1

«Христианский исправительный лагерь для подростков-гомосексуалистов» с отвращением прочитала Джуд вывеску над воротами.

3 прекрасных летних месяца она должна провести в этом аду, вместо того, чтобы гулять и развлекаться! Мрачные мысли вихрем носились в голове девушки и приводили к нежелательной рези в глазах. «не-буду-плакать-не-буду-плакать-не-буду-плакать..., ага, это не я!» - посмеялась над собой Джуд, лучше улыбаться, чем рыдать!

Ма доставила Джуд в приемную, и их тут же пригласил к себе Преподобный Мильн.  Показушно аскетичная обстановка кабинета ожидаемо восхитила Маму, и вызвала явное презрение маневром у дочери. «Толсто, пастор, незачет!» - пробормотала Джуд, привыкнув к тому, что ее бормотание никто никогда не слушает.
- Да не такой уж я и толстый, - заулыбался Мильн в ответ, - я надеюсь, Джуд, ты хорошо проведешь здесь время и найдешь себе настоящих друзей!

«Здесь, кстати, он прав, потому что имено из-за ненастоящих друзей ты и здесь» - немедленно среагировал Ма-голос, личный демон в голове у Джуд.

Потратив некоторые внутренние усилия, чтобы не обрадовать Ма и Пастора рыданиями, Джуд почти не слышала, что Пастор показывал и рассказывал маме. «обязательные посещения проповедей... обязательный контроль кураторов... проповеди о морали... 100% занятость в течении дня... организованный досуг..»

«Тюрьма это 100%, денежный ты насос!» - обозлилась девушка, но поразмыслив еще немного, опять себя уговорила, что провести 3 месяца здесь «хоть тушкой, хоть чучелом» все же лучше, чем любая другая ветка развития событий. Джуд привыкла выбирать из плохих вариантов и еще худших, то, что дела вдруг могут пойти «хорошо» Джуд даже не рассматривала уже. В 13 лет, еще надеесь на «хорошо», она  много раз встретила «совсем не хорошо», так что к 16 уже полностью погрязла цинизме.  Телефон был забит аудио-книгами под завязку, таким образом «воспитуемая» планировала скрасить себе пребывание на проповедях  по максимуму.

Им с Ма показали «келью» - узкую комнатку с 2 кроватями, где будет происходить «отбывание срока», настольные лампы, тумбочки, белые стены... натурально, больница.  «Не-буду-плакать-не-буду-плакать!».

На одной койке уже лежали рюкзак и сумки, так что проблемы выбора уже не существовало, да и кровати не отличались вообще ничем, какая разница, вздохнула пленница, сгрузила свои вещи и села сознательно тратить время, которого впереди еще просто необозримая куча! Тоскливая огромная серая куча.

Через некорое время Джуд была бесцеремонно разбужена вбежавщей соседкой, настороженной нескладной девицей, лет 14.  

- Ой!
- и тебе ой... - не собираясь заводить здесь друзей, Джуд вообще не планировала ни одной позитивной эмоции в ближайшие 3 месяца.
- я Лиз, я с утра приехала, а ты?
- а я нет.
- ясно... в 18 ужин, а затем общее собрание для знакомства, не опаздывай. Меня просили передать это всем новеньким, а так я предпочту тоже вообще с тобой не разговаривать.
- да нет проблем же,  хоть тут будет потише!- буркнула Джуд, она почуствовала что-то похожее на робкую надежду, что может быть 3 месяца «в положении устрицы», это то, что позволит ей хотя бы отдохнуть от норм «позитивной коммуникации», которой так доставли в школе..