Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо
Гёте

Тик-так. Полное погружение. Прошлое и настоящее, вплетённые в Сейчас. Словно два ока одного организма, списывают различия. Тик-так. Ты отправляешься в дорогу, утягиваемую чёрной дырой вечности, размазывающей вопросительный в немыслимое восклицание. Тик-так. Привыкший к крови, орёл на водопое у горного ручья. Китаец батрачит кверху задом на капустном поле. Дымка на рассвете, тает ускользающий туман. Кванты отрицают линейность времени. Кванты отрицают тебя.
 
 
- Эти узколобые задроты никогда тебя не поймут, - сообщила Белла, сексапильная рыжеволосая красавица в откровенном платье с глубоким декольте и вырезом на бесстыдном бедре. - Они даже перса не могут сделать зажигательной. Раздутые буфера - единственное, на что хватило их убогой фантазии!
 
Настоящее её имя никто уже не помнил. Как и той блондинки, кого называли Веста и которая отложила маску, золотящуюся россыпью блёсток, к собратьям на столе. Молвила она с безудержной помпой:
 
- О, лишь боги и духи снов могли бы сказать наверняка, что хочет увидеть Эл, - в отличие от Беллы, Веста имела облачение куда нестандартнее и поэтичнее: полувоздушную юбку-пачку по колено, изящную футболку-кофту и огламуренные ядрёно-розовые кеды. А возле стула стоял самокат. И было ей тридцать четыре года. Без вычета -дцать. 
 
Её прокаченной фичей было говорить обо всем и ни о чём конкретно. Даже выражение лица складывало легенды домиком сплошь джокеров: "Кажется, трахнули твои светлые идеи, Эл. Не видать нам счастья, как просторов Средиземья".
 
Без вычета-дцать брюнетка, к которой обе они обращались, даже не шелохнулась. Безмолвная, Алана стояла у окна в окружении двух доберманов. Ещё несколько лет назад её волосы переливались огненным красным. Она совершала вещи, плевав на вестины "силы возмездия, которых не боятся только черти". Ибо считала себя вровень последним: дьявольски горячая, дьявольски обольстительная, дьявольски всевластная. 
 
Около полугода назад, сбегая от затяжной депрессии из цепких стен особняка в Амстердам, она услышала про амбициозный проект Hellblade - искупительный психоз Сенуи**. "Вот оно - то, чем займусь", - решила Алана. - "Моя игрушка будет круче: два мира - внутренний и внешний, настоящее время. Симуляция жизни, правдоподобная героиня и полное погружение в психику...". 
 
Почти тот же концепт, хотя чуть ранее, выдал новатор-недопрофи геймдева***, верно, впервые попробовавший в голландском кафе ширевую печеньку, крошки которой застряли в его редких русых усах. Отличие заключалось в том, что её финансы позволяли нанять фирму-разработчика, тогда как он только мечтал о команде, не представляя лидерских качеств.
 
Алана хорошо знала Весту, чтобы не ошибиться: идею действительно трахнули, прокляли и накололи на трезубец. Задание на "живой типаж" обыграли по-русски. Так, кельтские дреды заменили косой. Лицо колхозницы - в дополнение несуразный бюст. И нелепые упыри на подтанцовке. 
 
Однако совсем не они занимали мысли Аланы. Устемив пустынный взгляд тёмных глаз к освещённым воротам загородного угодья, она в задумчивости прикусила губу, не чувствуя боли. Непроизвольно усиливала давление челюстей, пока не ощутила солоноватый вкус крови. Злосчастная привычка вернулась спустя больше четверти века. Так делала девочка, лишённая последнего родного человека - матери - и ненавидящая мир лютым сердцем. Но сейчас в костре сознания горела иная, более поздняя картина. Эпоха стремительного взросления - её четырнадцати, её опалённой ударом щеки, её щипательных нервов от готовых хлынуть слёз, её непонимания, застрявшего в яростном взгляде. Ревновать было не к чему, но тогда она не знала... Только солоноватый вкус...
 
- Им надо бы взять прототипом Эл, - выразила Белла, поднимаясь со стула. Грациозно обогнув стол, подошла сзади к Алане. Она прилегла к её спине грудью, заведя руки брюнетке под локти и на плечи, кутая, словно спасательный жилет. Уткнувшись подбородком в изгиб шеи, Белла негромко изъявила: - Не отворачивайся от нас. Никогда больше... Эл... Ты нереальная. Эти чахлики возятся в своём мелочном мирке, как жуки в навозной куче. Никто из них никогда не убивал. Они и ствол-то не держали, - она усмехнулась сей оказии. - Они ничего не знают о настоящей жизни...
- А ты? - голос Аланы стальной и холодный. - Ты - знаешь? - она развернулась, разрушая объятия женщины, и та слегка отпрянула. 
 
Слабость. Она знала её на ощупь. На запах. На вкус. По взгляду. По бесконечным сменам помады. Белла испытывала к ней слабость.
 
- Ах, милая Эл! - вмешалась Веста, как всегда, слишком тонко, чтобы быть уличённой. - Щедра на загадки. Выбрала изящнейшую пытку! Уж с обеда снедает любопытство: о чём же вы толковали с той девицей-сценаристом, оставшись наедине?
 
Двери распахнулись, и на пороге появился мужчина в костюме.
 
- Алана, Марика зовёт, - сообщил он.
 
Бегущая с чертями и смеющаяся в лицо презренным святыням, Алана привыкла уважать и бояться лишь одного человека. Её имя сейчас прозвучало.
 

_________________
*Бегущая с чертями - пародийная отсылка к "Бегущая с волками" (К.П. Эстес).
**Полное название "Hellblade Senua`s Sacrifice" - досл. "Адов Клинок - Жертвование Сенуи". Cюжет игры базируется на кельтской мифологии. В чертогах подсознания воительница Сенуа борется с монстрами - воплощениями своих фобий. 
***Геймдев - сокр. от англ. "game development" - разработка игры. "Новатор-недопрофи геймдева" - генератор идей без опыта. С большой вероятностью, не сможет провести проект в жизнь. Реалии разработки: какими бы не были хороши идеи, они ничего не стоят без реализации.