«Другой дороги в небо нет.
И я лечу на яркий свет,
Где на закат похож рассвет,
А взлёт - на падение.
Чем выше, тем трудней дышать,
Но это легче, чем терять
И в миллионах лиц искать твоё отражение.
Я падаю в небо,
Да я убегаю.
Покуда не поздно -
Пока открыта дверь.
Я падаю в небо,
Там всё очень просто
И все ваши тайны
Мне не нужны теперь».
 
Настя – красивая девушка. Я это признаю с небольшой оговоркой. Её фигура мне нравится больше, чем лицо. Нет, оно привлекательное, и глаза выразительные, но таких лиц много.
А вот фигура потрясная!  Тонкая  талия, высокая грудь, длинные ноги, изящные пальцы – словно вышли из-под  резца искусного мастера.
Я просто обожаю прижиматься к ней и тереться, словно кошка, мурлыча от удовольствия.
Недостатки?
Один, но существенный – Настя храпит. Пусть и негромко. Её храп будит меня по ночам. Серьёзно  задумываюсь  купить ей клипсу от храпа.
Зато  как друг, Настя выше всяких похвал: преданная, честная, самоотверженная.
Не всем так везёт с подругами.
Это ко мне отношение  такое. С остальными,  изворотливый ум Насти не столь ласков.
Она получает эстетическое наслаждение, когда сталкивает людей между  собой. Например, своих кавалеров вынуждает выяснять отношения  ради неё.
Довольно хитра, чтобы не дать другим почувствовать, что их просто используют.
Как и меня?
Не угадали.
Ко мне у неё трепетное поведение, предупредительное.  Всегда  обходительна,  добра, мила, проста. Ну, просто душка!
Интересно, долго ли колебалась, прежде чем подставить меня?
То, что я в её глазах фаворит, не умоляет вины.
Следовало проучить немного.
Проницательным людям все ухищрения Настины очевидны. Вот и британец не попал в расставленные  сети. Думала взять его тёпленьким через постель. Не получилось.
Он из тех самцов, которые клюют на совсем другое. На что?
Растёт у нас цветок недотрога (impaties). Его тонкий,  нежный запах привлекает многих опылителей, но наибольшей любовью пользуется у шмелей. Они просто обожают извлекать из него нектар.
Я и Влада (девушка, которая покорила, несостоявшегося жениха Насти) тоже недотроги. Только её они считают  прелестной недотрогой, а меня колючей. 
Недаром,  этот цветок имеет эпитет noli-tangere, что означает «не тронь меня».
Наши предки прозвали его разрыв трава. Верили, что разорвёт любые оковы.
Ведь, несмотря на кажущуюся хрупкость, способен с силой раскидывать семена в радиусе двух метров, захватывая новые территории.
Жизнь научила меня  проявлять агрессию, давая отпор  всяким там надоевшим «шмелям». 
Маска стервы столь прочно  пристала   к лицу, что всё труднее её становится снимать.
Она как предупреждение – «Вооружён и очень опасен».
После нескольких попыток изнасилований, приходится всё время быть начеку (настороже).
К женщинам совсем другое отношение. С ними колючки прячу глубоко под кожу, становясь ранимой и безрассудной.
Поэтому приехала я с желанием покорить и преподать урок Насте, но в душе жили ожидание вместе с надеждой.

Сигрун  (насколько я помню из скандинавского эпоса – так звали воительницу, которая  сбежала от мужа в Исландию, захватив его корабль)  поразила меня в самое сердце.
«Удар молнии», иначе  наваждением, это  нельзя назвать.
В душе плясали канкан черти, показывая мне языки и строя издевательские рожи.

Снаружи я оставалась сдержанной и рассудительной.
При встречах  с Сигрун  заинтересованность не прятала. Зачем? Ведь уже выдала себя.
Но и на шею ей не бросалась, не заигрывала. Всё  оружие  – зачарование отбросила, как ненужный хлам. 
Я вмиг утратила искусство притворяться. Все мои маски упали к её ногам, а она делала вид, что не замечает капитуляции.
Так ли это?
Думаю, да.
Ей льстили мои чувства. Глаза всякий раз блестят  при виде меня, и довольная улыбка появлялась на её  узких  губах.
У Насти они куда более пухлые и сочные. Правда, немного разляпистые.

"Губы как у рыбы
Толсты и разляписты
Губы молчаливые
Губы говорящие
Губы сильно сжатые
Скрытые насмешкою
Тёплые послушные
Ласковые нежные
Добрые и злые
Мягкие и твёрдые
Самые родные
И самые гордые".

У Сигрун они гордые. Как же мне хотелось вкусить их мягкость и твёрдость.
Так почему она молчит, чего ждёт?!
Ведь я нравлюсь ей! Ловила на себе взгляды, в которых сквозь насмешливую завесу, проглядывало желание обладания.
Признания в чувствах…
Только я тоже  дьявольски горда,  чтобы выпрашивать милость.

От бессилия, что-либо изменить,   закрутила роман  с молоденьким пограничником. Тем самым, что   проверял у нас  документы в день приезда.
Саша – хороший мальчик. Ухаживал за мной робко, да застенчиво краснел при встречах.
Однажды, когда мы с ним выходили из магазина, где он купил шампанское и закуски для нашего пикника, туда зашла Сигрун.
Я  столкнулась с ней в дверях, а сзади пыхтел Саша, нагруженный покупками, словно ослик.
Грудью задела её. Извинения, готовые были сорваться с губ, замерли, когда увидела, кого зацепила.
Щёки мои, обычно бледные, вспыхнули, а возбуждённые  соски вызывающи встали.
Почему я так бурно на неё реагирую?

Приветливая улыбка на губах Сигрун померкла, когда  увидела, что я не одна.
Обменявшись, ничего не значащими  приветствиями, мы разошлись.
Но как не хотелось мне уходить. Тянуло обратно туда, к ней.
Усилием воли заставила себя улыбаться Саше.
Мы расположились прямо на траве в заповеднике «Пасвик».
Вообще туда пускают натуралистов, но у Саши – родная тётка  работает там. Поэтому мы беспрепятственно прошли. Он провёл меня к большим красивым деревьям.
Их кроны шатром раскинулись над нами, прикрывая  от нескромных глаз.
Саша расстелил  плед. Я опустилась на импровизированное  ложе, взмахнув волосами, чтобы они стали пышнее и в изысканном беспорядке легли на плечи.
Задумчиво жевала травинку, не обращая внимания на бедного парня, бросающего украдкой взгляды на мои голые колени.
Он готовил  сэндвичи и краснел всё больше.
Прищурив глаза от солнца, наблюдала, как в небесной голубизне, важно и не торопясь, плывут пушистые облака, словно небесная армада.
Боковым зрением продолжала держать  кавалера  под прицелом.
О! мальчик возбуждается.
Руки дрожат, пролил несколько капелек, пока разливал шампанское.
Мы выпили. Есть мне не хотелось, и я  отказалась от угощения.
Мысли возвращались к нашей встрече в магазине. Что она подумала обо мне?

Сашка полез с поцелуями. А чего я ожидала?
По нему видно, парню нужна разрядка.
Нет, отдаваться ему не стану.
И не потому, что он мне не нравится. Симпатичный парнишка.
Просто не хочу без любви, или даже влюблённости.

Как остановить мужчину, находящегося на точке кипения?
Довольно легко. Я не раз ускользала из потных ручонок подобных кавалеров.
Можно сделать петтинг, или повисеть у него на шее всей тяжестью, чтобы испытал сильную физическую нагрузку.
Но я остановилась на щекотке. Пощекотала его подмышечные впадины. Они и подошвы ступней – самые щекотливые зоны. Сашка захохотал.
Возбуждение  его улеглось.
- Как тебе Сигрун? – поинтересовалась я.
Красивая и устрашающая.
На тебя в упор смотрела,  словно съесть хотела.
И у неё есть  подружка в Норвегии! Зовут Вероникой, как и тебя. Только ударение на второй слог.
- У них отношения? – я даже не пыталась скрыть волнение.
- Не знаю. Наверное.
Мне захотелось его прибить, но ограничилась предупреждением:
- Всегда называй меня только Никой.

Когда вернулись в посёлок, то Настя в нетерпении ожидала меня.
С упрёками обрушилась на бедного парня.
Не взирая,  на оторопевшего Сашку, впилась в меня страстным поцелуем, а затем увлекла в дом.
В комнате  занялись с ней игрой в чувства, которая поглотила нас, растопив в неге.
Лёжа на распластанном  теле Насти, поинтересовалась, кто такая Вероника, что встречается с Сигрун.
Настя вздрогнула и села.
С нарочитой неторопливостью закурила.
Притягательное зрелище – красивая голая женщина с сигаретой.
- Из-за неё она меня и бросила, – с горечью призналась Настя. - И что в ней нашла?
Смазливая  девица – типичная норвежка. Такая пигилица.

В правоте Настиных слов, я убедилась, когда увидела их вместе.
Неприязнь к ней и ревность сплелись во мне морским узлом.
Все усилия, сжав волю в кулак, направила на то, чтобы не показать это.
На моём лице не дрогнул ни один мускул. Оно просто превратилось в маску.
Не могла, да и не хотела заставить себя поднять глаза.
Настроение ...

«В лохмотьях мысли…  настроенье  вдрызг.
Напиться можно.  Ну, а завтра, что же?
Не жду спасенья от шампанских брызг,
Напиток «крепче» не поможет тоже.
Душевной муке выход должен быть –
душа по телу мечется как в клетке».

Смешно?! Мне не до смеха.
Я злилась ужасно, и не понимала, что такого особенного она нашла в этой простушке?!
Надеюсь, что не выдала свои чувства и не показала ревность.
Когда мы отошли от них подальше,  задала Насте интересующий меня вопрос:
- Как я держалась?
- По твоему лицу было видно, что тебе неприятно, ma chere( моя милая), – Настя  безжалостно разбила мои надежды на то, что я сохранила самообладание.
- Ну, вас всех  к дьяволу!