Я Вам, несомненно, не учитель
жизни, смерти, между ними спора.
Так устал и сам мирить их… 
Скоро
станет ясно, кто кого на щит.

Только, ради вечного, смягчите
гнев. 
Мне в наших письмах-разговорах
видится безумие, какого
мало. 

Знал когда бы – истощит
чьей-то болью писанное слово
всё, что нарастил на остов веры –
и тогда ведь был бы с Вами. 
Мерой
нужности мне, глупому – Ваш зов.

Нет, я не позволю сердцу злого.
Гении. Искусны. Изуверы.
Но ни я, ни Вы – никто не первый.
Оба сдали фрОнты. 

Парусов
рваных хлёсткий вой ворвался в вены.

Будьте живы. И благословенны.