Она любила курить, сидя на подоконнике у раскрытого окна.
Её не волновало, что может упасть с четвёртого этажа прямо на асфальт.
Смерть презирала, поэтому бравировала, посылая ей вызов.
К падениям давно  привыкла.
Пусть эти падения были лишь в глазах её родных, которые не хотели смириться с тем, что она не такая, как они.
Любила  красное вино и женщин. А ещё  писала стихи.
Необычные, сильные, заставляющиеся задуматься и заглянуть в себя.
На протяжении последних   десяти лет её музой была Венера.
Ей  посвящала строки, что рождались в душе.
Венера  –  дама её сердца, ставшая вначале поклонницей  таланта Алии, а потом  взяла её на абордаж.
Развелась с мужем и поселила любимую у себя.
Трудно поверить, глядя на эту  платиновую блондинку с изысканными манерами, что в ней пылает пламя.
Глаза тигрицы на холёном  лице и  кроваво-красные губы  были её визитной карточкой.
Она обожала всё прекрасное и ненавидела уродство во всех его проявлениях.
Что нашла  в некрасивой,   угловатой Алии? 
Недюжинный талант превратил её, в глазах Венеры, в совершенство.
«Прекрасное уродство», –  высказалась  о ней эта надменная  красавица, когда впервые увидела лохматое чудо в джинсах с вытянутыми коленями.
И замолчала, залюбовавшись одухотворённым лицом поэтессы.
Тогда и решила, что никому её не отдаст.
Алия с радостью  приняла распахнутые объятии новой возлюбленной. Девушку не смущало, что у них десять лет разницы в возрасте. Для неё Венера оставалась вечно молодой.
Друг о друге отзывались в восторженных словах.
И они не лукавили.
Взаимное восхищение: одна талантом, ярким и самобытным, другая  - умом и царственным обликом подруги.
Вдохновение Алии забило ключом.
Свои лучшие стихи, написала    во время их совместной жизни.
Они всегда  неразлучны. И те, кто их окружал, смирились с этим.
Публику, скорее шокировал  бы их разрыв, чем  связь.
Как и все, ссорились, мирились, расходились и сходились.
Все трещинки, как морщинки на лице молодящейся старухи, замазывались.
Ибо ни одна из них не желала утратить их любовь.
Но всему приходит конец. У судьбы-злодейки  имя  - Маша.
 
- Девочка, у тебя есть  способности, но и только. Твои стихи не впечатлили меня, – растягивая слова, преподавательница  «опустила» студентку. Улыбалась, вынося приговор, а глаза оставались  злыми.
« Не надо было  посвящать Алии свои стихи», – тихий шелест угаданных слов. Каждое, как пощёчина.
Униженная перед всей аудиторией, Маша убежала в слезах.
Это потом она научилась « держать удар», а тогда, чувствительная девушка была растоптана.
Заперлась в туалете и включила воду.
Резко наклонившись над раковиной,  уронила очки.
Слёзы выплеснулись из голубых глаз.
Прошло десять лет. Воспоминания, нет, да возвращались. Щедро бросали красную краску на бледные щёки.
Так и не смогла простить обиду.
Не из-за того что осмеяли её стих.
Он, действительно,  слабый.
Поэтессой она так и не стала.
Оскорбление не смыто из памяти.
Пора заплатить по счетам.
Месть толкает на плохие поступки, но кто об этом думает, когда душе нет покоя.

Алия влюбилась, потеряла голову. Её избранница – девушка, молодая двадцатисемилетняя женщина. Хорошенькая, как картинка. Уверенная в себе. В меру умная и амбициозная. Но главное – достаточно смелая, чтобы забрать то, что принадлежит, принадлежало Венере.
И она взяла.
Алия потерянная и счастливая появлялась в компании  неизвестной девушки.
А что Венера?
Публичная ссора в кафе.
Маша ушла, оставив разбираться бывших подруг.
Алия не села в машину Венеры, а вызвала такси и поехала разыскивать Машу.
Телефон девушки молчал. Она не брала трубку.
Венера осталась сидеть, вцепившись накрашенными ногтями в руль.
Дверца распахнулась, и к ней подсела Маша.
Долго смотрела на бледную, как смерть Венеру.

- Решила добить? Мало тебе, что ранила меня, растоптала. Ведь я люблю её! – не выдержала та первая.
- Когда-то ты унизила меня, за якобы поползновения в сторону твоего кумира. 
- Так это ты! А я гадала, почему мне знакомо твоё лицо. Моя бывшая студентка.
- Да, это я – обиженная тобою девочка. Про себя с той поры  прозвала тебя Пизаурой удивительной.
- Почему?
- Паук с  названием "пизаура удивительная" обязан вручить паучихе подарок, чтобы она допустила его до тела. По их этикету – подарок ( жирная муха) должен быть тщательно упакован. Паук аккуратно и красиво упаковывает муху в паутину. Чтобы паучиха разворачивала долго, а он в это время будет её иметь. Только пауки  разные попадаются.  Некоторые  муху скушают, высосут её, а шкурку  завернут. Некоторые ещё хуже делают - скушают муху, сходят в туалет, и вот это самое завернут красиво. И подарят. А потом убегают быстренько, пока разъярённая  паучиха не убила. Встречаются  самки, которые  подарок схватят и сбегают, не желая платить по счетам.
Но предусмотрительный самец не выпускает презент из лапок и волочится за ним.
Он тяжёлый, так что приходится остановиться. И каждый  получает желаемое.
Зоопсихология весьма поучительна.
Чем мы отличаемся от пауков?
Да ничем. Так же, добиваясь желаемого, идём на всё.
Предаём, обманываем, продаёмся.
Было легко соблазнить Алию, поманив  «мухой».
Ведь я знала, какой типаж ей нравится.
Стала твоей молодой, улучшенной копией.
И... влюбилась в тебя.
Не врут, когда говорят, что от любви до ненависти один шаг.
В моём случае в точности наоборот.
Ненависть перешла в любовь.
Знаешь, почему  это говорю?
Не хочу больше быть Пизаурой  удивительной.
Я ухожу со сцены. Она твоя.
Маша открыла дверь и ушла прежде, чем Венера смогла её остановить.
Да и что  могла ей сказать?

Что же ты наделала, Маша!
Признание разлучницы тронуло и вызвало досаду.
- Плохо  знаешь Алию.
Это она меня завернула, словно  высушенную муху и отдала тебе.