Ушёл из жизни человек упрямый-
Он жить хотел, упрямый человек. 
Он спал и ел, ходил по свету прямо,
Гордился с силой и любил навек.
 
Он обожал, работал и ругался,
Дружил, мечтал, смотрел на облака,
Хотел, бежал и падал, поднимался,
А нынче с фотокарточки слегка
 
Воинственно, надменно и сурово
Он смотрит в мои грустные глаза.
Он не промолвит радостного слова,
Не сможет о желанном рассказать.
 
Ему уже не требуется жалость,
Он умер, он почил, он не придёт.
Но душу всё подтачивает жало,
Что как-нибудь настанет мой черёд.
 
И я бегу, любимую затискав,
Целую травы, горы, ручейки,
А после наклоняюсь низко-низко,
Спокойно пью из времени реки
 
И забываю горечь фоторамки,
Посадку бывшей гордой головы.
Текут, как прежде, дни, и тянут лямку
Коллеги, и друзья, и я, и вы...
 
Проходят годы, опадают листья,
Рождаются сокровища идей...
Но скольким горям суждено родиться
И мало ли таких, как он, людей?
 
Мы все едим, по свету ходим ровно,
Гордимся, обожаем и грустим...
Но со слезами жизни полнокровной
Увы, уже никак не обрести. 
 
Мы ничему на свете не поможем,
Пока усердно будем горевать,
И молодость, и страсть, и старость тоже
Лишь после нас возьмутся отпевать.
 
Лицо из рамки, строгое отчасти,
Внушает то, к чему я не привык:
Мы не имеем права огорчаться, 
Пока мы на Земле среди живых.