LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Сигрун.07
http://lesboss.ru/articles/78675/1/Neadoi07/Nodaieoa1.html
Снежана Махнева
Люблю все прекрасное. 
От Снежана Махнева
Опубликовано в 28/05/2017
 
Судьба одарила Веронику прекрасной внешностью и умом, но и характером не сахарным. Пытается разобраться в себе, чтобы понять, почему мучает близких.

Стр 1
«Я для вас совью  цветочный трон
Из фиалок, роз и белых лилий.
Нарисую тонкой кистью сон
Из жемчужно-нежных линий.
И сплету венок из светлых грёз,
Где всегда владычет  фея.
Там, не проливая горьких слёз,
Я летаю с вами,  вся от счастья  млея.
Но однажды я взращу чертополох
На том венке из грёз легчайших,
Где цветочный трон  давно засох,
Где уж линий нет мягчайших…
Вспоминаю, я в горниле тлея.
Как летали с вами, моя фея!»

 
Однажды я невольно подслушала разговор, в котором речь шла обо мне.
Подслушивать нехорошо, но разве вы сами устоите от соблазна узнать, что о вас думают коллеги?
Поэтому, услышав своё имя, не стала  афишировать  собственное присутствие.
Напротив, отступила назад, чтобы не вспугнуть говоривших.
«Любопытство кошку сгубило?»
Не боялась услышать о себе нечто не лестное, напротив, хотелось узнать, какое впечатление я произвожу на  Венеру и пугливую, но вместе с тем отчаянно смелую Владу. Кстати, именно она оставалась для меня загадкой. Никогда не знала, что от неё ожидать. И в игре, и в жизни.
Немного ревновала её к сэру Натаниэлю.  И не потому, что мечтала заполучить его в женихи.
На фиг он мне сдался! А лишь потому, что долбаный аристократ  отдал предпочтение ей, а не мне, тем самым сочтя её лучшей.
О вкусах не спорят. Хотя, Влада – весьма интересная  внешне девушка.  И характер спокойный, не истеричный.
Вдвойне  досадно проигрывать в равной борьбе. В другом любом варианте, я просто сочла бы  выбор  англичанина –  дурным вкусом,  и не парилась. А так выходит, что ты лузер. 
Мои партнёры по игре стояли ко мне спиной, поэтому    меня не заметили.
К самому началу разговора я опоздала, зато  захватила продолжение его.
Растягивая слова, взвешивая каждое слово( Так и хочется  стукнуть  её за подобную манеру говорить. У меня у самой стиль похожий. Когда атакую,  произношу слова негромко,  щедро приправляя их  мурлыкающей интонацией. В ней,  лишь  чуткое ухо  уловит завуалированную иронию),  Венера сделала  для моей нескромной особы лестное замечание:
- Безусловно, умная. У Ники сильное качество – её готовность разговаривать и слушать самых разных людей.
Обычно мы  избегаем  беседовать с  незаурядными личностями,  из-за комплекса неполноценности, который вырабатывается при виде них.
А она не боится встречаться с умными, талантливыми, успешными.
Ценит себя и тех, кто этого достоин.
Основное её качество – бескомпромиссная  утончённость.
Очаровывать, производить впечатление –  кто умеет это делать лучше её?
Но может быть резкой.
(Слова Венеры заставили меня задуматься, в какой раздел записывать  слова:  похвалы, или порицания?)
- А мне она представляется хулиганкой, которой нравится шокировать окружающих, – внесла свою лепту, Влада.
(Браво, скромница!)
- Влада, пожалуйста,  не обижайся, ты  очаровательная девушка, но чтобы понять твоё настроение, надо построить Розу ветров, а Нику читаешь, как  занимательную книгу. Она видит цель и идёт к ней.
Если цели нет, то  придумывает её.
Увлекающаяся, многогранная натура.
(Сколько похвалы в мой адрес!  Загордиться можно. Однако,  к лести  я  равнодушна).
- На её фоне Настя выглядит несколько  простовато, – продолжила Венера.
Тут я не выдержала.
Обсуждают меня – куда ещё не шло. Я привыкла быть притчей во языцех. Но
 Настю  не дам в обиду!
«А вот и я, не ждали?»
Смущение на лице Влады (совесть есть) и досада Венеры при виде меня.
- Так вышло, что я прихватила край вашей беседы (почти целиком).
Слова, сказанные о моей подруге, мне не понравились. Настя  – замечательная во всех отношениях девушка, и неуважения к ней я не потерплю.
- Взгляды мои и Венеры скрестились, а Влада отвела свой.  Кажется, она ещё больше смутилась и испытывала явную неловкость.
Но не поспешила ретироваться, а примиряюще, как секундант, сняла напряжение:
- Мы никого не хотели обидеть. Разговор шёл о женском характере и поведении в частности.
Прошу извинения,  если сказанные нами слова показались бестактностью.
Мы с облегчением «опустили оружие». Никто не желал продолжить пикировку сейчас.
Потом, быть может…
В глазах Венеры мелькнул вызов и скрытый восторг.
Дамочка, после того как рассталась со своей закадычной  подругой Алиёй, явно скучает.
Пусть подыщет себе новую спутницу. Нет, я не намекаю на интимные отношения. Если надо, то и открыто могу сказать.
Просто Венере, как планете нужен  спутник, или спутница (каламбур).
И кто бы ей подошёл,  раз Алия навострила лыжи…
Влада?  Хм, та явно постоянно о ком-то думает, вернувшись из поездки по Алтаю. Неужели нашла себе кого там?! Но у неё уже  жених есть  – сэр Натаниэль.
 Он  уже представил её своей родне, как невесту.
Сэр Питер, леди Джиллиан – его почтенные родители, а также старшие братья Алан и Оливер,  и их сестрица Люси единогласно одобрили кандидатуру Влады.
Меня они бы приняли (куда бы делись) с явным неодобрением, скрепя сердцем, как и Настю. Ведь мы с ней – два сапога пара.
Похоже, свадьбы не бывать.
Как бы Настя вновь не попыталась охмурить  англичанина.
Не дам ей этого сделать. Пусть женишок  достанется Маше – племяннице Николая Сергеевича, почтенного профессора, который ввёл её в нашу компанию. Хотя ей тоже никто не нужен. Кроме…
Глаз не сводит с Венеры. Любит, или ненавидит, а может всё вместе?
Я готова была размышлять о чём, или о ком угодно, лишь  бы не думать о Сигрун.
С ленцой оборвала воспоминания, вернувшись в настоящее.
Близость с  ней не принесла мне никакого удовольствия.
Секс  оказался скучным, и в какой-то степени – примитивным.
К тому же она проявила полнейший эгоизм, думая лишь о собственном удовольствии.
С Настей даже сравнивать нельзя. У нас с ней всегда здорово, потрясающе, улётно!
И всё же,  несмотря на разочарование, чувства к Сигрун не испарились.
Значит, любовь это не проба постели.
Я раньше никогда не любила, а тут сердце вздрагивает от бесконечной нежности к ней, и пение сирены звучит во мне, подобно гимну.
Вот только  сила  стремления столкнулась с непреодолимым препятствием.
Мы не подходили друг другу со всех сторон.
Есть такое понятие – кулоновский барьер: чем ближе одноимённые заряды, тем сильнее отталкивание. Когда эти силы встречаются, то происходит гравитационный коллапс, и возникает чёрная дыра.
Был один человек, с которым туман внутри меня превращался в солнце, чья забота обогревала, дарила тепло.
Знакомство с ним, с ней произошло по киношному сценарию.
Я не спеша вела машину. Мы с Настей возвращались после уик-энда домой. Десять часов вечера.
Мокрый асфальт и моросящий дождь.
Не торопилась. Самая большая ошибка движения по мокрому покрытию  –  делать резкие маневры и ускорения.
Какая-то ненормальная решила перебежать прямо  перед  машиной.
Скорость небольшая, это спасло ей жизнь.
Но не уберегло  от столкновения. Отбросило в сторону, как тряпичную куклу.
Я резко затормозила.
Настя, доселе дремавшая, проснулась и недоумевающе уставилась на меня.
Она потом рассказала, что я была вся бледная, как смерть.
Холодок ужаса змейкой заполз за воротник  и прошёлся вдоль позвоночника.
Чертыхаясь, выскочила из машины  и наклонилась над жертвой.
Девушка ударилась лицом об асфальт.
Спутанные светлые волосы закрывали ей лицо.
- Как себя чувствуете? – с тревогой спросила. Такой инцидент случился со мной впервые.
Девушка подняла лицо.
О Боже!
Крепко ему досталось.
Наливающийся синевой синяк, ссадины и струйка крови из носа.
Несмотря на обезображивание – черты лица тонкие, а в глазах столько синевы, что заглянув в них, словно погружаешься в морскую глубину.
Красивая, молодая, нуждающаяся в помощи.
На вид чуть младше меня.
Что же она делала на улице в такую погоду?
- Это я виновата. Задумалась и не заметила вас.
Голос приятный.
- Садитесь в машину. Надо обработать  ваши ссадины. Ведь не под дождём их смазывать?!
Незнакомка послушна села на сиденье  рядом со мной.
Настя, которая оглядывала Фиат на следы повреждения, вернувшись,   с  негодующей  миной уселась на заднее сиденье.
- Подай мне аптечку, – попросила я, игнорируя её недовольство.
Кожа у девушки нежная, как у ребёнка. Сколько ей лет? – задумалась я, стараясь касаться её,  как можно нежно и безболезненно.
Легко отделалась. Хотя глаз к утру заплывёт.
- Как зовут тебя?
- Цветана, а тебя?
- Вероника. Или просто Ника.
- Красивое имя под стать хозяйке, – одарила меня комплиментом, которое я раз сто слышала.
Меня клеют?
Размышляя над этим, предложила  подвести до дома.
- Я поссорилась с отчимом. Он опять приставал ко мне.
После смерти мамы прохода не даёт.
Лучше переночую на улице, чем пойду к нему.
Оставалось лишь пригласить, сбитую мною девушку, к себе.
Настя хмыкнула, но промолчала.
Её тоже, похоже, стала забавлять эта ситуация, столь часто варьируемая в фильмах и книгах.
«Уж не подстроила ли она это специально?» – я переглянулась с Настей.
По её взгляду подруги поняла, что  разделяет мои опасения.
Что ж, посмотрим, «засланный ли казачок?»
Самый простой вариант, что я нравлюсь Цветане, не посчитала.

Дома, накормили и напоили  чаем с малиной бедную сиротку. Уложив спать, отправились в ванную.
В душевой кабине, которую любезно оплатил мой друг, мы уединились с Настей. Как сумасшедшие занялись с ней сексом.
Настя первая перешла к активным действиям.
Неужели взревновала?
Ласкала мне грудь, будоража соски, которые реагировали, словно оголённые контакты.
Настя дышала на них и нежно стимулировала лёгкими касаниям, доставляя мне божественное наслаждение.
Её длинные, артистичные пальцы слегка надавливали  возле  соска, почти не касаясь.
Обхватив их по периметру, стала тянуть пальцы в разные стороны.
Когда кожа вокруг соска натянулась, быстро лизнула его.
Гортанный стон вырвался из меня, а тело изогнулось по немыслимой дуге.
- Тебе хорошо? – продолжая ласкать меня, спрашивала Настя, настойчиво добиваясь ответа.
Говорить не могла.
Стоны  свидетельствовали, что «да!»
Но этого ей оказалось  мало. Настя опустилась на колени и припала губами к моему лону.
На свою беду, чувственностью меня Бог наградил, или наказал сполна.
Я привыкла получать удовольствие, буквально от всего:  от массажа и горячей ванны, бокала   вина и хорошего секса…
Чувственность  помогает   ощущать, что внимание сосредоточено на мне.
Обычно опускаю глаза, когда слушаю собеседника.  Вовсе не из скромности, или застенчивости.
Просто оцениваю ситуацию с помощь внутреннего барометра.
В самый  пик наслаждения увидела, как через полупрозрачные стенки кабинки, на меня восхищённо и жадно смотрит Цветана.
Ну и пусть!
Насте я о ней не сказала.
Цветана скоро стала частой гостьей у нас.
 Очевидно, ради кого она приходит, стараясь не замечать  недовольство Насти.
Охотно готовила, бегала в магазин, мыла посуду, и брала на себя любую работу, которой мы ради смеха нагружали её.
Наша Золушка стала услужить нам, мне, ища во взгляде одобрение.
Меня забавляли настойчивые попытки девушки завоевать моё расположение.
Не могла не отметить, что она очень женственная и является обладательницей весьма приятной внешности.
Натуральная голубоглазая блондинка с нежным румянцем на тонком лице.
На нём выделялись красивые глаза, которые неотступно следовали за мной.
Облик аристократки, а родилась в проблемной семье среди грубых и постоянно пьяных близких.
В ней присутствовала  какая-то чарующая прелесть, и я невольно поддавалась ей.
Нет, не играла на Настиной ревности. Решила не изображать из себя целомудренного Иосифа.
Ведь Настя не моя девушка.
Рано, или поздно выйдет замуж и уйдёт к мужу. Делить её с ним, как я делю её с другими мужиками…
Может Цветана станет той единственной?
Мысленно я уже изменила подруге с ней.
И всё же Бог уберёг.
Утром Цветана забежала к нам. Принесла в рюкзаке горячие булочки к завтраку.
Откуда их взяла, с пылу- жару? Не хотелось знать, что стащила.
Когда она ухватила свой рюкзачок, то из него к моим ногам выпал паспорт и раскрылся.
Я с улыбкой  подняла его. Взглянув на раскрытую страницу, ахнула, увидев дату.
Цветане было всего семнадцать лет. А я чуть не поддалась соблазну.
Отчаяние в её глазах тронуло, однако попадать под статью  не хотелось.
«Подрасти, малышка. Я для тебя стара. У нас семь лет разницы», – отметая все возражения, не стала слушать. Больше мы не виделись, хотя ощущала на себе чей-то взгляд – её взгляд.
Чем-то Сигрун мне напомнила эту девочку, только заматеревшую и уверенную в себе.
Но не во мне. Я это понимала, но как изменить ситуацию, не могла понять.
Хуже этого было ощущение, что ты всего лишь кукла. Красивая, соблазнительная, желанная.
Запрограммированная,  чтобы нравиться и искушать.
И это всё, на что я  способна?