Было Агафье двадцать семь лет, и выходила она из серьёзных отношений со всеми вытекающими: поиском разнообразных знакомств, включая известные сайты, и прочей тягой роковых приключений - навстречу всем ветрам. Когда подруги, сплошь парные, а потому предпочитающие держаться подальше от её мартовских обострений, позвали в клуб, радость посетила несказанная. Наконец-то прочь из интернета, на светский раут. 
 
За пару часов до условленного времени отправилась Агафья в супермаркет. Домашние запасы алкоголя истощились, а кто же ходит в клуб насухую? 
 
Звёзды благоволили Агафье со страшной силой. Надо обновить гардероб - мега-акции если не во всех магазинах, то именно на то, что понравилось. Выпьет в самолёте с другом - его тошнит, девушку её тошнит, капли в рот не бравшей, - Агафью не тошнит. Машину, под управлением неопытного тогда водителя, - её пассии, - развернёт на гололёде в два оборота по встречке, вся компания перекрестится, некурящие трясутся, затягиваясь, и от шока не сразу удивятся спокойствию Агафьи, пожимающей плечами: "Да я знала, что всё будет хорошо". Даже когда несколько лет назад она буквально умирала в сомнительной тусовке на сомнительной даче и от сомнительной "травы", принятой после изрядно градусных напитков, обнаружился за ней трепетный уход тогда ещё едва знакомой, весьма привлекательной особы, рискнувшей обнять и прижаться. То, что для неё это было совсем несвойственно, Агафья поймёт на следующий день, взяв за руку в авто, а та вожмётся в кресло, немного забыв дышать. Их везли обратно в несомнительную Москву. А ведь вчера, при первом впечатлении, Агафья поставила на этой персоне жирный красный крест, как на очевидной гетеро.
 
"Прекрати о ней думать", - осекла себя Агафья в супермаркете, метя на давний проверенный выбор - Баккарди. - "Много воды утекло. Отношения зашли в тупик, и тяготили обеих". Жирный красный крест давался не так просто, как вначале.
 
- А не хотите взять 12-летний? Посмотрите, он по скидке, не намного дороже получится, - оповестил рядом заботливый женский голос.
- Я как-то к одному привыкла, - сообщила Агафья. То, что о ней заботились посторонние люди, её совершенно не удивило.
- Как хотите. Зато 12-летний... - ненавязчиво прокомментировали сбоку и отплыли в сторонку. 
 
Агафья помедитировала с пару минут. "Эх, если бы приятных девушек по переписке переместить в реал, уверена, с одной из них получилось бы счастье. Да такое, что все трубы скрутит ниже пояса, в голове розовый туман, и сердце запорхает. Главное, открыться ему", - подумала Агафья и ухватилась за 12-летний. - "Живём один раз". Напоследок её несколько обескуражило, что заботливая благодетельница охаживала другого покупателя, но ревновать было бы странно и не хотелось омрачаться. Её ждал удивительный мир, полный новых чудес и свершений.
 
 
Разнообразного шмотья у Агафьи скопилось пруд пруди, а одеть, как любой женщине, нечего. Она потянулась за обтягивающими дизайнерскими брюками - к ним подойдёт кофточка или рубашка... "Я что, малолетка, чтобы выряжаться?" - подумала она, сделав очередной глоток из бокала, и решительно взяв драные и перешитые, - любимые, а потому поношенные, - штаны комфортного полусвободного кроя и того болотного цвета, который милитари. "Итак хороша. Кому надо - оценят", - утвердилась она, застёгивая ремень. - "Осталось расп*здяйскую майку".
 
 
Компания собралась на шесть-семь персон, одна интереснее другой, на диванах вокруг столика, с периодической презентацией многогранных талантов на танцполе. Агафья уже второй раз пошла к барной стойке за добавкой известного допинга. Симпатичная незнакомка, оказавшаяся там, встретила её заинтересованным взглядом. 
 
- Я угощу! - заявила она, когда Агафья в обход делала заказ бармену.
 
"Вот так гусли - сразу впляс", - скосила на неё Агафья. - "Хоть бы спросила, а вдруг я не хочу? Если она весьма недурна собой, не значит, что все поплывут желанием её напитков...". У неё были недлинные волосы; сбитая фигурка в незамысловатом, но достойном кежуале; горячий огонёк в зелёных глазах; миловидные черты, однако с налётом определённой жёсткости, вполне согласующейся с борзой манерой общения. "Сегодня все в клубе на редкость красивые - наверняка магия 12-летнего", - Агафья присела в ожидании, когда бармен завершит ловкаческую миссию с бутылками, в полуразвороте к нечаянной собеседнице. Поболтать она была не против.
 
- Я Маша! - тем временем, представилась та. - Ты тут с друзьями?
- Я Агафья. Да, с друзьями, - стремительное "ты" резануло слух. 
- Приятно познакомиться, Агафья, - сказала Маша, загадочно ухмыльнувшись. - Я не хотела идти - подруги вытащили.
 
Агафья всегда любила открытость в людях. Бармен поставил высокий бокал на стойку. Предотвращая потуги прыткой собеседницы коротким отказом, Агафья вперёд расплатилась, однако осталась на своём стуле.  
 
- Маш, ты чего тут застряла? - появилась рядом девушка.
- Не поверишь, - изрекла Маша, сочинительно поводя взглядом. - Общались долго по интернету, и тут случайная встреча.
- Да ну? Серьёзно? - девушка поражённо уставилась на Агафью, заодно, по-видимому, оценивая все сопутсвующие примечательности.
- Да, очень неожиданно! - с улыбкой под пытливым изучением, подыграла Агафья, потому что всегда любила игры.
- Может, к нам?
- Нет, мы здесь пока, - выдала Маша.
- Ладно, не буду мешать, - ретировалась подруга. 
 
Маша повернулась к Агафье.
 
- Поедем ко мне? - предложила она тихо, но в упор.
 
"Две минуты общаемся, и сразу в карьер?" - возмутилась Агафья подкату на хромой кляче. - "Если нам обеим нравится тонкое веселье некоторых игр, не значит, что мы сходимся, как два пазла химической цепи".
 
- Я пришла пообщаться с друзьями, - дипломатично сруливала она, захватывая бокал со стойки. - И кажется, меня уже потеряли.
 
Проложив маршрут до столика, она присела на диван к подруге, состязающейся с приступами зевоты.
 
- Девчонка какая-то странная сейчас у бара, - поделилась Агафья профилю с прикрывающимся глазом. - Атаковала меня, хотела в гости заманить!
- Маньячка, что ли? - вяло поинтересовались сбоку.
- Ага, я в шоке! 
- Ну, круто, что, - в полудрёме сообщили ей.
 
"Вокруг стены равнодушия. Никому я не нужна", - подумала Агафья и затесалась поглубже в диван, проникаясь аурой пацифистского залипа. В силу того, что сама она отличалась чаще глубоко потаёнными, но иногда весьма выраженными маньяческими признаками, изрядно смелое поведение со стороны другого человека рассматривалось оскорбительно и пугающе. "Нет, надо встяхнуться", - через пару минут ободрила она себя. - "Мир ждёт!". По дороге на танцпол её поймала чья-то рука. Прежде, чем она успела что-либо сообразить, Маша притянула к себе и стала целовать строго, уверенно и нетерпеливо, прикусывая губу. Агафья бойко вырвалась и почувствовала во рту соляной вкус крови. То ли из-за 12-летнего, то ли из-за драных кошек, скребущих на душе, она решила, что её не меньше как публично изнасиловали. На движуху, между прочим, слетелись несколько подруг, вытесняя благими намерениями вторгшегося чужака. Агафья могла продолжить веселиться в полнейшей безопасности - защитные войска очертили чёткие границы. Дальше была музыка и танцпол, но чего-то не хватало.
 
Время сейшена подходило к концу, все собирались домой, губа кровоточила, и хотелось плакать.
 
 
Материлась Агафья на следующий день буйно и громко, пролистывая фото из анкеты девушки, с кем они переписывались пару недель. И ведь умная, и ведь симпатичная, и ведь классно общались. Похоже, проклятый 12-летний сыграл с Агафьей в свои игры. Выхлоп не дал мозгу сопоставить два объекта, а теперь она решительно недомогала от непонимания всех своих реакций. Разумеется, после резкости в клубе, послали её далеко и надолго. 
 
"Научи дурака Богу молиться, он и лоб расшибёт", - подумала Агафья, закрывая ноутбук. - "По-моему, концовка должна быть другой: лоб-то цел".
 
С тех пор Агафья никогда не пила 12-летний ром.