Пьём из чаши, одной для двоих,
так бесстрашно, так сладко свободны!
Бог велел: накормите голодных...
Мёд и млеко лобзаний твоих
 
я вкушаю, сама, словно плод,
на бескрайнем заснеженном блюде,
нашу снедь не изведают люди,
лишь как мы, кущ чудесных народ!
 
Мал по малу, всё ближе и к огню,
что зажжёт нас сжигающий факел,
губы ищут, не слушая: "Хватит...",
путь в эдем, или путь в западню?
 
Кто алкал, будет в жертву заклан,
яко агница, ранена рогом,
много боли, и радости много,
точит миро любая из ран...
 
Для чего два потока слились,
ты и я, двуединая тайна?
Не познать, но отнюдь не случайно
вместе сблизились лилии лиц.
 
Не упьёмся, пия этих нег,
этой ласки вино молодое,
нас прекрасно, божественно двое,
и любовь, наша чаша навек!