Вся в песке, золотая наяда,
только волосы — тёмная медь;
серый сумрак серьёзного взгляда
увлекает в опасную сеть!
 
Тонкой талии в позе небрежной
неумышленно сладок изгиб;
юный бриз изнывает, отвержен,
и похоже, навеки погиб...
 
Улыбаясь, любуюсь картиной,
закрываясь от солнца рукой,
нет излишней черты ни единой,
и натуры похожей другой!
 
Кровь волнует изящество линий,
сразу вспомнишь, что жизнь хороша!
Чуть заметна полоска бикини —
знать, не даром неделя прошла
 
в нашем месте, где пальмы склонились
над лагуной, прозрачной до дна...
Мы, наверно, друг другу приснились,
а проснувшись, ответили: "Да!"
 
Сделать шаг наконец-то посмею,
с гулким сердцем ладонь протяну.
"Будь сейчас и навеки моею" —
прошепчу, увлекая в волну...
 
Там, ворвавшись в упругое поле
всех стихий, всех энергий морских,
плыть, сплетясь, наслаждаясь до боли,
звёзд касаться, летая меж них;
 
раз за разом гореть, не сгорая,
опустев, наполняться опять...
И вернувшись на землю из рая,
о любви, как о чуде, мечтать.