Матушка милая... утром так спится!..
Солнце едва осветило восток;
в чаще молчит даже ранняя птица,
колос застыл, и не дрогнет листок.
 
Вот за околицей луг серебрится —
капли сверкают прозрачной росы;
пахнут чудесно чабрец и душица,
маков головки, как губы, красны.
 
В долах туман зыбкой ватой клубится,
омуты тихи, стеной камыши;
в иле косуль наследили копытца —
вольно зверью в нетревожной глуши.
 
С месяцем звёздам никак не проститься —
тают все вместе в лазури густой,
будто за шторой небесного ситца,
чтоб переждать изнурительный зной.
 
Мшистый родник приглашает напиться,
кругл, словно зеркало, взглянешь в него:
вдруг угадаешь любимые лица
в зелени лета, за дымкой снегов...
 
В гору тропа, чуть петляя, стремится;
ветер слезит, прилетев из степей;
дремлет погост, вечной жизни граница...
Матушка, милая, где ты теперь?