за каскадами слов, в громе ранящих звуков
не услышишь любовь, но почувствуешь муку
в междумирии тел, меж сердец перестуков,
и уже не протянешь открытую руку.

и прижмутся друг к другу не души, ладони,
и сорвется слеза в горьком рубящем стоне.
отшумели слова, как листва, ветром смята,
но останется то, что вне слов, просто свято:

космос тихой любви, что внутри и снаружи,
независимо, нужен он или не нужен,
и молчание слов, пауз в них бесконечность,
и в глазах твоих нежно-вселенская млечность.