Глава 9
 
     Утро следующего дня выдалось хмурым. Ночью, как это часто бывает в нашем северном городе, погода резко изменила свое направление, и пришла весна. Я слышала, как капли дождя нагло стучат в окно, по козырьку лоджии, ворочалась на постели не в силах заснуть от злости, от досады на эту зиму, на неуместный дождь, на этот город, на Ольгу, на Викторию, на себя. Даже сейчас, в моем сознании были две женщины и обе они мне не принадлежали.
     Я думала об Ольге, о своих эмоциях, о своей боли, о том, что несмотря на свое состояние последние несколько месяцев, во мне все-таки нет чего-то обезоруживающего, настоящего, ради чего я могу потерять голову, разум, всю себя.
     Однако, когла мысли перескакивали на глаза Виктории, я чувствовала бешеное биение сердца и страх. Почему-то Виктория пугала меня больше. Я знала, что ее нельзя допускать в свои мысли, в свою жизнь, в свою постель. Я уже ошиблась однажды, подпустив к себе женщину, любящую мужчин, и повторения не хочу. Она слишком социальна, слишком зависима от чужого мнения, слишком правильно живет. Хотя, что я о ней знаю?
     Будильник сработал, но не застал меня врасплох, как это бывает у всех нормальных людей. Я лежала с открытыми глазами и думала, что мне делать дальше. Вставать не хотелось, но работу никто не отменял, поэтому в самом дурном расположении духа, я заявилась в офис. Этой ночью я вынесла для себя одно важное решение - держаться от Виктории Борисовны подальше. Измотанная эмоциями последних двух месяцев я хотела только одного – покоя.

     На работе, как обычно по утрам, было шумно, пахло кофе и, несмотря на бессонную ночь, я начала приходить в себя. Улыбаясь очередной шутке Антона, я взглянула в монитор и почувствовала, как к горлу подкатывает комок. На экране высветилось сообщение по служебному коммуникатору, писала Виктория Борисовна. Я открыла окно и прочла:
- Доброе утро) Как Вы себя чувствуете?
     Я даже фыркнула от возмущения, злость неудержимо набирала обороты. Неужели она вздумала меня жалеть? В ответ направила лаконичное:
- Спасибо, хорошо
- Это все, что Вы хотите мне сказать?)
- Скажите, что Вы хотите услышать, и я подумаю над этим.
     Я видела, как она набирает, затем стирает сообщение, затем снова набирает. Понимала, что она обижена или может быть даже злится на меня, но чувство самосохранения кричало, что подпускать ближе категорически запрещено. В моих размышлениях над этим, незаметно прошло время, за которое она успела мне ответить:
- Я просто пытаюсь наладить отношения. Зачем Вы так?
- Виктория, как можно наладить то, чего нет?
     Она молчала, а потом, как я и ожидала, свернула в другую сторону:
- Полина заболела и просто хотелось сказать, что сегодняшнее собеседование проведу я. Сообщаю, чтобы это не было для Вас неприятным сюрпризом.
Ответив вежливое и сухое:
- Спасибо - я погрузилась в чтение почты и очередной отчет.

     После обеда, окончательно придя в себя, с удивлением обнаружила, что бессонная ночь подарила мне больше энергии, чем если бы я провела восьмичасовой сон. Взглянув на часы, я прикинула, что перед собеседованием даже успею привести себя в порядок, вытащила косметичку и проследовала в туалет. После некоторых стараний, в зеркало на меня смотрела, привлекательная зеленоглазая девушка, с легким дневным макияжем.
     Надо признать, что собеседования я не любила, но мне приходилось на них ходить, так как мой начальник Роман, не любил их все-таки больше меня. Он всегда отмахивался и говорил, что полностью доверяет моему выбору. Рома появлялся только на заключительной встрече, когда уже почти все было решено. Однако при всей нелюбви к собеседованиям мне не терпелось поговорить с новым кандидатом.
     Резюме, которое я прочла, очень меня заинтересовало, и вовсе не трудовыми заслугами и послужным списком, было в нем что-то живое, настоящее. Может быть фраза о личных качествах меня зацепила. Девушка написала коротко и ясно: Трудолюбива, только в одном случае - если работа мне интересна. Мне любопытно было посмотреть на человека, который бросает такой вызов. Он либо глуп, либо знает, что может позволить себе такую шалость.

     Решив нарушить правила, я поднялась на нужный мне этаж раньше назначенного времени. Неторопливо подходя к переговорке, я слегка сбавила шаг, наблюдая, как Виктория Борисовна, сложив руки на груди с видом строгого учителя, смотрит на очередного соискателя. Незаметно для себя, я любовалась ею. Все мои мысли в этот момент были заняты этой девушкой в строгом сером костюме-тройке, а ведь еще вчера она взволнованная сидела в моей машине, рассказывала про Земфиру, шутила… Приятно грела душу мысль о том, что знаю о ней, чуть больше, чем другие.
     Дежурно улыбаясь, я открыла двери переговорки и приветливо кивнула. Виктория удивленно вскинула бровь и представила меня, а затем человека, претендовавшего на вакансию в нашем отделе. Человек был девушкой, причем очень привлекательной. Я всегда была неравнодушна к женщинам с короткими стрижками, но дело было не только во внешности, весь ее облик выдавал некий вызов обществу. Ничего вульгарного или безвкусного, но это не тот образ, который хотели бы видеть работодатели на собеседовании. Она сидела вольготно расположившись на стуле, руки сложенные замком на столе, демонстрировали безупречный маникюр черного цвета. О чем она думала, одеваясь утром?
     Голос Виктории Борисовны продолжал задавать вопросы, что позволяло мне спокойно рассматривать девушку. Узкие джинсы обтягивали стройную фигуру, черный пиджак в стиле casual, из-под которого выглядывала белая майка с замысловат­ым рисунком, шарф несколько раз обернутый вокруг хрупкой шеи придавал определенную трогательность, особенно на этом фоне выделялась татуировка, скромно выглядывающая из под шарфа. Композицию завершал пирсинг в губе в виде тоненького колечка.
     Я знала, что девушку зовут Варвара- чудесное имя, но она как-будто существовала от него отдельно.
- Почему Вы выбрали именно нашу компанию? – до меня донесся знакомый голос Виктории Борисовны
- Вы знаете, я долго выбирала работодателя, рассматривала и поняла, что Вы молодая, амбициозная, смелая компания, в которой мне будет интересно работать
- Вы развивались совершенно в другой области. Почему все-таки такая резкая перемена деятельности?
     Девушка окинула насмешливым взглядом Викторию и как-будто слегка удивилась
- А почему я должна ограничивать себя одной областью? Я молода, и мне кажется, самое время экспериментировать
- Прежнее место работы не позволяло экспериментов?
- Прежнее место, слишком консервативно для меня. Именно поэтому, спустя четыре месяца, я ищу новое.
- А если Вы ошибаетесь в нас, Вы станете искать новое?
     Виктория не отпускала взгляда Варвары и та, успешно его выдержав, спокойно ответила:
- Безусловно. А можно задать вам вопрос?
     Виктория деловито сложив руки на столе ответила
- Разумеется
- Вы знаете, это мое пятое собеседование и абсолютно все задают одни и те же вопросы. Неужели HR не может придумать что-то новое? Как вы отбираете претендентов, если их ответы ничем не отличаются друг от друга? Заученные ответы, одинаковые костюмы? Может быть, сличаете по отпечаткам пальцев?
     Краем глаза я взглянула на Викторию. Она была абсолютна непроницаема. Ее выражение лица не выражало абсолютно ничего. Она лишь слегка улыбнулась и ответила
- Мы выбираем людей, которые заинтересованы в работе. Нам важно понимать, что человек действительно хочет работать у нас. Вы бросаете некий вызов, своим резюме, манерой подавать себя, своим внешним видом. Что вы хотите показать? Свою неординарность?
- Я показываю себя настоящую и ваше право принимать это или нет. Я выгляжу так, как я хочу и не считаю нужным обманывать себя или вас. Жизнь слишком коротка, чтобы позволить себе жить по чужим правилам. Я выгляжу и веду себя так, как в обычной жизни, и ваше решение - принимать это или нет. Если я не отвечаю на вопросы так, как вы привыкли и не пришла в юбке-карандаш - это вовсе не говорит о том, что я плохой работник. Помните Булгакова – никогда не судите о человеке по его костюму, можно ошибиться и притом очень крупно.
    Мне становилось все интереснее и девушка нравилась все больше и больше. Виктория же начинала злиться. Об этом говорил румянец на ее щеках и то, как нервно она теребила кольцо на указательном пальце
- Я очень хорошо помню Булгакова. А вы помните о том, что первое впечатление можно произвести лишь единожды? Если вам так нужна работа, то почему вы с таким усердием пытаетесь убить это самое первое впечатление?
     Я уставилась сначала на девушку, а потом на Викторию плохо скрывая свое изумление. Виктория нервно барабанила по столу ручкой и смотрела исключительно в сторону, а не на собеседника. Варвара же чувствовала себя вполне комфортно и с легкой улыбкой на лице спокойно ответила:
- Ваше первое впечатление сложилось в первые секунды моего появления, поэтому все сказанное мною, уже не имеет значения. Скажите, вам и правда комфортно в этом тесном костюме? Мне кажется, Вы куда более интереснее, чем пытаетесь показаться.
- Мы свяжемся с вами в ближайшее время и сообщим о своем решении. Спасибо, что пришли. Всего хорошего.
     В этот момент мое возмущение не знало предела. Этика и эмоциональное состояние Виктории не позволили мне вставить слова, но я была очень рассержена. Это был полный провал. Виктория повела себя совершенно непрофессионально, дав волю эмоциям.
Варвара, поймала мой взгляд и спокойно ответила:
- Спасибо и до свидания – затем поднялась и вышла.
     Какое-то время мы сидели молча. Виктория упорно смотрела в монитор ноутбука и зверски щелкала мышкой. Я молча изучала ее, не двигаясь с места. Слова Варвары про тесный костюм, невольно и совершенно неуместно засели в моей голове, и сбивали меня с мыслей. Я сидела и пытливо гадала, что под ним.
Видимо, набираясь сил и пряча эмоции, Виктория с трудом подбирала слова:
- Я думаю, что резюме этой встречи понятно всем. Завтра у нас еще одно собеседование и я очень надеюсь, что нам повезет больше.
     Пытаясь стряхнуть с себя остаток неприличных мыслей, я начала рисовать на листе бумаги еловую ветку и, не отрываясь от своего увлекательного занятия, резюмировала:
- Следующего собеседования не будет. Необходимо связаться с Варварой завтра, чтобы обсудить вопросы, связанные с ее трудоустройством в нашей компании.
- Ангелина, вы переходите все границы. К счастью, решение принимаете не вы. Нельзя руководствоваться эмоциями. Есть здравый смысл. Вам нужен бунтарь в коллективе?
- Я как раз и руководствуюсь здравым смыслом. Нашему коллективу нужен человек со смелыми, свежими мыслями и идеями, а не на все согласный белый воротничок. Она права, и вы это знаете. Все это клише. Человека нужно воспринимать по тому, как он проявляет себя на работе, а не по тому, во что он одевается, что он слушает, чем он живет, с кем он спит, наконец. В ней есть все, что нужно – смелость, честность, эпатаж, умение себя преподнести. Назначьте, пожалуйста, ее собеседование с Романом.
     Виктория тяжело выдохнула и сказала
- В вас говорит не профессионал, а хищник, почуявший добычу. Я напишу свою характеристику и назначу встречу с Романом. Повторюсь, - к счастью, решение принимаете не вы.
     Я хохотнула, вспомнив Рому, и будучи уверенной в своей победе все-таки задала вопрос, мучавший меня все это время:
- Давно хотела спросить… Скажите, Виктория Борисовна, вы ведь и сами нарушаете правила, Вами же установленные, почему же вас так раздражают люди, нарушающие свои?
     Виктория поднялась со стула и уже стояла у выхода. Обернувшись ко мне, она с тоской посмотрела и вышла, не говоря ни слова. Я осталась в переговорке одна, и в моей голове, как и вчера, продолжали крутиться вопросы относительно этой женщины, и ни одного, абсолютно, ни одного ответа.