104. Как пушинку, подниму тебя на руки
И умчусь с тобою в чащу разделить хотенья муки.
Там под кроной Древа Жизни разложу и зацелую,
В млечность плоти погружаясь, многобалльную крутую
Вызову в тебе Цунами, вознесет пусть и обрушит,
Призову вулканов Пламя, страстью пусть тебя иссушит,
В Вихре счастья и желаний закружу меж сушей, небом,
Стану для тебя я рыбой и необходимым хлебом,
И вином, хмельнее страсти, и Дырою жадной Черной,
Из которой звезд дорога будет долгой и не торной.
Унесу тебя я в чащу, если будешь в пышном теле,
Если - нет, то и не думай о волшебном беспределе.

Ты войдешь в меня словами,
Пульс взорвется аритмично,
Ты расскажешь мне руками,
Как ты любишь, неприлично,
Я отвечу тебе стоном
И мычанием, и рыком,
Я откроюсь хищной мордой,
Светоносным в перьях ликом,
А когда глаза открою,
Если все же будешь рядом,
Унесу тебя волною
К белоснежным водопадам.

Разорву кору земную,
В высь ворвусь кипящей лавой,
Облизну всю, дождевую,
Пусть и буду я шалавой,
Зашипим, в раскатах гнева
Будем биться конвульсивно,
Разряжаясь снопом молний,
Ненавидяще, интимно,
Уничтожим и развеем,
Обратимся в пар и пепел,
Оставляя слезы радуг,
Словно путь, который светел.

Ты стоишь ко мне спиною
Пышнобедрокрутобока,
Меня тянет, как магнитом,
Страсть свою излить высОко,
Ощутить в ладонях чаши,
Мягче шелка и теплее,
И, по животу спустившись,
Заблудиться, тихо млея,
Развернуть тебя губами,
Жарким сочным поцелуем.
Ни на миг не отрываясь,
Мы с тобой любовь танцуем,
Проникаем через кожу,
Растворяемся, рыдаем,
Возрождаясь, словно феникс,
Богомольно погибаем.
Как слоны, мы сексуальны
И сплетаемся носами.
Как пингвины, аморальны
И выносим мозг часами.
Как дельфины, все в заботе,
Но не прочь уйти в глубины
И случайно влипнуть в оргий
Хаотичные стремнины.
Кем бы ни были друг другу,
Кем бы после мы ни стали,
Оставаться человеком -
Не сложнейшее едва ли.