"Фурии  (Furiae, от furire, «неистовствовать»), в римской мифологии  богини мести и угрызений совести. Ф. — аналог греческих эриний".

Это  красивые, сильные, злые молодые женщины. Ни грамма жира,  крепкие мышцы,  молодое лицо и тело на долгие годы, горящий  взгляд — фурию легко распознать на небольшом расстоянии. Они гордятся своей красотой и силой. Любят  выставлять их напоказ.  У фурий очень непростые отношения с людьми. Насмешливое поведение  свободных, сильных и умных  личностей, одновременно бесит и привлекает их, что приводит к непредсказуемым последствиям.  У фурий вообще сложный  характер. Взбалмошные и очаровательные, вздорные и нежные, раздражительные  и не умеющие проигрывать, они вызывают восхищение и отторжение. Мужчин и женщин одинаково презирают, за редким исключением.  Фурии забавны в своей заносчивости и самомнении, но способны заставить себя уважать. Лучше не становиться на пути фурии. Она вас просто сметёт и пойдёт дальше.
На моём пути возникла  подобная фурия. И загнала на самый край, с целью –  скинуть  в пропасть. Детская обида  послужила  поводом для мести.
Надо признать, месть  удалась  ей на славу!
 
Древние греки полагали, что женщины в основном делятся на четыре категории:
1 Дочери Афины — умницы, женщины рассудительные, холодные, не склонные к страстным порывам. Женщины рассудка, рациональные и спокойные. Возможно, склонные к научным занятиям.
К их числу я причисляю  себя.
2 Дочери богини домашнего очага. 
Это – домашние женщины, следящие за чистотой, порядком и уютом в доме. Верные, преданные, ласковые и нежные. Идеальные жёны и хорошие матери. 
Под эту категорию, из тех,  кто вряд ли превратится в квохтающую наседку, сохранив золотую середину, подходит одна моя знакомая  по покерному  кружку – девушка по имени Влада.
Хотя с ней не всё понятно. Непредсказуемая. И играет в карты, меняя каждый раз тактику.
Но в целом – правильная девочка, не предаст, не обманет.
Недаром её сразу приметил и начал обхаживать английский знакомый профессора  Николая Сергеевича – почётного члена нашего клуба.
Что вызвало ревность и зависть у женской половины  кружка.
Настя – сексапильная яркая  девушка с внешностью модели, демонстрирующей нижнее женское бельё, попыталась его отбить у Влады.
Даже, кажется, затащила  к себе в постель. Во всяком случае, пригласила провести вечер у себя, воспользовавшись отъездом Влады  на Алтай.
Только ничего не вышло. Её близкая подруга – Вероника была этому лишь  рада.
Девушки снимают одну квартиру на двоих. Играют всегда, объединяясь. Понимают друг друга с одного  взгляда. Это становится ясно, когда обмениваются  тонкими, многозначительными улыбками.
Без  тени сомнения  отношу их в третью группу.
3 Дочери Афродиты — те, кто делает ставку на красоту, на сексуальность  и на соблазнительность.
 Видят  себя исключительно в женской ипостаси. Собственную, бьющую через край,  женственность разыгрывают в сфере соблазна и сексуальности. И это не обязательно поиски любви.
Вполне  возможен  совершенно холодный расчет — сведение с ума, манипулирование  людьми.
Настя и Вероника – яркие представительницы этого типа.
Настя – блондинка с выразительными голубыми глазами на довольно милом лице.
Вероника – длинноволосая шатенка с изменчивым цветом глаз: от серо-голубого,  до синего, или зелёного. Черты лица её тоньше, изящнее. Сама, словно  статуэтка из китайского  старинного фарфора.
Лицо у неё более интересное. Ей трудно скрывать чувства. И только во время игры  становилась непроницаемой.
У той и другой – потрясающая пластика движений и кошачья грация.
У них свой кодекс чести. Друг за дружку горой. Две идеальные половинки одного целого. Только у Насти сумбур в голове насчёт  семейной жизни, а Ника смотрит на неё, как на лучшую подругу. Когда они поймут, что счастье  – это когда людям  хорошо вдвоём?
Не буду вмешиваться. Пусть сами выясняют отншения между собой.
4 И наконец, дочери Фурии.
Ох! Возникла из прошлого одна, которая попыталась растоптать меня. Отчасти ей это удалось.
Маша, Машенька, Мария.
Из-за этой красивой девочки с неистовым огнём в глазах на невозмутимой маске лица, меня предала та, которой я отдала  сердце, всю себя. Гадкий утёнок, ставший прекрасным лебедем в моих глазах, талантливая поэтесса и моя, теперь уже бывшая,  спутница жизни.
Для Алии она вмиг оказалась  прекрасной принцессой на фоне увядающей королевы.

"Твой друг назвал меня принцессой,
А ты сказал, скрывая страх:
"Таких принцесс в старинных пьесах,
В конце сжигали на кострах!"
 

Когда Маша увела Алию, то неожиданно призналась мне в любви, предварительно  обозвав Пизаурой удивительной.
Хорошо, что не кукарачей. И на том спасибо.
Признание в чувствах на фоне крушения надежд и смысла жизни, не тронуло меня.
О чём она, когда весь мой мир рухнул?!
Позже горько усмехнулась.
Парадокс, не находите?
Алия любит теперь её, а она меня.
И что мне с этим делать? Верить, или нет…
Но что интересно,  Маша упорно ищет моего внимания.
Зачем,  чтобы окончательно  растоптать, или, действительно, любит?
И она совершенно не ладит с Никой.
Мне кажется, или, действительно,  ревнует меня к ней?!
Всякий раз, когда я беседую перед игрой с Вероникой ( у этой красотки приличный багаж знаний и ищущий ум), Маша оказывается поблизости и ловит каждое слово.
Ника это тоже заметила. Однажды, бросив взгляд на неё,  промурлыкала своим чарующе- притягательным голосом:
- Одержимая!
- Одержимая кем-то, или идеей? – уточнила я.
- Одержимая вами, Венера. И вы это прекрасно знаете, только признавать почему-то не желаете. Неужели из-за той замухрышки, чей поэтический талант искусственно раздули.
- Не смейте так говорить об Алии! – я чуть не сорвалась на крик, но, не желая привлекать к нашему разговору внимание, вынужденно понизила голос.
Дерзкая Вероника усмехнулась уголками рта.
- Зачем продолжать цепляться за утлую лодку с дырой вместо днища? Разумнее бросить её и плыть дальше, чем тонуть.
- Я уже не так  молода, чтобы начинать всё сначала.
- Вы будете привлекательны и желанны, как минимум ещё лет десять. Разве этого  мало?
Вероника сказала достаточно громко, чтобы её слова услышала Маша.
На  бледных щеках той вспыхнул румянец, а в глазах появилась тоска.
Заметив, что мы смотрим на неё, она резко повернулась и отошла.
Мы переглянулись с Никой, и на лице  её  я прочитала поддержку.