине общажной кухни, чтобы не тратить время на душевую), потому что никак не могла поставить прическу так, чтобы она мне понравилась, и, в конце-концов, я просто высушила волосы и не стала никак укладывать. Я на несколько рядов перемерила весь свой гардероб, прежде чем смогла подобрать, удовлетворяющую меня, комбинацию штанов и толстовки. Убрала заусенцы с пальцев, обработала ногти пилкой (хотя они итак у меня были всегда выстрижены под корень, но мне хотелось, чтобы они выглядели еще аккуратнее и ровнее, чем есть), и натерла шею мужским кремом после бритья (я не пользовалась духами или туалетной водой – мне нравился запах только подобных кремов). А перед самым выходом начистила и отполировала свои «Гриндерсы» так, что в них можно было смотреться.
На встречу я приехала на полчаса раньше, чем мы договаривались, так как не могла больше томиться в предвкушении нашей долгожданной встречи.
Я заметила ее силуэт издалека. Она была неописуемо красива! Толи я забыла, насколько она эффектно выглядит, толи она стала еще прекраснее, чем я ее помнила перед отъездом, но я почувствовала, как у меня слегка отвисла челюсть, и бешено заколотилось сердце, когда она появилась в поле моего зрения. Она шла уверенным и твердым шагом. Ее подбородок был горделиво вздернут вверх, а распущенные волосы развивались на ветру. Она была одета в стильные потертые узкие джинсы, с рваными дырами на коленях, и в короткую черную кожаную куртку, плотно облегающую ее фигуру, а глаза закрывали большие светозащитные очки. Пару секунд я восхищенно разглядывала ее, пытаясь вписать в память каждое движение ее тела, но, когда кто-то из проходящих парней что-то крикнул ей, пытаясь познакомиться, я моментально опомнилась, и заторопилась к ней навстречу. Если честно, я ужасно испугалась, что кто-то украдет ее у меня. Так как сегодняшний вечер она просто должна была провести со мной! Мы договорились об этом! Я ждала нашей встречи три, невыносимо длинных, месяца, и ни с кем не собиралась делиться даже секундой ее внимания!
Она тоже меня заметила, и на ее лице появилась искренняя улыбка. Она действительно была рада мне – я прочитала это по выражению ее лица.
– Привееет! – восторженно произнесла она, когда мы оказались рядом, а потом протянула руки, и обняла меня за шею, а я, машинально, обняла ее за талию. Наши щеки соприкоснулись в этих объятьях, и я ощутила аромат, исходивший от ее волос. От этого меня накрыло такое невероятное блаженство и успокоение, что я оцепенела, и неприлично долго не отпускала ее. «Наконец-то я держу ее в своих руках… И это не сон, и не мечты… Это все происходит в реальности», наслаждаясь тем что происходит, думала я.
– Привет, моя Багира…– тихо сказала я сдавленным голосом, – Ты такая красивая… – продолжила я, случайно коснувшись своими губами мочки ее уха, и невольно вспыхнув от этого прикосновения.
Она тоже почувствовала мое состояние, и сконфуженно отстранилась от меня. Потом неодобрительно заглянула мне в глаза, и отвернула голову в сторону, превратив мое возбуждение в невыносимое смущение и раскаяние, поэтому я немедленно убрала свои руки с ее талии, и сунула их в широкие карманы. А потом мысленно начала себя корить «Она точно, сейчас пошлет меня и уйдет! Копец! Не надо было ее так называть! Боже, «I.G.»! И зачем ты вцепилась в нее как пиявка!». «М.Р.» продолжала молчать и смотреть куда-то в сторону, но вдруг она, сначала, издала легкий гортанный звук, типа, прочищая горло, а затем плавно повернулась ко мне, и посмотрев прямо в глаза, тихо произнесла:
– Почему Багира?
– Так, по фильму «Книга джунглей», называли черную пантеру. – робко ответила я.
– Понятно. – резковато заключила она, а потом иронично добавила, – Ну что? Пошли, «Маугли»?
Я облегченно выдохнула, и кивнула ей с виноватой улыбкой на лице. А она закинула свою руку за мой локоть, и мы не торопясь направились в сторону фонтана.

Глава 3.
Пройдясь немного по тротуару, мы нашли свободную лавочку с видом на фонтан, и расположились на ней. «М.Р.» сразу достала пачку сигарет, и закурила. А мой взгляд опять зацепился на одной, перевернутой вверх ногами, сигарете.
– Слушай, я еще в прошлый раз хотела спросить. Почему у тебя одна сигарета перевернута? – поинтересовалась я.
– Это мои заморочки. – отмахнулась она.
– И все же? Что это означает?
– В общем, когда открываешь новую пачку, то достаешь первую сигарету, загадываешь на нее желание, и, перевернутую, кладешь обратно. Ее нужно выкурить последней и до самого фильтра, чтобы желание исполнилось. – разъяснила она мне.
– Прикольно! – я не скрывала своей усмешки, – В следующий раз так и сделаю.
– И что загадаешь?
– Не буду говорить, а то не сбудется. – подразнила я ее.
– Да я итак знаю, о чем ты мечтаешь. – ответила она, немного сморщив лоб, как будто говоря мне «Больно надо. Все же итак понятно», и вгоняя меня своими словами в краску.
– Навряд ли. – я попыталась ввести ее в заблуждение, и намекнуть, что мои желания ни в коем случае не связаны с ней.
– Доказать? – с какой-то угрозой в голосе спросила она, приподняв уголок одной своей брови вверх.
– И как ты это сделаешь?
– Я «Пифия». Я все вижу, и все знаю. – с ухмылкой и явной иронией сказала она, вздернув обе брови вверх, и тут же вернув их на место.
– Ну, а я тогда «Нео». – рассмеявшись сказала я, и добавила, продолжая ее шутку, – Скажи мне, о великая «Пифия», в чем мое предназначение?
– Ты и сама знаешь. – сказала она, прищурив глаза, и изображая героиню фильма «Матрица», – Ты избрана.
– Для чего?
– Поймешь, когда придет время…
– О-кей… Ну тогда, по сюжету, мне должна полагаться «Тринити». – я все продолжала подсмеиваться.
– О?! Да тебе нравятся девочки в латексе? – после этих ее, как бы немного брезгливых, слов, я опешила, и беспомощно начала соображать, как на это я должна была отреагировать. Я даже оперлась на лавочку обеими руками от напряжения.
– Что? Язык проглотила? – усмехнулась она.
– Да вот думаю, что ответить.
– Ну, тут можно много всего сказать. Например: «Да! Я балдею оттаких!», или «Меня больше заводят библиотекарши!», ну …, – на этих словах она немного подалась в мою сторону, слегка понизила тон своего голоса, и томно сказала:
– Или так: ««М.Р.», мне можешь нравиться только ты!»…– произнесла она тем же голосом, добавив свой хищный соблазняющий взгляд с поволокой, а потом я почувствовала, как ее теплая рука накрыла тыльную сторону моей ладони, – Последнее мне бы точно понравилось…
Она продолжала пристально смотреть на меня, не отводя глаз ни на секунду, а потом слегка прикусила свою нижнюю губу, и тут же стала медленно ослаблять прикус, возвращая ее на место. (Млять!Это было так сексуально, что, даже сейчас, вспоминая, и, описывая эту ситуацию, я вся моментально завелась.).
Увидев, то, что она вытворяет, я просто вспыхнула! Я стала глубоко и часто дышать через нос. Моя температура стала зашкаливать, пульс участился, а сердце заколотилось так громко, что я перестала слышать собственные мысли, не то, что звуки всего происходящего вокруг.
Увидев мою реакцию, она медленно стала убирать свою руку с моей, проведя кончиками пальцев по моей коже. А потом сдавленно усмехнулась, прикрывая этими же пальцами свою улыбку.
– «I.G.», все в порядке? – она победоносно надсмехалась надо мной.
– Да… Все..Эмм.. Нормально.. – заикаясь отвечала я, пытаясь сообразить, куда бы скрыться, чтобы прийти в себя, – Я…Э-э… Мне нужно…
– В туалет. Да? – перебила она меня, уже не скрывая смеха, – Знаешь, мы на улице, а не в клубе.
А потом наклонилась ко мне вплотную, и протяжно прошептала на ухо:
– Тут… негде от меня спрятаться… – эти слова стали апогеем моего состояния! Любое ее движение, относительно меня, в тот момент, могло стать пиком моего возбуждения! От незнания «что же делать?», я резко вскочила и протороторила:
– Я хочу пить! Мне нужно купить воды! Я пойду, сгоняю до ларька! – и заспешила покинуть территорию ее власти.
– Эй! Ты куда стартанула? Меня подожди. – она не торопясь поднялась со скамейки, подошла ко мне и по хозяйски взяла меня за локоть, – Ну что застыла? Пошли.
Я беспрекословно послушалась ее, и мы направились в сторону ларька. Но ей видимо было мало того, что она увидела минуту назад, так как она продолжила свою тему:
– Ну так что, «I.G.»? Какие девушки тебе нравятся? – на этот раз в ее голосе не было ничего, кроме любопытства.
– «М.Р.», давай я лучше сменю тему. – сконфужено ответила я, – Давай лучше поговорим о ТВОИХ заморочках! Ммм… Скажи, у тебя хотя бы одно желание сбылось?
– Да. И не одно.
– Например?
– Ну, например, летом я захотела скататься в Питер, но работа не позволяла. И я загадала это на сигарету. После чего обстоятельства сложились так, что мне пришлось уволиться. Поэтому у меня появилось время и возможность туда съездить, что я, в принципе, и сделала.
– ВПитер? – переспросила я, – Это круто! Я тоже хочу туда как-нибудь поехать!
– Да, там здорово… У меня, кстати, фотки есть. Завтра принесу тебе, покажу! –
«Завтра???!!!», я была на седьмом небе от счастья, «Она планирует встретиться со мной ЗАВТРА!!!»
– Здорово! А во сколько и где?
– Э-э… Я имела ввиду при следующей встрече.
– Нет уж! Ты сказала «Завтра»! Так что не отмажешься! Придется встретиться завтра! –
– Ну да, поймала. Потом видно будет, где и когда.
На этих словах мы уже подошли к ларьку, и я отвлеклась на покупку бутылки минералки. После того как деньги были уплачены, мне открыли холодильник, и я достала заветную бутылку с живительной влагой. Открыв бутылку, я, первым делом, предложила, жестом, воды «М.Р.», но она отказалась, поэтому я припала к горлышку и сделала пару глубоких глотков. Как я и думала, холодная водица остудила меня, и зарядила энергией на дальнейшее продолжение беседы, уже в уравновешенном состоянии.
Дальше все было проще. Я предложила «М.Р.» пройтись в сторону центра, и она с удовольствием согласилась.
По дороге она стала в деталях рассказывать мне как съездила в Питер. Как там было здорово и весело. С кем она там познакомилась, какие клубы посетила, в какой квартире жила, и т.д. Потом стала описывать, как вернулась обратно в «Н», чем стала заниматься, и какие у нее планы на будущее. Так мы прогуляли наверно часа три. Я практически все время молчала, и внимательно слушала каждое ее слово, поэтому я не могла не заметить одну важную вещь. И когда ее запал подостыл, я осторожно попыталась расспросить ее о том, что именно меня больше всего заинтересовало в ее рассказе:
– «М.Р.», можно спросить?
– Ну конечно, спрашивай.
– Я так и не поняла, ты что одна ездила в Питер? И все лето одна провела?
– Ну смотря что ты имеешь введу.
– Я про Травина. Он что, не поехал с тобой?
– Травин??? Пффф… – и она весело усмехнулась, – Мы с ним расстались практически сразу, как ты уехала.
– Понятно. А еще один вопрос можно?
– Давай.
– А почему? – сказав это, я опомнилась, и постаралась исправиться, – Ой, извини…Это, конечно, не мое дело. Можешь не отвечать на этот вопрос.
– Можно да? – издевательским тоном сказала она, – Спасибо, что разрешила, а то я сама бы не сообразила, что мне делать.
– «М.Р.», извиниии, – затянула я, понимая, что сделала еще хуже, – Я не это имела в виду.
– Да расслабься ты, я же пошутила. И что ты за каждое слово просишь прощенье? – вроде как она адресовала вопрос мне, но даже не стала дожидаться ответа, и продолжила, – Я сказала ему, что мне нравиться другой человек. Ну и, естественно, он меня бросил. В принципе, я на это и рассчитывала. Не люблю быть инициатором разрыва отношений, и чувствовать себя виноватой.
– А теперь контрольный вопрос, можно?
– Аааа… – сказала она, показывая всем видом, что мои вопросы ей, мягко говоря, не совсем по душе, – Давай, добей уже.
– А тебе реально другой понравился, или ты так сказала Травину, чтобы расстаться с ним?
– Реально. Все? Допрос окончен? – эти слова меня просто убили. Я была раздавлена морально «Млять! Неужели у нее теперь другой парень?! Копец! Мне никогда не завоевать ее внимание!», «Да и на что я надеялась?», «Она наверняка уже встречается с этим парнем!!!», «Какая же ты дурочка «I.G.»! Она просто издевается над тобой, а ты ведешься! Жесть! Какое же я посмешище наверно…»
– Пока да… – ответила я, продолжая терзать себя уничтожительными мыслями.
– Пока??? Что значит пока? Ты готовишь что-то поубойнее? – шутливо спросила она, но я не ответила на ее шутку, а, молча, продолжала идти и гнести себя.
– Ладно, «I.G.», все было здорово, но мне пора идти. – прервала мои мысли Кошка.
– Но сейчас только половина десятого. Еще ведь совсем рано. – взмолилась я, уговаривая ее провести со мной еще хотя бы немного времени.
– Слушай, я бы с удовольствием, но у меня сегодня еще дела. – помню я подумала тогда, что она наверняка идет сегодня на свидание со своим новым бой-френдом, и жутко начала ревновать ее, к невидимому сопернику.
– Ну, тогда, можно я хотя бы провожу тебя? – поинтересовалась я.
– Конечно, пошли. Тут до моего дома пара остановок. Если хочешь, пойдем пешком.
«Если хочешь??? ДА КОНЕЧНО ХОЧУ! Не то слово как хочу! И обязательно ПЕШКОМ! И чем медленнее мы будем идти – тем лучше!»
– Да, лучше пешком, я так хоть город выучу. – да, я наврала. Но что, мне надо было ей откровенно сказать «Я не хочу с тобой расставаться, ни на минуту, и поэтому оттягиваю момент, когда ты уйдешь.»?
Мы примерно с полчаса шли до ее дома, а потом сели на лавочку во дворе покурить, и проболтали еще около часа. Мне, кажется, мы бы так и продолжали сидеть, если бы у нее не зазвонил мобильник.
– Алло. – сухо сказала она в трубку, – Да я возле дома. Во дворе, с подругой болтаю. Через пять минут подойду уже.
Сказав это, она закинула телефон в карман куртки, повернулась ко мне и разочарованно сказала:
– А вот теперь, мне действительно пора. – И стала подниматься со своего места. Я тут же подскочила и последовала за ней, желая еще хотя бы пару шагов пройти вместе с ней.
Когда мы оказались у двери ее подъезда, она неожиданно развернулась ко мне, и нежно обняла меня за шею, а я вновь сомкнула свои руки на ее таллии, отвечая на объятия, и растекаясь от ощущения такой близости с ней:
– Пока, «I.G.»… – прошептала она мне на ухо.
– Пока, моя Багира… – прошептала я ей в ответ, и вновь вспыхнула, так как почувствовала, как ее голова склонилась чуть ниже, к самому основанию моей шеи. А потом она медленно прошла по контуру моей кожи, от ключицы и до мочки уха, втягивая мой аромат. А затем снова включила свой пониженный томный голос:
– Ммм…От тебя так здорово пахнет… – сказав это, она скинула с моих плеч руки, резко развернулась и сделала шаг в сторону подъездной двери. Но я успела поймать ее за запястье, и развернула лицом к себе.
– «М.Р.» мы же увидимся завтра?
– А ты этого хочешь? – сказала она, вопросительно подняв одну бровь.
– Безумно… – еле слышно ответила я.
– Ну тогда до завтра, «I.G.» – она мягко улыбнулась мне, и ушла. А я еще пару минут, оставаясь стоять на том же месте, вспоминала наше последнее объятие, ее многообещающие слова, и ее легкую незабываемую улыбку.
Опомнившись, я посмотрела на часы. Было начало двенадцатого. Я сорвалась с места и побежала ловить такси. Мне нужно было успеть до закрытия общежития, чтобы не остаться ночевать на вокзале.

Глава 4.
Когда я открыла дверь своей комнаты в общежитии, я едва не села на пятую точку от удивления. Все пространство комнаты было заполнено моими знакомыми (ребята из той же общаги и некоторые бывшие одногрупники). Заметив меня вся толпа, как будто по команде, начала издавать восторженные возгласы (типа «Уоу!!!», «Ура!!» и т.д.), и выкрикивать мое имя, а потом все подтянулись ко мне и начали обнимать, приветствовать и расспрашивать о том, как я провела лето, на долго ли я приехала, какие планы у меня на будущее, и т.д. А я, во всем этом безумии, пыталась продвинуться в глубину комнаты, по пути коротко отвечая на вопросы которые мне прилетали. Добравшись до своей койки, я оглядела всех гостей, и оценила обстановку. И вот, что я поняла – Юлька с Дашкой, таким образом, устроили мне встречины. Они собрали на наших девяти квадратных метрах человек десять, плюс они сами и я. Притаранили от кого-то второй стол, и табуретки, и все это установили между двумя кроватями, так как стульев точно на всех бы не хватило. Стол был накрыт, одним словом «по-студенчески». Было несколько тарелок с чипсами, кириешками, соленым арахисом, и ОЧЕНЬ много пива.
Я поблагодарила всех за устроенный мне сюрприз, а потом мы все уселись за стол, и начали отмечать мой приезд. Пир продолжался до того момента, пока наши крики и смех не надоели кому-то из соседей. Наше веселье прервал охранник, он разогнал всех по комнатам, а засидевшихся гостей проводил на выход.
НО! Наша тройка (я, Юлька и Дашка) решила продолжить праздник, уже по-домашнему, т.е. тихо и без куража (без песен под гитару, нескромного смеха и шумных выходов в коридор, чтобы покурить).
Мы просидели до утра, болтая о какой-то ерунде и потягивая пиво, и стали укладываться спать только, когда начало светать. А мне, кстати, в этот день нужно было бегать собирать справки, а потом отнести их в деканат. Само собой разумеющееся, что я никуда не пошла, так как проспала до полудня, а проснувшись, первым делом, написала смс Кошке: «Привет! Как у тебя дела? Что на счет фотоотчета о поездке в Питер?».
Ответ пришел только минут через 10-15: «Привет! Все ок! Я в принципе свободна. Когда ты хочешь встретиться?». Я даже не стала тянуть с ответом (обычно я выжидала пять-десять минут прежде чем ответить, чтобы набить себе цену, типа я не особо заинтересована и отвечаю, только когда у меня есть на это время), и тут же скинула ей смс: «Прямо сейчас! Я могу подъехать к тебе через час-полтора». От нее пришло: «ок! Как подъедешь – набирай».
От этой смс-ки я мгновенно взбодрилась, подскочила и полетела собираться.
На сборы ушло минут десять от силы (почему-то я ужасно торопилась, как будто жутко опаздывала куда-то, даже поехала не на общественном транспорте, а на такси, чтобы было быстрее).
В итоге я оказалась возле ее дома уже минут через 40-45 после своего пробуждения, и тут же сообщила ей это смс-сообщением. Получив от нее в ответ: «ок, я скоро выйду», я расположилась на лавочке и стала курить, одну сигарету за другой с интервалом от трех до пяти минут. (Хочу заметить, в этот раз она ко мне как-то не особо торопилась, потому что я прождала ее во дворе где-то около часа, и, честно говоря, меня уже начало мутить от количества принятого мной никотина к моменту, когда она вышла ко мне).
«Ну наконец-то!» подумала я, когда она вышла из своего подъезда.
Она выглядела как всегда бесподобно.
– Привет, «М.Р.»!.. – произнесла я, как будто завороженная.
– Привет, моя хорошая! – сказала она, протягивая ко мне руки, чтобы обнять, – Извини, что так долго.
– Да нормально. – ответила я с идиотско-счастливой улыбкой на лице, – Это я рано приехала.
А затем осторожно обняла ее за талию.
– Ну что? Пошли? – прерывая наши объятия, ответила она, и, взяв меня под локоть, потянула в сторону центра.
Этот день мы полностью провели вместе, и почти всю ночь тоже. Мы гуляли где-то часов до четырех или пяти утра. Но особенно мне запомнилось два события произошедших в этот вечер:
• После продолжительной прогулки, и довольно серьезного разговора (о нетрадиционной ориентации, о том, как родители и друзья воспринимают данную новость, о необходимости «каминг-аута» и тому подобное), мы засели на лавочке во дворе за зданием мэрии «Н», и «М.П.» достала фотоальбом из своей сумки. Мы очень долго рассматривали ее снимки, которые она сопровождала рассказами, где именно и при каких обстоятельствах был запечатлен каждый кадр. Просмотрев весь альбом от корки до корки, я вроде как в шутку выхватила его у нее и сообщила, что, мол, «все, теперь я его забираю себе». После ее непродолжительного, но убедительного монолога, я вынуждена была вернуть ей то, что я так бесцеремонно забрала. Но я не сдавалась :)) Я успела стянуть несколько фото, прежде чем отдать ей альбом.
– Можно я хотя бы их оставлю?
– Нет! Верни мне. – заключила она, пытаясь достать одной рукой свои фотографии из моей руки, отставленной таким образом, чтобы «М.Р.» не смогла до них дотянуться.
– А ты попробуй забрать! – подразнила я ее, и отвела свою правую руку, в которой держала ее фотки, еще дальше.
– И что ты с ними собралась делать? – спросила она не оставляя попыток отобрать снимки.
– Да ничего. Просто хочу, чтобы у меня было твое фото. – отвечала я, старательно отводя руку то вверх, то в сторону, то вниз, не позволяя «М.Р.» до них дотянуться.
– Зачем?
– Любоваться буду... – сказала я с наглой ухмылкой, убирая руку за спину, чтобы перекинуть эти фотографии в другую руку. – Повешу у себя над кроватью и каждое утро, открывая глаза, буду смотреть на тебя и любоваться!
– «I.G.», отдай! – резко, наверно даже раздраженно, сказала она, и, машинально, запустила в действие свою вторую руку, обхватив меня ею с другой стороны.
Получилось так, что ее левая рука крепко держала мою правую у меня за спиной, а своей правой она ухватилась за мою левую. Этим резким движением она, можно сказать, налетела на меня всем телом, упершись своей грудью в мою, причем настолько плотно, что я ощутила исходивший от нее жар, через всю нашу одежду. Наши лица оказались на расстоянии всего пары сантиметров друг от друга. Настолько близко, что наши губы едва ни соприкасались. От всего этого у меня моментально взыграли гормоны, инстинктивно приоткрылся рот, и я начала тяжело дышать, чередуя между собой глубокие выдохи и вдохи, уже не пытаясь скрыть своего желания. А она совсем немного отстранилась, и заглянула в мои глаза. Сначала мы пристально смотрели друг на друга, но потом она опустила свой взгляд на мои губы, и, не отрываясь, смотрела на них, наверно секунд пять или десять. В это же время я почувствовала, как ее хватка стала слабеть, но я продолжала пристально разглядывать ее, пытаясь удержаться и не вцепиться в ее губы своими. Мне кажется, еще бы пара секунд и именно это я бы и сделала, но она вдруг резко отскочила от меня, опустила голову и стала трепать свои распущенные волосы.
– Бред какой-то. – чуть слышно произнесла она куда-то в сторону, а потом развернулась ко мне и совершенно спокойно произнесла – Ладно оставь себе если хочешь, у меня сохранились негативы, я себе еще распечатаю.
А потом добавила:
– Но если вдруг у меня вырастет волосатая бородавка где-нибудь на носу, я тебя убью! Поняла?! – эту фразу она уже произносила в шутливой манере и с улыбкой на лице.
– Чего?
– Того! Я просто не хочу, чтобы ты какую-нибудь хрень выкинула типа сглаза или порчи, или еще чего-нибудь.
В ответ я просто закатилась смехом.
– Ты что ржешь? Я правда верю в это. – пытаясь сдержать вырывающийся смех, она легонько ударила меня ладонью по плечу.

• После этого происшествия мы решили еще прогуляться. Гуляли очень долго. Слушали музыку, болтали, обсуждали киношки, рассказывали друг другу о детстве, о своих увлечениях, о глупых проделках и прочее. В итоге, изрядно измотавшись, мы присели на лавочку отдохнуть и опять покурить. На улице уже стемнело. Конец августа – сезон звездопада, небо было ясное, вечер теплый, поэтому мы просто сидели, молчали, курили и наблюдали за, то и дело, падающими звездами. Изредка прерывая тишину фразами: «Смотри!», «Вон еще одна!», «Блин, а я не успела желание загадать!» и т.д.
– Знаешь, «I.G.», мне иногда кажется, что я стою в темной комнате, а на меня направлен огромный луч света, как от прожектора. – неожиданно она начала разговор, закурив вторую сигарету, – А вокруг как будто миллионы людей, которые проносятся с невероятной скоростью, суетятся, жужжат, мелькают перед глазами. Но не видно лиц, не слышно речи, только суета и гул, как от роя пчел. И среди всего этого хаоса я… Одна…
– Ну такое наверно у всех бывает. – ответила я, пытаясь ее как бы и поддержать, и дать понять, что и мне порой бывает одиноко.
– Я знаю. А еще я знаю, что в этом сумасшедшем мире невозможно выжить одному. Каждому нужен союзник.
– Всмысле?
– Человек, который сможет вытащить тебя из этого бесконечного потока. Человек, с которым не будет одиноко, страшно, или грустно. Который будет дополнять тебя, а ты его. Человек, с которым всё вокруг будет обретать смысл. В общем «свой человек». Ну, ты понимаешь, о чем я.
– Да. Но вот только не всем удается встретить этого «своего человека».
– Это не так. Я считаю, что каждому на этой планете предназначен «свой человек», который может встретиться только один раз за всю жизнь. И если его упустить, то с кем бы ты потом ни встречалась, с кем бы ни пыталась построить отношения - не будет срастаться. Всегда будут недовольства, разногласия, недопонимания, ссоры, вранье, проверки, обиды, оскорбления, унижения, измены, ну и все прочее.
– Ого. Глубоко взяла. Я никогда не задумывалась на эту тему. – прокомментировала я, но она как будто не услышала меня, и продолжила.
– А нужно-то всего лишь быть внимательным, не проглядеть и не упустить друг друга. Я вообще считаю, что все те, кто жалуется на одиночество и непонимание, просто упустили свой шанс. Не сумели во время среагировать, или испугались, или засомневались. Или может быть застеснялись. – на этом слове она сделала парусекундную паузу, а потом продолжила, – Короче, надо всего лишь успеть ухватиться за этого человека. Не отталкивать, не бояться, не сомневаться, не устраивать тест драйв, не играть в догадки, не бороться за лидерство. Просто быть вместе, и никогда не отпускать друг друга.
– Да, вот только как узнать, что именно это и есть твой человек? Ведь многие друг к другу проявляют свой интерес. И как из этих многих можно распознать «своего»?
– Это очень легко понять. Когда встретишь его, ты почувствуешь это. – сказала она, а потом улыбнулась одним уголком рта, слегка наклонилась ко мне и добавила, – Ну в твоем случае ЕЕ.
Я только усмехнулась на это замечание, и задала вполне предсказуемый вопрос, после такого разговора:
– Ну а ты? Ищешь, или может уже нашла своего «принца»?
– Нет, только «принцессу»! – сказала она с кривой улыбкой.
– Чтооо??? Нука-нука! С этого момента по-подробнее! – затянула я, но она только рассмеялась, увидев, как у меня от удивления взлетели вверх брови. А потом издала гортанный звук, типа прочищая горло и сказала:
– А что? – и удивленно приподняла одну бровь, сделав такой вид, как будто чего-то не понимает. – Что в этом такого?
– Эмм. Ну как? – я пыталась подобрать слова, которые бы ее не обидели, – Ну ты же с парнями встречаешься. Ну, всмысле, тебя парни ведь привлекают.
– Кто тебе это сказал?
– Твои отношения с Травиным, Ира, и еще половина всего «Д».
– Аааа. Ну раз так, то тогда продолжай в это верить. – она говорила все это таким тоном, что я никак не могла понять толи она прикалывается надо мной, толи все действительно так и есть.
– Так значит это не так?
– Кто сказал?
– Ты.Сейчас.
– Я тебе вообще ничего конкретного не говорила.
– Ну, может, тогда сейчас скажешь?
– Зачем, ты ведь итак все знаешь.
– «М.Р.», ну серьезно, так ты за «наших», или за «ваших»?
– Я сама по себе, понятно? – ее тон внезапно стал резким, а выражение лица каким-то суровым что ли. – Все! Мне это надоело! я домой. Пока.
А потом встала и быстрым шагом направилась к остановке (там стояли таксисты). Я тут же подскочила с лавочки, догнала ее и начала тороторить:
– «М.Р.», пожалуйста, не уходи! Слушай, извини меня! Это все меня не касается! Давай просто закроем эту тему! И все!
Она резко остановилась и сухо сказала:
– Ок, давай! Тогда не пиши мне, и не добивайся встречи, и тема будет закрыта. Навсегда. Устраивает?
– Нет! НЕ устраивает!
– «I.G.», что тебе от меня надо?
– Мне? – и тут я начала мямлить, – Мне… Ну мне ничего от тебя не нужно... Я просто… Хочу общаться с тобой… Мне нравиться с тобой… Проводить время...
– Просто??? Может, найдешь кого-нибудь другого, чтобы «Просто общаться»?
– Мне не нужен никто другой, мне ты нужна! – выпалила я на эмоциях, даже не успев отредактировать правильность фразы у себя в голове, но, поняв, что сказала, я тут же попыталась исправиться. – Ой! Всмысле, с тобой хочу общаться, а не с кем-то другим.
А потом я выкинула свою фирменную фишку (Я умею строить жалостливое, наивное выражение лица, ну типа как «Кот» из мультфильма «Шрек»).
Это сработало, потому что она вся моментально смягчилась и произнесла:
– Ты же моя хорошая, ну как на тебя можно злиться? Иди сюда. – а потом очень нежно обняла меня и добавила, – Я просто очень устала. Я поеду домой. Хорошо?
– Конечно. Если хочешь. – на этих словах я почувствовала как ее теплые губы коснулись моей кожи, где-то в районе скулы (не знаю как правильно называется эта часть лица).
– Пока, «I.G.»…
– Пока… – я пыталась как можно печальнее произнести это слово. Но оно на нее так и не подействовало, и все, что мне оставалось, это проводить ее до такси, и еще раз обнять на прощание.

Глава 5.
Утром, как только открыла глаза, я сразу написала "М.Р." сообщение: "Привет! Как дела?". Она ответила: "П-т. Все в норме". Мне не понравился ее ответ. Он был каким-то сухим и холодным. Я почувствовала, что она пытается отстраниться от меня, но сделала попытку вернуть все на тот этап, на котором началась наша вчерашняя встреча, и написала: "Чем занимаешься? Может, погуляем по центру?". В ответ я получила: "Нет. У меня дела".
В этот день мы не виделись, и на следующий тоже. Она опять сказала, что занята. Я была ОЧЕНЬ расстроена всем происходящим. От незнания, куда потратить свое время и дождаться следующего дня, чтобы вновь предложить "М.Р." встретиться, я занялась процедурой восстановления в институте. С местной бюрократической системой и бумажной волокитой мой день пролетел быстро, отняв у меня массу физических сил. Ну а мое моральное состояние продолжало пребывать в упадке еще после отказов и холодных смс от Кошки. Поэтому в общагу я возвращалась практически ползком.
Не помню, как прошел остаток дня, ну уже вечером, часов в десять, не выдержав своих мучений, я написала Кошке одно, но ОЧЕНЬ длинное сообщение: "Сегодня я перевернула все сигареты в пачке, и на каждую загадала только одно желание - еще хотя бы один вечер провести с тобой...Спокойной ночи, моя Багира". Я не ждала от нее ответа (я просто хотела, чтобы она знала, что в этот момент я думаю о ней), но она прислала мне смс. Я безумно обрадовалась, НО боялась его открыть, поэтому я сначала сходила покурить, потом вымыла руки, а потом легла в кровать и накрылась с головой одеялом, свернувшись в позу эмбриона, и только потом, в таком, самом безопасном для меня, состоянии, я осмелилась нажать кнопку "Открыть".
Я не забуду никогда эту смс-ку. С нее в принципе все и началось.
Там было написано: "Ты же моя прелесть. И тебе сладких снов, Зайка". А в конце смайлик - двоеточие и звёздочка (думаю, все знают, что именно он обозначает).
Эта смс-ка мне предала уверенности, и я решила спросить ее о том, что меня беспокоило последние два дня, поэтому я написала ей второе сообщение: "Ты больше не хочешь со мной общаться?".
Ну и тут пошла активная переписка:
Она: "Не знаю."
Я: "Я тебя чем-то обидела?"
Она: "Нет."
Я: "Тогда почему?"
Она: "Все очень сложно"
Я: "Что сложно?"
Она: "Я не могу тебе объяснить"
Я: "Почему?"
Она: "Потому что я даже для себя не могу это правильно сформулировать"
Я: "Скажи как есть. Я все итак пойму"
Она: "Это долгий разговор"
Я: "Можно я позвоню?"
Она: "Нет. Это не телефонный разговор."
Я: "Тогда давай встретимся?"
Она: "Я думаю не стоит"
Я: "Почему?"
Она: "Я же сказала - все сложно"
Я: "У тебя проблемы с парнем из-за меня?"
Она: "У меня нет парня"
Я: "С девушкой?"
Она: "Прикалываешься?"
Я: "И не думала"
Она: "Нет, у меня нет девушки. И вообще дело не в этом"
Я: ""М.Р.", что происходит? Поговори со мной."
Она: "Ты занята завтра?"
Я: "Нет"
Она: "Тогда давай завтра поговорим об этом"
Я: "Хорошо. Где и когда?"
Она: "Подъезжай ко мне часов в шесть"
Я: "Ок. Буду."
После этого она замолчала. Я тоже не знала, что можно написать.
Я промучилась всю ночь. Толком даже не поспала. Ворочалась и думала о предстоящей встрече, и о том, какой именно ждал меня разговор.

Глава 6.
Я опять приехала к ней намного раньше назначенной встречи. Но на этот раз я не стала ее торопить сообщением о своем преждевременном прибытии. Я ей написала только минут за пять-десять до условленного времени.
Ответной смс-ки не последовало, но зато через пару минут она вышла из своего подъезда. Увидев ее, я сразу подскочила и полетела к ней на встречу.
– Привет, "I.G." – сухо сказала она, когда я к ней приблизилась.
– Привет, «Моя Багира». – произнесла я, положив свои руки на ее талию, и осторожно притянула к себе, чтобы обнять. А ещё, я намеренно коснулась своими губами мочки ее уха, одновременно с этим проводя большим пальцем своей руки вверх, в направлении ее груди, когда произносила эти слова (я хотела проверить ее реакцию на подобные действия с моей стороны). И я тут же почувствовала отдачу – ее грудь приподнялась от глубокого вздоха, а дыхание стало тяжелым и не ровным.
(Как же мне понравилась ее реакция на мое прикосновение. Для меня она стала решающей в определении статуса для, планируемых мной, наших отношений. Именно в этот момент до меня дошло то, что мне больше не нужно от нее простое общение (дружеское или приятельское), мне нужна была она сама! Теперь либо все, либо ничего).
– Мда... – коротко сказала она, пытаясь высвободиться из моих объятий,и замолчала. Я тоже молчала. А потом она едва заметно качнула головой из стороны в сторону, как будто разочаровалась в чем-то или в ком-то.
Увидев это, мной стал овладевать страх. «Млять, «I.G.»! Не надо было этого делать!», «Я только напугала ее этими тупыми проверками!»,««I.G.», зря! Зря! Зря ты это сделала.».
А «М.Р.» продолжала молчать, и смотреть в противоположную сторону от меня, но затем она повернулась с совершенно спокойным и равнодушным выражением лица, и безразличным тоном сказала:
– Не называй меня так.
«Копец! Это что вообще такое?! Она хочет меня, или ей абсолютно фиолетово?!». Я была в замешательстве и полном непонимании всего происходящего.
– А как можно?
– "М.Р.", или Кошка.
– А если я захочу тебя ласково назвать? – неожиданно (даже для себя) я осмелела, и решила, что я должна дать ей понять, как отношусь к ней, ведь это возможно наша последняя встреча.
– Зачем тебе это?
– Ну а вдруг ситуация такая сложится.
– Какая ситуация?
– Ну не знаю, может я захочу тебя пожалеть, или успокоить, или поддержать. – начала я перечислять возможные обстоятельства для подобного обращения к ней, а потом добавила, – Ну или, например, у меня просто может быть порыв нежности и любви.
– В таких случаях мне нравится, когда меня называют Киса. – ответила она смущаясь, и заметно подавляя свою улыбку.
Увидев эту реакцию, я решила продолжить свои откровенные намеки:
– А можно Кисонька? Или Кисуля, или Кисуленька, или ...
– Все прекрати.– прервала она меня уже с серьезным выражением лица, и добавила, – Пошли, отойдем куда-нибудь.
Мы молча прошли пару дворов, а потом сели на лавочку. Она закурила.
– Ну что? поговорим? – спокойно произнесла она, но мне показалось, что в ее голосе было какое-то негодование.
– Конечно, давай.
– "I.G.", чего ты хочешь?
– В смысле?
– Ну чего ты ждешь от нашего общения?
– Да ничего. Мне просто нравится с тобой общаться. Я же говорила.
– "I.G.", давай откровенно.
– Хорошо. – я сделала глубокий вдох, и на выдохе произнесла, – Ты мне нравишься. Как девушка. Ты же наверняка сама это видишь.
– Вот, в этом все дело.
– А конкретнее?
– Я вижу, чего ты хочешь. – и замолчала и мгновение, а потом добавила, – И я не знаю, что с этим делать.
– Тебя ЭТО напрягает?
– В том числе.
– Ну и ты тогда давай откровенно. Что еще?
– Я начинаю к тебе привыкать. А это плохо.

***
"Привыкать?". Вот что означает это слово??? Я понимаю, что значит привыкнуть к распорядку дня, или привыкнуть к меню сотового телефона, или, к примеру, привыкнуть не завтракать по утрам, ну и т.д.
А что значит ПРИВЫКНУТЬ к человеку – для меня это до сих пор загадка.
***

– А что в этом плохого? – я даже не пыталась скрыть своего возмущения.
– "I.G.", как я и говорила, я сама по себе. Мне не нужны подруги. – после этих слов она сделала глубокий вздох, – Но и чего-то большего я дать тебе не могу. Понимаешь?
– Понимаю, и поэтому я и говорю, что мне от тебя ничего кроме общения не нужно.
– Я не могу с тобой продолжать общаться.
– Не можешь или не хочешь?
– И не могу, и не хочу, и наверное даже не имею права затягивать все это?
– А что, ЭТО? И куда затягивать?
– "I.G.", ты очень добрая и наивная. Я не хочу тебя обижать. Тебе лучше не связываться со мной.
– Ты плохо меня знаешь.
– А ты не понимаешь, во что пытаешься влезть.
– И во что же? От чего ты меня пытаешься уберечь?
– Я очень жестокий и эгоистичный человек. У меня нет друзей, у меня нет подруг, у меня нет любимых людей. Я всех устраняю, как только начинаю привыкать к человеку. И к тебе я начала привыкать, а значит пришло время избавиться и от тебя.
– А что будет, если ты привыкнешь ко мне? Ну или к любому другому человеку.
– Это не важно.
– Очень даже важно. – я посмотрела на нее в упор, и продолжила, – зачем ты избавляешься от всех близких людей?
– Они все предатели! – в ее голосе было столько горечи и обиды.
– Я тебя не предам! – я, как только могла, пыталась сказать эту фразу твердо, уверенно и убедительно, чтобы она смогла почувствовать мою надежность.
– Ты не можешь этого знать наверняка. А я не хочу проверять, понятно?!
– Могу, потому что я знаю себя. Если я говорю, что могу, то значит так и будет.
– А какие гарантии? – эта ее фраза выбила меня из колеи, и я невольно усмехнулась.
– В смысле "какие гарантии"? Тебе что, расписку надо? – я задала ей вопрос в шутливой манере, но таким тоном, чтобы она поняла, что я и на это готова, лишь бы она меня не отталкивала от себя.
Она тоже улыбнулась, а потом как бы немного задумалась:
– Нет! Я кое-что другое придумала! – на этих словах она легонько ткнула меня в плечо (О-о! Она была в восторге от своей идеи. Настроение моментально изменилось! Ее глаза были широко распахнуты, а на лице была такая довольная улыбка, что я заметила, как проступили ямочки на ее щеках, и разговор уже продолжился совсем в другой форме),а затем она выдала эту свою гениальную мысль, – Лучше договор! Где будут прописаны все твои права и обязанности, ну и, естественно, ответственность за невыполнение пунктов договора. – закончив фразу она уставилась на меня с какой-то загадочной улыбкой, и стала пристально разглядывать. Видимо пыталась уловить испугаюсь я этого или нет.
– Да без проблем! – если честно, я не могла определить шутка это или нет, но решила поддержать ее предложение. Потому что, во-первых, мне необходимо было отвлечь «М.Р.» от ее идеи избавиться от меня, а, во-вторых, я обожала всякого рода аферы.
– Уверена? – она намеренно добавила нотки какой-то угрозы в свой тон, но ее выражение лица было неизменным.
– На 100%! – я ответила без колебаний.
– Я ведь серьезно. – она продолжала говорить с угрозой в голосе, улыбаться и пристально смотреть на меня. А я понимала, что если она заметит во мне хоть намек на какое-то сомнение, то все. Я потеряю к ней эту нить, которую весь вечер пыталась протянуть.
– Да и я тоже!
– Ок. Тогда давай обсудим пункты договора! – она, прям, как-то воодушевилась, и злорадно усмехнулась, а потом добавила, – Ты сама сбежишь! Мне даже делать ничего не придётся!
(Этой фразой она меня зацепила за мое слабое место – меня очень легко развести на «слабо», а она как раз пыталась это сделать. Теперь мне вообще стало плевать, что там она хочет от меня. Я должна была подписать и выполнить все, что она мне предложит, ну и естественно доказать ей, что я не трус и не предатель).
– «М.Р.» подожди. Сначала я хочу, чтобы ты честно ответила на мой вопрос. – теперь уже я пыталась напугать ее.
– Жги! – она подсмеивалась надо мной, потому что, видимо, была уверенна в своей победе.
– Со мной все выяснили, а вот тебе, что от меня нужно? Зачем ТЫ со мной общаешься?
– Ты уверена, что хочешь услышать правду?
– Уверена.
– Ок. – потом последовала пауза на протяжении всего того времени пока она доставала и подкуривала сигарету, а закончив все эти манипуляции она равнодушно ответила на мой вопрос, – Мне просто скучно. А с тобой я могу убить свое время.
(Я сейчас примерно с полчаса пыталась придумать, как правильно описать мое состояние от услышанного тогда, но, к моему глубочайшему сожалению, я поняла, что я малограмотная личность со скудным словарным запасом, поэтому попытаюсь объяснить все на примере:
Если кому-то прилетало по фэйсу волейбольным мечом с мощной подачи – тот поймет сразу. А для тех, кто не имел возможности испытать это «удовольствие», объясняю – во-первых моментально перед глазами все темнеет и появляется ужасный гул в ушах, во-вторых идет полная дезориентация в пространстве и времени, в-третьих потеря ощущения собственного тела. И это все на пять-десять секунд, а потом начинаешь постепенно приходить в себя.
Так вот, услышав от "М.Р." ее «честный ответ», я испытала подобное состояние, только в чуть более облегченной форме, ну и в глазах не темнело.)
– Эй, ты чего зависла? – сказала она, вырывая меня из этого состояния.
– Да вот пытаюсь переварить то, что ты сказала...
– Ну что? уверенности поубавилось? – спросила она с издевательско-ироничным тоном и со своей непонятной улыбкой. Но я не могла ей уступить, я уже согласилась на ее аферу, и должна была довести это до конца.
– Я же сказала, что ты меня плохо знаешь. Давай приступим к обсуждению пунктов договора.
– Ок. Хочу сразу предупредить, что ты в любой момент можешь от всего этого отказаться, встать и уйти.–говорила она, потирая свои ладони друг о друга.
– Не дождешься!
– Посмотрим.
– И смотреть не на что! Я тебе говорю, что ты просто так от меня не сможешь избавиться.
–Ты сама это сделаешь, как только услышишь все мои запросы. А я уж постараюсь придумать что-нибудь по-изощрённее.
–Ну тогда начинай, и посмотрим кто из нас более стойкий.
– Хорошо, сама напросилась.–она слегка прищурилась, начав выдумывать эти пункты, а потом начала их мне выдавать поочереди, с каждым разом предлагая, все более безумные задания, – Первое, я ненавижу, когда мне врут, поэтому должен быть пункт о том, что ты никогда мне не соврешь.
– Легко.
–Хорошо-о. Тогда так! Второе, ты не будешь теплить в себе надежду на призрачные отношения со мной.
– О-кей. Я и с этим справлюсь.
–Хм… Третье, ты не будешь злиться, ревновать или обижаться, если я захочу заменить тебя на другого человека, или вообще вычеркнуть из своей жизни.
– Эм… Понятно.
– Четвертое, я не терплю конкуренции и не делю ни с кем своих людей. Если ты вступаешь в мои ряды, то никого другого быть просто не может. А если что-то не нравится, то сразу «Досвидания!».
– Все нравится.
–Ладно… Пятое, никаких претензий ко мне с твоей стороны. Ты сама решила пойти на это, и не имеешь право, что-то мне предъявлять.
–Согласна, никаких претензий.
– Что-то ты как-то очень легко на все соглашаешься, наверное, нужно что-нибудь пожестче придумать.
– Давай-давай. Я же сказала, что ты меня ничем не напугаешь.
– Ок. Раз так. Я хочу твою душу себе в собственность! – после этих слов, я на мгновение замешкалась, а она воспользовалась этим моментом, – О! Похоже кто-то сдулся!
После этих слов она весело рассмеялась, ее так забавляла эта ситуация, и сам факт того, что она меня обыграла.
– Рано радуешься! Просто я немного задумалась. Ведь моя душа это достаточно весомый предмет для торговли, по крайней мере для меня. Так что я хочу что-нибудь взамен.
– И что же ты хочешь за свою душу?
–Дай подумать.–теперь уже я взяла небольшую паузу, чтобы подкурить сигарету,– Хорошо. Я готова отдать тебе свою душу…
– На веки вечные???– перебила она меня своим вопросом.
–Я готова отдать тебе свою душу на веки вечные, если ты вычеркнешь некоторые предыдущие пункты в договоре. И! Наделишь меня некоторыми привилегиями!
– Тебе не кажется, что ты слишком много хочешь за свою душонку?!
– Да нет, в самый раз! И не за «душонку», а за «Душищещу»! – она рассмеяласьуслышав мою преувеличенную интерпретацию слова «Душа».
– Ну-ка повтори, как ты сказала?!
– «Душищещу».
– Сама это слово придумала?
–Ну типа того.
– Ок. А что за пункты и какие привилегии???
– Я бы хотела вычеркнуть пункт номер два и номер три, и дать мне привилегии в рамках этих же пунктов.
– Я если честно не помню, что там наплела тебе в этих пунктах, но я согласна.
– Ну и отлично.
– Так что? Твоя душа теперь моя?
– Ну пока мы ничего не подписали, я могу просто оставить бронь для тебя.–я начала флиртовать с «М.Р.».
– А что много желающих?
–Тьма! Даже подумываю аукцион устроить.
– И что мне нужно сделать, чтобы она не ушла в чужие руки?
– Один поцелуй, и она останется за тобой!
Она, не выжидая ни секунды, наклонилась ко мне и легонько поцеловала меня в щеку, а потом иронично сказала:
– Слушай, а с тобой приятно иметь дело.
– Еще бы.
После этого я закурила вторую сигарету, и стала обдумывать все, что сейчас произошло, и гадать всерьез все это было, или шутка, пока «М.Р.» не прервала мои мысли своим вопросом:
– «I.G.», ты реально готова пойти на все это ради того, чтобы просто изредка проводить со мной время?– ее голос и выражение лица было серьезным. Она искренне интересовалась, без иронии и издевок.
– Да.
– Зачем тебе это? Почему бы тебе просто не послать меня со всеми моими заморочками и требованиями?
–Я не хочу упустить тебя.
– В смысле?
– Ты недавно мне сказала, что, когда встретишь «своего человека», самое главное не упустить его. Вот я и пытаюсь тебя не упустить.
– Да с чего ты взяла, что я «твой человек»?
–Ну ты же сказала я пойму когда встречу его, а в моем случае ЕЕ.
– «I.G.», ты балда!.. Неужели ты в серьез все это воспринимаешь?
– Слушай, я ведь пока ничего не подписала, а, значит, могу и соврать. Ты не думала об этом?
– Неа, не можешь.
– С чего ты так уверена.
– А с того! – после этой фразы она аккуратно взяла меня за молнию на моей ветровке, а потом медленно, но уверенно потянула к себе, заставляя меня приблизиться к ней вплотную. А затем она положила свою руку мне на затылок, где ее пальцы стали выписывать легкие движения на моей коже, медленно опускаясь вниз, под воротник моей футболки. Одновременно с этим она стала сокращать расстояние между нашими лицами, и застыла на расстоянии пары сантиметров от моих губ, обжигая своим дыханием. От этого у меня самопроизвольно закрылись глаза, а губы наоборот приоткрылись, демонстрируя ей мое возбуждение. Потом она отклонилась немного в сторону и намеренно прошлась своей щекой по моей, и прошептала мне на ухо, – Ты ведь не обманешь свою Кису?
– Нет… – самопроизвольно вырвалось у меня.
– Умница... – после этих слов, она моментально скинула свою руку с моего затылка и отсела подальше на лавочку, продолжая смотреть на меня и победоносно улыбаться, – Давай перезагружайся, и пойдем, пройдемся.

Глава 7.
К моему удивлению Кошка не шутила на счет договора. На следующую встречу она действительно принесла распечатанный в двух экземплярах контракт о «Передаче прав собственности на душу».
Название меня слегка шокировало, но я подписала его, и даже оставила капельку своей крови на ее экземпляре (кстати, это была моя идея, чтобы добавить ей уверенности в моих намерениях).
В общем, с этого момента мы стали встречаться каждый день, и гулять почти до самого утра. У нее больше не было негативных мыслей и упаднического настроения.
Мы намотали кучу километров, гуляя по городу, рассказали друг другу все, что возможно было о своей жизни, изучили любимую музыку друг друга, и т.д. А после расставания, уже минут через пять начинали активно смс-сится.
Наши отношения и наше общение очень изменились. Она стала интересоваться моей повседневной жизнью и проявлять свою заботу, и мне невероятно нравилось это. Вместе с этим она так же продолжала провоцировать меня на проявление моих низменных инстинктов во время наших встреч (это ей доставляло особое удовольствие). Ну а я, в свою очередь, не упускала ни малейшей возможности прикоснуться к ней.
Все это продолжалось около трех недель. Пока как-то мы не решили напиться. Не помню, кому, и по какому поводу пришла эта идея, но мы взяли дешманский двухлитровый тетропак вина, и отправились на наше излюбленное место – во двор рядом с мэрией «Н», и расположились там на нашей любимой лавочке. Она была без спинки, поэтому мы сидели на ней по особенному – мы усаживались лицом друг другу, а наши ноги раскидывали по разным сторонам этой самой лавочки, как бы оседлав ее. Вино поставили посередине между нами, и поочереди пили его, прям из горла, как совершенно обыкновенный сок.
Хочу заметить, что это вино было довольно специфическое. Ощущение такое, что производители, а скорее всего подвальные предприниматели, просто смешали самую дешевую водку с виноградным соком, обозвав это чудо-творение вином.
Поэтому, осушив всю пачку тетропака, мы были пьянющие в хлам. Но, она была пьянее. И, наверно, поэтому она завела этот разговор:
– «I.G.», почему ты лесбиянка?
– Ну наверно потому, что меня привлекают девушки, а не парни. – ответила я с ухмылкой.
– А что именно тебя в девушках привлекает?
– То, что это девушка.
– Ну серьезно, на что ты обращаешь внимание, в первую очередь? Как ты понимаешь, что именно она тебя привлекает? Или ты хочешь всех, у кого нет члена?
– Конечно, нет! – я сделала небольшую паузу, чтобы сформулировать свои мысли, и начала описывать, – В общем, меня девушка должна зацепить.
– Чем зацепить?
– Не знаю. Энергетикой наверно?
– То есть, если она будет толстой беззубой уродиной с деревянной ногой и стеклянным глазом, НО с энергетикой, то она тебя «зацепит»?
–Нууу, нет. Внешность, тоже, конечно, важна для меня.
–Ну давай, рассказывай! Что я все из тебя вытаскиваю?
– Хорошо. Постараюсь сформулировать.– на этих словах я подкурила очередную сигарету, и начала свое описание «идеальной девушки», – Во-первых, мне нравятся прям натуральные девушки, то есть женственные, в платьях и юбках, с длинными волосами, на каблуках. Ну все как положено, ты понимаешь...
– Ага, продолжай.
– У нас их называют «фемками».
Потом я сделала небольшую паузу, и продолжила свое описание:
– Во-вторых, меня должно тянуть к ней.
– Нееет, ты опять не в ту степь полезла! Опиши внешне, что тебя больше привлекает!
– Кожа… Губы… Для меня это две самые привлекательные и сексуальные части тела. Если конечно кожа является частью тела вообще.
– А как же грудь?
– Грудь, это уже более интимное, ее же не видно сразу!
– Ты неправа! Когда грудь есть, ее по-любому видно сразу! – после этого мы стали хохотать как сумасшедшие (ну что сказать, алкоголь берет свое). Поэтому я смогла ответить ей только через пару минут, когда уже окончательно успокоилась.
– То же верно! Но для меня это уже второстепенная вещь.
– А по-моему грудь, в принципе, должна быть на первом месте по привлекательности! А еще попа!
– Каждому свое.– сказав это, я заметила как она дрожит (шел сентябрь-месяц и поэтому ночью на улице было уже довольно прохладно), и естественно предложила ей следующее, – Иди ко мне, я тебя согрею. – и я расстегнула свою ветровку, приглашая ее, этим жестом, прижаться ко мне.
– Да нет, мне почти не х-х-холодно, – и я услышала, как у нее застучали зубы от озноба.
– Да не бойся ты меня! Ничего я с тобой не сделаю!
– А, может, я вовсе не тебя боюсь, а себя…
Я сделала вид, что не услышала этого, и молча подвинулась в ее сторону, причем так же в сидячем положении.
– И что ты предлагаешь? Как ты меня греть собралась?
– Сейчас покажу! – и я опустила свои руки на ее поясницу (даже чуть ниже), а потом рывком дернула ее на себя. И в это же мгновенье услышала, как из ее губ вырвался легкий стон, а потом он сменился тяжелым прерывистым дыханием. Естественно я завелась с пол оборота, ощутив эту ее реакцию на мои действия. Дальше я действовала инстинктивно – мои руки машинально опустились на ее бедра и начали выписывать круговые движения поверх ее узких джинсов, так чтобы она почувствовала мои манипуляции рук через плотную ткань. А потом я плавно, то усиливая, то ослабляя, давление моих пальцев, стала перемещать свои руки ближе к ее коленям. А затем осторожно закинула ее ноги поверх своих. В ответ на это я почувствовала, как она склонила свою голову к основанию моей шеи, и, прикоснувшись к моей коже своими губами, стала плавно подниматься вверх, в направлении к моему уху, и, добравшись, легонько прикусила его. А потом прерывисто прошептала мне: «Млять! Я так хочу тебя!». И тут же запустила свои пальцы в мои волосы.
После этих слов я больше не могла, да и не хотела сдерживаться. Я резко развернулась, и поймала ее губы своим ртом. Мы стали жадно целоваться. Долго, и нетерпеливо. Я, к своему стыду, даже укусила ее пару-тройку раз. А она меня подколола по этому поводу. Сказала (цитирую): «Смотри не откуси. Мои губы тебе еще пригодятся».
Помню, что меня удивило – это то, что она была очень активна. Она покрывала мое лицо поцелуями, покусывала мою шею, и то и дело пыталась залезть ко мне под футболку или в штаны.
В общем, так мы провели всю ночь, пока не рассвело. Нам безумно не хотелось расставаться, но надо было. Днем у каждого были свои дела. Она поехала на такси (кстати, таксист тогда наверно охренел увидев, как две девочки при расставании не могут нацеловаться друг с другом), а я дождалась первого троллейбуса, и поехала на нем.
Возвращаясь домой, я начала мучиться сладкими воспоминаниями и терзать себя уничтожительными мыслями о нашей следующей встрече.
В моей голове постоянно вертелось все, что произошло в этот вечер, и, путалось и переплеталось, с мыслями о том, что же будет, когда она протрезвеет.

Глава 8.
В этот день я опять не пошла в институт. Как пришла, сразу рухнула спать. Меня разбудил громкий смех девчонок по комнате. Их всегда веселило то, что я разговаривала во сне. Они даже диалоги со мной какие-то умудрялись вести – задавали мне какие-нибудь вопросы, на которые я давала бредовые ответы, а потом ухахатывались над этими ответами.
В общем, окончательно проснувшись, я в шутку послала их на три могучих буквы, и поплелась умываться, по дороге написав смс Кошке: «Привет, Киса! Как ты себя чувствуешь?». Она ответила не сразу, но довольно мило: «Привет! Спать хочу, умираю! А как ты, зайка?», так что я не почувствовала, что она пытается от меня отстраниться. «Значит, все нормально» подумала я, и тут же начала закидывать ее сообщениями: «А я бодрячком. Чем занимаешься?».
Она: «Собираюсь на собеседование.»
Я: «Во сколько освободишься?»
Она: «Не знаю, как получиться»
Я: «А куда тебе надо? Может, я с тобой съезжу?»
Она: «Нет, давай лучше я тебе наберу, как освобожусь, а там уже определимся».
Я: «ок, буду ждать».
Я, в общем-то, недолго ждала ее звонка, где-то часа два, ну может три, но для меня это время показалось каким-то нескончаемым. Был бы хотя бы у нас телек, и то проще бы было. А так я тупо ходила из угла в угол по комнате, или лежала на кровати, и периодически выползала в коридор на перекур. И вот я дождалась.
– Привет, «I.G.»! – ее голос был довольно бодрым и позитивным.
– Привет!
– Слушай, я так устала за вчерашний вечер, и … за вчерашнюю ночь… – окончание этой фразы она произнесла медленнее, чем начало, и таким тоном, что я почувствовала, как появилась ухмылка на ее лице. – Так что, извини, но я не хочу сегодня никуда.
– «М.Р.», мне нужно с тобой сегодня встретиться. Мне нужно поговорить с тобой. Ну, пожалуйста. – и я начала причитать, чтобы уговорить ее передумать и все же встретиться со мной.
– О чем?
– Ну-у-у… Это долгий разговор. – я на ходу стала выдумывать причину, для нашей встречи.
– Да ничего страшного, «I.G.», у меня безлимитка, ты же знаешь. – она моментально все поняла, и начала в шутливой манере выводить меня на «чистую воду» и подсмеиваться надо мной.
– Ммм… Это не по телефону.
– Ооо, неужели все настолько серьезно?! – она уже не стесняясь ха-хакала в трубку.
– Ты даже не представляешь! – я автоматически тоже перешла на ту же манеру разговора.
– Даже так?
– Ну так что? Встретимся? – и я замерла в ожидании ее ответа.
– Ну не знаю, на улице холодно, я до сих пор не могу согреться. Что ты предлагаешь?
– Нууу, можно в кафе.
– Нееет, не хочу вообще сидеть где-то на всеобщем обозрении.
– Тогда ты можешь пригласить меня к себе в гости.
– Ого! Эм… «I.G.», думаю тебя еще рано знакомить с моей мамой. – и она звонко рассмеялась.
– Ну тогда последний вариант, ко мне в общагу, но мне как-то не удобно приглашать ТЕБЯ в такую дыру.
– У тебя там кровать-то хоть есть? – и я впала в ступор. Не знаю, как бы отреагировали другие люди, а мой мозг сразу сгенерировал откровенные интимные сцены между мной и Кошкой на общажной койке.
И пока все это крутилось в моей голове, я молчала.
– Ау? Ты чего зависла?
– Э… Есть конечно. Только, «М.Р.», я ведь не одна живу в комнате, тут еще девчонки. Поэтому мне надо с ними сначала поговорить, чтобы… – и она меня перебила своим смехом в трубку. А потом сказала:
– Боже мой! «I.G.», ты о чем подумала?! Кошмар! Я, вообще-то, прикидывала на сколько комфортно смогу себя чувствовать у тебя! Я же говорила, что я уставшая. Я ведь так и не ложилась сегодня спать. В таком состоянии, я просто не выдержу часовые посиделки на лавочке или за столом. – услышав это я готова была провалиться под землю от стыда! Меня, прямо, как будто кипятком окатили! У меня ажно руки задрожали от осознания моего ужасного провала! Это был один из самых позорных моментов моей жизни. Я не знала, как можно выкрутится в такой ситуации, но мне нужно было что-то ответить, и поэтому я начала мямлить, ставя себя в еще более глупое положение:
– «М.Р.», я… ничего такого не имела ввиду… я… эм…
– Да ну?! По-моему как раз то самое, ты и имела ввиду!
– Э… Я не знаю, что сказать на это… Блин! Чувствую себя последним лохом!
– Из-за чего?
– Из-за того о чем подумала?
– И о чем же ты подумала?
– Блин, «М.Р.», ты же прекрасно знаешь о чем!
– Я хочу, услышать это. Хочу, чтобы ты мне вслух сказала то, о чем подумала.
– Вслух?!! Ты прикалываешься?!
– Неа! Скажи мне это… Сейчас.
– Я… представила…Эм.. Ну в общем… Я подумала… Короче, я не могу это озвучить! Не заставляй меня, пожалуйста, мне итак дико стыдно!
– Нееет, ты уже начала, значит можешь! Давай, я в тебя верю! – она просто издевалась надо мной, и ее безумно забавляла вся эта ситуация.
– Ладно... Я в общем, подумала, что ты намекаешь мне, что хотела бы, – на этом слове я сделала довольно длинную паузу, а потом резко выдохнула и постаралась как можно быстрее протороторить то, чего она так ждала от меня, – Заняться любовью.
– Боже, «I.G.», ты просто бесподобна! «Заняться любовью»… – это словосочетание она сказала, в неестественно искаженном тоне, и закатилась смехом. Она даже не пыталась сдерживать свой издевательский смех, – Даже не помню, когда я в последний раз слышала это выражение!
– Ну, все! По-моему мне пора сходить выброситься из окна, может, поможет избежать еще большего позора! – но это на нее не подействовало, она продолжала смеяться надо мной, прерывалась только ради того, чтобы повторить что-нибудь из произнесенных мной слов, а потом опять продолжала смеяться.
– Рада, что тебе так весело… – мне уже становилось обидно, но она все не успокаивалась,– Ну хватит, «М.Р.»! Я не виновата, что мой извращенный мозг ассоциирует со словом «кровать» акт физической близости!
Спустя еще пару секунд ее неудержимого хохота, она вдруг немного откашлялась и сказала:
– Да ладно, не заморачивайся! Куда ехать?
– Улица «- - -», остановка «- - -». Ты как подъезжать будешь, набери, я встречу тебя.
– Ок, а ты пока поговори с девчонками, чтобы место освободили для нас! – и ее опять разразило смехом.
– «М.Р.», перестань! Я итак уже в голове перебираю, самый удачный способ самоубийства.
– Ой, да ладно, что уже посмеяться нельзя?! Ну все, я позвоню как буду на месте! – после этих слов она повесила трубку, а я стала ругать саму себя вслух самыми оскорбительными словами, которые только знала.

Глава 9.
В таком виде я видела ее в первый раз. Во-первых, на ней было классическое пальто, во-вторых, классические брюки со стрелками, в-третьих, белая рубашка с жабо, в-четвертых, макияж был довольно скромный и милый (обычно она довольно дерзко красилась, наверно даже агрессивно), ну и, в-пятых, волосы были собраны в пучок, а не как обычно распущены.
– Ух ты! Я даже тебя не узнала. – вырвалось у меня вместо приветствия.
– Что? Так плохо выгляжу? – ответила она шутливо, легонько приобняв меня одной рукой.
– Ты не можешь плохо выглядеть! Просто как-то не обычно.
– Ты меня сутра без мэйк-апа не видела, вообще бы сбежала! – усмехнулась она, – Ну что? Давай показывай свои апартаменты.
– Слушай, я забыла тебе сказать, у тебя паспорт есть с собой? А то тебя не пропустят.
– Шикарно! Ладно, тогда я домой, пока. – И тут же развернулась, и направилась быстрым шагом обратно.
– «М.Р», «М.Р.», «М.Р.», – я тут же догнала ее, и ухватила за запястье, – Подожди, я тебя так проведу. Ща, я сгоняю, возьму Дашкин пропуск, пройдешь по нему. Только не уходи, я быстро. Хорошо?
– Ну, если успеешь, пока я буду курить. А нет, так не обижайся, я ждать не буду.
И я пулей понеслась в комнату, чтобы успеть вынести ей пропуск пока она не потушила сигарету.

***
В общем, мы зашли в общагу, потом в комнату, где я познакомила Кошку с моими соседками, потом долго сидели и общались все вместе, пока не наступил вечер, и Юлька с Дашкой не свалили в какой-то клуб.
***

Так вот продолжу свой рассказ уже с этого момента.
Как только закрылись двери нашей комнаты, «М.Р.» сразу соскочила со стула, и прыгнула на мою кровать.
– Ну, наконец-то! – затянула она, вытягиваясь на кровати в полный рост, – Как же я мечтала об этом!
– Мечтала полежать на моей кровати?.. – спросила я, усаживаясь на кровать рядом с ней, и пытаясь выглядеть и говорить как можно соблазнительнее.
– Нет, дурочка! Просто прилечь. Знаешь, как у меня спина болит?! – она не как не отреагировала на мои телодвижения и пониженный голос, и поэтому я решила зайти с другой стороны. Услышав про больную спину, я моментально сориентировалась и продолжила свое наступление в той же манере:
– Хочешь, я тебе массаж сделаю?.. У меня неплохо получается…
– Массаж??? О… Да вас понесло, «и она назвала меня по имени-отчеству» (она всегда так делала, когда хотела увеличить дистанцию между нами).
– Меня? Не в коем случае! Не знаю, о чем вы подумали «теперь уже я назвала ее по имени-отчеству, чтобы подыграть ей», но я умею делать только расслабляющий и спортивный массаж, причем вполне профессионально.
– Серьезно? – ее сарказм моментально сменился искренним удивлением.
– Да. Меня тренер научил в детстве. – после этого я сделала парусекундную паузу, и решила открыть ей некоторые негативные воспоминания, которые всплывали у меня при каждом упоминании о моем спортивном прошлом, – Он, кстати, был немного извращенец. Всех девчонок перещупал, пока им массаж делал.
– А тебя?
– Я же говорю ВСЕХ. – услышав это, она резко вскочила и оперлась на один локоть.
– Вот сука! И что??? Он тебя?... – и она замолчала, подбирая нужные слова (не знаю почему, но мне стало так приятно, когда я увидела от нее такие сопереживающие эмоции относительно меня).
– Меня–нет, только облапал и все, я чуть ли не истерику ему не закатила, когда он ко мне в трусы полез. Он ужасно испугался, прощения потом просил по триста раз на день, и умолял никому не рассказывать. А с одной он переспал, и скорее всего она тоже была не против. А потом рассказала родителям, когда он ее на соревнования не взял. Ну а они на него, естественно, заяву написали. Некоторые другие девчонки тоже, причем, просто так за компанию.
– А ты?
– Я, нет. Мне то что? Я сказала в свое время ему НЕТ. Он никого не принуждал. Просто проявлял интерес и некоторую инициативу.
– А сколько тебе было?
– Да не помню, лет 12-13. А той девчонке 15 было. Она, если честно, уже итак пацанам во всю давала. А внимание тренера ей ужасно льстило. Постоянно трепалась, он мне это подарил, он мне то купил, и так далее.
– А ты, поэтому на девочек перешла?
– Пффф!.. Нет конечно! Я еще в детсадовском возрасте всем говорила, что когда вырасту, я буду папкой, а не мамкой! А еще под горкой не с мальчишками пряталась, а с девчонками, чтобы письки друг у друга трогать.
– Ха! У нас тоже в саду было место, где мы письки друг у друга рассматривали! – после этого мы некоторое время стали обмениваться дошкольными приколами и проделками, пока я опять не вернулась к своему неуклюжему способу соблазнения.
– Ну, так что на счет легкого релакса? Обычно всем нравится, как я делаю массаж.
– Ой, лучше избавь меня от рассказов о своих лесбийчиских похождениях!
– «М.Р.», серьезно, я делаю массаж исключительно в целебных целях. Спортивный–действует на мышцы и связки, очень помогает при растяжениях, перегрузках, и так далее. А расслабляющий, просто реально расслабляет. У меня отец всегда засыпает, когда я ему его делаю.
– Да не уговаривай, я не куплюсь. «В целебных целях», не смеши, а!
– Конечно, мне бы только пощупать тебя! А как ты думала? Я даже девчонок выгнала из комнаты. Мало ли сегодня перепадет чего-нибудь? – саркастично возмутилась я.
– Кстати, возвращаясь к этой теме! – сказав это, она расплылась в довольной улыбке.
– Нееет! Пожалуйста, давай не будем возвращаться к этому! – запричитала я.
– Еще как будем! Ты в курсе вообще, что в наше время так уже никто не выражается! Обычно говорят «заняться сексом», или «переспать», «потрахаться», «перепихнуться» и все в таком роде! А ты выдала «заняться любовью»!
– И что? Может мне просто неудобно при тебе такие слова говорить.
– А! То есть материться как сапожник нормально, а сказать слово «потрахаться» тебе неудобно?! – она намеренно пыталась вогнать меня в краску.
– Зачем ты меня опять смущаешь?! Ну не могу я сказать такие слова девушке. Тем более тебе.
– Ты покраснела! – услышав это, я еще больше застеснялась, и начала отворачивать лицо в сторону, чтобы она не видела моего стеснения, – Ну, не надо… Мне так нравится, когда ты смущаешься!
– Опять издеваешься?
– А тебе что-то не нравится? – довольно серьезно спросила она, и я была уверена, что она вздернула вверх уголок своей брови, произнося эти слова, хотя я и не смотрела на нее.
– Да нет, все нравиться.
– Тогда молчи, повернись и терпи. – услышав этот приказ от нее, я развернула в ее сторону свое лицо, но глаза все равно уводила в сторону. Не хотела видеть ее пристального взгляда.
– Ты такая робкая… – тут она включила свой пониженный тон голоса, и я почувствовала, как она опустила свою руку на тыльную сторону моей ладони, и тихонько стала продвигаться вверх, в направлении моего локтя,– Удивляюсь, как вообще ты решилась меня поцеловать вчера…
– Ну… мы много выпили, и… я перестала контролировать себя.
– Мда… алкоголь это зло. – заключила она и тяжело вздохнула.
– Ты жалеешь об этом?
– А ты? – потом она перевела свою руку с моего предплечья на плечо, а потом зацепила воротник моей футболки указательным пальцем и потянула к себе.
– Нет.
– Это хорошо. – после этих слов, она оттолкнула меня, встала с кровати, и отвернулась лицом к окну, и как-то загадочно спросила:
– Ну? Чем займемся?
– Даже не знаю. У тебя есть предложение?
– Ты же меня пригласила. Так что, давай, развлекай гостей.
– Ты перекусить не хочешь?
– А у тебя есть что?
– Ща, придумаю что-нибудь.
Я прошлась по всем полкам, где могла быть еда, и нашла только пачку рожек, майонез, и бутылку водки.
– «М.Р.», ты пробовала когда-нибудь макароны по-студенчески?
– А это съедобно?
– Ну я же пока жива. – в ответ она только усмехнулась своей однобокой улыбкой.
Я приготовила нам жареные макароны, но ей, походу, не понравилось, потому что она еле-еле поклевала из тарелки и отставила ее в сторону. А потом мы пошли в коридор покурить, а там к нам подтянулись ребята и девчонки с этажа и уговорили меня вытащить гитару, и устроить небольшой концерт.
Мы просидели там около часа. И я, блин, из кожи вон лезла, чтобы как можно лучше играть и петь, чтобы произвести на Кошку впечатление.
В общем, пока мы заседали в коридоре на подоконнике, вернулись Юлька с Дашкой и с пивом (оказалось их не пустили в клуб, и они все это время были в баре, а так как время уже близилось к двенадцати, они решили вернуться в общагу, ну и по дороге взяли где-то в ларьке добавки).
Заприметив нас, они нам помаячили присоединиться к ним, в комнате. Мы, конечно, пошли, и просидели с ними еще около часа. Пить не хотелось, поэтому я цедила все это время один стакан пива, а «М.Р.» вообще отказалась пить. В общем, моим соседкам стало скучно с нами (да и нам не особо хотелось прибывать в их компании), и они, собрав свои запасы, пошли пьянствовать к кому-то в гости (тоже в общаге).
Мы остались одни. И первым же действием от «М.Р.» стало следующее предложение:
– «I.G.», давай с тобой сыграем в одну игру…
– Давай! В какую?
– Доставай четыре одинаковых стакана, – после того, как я это сделала, она продолжила,– Теперь выйди из комнаты.
Я вышла, и ждала в коридоре около минуты-двух, пока она меня не позвала.
– Что это? – меня удивило то, что я увидела (в комнате был сумрак, так как основной свет был выключен и горел один ночник у моей кровати, а на столе стояли четыре наполненных стакана).
– Вобщем, здесь два стакана с водой, а два с водкой. Выбирай себе два, а потом мы залпом и до конца выпиваем все их содержимое. До последней капельки, поняла? – у нее был довольный хищный взгляд, когда она все это говорила.
– О-кей! Но предупреждаю, мой организм может взбунтоваться от крепкого алкоголя!
– Выбирай уже, а то я решу, что ты испугалась! – и она легонько усмехнулась надо мной, а меня это, копец, как раззадорило! (ну я уже упоминала про развод на «слабо»).
Я, молча, перетасовала стаканы, выбрала два из них и отставила их в сторону. Потом налила, на всякий случай, стакан воды для запивона, и поставила посередине стола.
– Готова? – с какой-то угрозой спросила она.
– Да, а ты?
– Не уверена, но чем раньше начнем, тем быстрее закончим, – ответила она, и опять захихикала.
Мы одновременно глубоко вздохнули и резко выдохнули, а потом взяли по стакану и залпом начали пить. Первый стакан мне попался с водой, я легко и свободно выполнила поставленную передо мной задачу. Ну а «М.Р.», досталась водка. Я это поняла по ее отчаянно-испуганному выражению лица и по тому, как она безостановочно начала махать ладонью как веером перед своим лицом. А меня от этого стало расперать на ржач, но я сдержалась, чтобы не обидеть ее.
Перед вторым заходом я предложила ей сделать длительную паузу на перекур, но она решительно отказалась, и мы опять взялись за стаканы.
Я начала пить первая. На этот раз я не смогла сдержать свой смех, потому что мне опять попалась вода! Бедная моя Киса. Она ажно застонала и зажмурилась, когда поняла что у нее в стакане, и что ей предстоит. Но я удивилась ее силе духа. Она зажала нос одной рукой, а второй поднесла стакан ко рту и начала пить.
После этого ей стало плохо.
***
Пропущу этот этап.
***
Спустя час или два ей стало полегче, и она начала понемногу трезветь. К этому времени я уже постелила на полу, чтобы лечь спать вместе. Сама я всю жизнь сплю в трусах и майке (ни каких пижам или сорочек никогда не признавала), и ей я дала одну из своих футболок (не будет же она спать голая или в офисной одежде). Самое интересное, что переодевшись, она даже не замешкалась и сразу же скользнула под одеяло. Я легла рядом – на спине и руки по швам, и лежала так, пока она ни попросила расстегнуть ей бюстгальтер. Я повернулась на бок, облокотилась на локоть и очень аккуратно, стараясь не коснуться в неположенном месте, выполнила то, что от меня требовалось, но после, возвращаться на место не стала. Мне так захотелось обнять и поцеловать ее, искренне, чувственно и без всякого подтекста. И я, под одеялом, положила свою руку на ее талию, а потом перенесла свою ладонь на ее живот, и вплотную всем телом прижалась к ней. Но это с моей стороны!
А с ее все было по-другому! Избавившись от последней принадлежности, которая стесняла ее тело, она развернулась ко мне, а потом легонько прикоснулась кончиками своих пальцев к моим губам. Я моментально отреагировала на это прикосновение поцелуем ее пальцев, а потом и губ. Она ответила. Сначала наш поцелуй был таким осторожным и нежным, а потом он стал наращивать обороты. В конце концов, она нарочно очень сильно укусила меня за губу, и стала ее оттягивать до того момента пока я не замычала от боли.
– Сучка!.. Ненавижу тебя!.. – почти шепотом сказала она, без всякой злобы.
– Почему? – с ухмылкой поинтересовалась я.
– Не могла раньше этого сделать, чтобы я не доводила себя до такого состояния?!
– Ты же моя маленькая? Так ты решила напиться, чтобы меня поцеловать?
– Нет! Я решила тебя напоить, чтобы ты меня поцеловала! А ты, сучка, выбрала не те стаканы! – я шепотом рассмеялась над этим, а она разозлилась и укусила меня за подбородок. Я тут же остановилась и начала ее успокаивать:
– Извини меня… Я просто сомневалась, нужно ли тебе все это. Ты же мне так и не ответила, жалеешь ты о вчерашней ночи или нет.
– А ты думаешь, я бы к тебе приехала, если бы сожалела обо всем? Или, может, ты думаешь, что я мечтала о макаронах с пивом в компании твоих подружек? – меня улыбнуло все это, и я молча повернула ее на спину, потом приподнялась облокотившись на одну руку, как бы нависая над ней, и начала опять целовать. Моя вторая рука машинально легла на ее колено, и стала медленно подниматься вверх. Добравшись до края футболки, я немного замешкалась – запускать ли руку под нее (подумала, мало ли она еще не готова на более серьезные действия с моей стороны, все таки я девушка, а не парень, а она так и не дала мне однозначного ответа на счет своей ориентации). Но она тут же накрыла мою руку своей, и притянула ее к своей обнаженной груди, и как только я обхватила ее грудь своей ладонью, она усиленно сжала своими пальцами мою кисть, заставляя меня перейти уже к более активным действиям. От этого меня накрыло такой волной возбуждения, что я даже запуталась в очередности своего дыхания, и поэтому зависла на пару секунд, не вдыхая и не выдыхая воздух, а когда вернулась к реальности, на выдохе издала какой-то горловой стон, и начала жадно целовать ее, продолжая манипуляции своей руки на ее груди. Спустя какое-то время нашего непрерывного поцелуя, мне вдруг захотелось посмотреть на нее, заглянуть в глаза. Но как только я прервалась, она угрожающе, но чертовски сексуально прошептала:
– Только попробуй остановиться!
А потом запустила свои пальцы в мои волосы, и сжав руку в кулак, с силой опустила мою голову к себе на шею, этим самым, предоставляя полную свободу моим действиям.