Когда-то, велитель истины,
Игриво рябину ев,
Я знала, что ты единственна,
Воинственная из Ев,

Что руки твои смутьянные
Не могут меня смутить,
И что, от жары чуть пьяная,
Я сгину на полпути.

Лишь пламенем мыло улицы,
Руками из одеял,
Ты виделась мне, безумица,
Мой сказочный идеал.

И твой голосочек северный
Мне душу тогда прельщал,
Лишь только в нее я сеяла
Зерно твоего плюща. 

Поехала я, поехала,
Узнавши твою юдоль.
Тебе я была – потехою,
А ты мне – любовью дол.
 
«Привет, моя сероглазая,
Печали ль твои крепки?»
А ты глядишь перифразами
И кормишь меня с руки…