LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Единственная вечность ч.6 и 7
http://lesboss.ru/articles/79187/1/Aaeinoaaiiay-aaiinou-6-e-7/Nodaieoa1.html
Aleksandra Sophie
Люблю море, люблю океан... 
От Aleksandra Sophie
Опубликовано в 10/06/2017
 
«Обманчивая любовь. Говорю, что ненавижу тебя, вру, на самом деле люблю. Запретная любовь. Ищу способ потерять тебя, но влюбляюсь ещё больше». «Erreway - Amor De Engano»

Часть 6

Сердце к сердцу
Как только я открыла глаза на следующее утро, мне захотелось увидеть её, и снова понять, что вчерашний вечер был не сном. Я тихонько встала, сходила в душ, привела себя в порядок, выбрала одежду на сегодня. Так как нам сегодня придётся много ходить, я решила одеть свои единственные, короткие шорты и майку. Я знала, что она тоже готовиться к поездке. Я слышала голоса в коридоре, понимая, что уже все проснулись. Когда мой собранный чемодан стояла у двери, я не зная чем себя занять, устроилась на диване с книгой. Как бы ни были прекрасны все эти истории о любви, мне хотелось быть счастливой в настоящем. Я читала книги, чтобы вдохновиться смелыми и удивительными поступками людей, перенять их лучшие качества характера. Когда раздался стук в дверь, я почему- то подумала, что это Одри. Дверь открылась и вошла Бруклин, свежая и полная сил. Я замерла и уставилась на неё. Я делаю глубокий вдох и теряюсь под её взглядом.
-Доброе утро, – спокойно говорит она,- ты готова?
-Доброе утро, - медленно отвечаю я, - да, готова…
Я хочу спросить, не сон ли был тот вечер, но слова застревают внутри меня.
-Будешь завтракать?
-Еще слишком рано, но я с удовольствием бы попила чаю. У меня еще остались печенья, – говорю я и замолкаю.
-Ладно, тогда приходи на кухню. Она  потянулась к ручке двери  и отвернулась, чтобы выйти из комнаты. В этот момент я вскакиваю с дивана, и иду через комнату в надежде удержать её хотя бы на мгновение... Но я опаздываю…, дверь закрывается. Я вздыхаю. Её имя звенело у меня в голове.
Неожиданно дверь открывается, и Бруклин проскальзывает внутрь комнаты.  При её появлении сердце чуть не выпрыгивает из груди.
Она закрывает дверь, облокачиваясь на неё спиной. Я смотрю на неё растерянно и смущенно.
-Все ещё правда?- спросила я.
Довольная улыбка тронула её губы и её серо-зеленые глаза загорелись.
-Почему ты спрашиваешь?
-Не знаю. Может быть, потому что уже утро. Стало светлее.
-Глупая мартышка, - усмехается она и берет меня за руку.
Она осторожно касается моей щеки и медленно склоняется ко мне, одновременно притягивая меня навстречу.  Я ощущаю её дыхание…, все ближе и ближе… Она нежно ласкает мою нижнюю губу, словно не может насытиться ею, прежде чем глубоко поцеловать. Мои руки дрожали, когда я обняла её в ответ. Прикосновение к ней наполняет жизнью мою душу. Я наслаждалась поцелуем, уже не понимая, где кончается она, и начинаюсь я.
Спустя вечность девушка выпускает меня из объятий и открывает дверь.
- Выбрось глупые мысли из  головы и пойдем на кухню.
Тяжело дыша, я киваю, и направляюсь за ней.
В серебристом свете утра нам мало удается поговорить.  Бруклин смеется с друзьями, я тоже немного участвую в беседе, но по большей части я просто наблюдаю за ней и её миром. Мне этого так не хватало…всегда… Около семи утра мы сели в машину. Я смотрела в окно на растянувшиеся пейзажи Аризоны.
Через час мы приехали в Тусаян – один из главных туристических городков Гранд-Каньона, который находится в 10 километрах от Каньона и состоит из одной улицы, но тут много отелей, кемпингов и кафешек. Высоко в синем небе гудел самолет. Солнце лишь недавно озарило красноватые скалы, над ущельями в безветрии еще стелется легкий дымок, доносящийся до нас едва ощутимым запахом… Красота! Мы бронируем номера, оставляем машину и отправляемся к южной точке Гранд Каньона.
Мы сели на бесплатный автобус-шатл и поехали на знаменитую обзорную площадку Яки пойнт. На Брук  были  черного цвета шорты, футболка черно-белой расцветки, длинная рубашка синего тона в клетку.
Солнце еще только обретало свою мощь, еще еда касалось нас и целого мира вокруг. Как нравится мне слушать Бруклин. Она рассказывает о достопримечательностях каньона.  Мне все время хочется улыбаться. Затем мы поехали на другую обзорную площадку - Пайп Крик, откуда идёт тропинка вдоль кромки обрыва до нужного нам места. Наша цель на сегодня – спуск до реки Колорадо.
Тропинка всё спускается и спускается вниз. Я стремлюсь чаще держаться за её руку, или это она постоянно не отпускает меня? Мы часто делали остановки, чтобы сфотографироваться, отдохнуть или просто любоваться красивыми видами. Красота каньона ошеломляла меня, разливая в груди сладкое чувство блаженства. Но его красота едва ли бы так восхищала меня без неё…
Река Колорадо то и дело пряталась от нас. На тропе часто появляются такие же туристы, как и мы, которые возвращаются обратно. Бруклин сказала, что они ночуют в палатках у реки. Мы идем дальше и вот мы уже на середине, выходим на довольно ровную местность, которая называется плато Тонто. Здесь начинается пустынная местность.
Мы часто оборачиваемся назад, чтобы оценить величие и массивность каньона, который, казалось, поглощал нас.
Был уже полдень. Солнце светило горячо. Сегодня по небу  величественно плыли облака. Мы выходим на место, которое называется “Панорама пойнт”. Отсюда видно реку Колорадо и мосты. Похоже, первый мост близко, но моя спутница сообщает, что до него ещё нужно спускаться и спускаться.
Потихоньку, мы наконец добираемся до Черного моста через реку Колорадо. В течение сотен тысяч лет ее неспешные воды формировали удивительный природный ландшафт, все глубже вгрызаясь в землю и скалы. Результатом ее работы стал Гранд Каньон, глубина которого превышает 2000 метров.
-Какой чудесный день, не правда ли? – говорит Брук. Мы стоим на мосту, а под ногами шумит вода. Бруклин подходит сзади вплотную, её руки обвивают меня за талию.
 -Очень, –отвечаю я.
От её близости я задышала чаще и мельче.  Мое внимание перемещается на татуировки на её руках. Я поднимаю руку и мягко провожу пальцами по черным рисункам. Это наверно больно… Я не понимала, как можно втыкать себе под кожу иголки с чернилами и зачем наносить на тело какие-то рисунки и надписи, от которых потом не избавишься. 
Я знаю, что стоя так близко, она улавливает, как прыгает мое сердце из-за неё.
-Подниматься будем на северный берег.
 Я ощутила её теплое дыхание на своей коже.


– Хорошо…
 Мое собственное дыхание было прерывистым.
-А завтра поедим в Йелоустон, согласна? Бруклин только дотронулась губами до краешка моего уха, но и от этого я чуть не потеряла сознание.
-Да. Я туда очень хочу…, – на вздохе медленно выговариваю я. Почему я таю в её руках как масло под солнцем? Я должна взять себя в руки…
***
Мы возвращаемся в отель до темноты и расходимся по комнатам.  Первым делом я принимаю душ, надеваю свежую футболку и юбку, и наконец падаю на кровать. Ноги устали за день, но я чувствую удовлетворенность. На прощание Бруклин сказала «увидимся». Она имела в виду сегодня, или уже завтра? Отдыхаю еще некоторое время, затем поднимаюсь на ноги, подхожу к зеркалу и обновляю макияж.
Через несколько минут я уже тихонько постучала в дверь её номера.
-Бруклин, это я,– говорю я насколько имею сил.
Я так нервничаю, что, когда слышу её шаги, меня всю затрясло.
Дверь открывается. Мой взгляд встречается со взглядом Бруклин и дрожь еще сильнее пробегает по моему позвоночнику.
Уголки её рта приподнимаются в ухмылке, когда она пропускает меня в номер. Делая глубокий вздох, я останавливаюсь  и осматриваю комнату. Я заметила, что Брук сделала маленький хвостик на затылке. Ей так очень шло…
-Может быть, спустимся в кафе. Я проголодалась, – призналась я, краснея.
-Я уже заказала пиццу в номер, её принесут через несколько минут, - её глубокий голос заставил меня внутри почувствовать себя натянутой струной.
-О пицца! Отличная идея.
Бруклин садиться на диван.
-Лимонада хочешь?- спокойно спрашивает она.
-Да, -я киваю и гадаю как ей удается быть такой спокойной. 
Девушка отворачивается к стеклянному столику около дивана. Я наблюдаю за ней. Эти руки, которые сейчас берут бутылку и придерживают стакан, те же руки, которые постоянно сводят меня с ума… Я моргаю, отгоняя свои заблудшие мысли…
Когда она протягивает мне стакан с лимонадом, и я подхожу к ней, наши пальцы соприкасаются и задерживаются на мгновение. Это оставляет ощущение покалывания, которое я не могу игнорировать.
-Расслабься Аля, - говорит она. Её глаза притягивают мои, и на секунду мне кажется, что остальной мир исчез и тут только мы вдвоем.
- Я постараюсь…
Губы Бруклин растянулись в улыбке. В дверь постучали и девушка оторвалась от меня. На пороге стоял молодой мужчина.  Бруклин взяла коробку и сунула деньги ему в руку.
- Оставьте сдачу себе и спасибо. Его улыбка стала шире. Она вернула ему добрый жест и закрыла дверь.
К тому времени как девушка вернулась к дивану с пиццей, я уже сообразила пододвинуть столик ближе к дивану. Бруклин поставила коробку на стол.
-Я принесу салфетки и тарелки, — сказала Бруклин.
Я открыла коробку. Пицца выглядела очень аппетитно. Мой желудок тот час заурчал.
-Можно посмотреть какой-нибудь фильм, - предлагает Брук.  В руках у неё были пластиковые тарелки и салфетки.
-Фильм? – удивленно спрашиваю я, – на чем?
-У меня есть планшет.
- О конечно, давай.
-Я хочу посмотреть назад в будущее? Что скажешь?
-Я согласна! Это один из моих любимых фильмов.
-И мой…, - Бруклин усмехнулась и поставила планшет на стол.
Начался фильм, а мы приступили к пицце. Я съела два сочных куска пиццы и почувствовала, что наелась. Бруклин откинулась на диван, устремив взгляд на фильм, вытирая руки о бумажное полотенце.
-Спасибо,- говорю я, - было очень вкусно.
Я повернулась ко мне и улыбнулась. Мое лицо вспыхнуло.
-Остатки можно убрать в холодильник и завтра взять с собой. Я кивнула. Она сократила расстояние между нами. Мое сердце бешено застучало, тело бросило в жар. Рука Брук легла на мои плечи. Она нежно вырисовывала пальцами круги на моем  плече. Такое впечатление, что меня пронзали тысячи электрических разрядов в этот момент. Мое дыхание стало прерывистым.
 
 
- Расслабься и смотри кино, — сказала она тихим голосом... Это заставило меня почувствовать себя в тепле и безопасности. Я медленно придвинулась к ней ближе, пока моя голова не легла на сгиб её руки. Запах её духов заполнил мои чувства. Её рука мягко лежала на плече. Это было так приятно.
Мое тело стало потихоньку расслабляться в её руках. Концовка фильма оставил приятный и теплый осадок на сердце. Я не могла сдержать улыбку.
Бруклин улыбнулась и посмотрела на меня. Её пальцы коснулись моего бока и защекотали. Я вскрикнула и подскочила.
-Эй ты что!
- Не смогла удержаться, — ответила девушка. Ее смех затронул что-то внутри меня и заставил меня еще больше расслабиться.
-Ну держись! – я налетаю на неё со смехом и наверно безумными глазами, потому что от моего вида девушка прыснула от смеха. Я пытаюсь дотянуться до её боков, она дает мне на это всего пару минут.  Потом её руки напрочно сковывают мои, лишая любых попыток осуществить задуманное.
-Эй, так не честно! – возмущаюсь я, краснея, но смеясь. Плечом я толкаю её в бок, желая оттеснить Брук с дивана.  Ноги упираются в пол, я прикладываю столько сил, а ей хоть бы что. Тяжело дыша я все же сдаюсь и с коварными намерениями расслабляюсь, делая вид, что сдалась. Брук отпускает мои руки. В этот момент я атакую с новой силой, и у меня получилось её немного пощекотать, потому что она рассмеялась.
Я вскакиваю и довольная собой отбегаю от дивана, и вскрикиваю, когда она ловит меня и разворачивает к себе. Её руки начинают безжалостно щекотать.
-Аааа Бруклин хватит…,-  Я кричу и смеюсь, сгибаюсь и, в конце- концов, сваливаюсь на пол. Через мгновение я вдруг обнаружила себя опрокинутой навзничь, прижатой к ковру телом Брук. Одной рукой она удерживала мои запястья над головой, а другая её рука замерла на талии. Её губы требовательно разжали мои губы. По моему телу пробежала дрожь, когда она коснулась моего языка. В голове все поплыло. Я закрыла глаза. Моя грудь коснулись её груди, позволив услышать ей бешеный стук моего сердца…  
Бруклин целовала меня все настойчивее. Мое сердце затрепетало. Каждые несколько секунд я урывками глотала воздух, как будто собиралась нырять на глубину. Бруклин дала мне возможность перевести дух, слегка прихватив мою губу и лизнув ее. Мое напряжение стало растворяться в ошеломляющей волне наслажденья. Её обжигающие губы спустились на шею, слегка прикусывая кожу, и заставляя меня издавать мягкие стоны. Я сходила с ума от её испепеляющих поцелуев.
Бруклин запустила руку под футболку, скользнула по моему животу, добралась до атласных чашечек и кончиками пальцев погладила кожу над ними. Я сильно задрожала, пытаясь собраться с мыслями.
-Брук…, пожалуйста, – задыхаясь, всхлипнула я. -Остановись… Её глаза блеснули и поймали мой взгляд. Она медленно села, вынув руку из-под моей футболки.
Я поднимаюсь, стараясь выровнять дыхание.
-Я думаю, нам пора ложиться спать, - спокойно и ровно произнесла Брук, хотя страсть еще не угасла в её затуманенных серо-зеленых глазах.
-Да…,- отвечаю я растерянно. Мы поднимаемся на ноги. Я подхожу к ней и обнимаю со всей нежностью, на которую способна.
-Спасибо тебе за чудесный вечер. Её руки мягко притянули меня крепче к себе. Я закрыла глаза, и она поцеловала мою макушку. Никто из нас не хотел говорить.
Мы пожелали друг другу доброй ночи.
-Аля, – позвала она, когда я выходила в коридор. Словно зачарованная, я повернулась.
-В следующий раз не думай, что так легко сможешь сбежать. Её глаза вспыхнули недобрым огоньком, а у меня занялось дыхание. Бруклин подмигнула и скрылась за дверью, а я ошеломленная побежала к себе в номер как можно дальше от неё…
 
***
Каждый шаг в национальном парке США Йеллоустоун - это новое открытие, новые ощущения, новая реальность. Здесь закипают реки, стремительно вырываются на волю гейзеры, и горячее дыхание земли окутывает всё мистической дымкой. Мы забронировали жилье в окрестностях парка – один маленький домик с двумя комнатами и всеми современными удобствами.  День пролетел незаметно, и мы возвращались уже в темноте. Уставшие, но счастливые, мы разошлись по комнатам. Я приняла душ и легла на кровать. Свет не горел. Мой взгляд был направлен к окну. Вдруг  сверкнула ослепительно-фиолетовая молния начинающейся грозы, и словно разорвавшаяся ракета грянул гром.  Я сжалась. Дождь заколотился о крышу, словно галька. Я всегда боялась грозы. Мне нужна она. Я так хочу, чтобы она была рядом и просто обняла меня. Я лежала в полумраке, чувствуя одиночество и тревогу, а за окном снова ярко сверкнуло. Вновь гром пронзил весь маленький город. Я всхлипнула и побежала к двери. Мое сердце громко стучало в груди. В коридоре тоже было темно. Я помнила ее последние слова, и понимала, что иду на риск, стремясь к ней.  Но мне так искренне хотелось, чтобы она успокоила меня и обняла.
Дверь в её комнату оказалась не закрыта. Бруклин лежала  под одеялом спиной ко мне. Я шла тихо по ковру. Комнату озарила новая вспышка молний. Я быстро села на кровать.
-Что ты здесь делаешь? – спрашивает  она, не поворачиваясь.
-Мне страшно…, –выдавила я из себя сладко дрожа от её голоса.
-Ты боишься грозы? –со смешком спросила она.
-Я…да, боюсь…
-Ну что ж ложись, если не боишься, что я могу воспользоваться этим… У меня перехватило дыхание. Мурашки побежали по всему телу. Но я хотела довериться ей.
Я протянула руку, дернула одеяло и залезла под него. Я придвинулась к ней  и уткнулась лбом в её плечо. Моя рука нежно легла на ее руку. Частые раскаты грома сопровождались каким-то странным потрескиванием, словно где-то работала гигантская электрическая машина. Я сильнее прижалась к девушке.  Когда она переплела наши пальцы, я стала успокаиваться, получив отклик в её сердце. И ночь поглотила меня…
***
Я поднималась на второй этаж к расписанию. Вот- вот должен был прозвенеть звонок. Мари нигде не было. И школа казалась на редкость молчаливой.  Кабинет физики прямо передо мной, я делаю шаг и открываю дверь в надежде увидеть Брук. В классе мрачно и мало ребят. Я перевожу взгляд на третью парту, но не нахожу там её…, мое сердце щемит в груди.
-Где Бруклин?- спрашиваю я с мольбой.
-Она пошла к Свеи Кристенсен за журналом,- кто-то отвечает мне. Лица размытые и даже пугающие. Мне трудно узнать одноклассников. Я выхожу из класса физики и направляюсь к узкому коридору.  
-Я так по тебе сильно скучаю…Где же ты? Почему здесь так холодно без тебя? Я узнаю этот холод. Это страх, что ты оставила меня навсегда…
В конце коридора я вижу её спину…я бегу к ней, но ноги почему-то ужасно тяжелые. Вокруг тьма, а она свет, она  ведет меня. Бруклин не оборачивается на мой умоляющий зов. Я все равно бегу за ней и не собираюсь отступать. Неожиданно я спотыкаюсь о невидимое препятствие, падаю на колени и ударяюсь о пол… Я не чувствую боли, лишь тысячи осколков разрывают грудь…
-Брук! Подожди,- зову я её  сквозь слезы.- Нет не уходи…, ведь скоро утро заберет тебя…
-Не оставляй меня одну! Ведь у нас есть только мгновения…,- я пытаюсь подняться, но тело тяжелое. Я продолжаю звать…И в какой-то момент я больше не вижу её… Беззвучные рыдания сотрясали мое тело, слезы градом катились по щекам…
Я открываю глаза…Передо мной ночная комната. Меня бьет крупная дрожь. Я привстаю, чтобы прийти  себя. Слезы тихо катились по моему лицу.
-Аля, кошмар приснился? –встревоженные глаза смотрят на меня из темноты.
-Бруклин? Ты здесь? – растерянно спрашиваю я.
Я вижу её, сидящую рядом. Я тянусь к ней и крепко обнимаю так, словно после долгой разлуки. Мое тело дрожит.
-Ты здесь…Бруклин,  ты здесь, ты не ушла…,боже… это был лишь сон…,-я не замечаю, как прижимаюсь к её щеке,- только сон…
-Все хорошо, все хорошо…,я тут, - слышу я успокаивающий голос Брук…
Минуты мы сидим в безмолвной тишине…
-Что тебе приснилось? – спрашивает она наконец.
Её дыхание было таким теплым на моей щеке, её губы коснулись моего голого плеча. Я вздрогнула, а её руки гладили мои руки, пока не обняли меня.
-Я была в школе, и снова искала тебя. А потом я увидела тебя и испугалась, что ты снова оставишь меня. У меня не было сил догнать тебя или приблизиться к тебе…И ты ушла. - Мое сердце неудержимо билось. Слезы хлынули новой силой. – Знаешь, когда я не могла видеть тебя, мне часто снился один и тот же сон, где я в школе, вижу тебя…и молю тебя остаться со мной, пока утро не заберет тебя…Это все что было у меня…
-Прости, - шепчет она. Тихая ночь за окном окутывает нас. Маленький городок бесшумно спит.
Когда я успокаиваюсь и чувствую умиротворение, я вдруг говорю:
-Это был мой первый раз…тогда, – я всхлипываю и краснею.
-Я знаю…
-Знаешь?
 Я уже даже не пытаюсь дышать ровно – это все равно бесполезно.
-Внутри ты была очень тугой и узкой.
Мое лицо вспыхнуло от её откровенности.
-Прости, я не сдержалась. Я безумно хотела тебя.
Мгновения я молчу, прижавшись к ней всем телом. Ночь делает пространство особенным и волшебным.
-Вначале я переживала, очень, но теперь все нормально, ведь ты здесь со мной, – отвечаю я и трепетно целую её в щеку. Наши взгляды переплетаются.- И я снова хочу доверять тебе.
 Запустив пальцы в мои густые волосы, Бруклин коснулась моих губ. Я глубоко вздохнула, а она углубила поцелуй, крепче прижимая мое тело к себе.
Бруклин отстраняется от меня, ощутив, что мои щеки снова мокрые от  слез.
-Что случилось на этот раз?
-Мы с тобой одни в этом мире.
-Аля…давай спать…, пока я не передумала…
Бруклин улыбнулась так нежно и одновременно чувственно, что у меня перехватило дыхание.
Я поспешно киваю и ложусь на подушку, лицом к ней. Я засыпала, трепетно улавливая её теплое дыхание рядом, а моя рука не опускала её руку ни на мгновение…


Дыши со мной.

Пейзажи сменились на мили кукурузных полей, через которые в фильмах ужасов герои убегают от убийцы. По пути мы встретили пару колоритных заброшенных заправочных станций и придорожных мотелей, хотя вся эта заброшенность не кажется унылой. Воздух был более влажный ,чем в Аризоне.
Когда мы подъезжали к Чикаго, Бруклин предложила заехать в отель и оставить вещи, переодеться и отправиться гулять по городу. Мы подъехали к элегантному и роскошному отелю «Чикаго Хилтон» на Мичиган авеню. Я чуть не упала назад себя и затаила дыхание, когда вышла из машины и подняла голову вверх. Бруклин бронировала номера по телефону, но я и представить не могла, что когда- нибудь мне выдастся шанс остановиться в подобном шикарном отеле с видом на Грант-парк и озеро Мичиган.
Я зашла в свой роскошный и уютный номер, оборудованный по последнему слову техники и снова открыла рот.  Я восторженно осмотрелась. Мебель из розового дерева. Пол и стены ванных комнат отделаны мрамором. Увидев себя в огромном изящном зеркале, я присмотрелась к легкому платью на мне. Мне понравился мой вид, и я подмигнула сама себе. Именно в нем я ходила в бар в городе Пейдж. Но самым прекрасным в номере был вид на озеро Мичиган. Я подошла к окну и замерла. Тут я почувствовала, что волосы на шее встали дыбом. Пораженная, я обернулась и увидела, что она стоит у двери, которую я, похоже, забыла закрыть и наблюдает за мной.
-Спасибо Бруклин! Это самый невероятный отель, в котором я когда-либо была!
 Она подходит ко мне. Я с чувством нежности целую её в щеку. Улыбка появилась на её красивом лице, а мои щеки покраснели. После откровенных слов, сказанных ночью, я чувствовала, что мы стали ближе.
Её губы коснулись моего уха.
  - Я хочу обнимать тебя, целовать и наслаждаться тобой в этом платье прямо здесь, в этой комнате, но не могу.
  Я вздрогнула. Бруклин усмехнулась.
-Ты готова?
-Да…
-Тогда идем пока я не решила остаться…
Она берет меня за руку, и мы вместе выходим в коридор. Я облегченно вздохнула.
***
Первым делом мы отправились на ближайший городской пляж, чтобы  искупаться в озере Мичиган. Было жарко, и нам очень хотелось освежиться. Пляж был полон людей. Озеро показалось мне похожим на море. Мы припарковали машину. Я выскочила и нетерпеливо потянула Бруклин за собой.
-Бежим, – неожиданно подгоняет она, крепко держит меня за руку и тащит к воде, а я пораженная с трудом успеваю за девушкой.  Людей на пляже было много, но у меня едва ли получалось замечать кого-либо.   Задыхаясь и смеясь, мы подбежали к воде.
-Я еще не надела купальник…, – говорю я смущенно.
-Я тоже, –отвечает она.
Мы стояли на кромке песка и наслаждались видом, когда волны достигали нас. Потом мы направились искать кабинки, чтобы переодеться. Они проявились в нескольких шагах от нас.
-Тебе помочь? –спрашивает Брук и насмешливо смотрит на меня. Тепло сначала охватило мою шею и быстро перешло на щеки. Мне не нужно было зеркало, чтобы знать, что я жутко покраснела.
-Нет, нет, спасибо, – машу я руками перед собой и  поспешно забегаю в одну из свободных кабинок.
Когда Брук вышла на ней была лишь футболка. Я невольно бросила взгляд на ее голые ноги. Они были загорелыми и выглядели крепкими. Я догадывалась, что она занимается каким-то спортом, иначе откуда эта сила в её теле? Я же пока натянула поверх купальника платье. Мне почему-то было особо волнительно предстать перед ней наполовину раздетой.
Мы подошли к кромке воды. Она кинула рюкзак на песок и стянул с себя футболку, обнажив очень загорелую грудь и подтянутый пресс. Мой взгляд скользнул по ней прежде, чем я успела подумать о приличиях. Брук была великолепна, и мне захотелось поцеловать каждую клеточку её тела. Мое сердце бешено заколотилось в груди с нервным возбуждением. Я не могла понять свои мысли.
Я с трудом сглотнула, желая не быть обязанной раздеваться, но знала, что рано или поздно придется. Поэтому я быстро выскользнула из платья и положила его рядом с футболкой Брук. Я не хотела встречаться взглядом с ней и мечтала о возможности поскорее нырнуть в воду.
Девушка шагнула к воде, а я за ней, смотря только под ноги. Как только я коснулась воды, все-таки поднимаю голову, и тут же сталкиваюсь с ней взглядом. Я мысленно поблагодарила высшие силы, что мы сейчас не наедине… Ей взгляд откровенно пробежался по моим формам и был полон желания. Потом Бруклин отворачивается и ныряет, а я облегченно вздыхая, захожу в теплую воду.
Бруклин вынырнула, а я, пытаясь взять себя в руки, подплыла к ней.
- Совсем не холодно, как я ожидала, — говорю я, улыбаясь с видом победителя. Я пыталась сделать вид, будто совершенно не стесняюсь и что её взгляд не сводил меня с ума минуту назад.
- Двадцать пять градусов как никак, - улыбается она, направляя взгляд в даль.
-Это озеро так похоже на море…- говорю я, ложась на спину.
Дно песчаное, никаких кораллов, поэтому купаться одно удовольствие.
-Да…здесь очень красиво, но я скучаю по океану, – говорит Брук. – Его запах и его волны неповторимы…
-Даа…ты права…, -протягиваю я.
 
***
К пяти вечера мы оказались в центре Чикаго. Парк Миллениум, который считается одним из любимых мест отдыха горожан и туристов, — сплошной футуризм. Всё очень бетонно, угловато и космически, почти нет парковых удобств, к которым я привыкла: травки, где можно поваляться, лавок и столиков из экологически чистых материалов, плеяды закусочных с хот-догами и китайской лапшой, ни каруселей, ни фонтанов в привычном понимании этого слова, ничего. Вместо этого здесь есть капля ртути за миг до падения, межгалактический театр с крышей, уподобленной кольцам Сатурна, и Плюющийся фонтан. Я сняла балетки и зашла босиком в воду. Плюющийся фонтан представляет собой две стоящие друг напротив друга пятнадцатиметровые башни из стеклянных блоков, между которыми находится неглубокий бассейн длиной около 70 метров.
Три грани каждой из башен изнутри подсвечивают светодиоды, отчего те переливаются разными цветами. На четвертой грани расположен гигантский светодиодный экран, на котором «показывают» лица жителей города. Вдоль стен башен каскадом стекает вода — это и есть фонтан. Для всей этой композиции предусмотрены разные сценарии, определяющие взаимодействие основных элементов композиции. Бруклин заходит следом за мной в небольшой бассейн. На ходу она зачерпывает воду ногой и мелкие брызги летят на меня. Я визжу и возмущаюсь, и отвечаю ей тем же, но она убегает. В фонтане много детей и молодежи. Мы бегаем среди них, и я преследую её.  На площади молодые музыканты играют старые американские песни.  Вокруг них уже устроилась заинтересованная толпа. Фонарные столбы качаются. Весь город "разговорился".  Фонтан поет. И небо сияет подобно большому голубому шару. Этот карнавал жизни кружит меня. И я едва могу опомниться от счастья. Я просто хочу быть здесь, в настоящем… Этот мир снова зовет меня…Это и есть рисовать картины жизни красками, выжитыми из собственной ладони? В какой- то момент Брук подходит ко мне, опускает меня назад так, что мое тело оказывается в наклонном положении – отпусти она меня, как я бы тут же упала в воду…
-Ой ой прости…,аа я больше так не буду, - воплю и смеюсь я одновременно, боясь, что она меня все-таки окунет в воду. Мои щеки горели, а сердце разрывало грудь. Бруклин тоже смеется, и для меня весь мир исчезает. Я дышала ею, наполняла ею легкие и вены. И если это только сон, я не хочу просыпаться никогда…
Ещё немного помучив меня, она возвращает меня в горизонтальное положение. Я смотрю ей в глаза лишь миг. Мне было достаточно трудно дышать. Она щелкает меня по носу, я возмущаюсь, и снова летят брызги, слышаться смех, и наши улыбки сияют как бесценное волшебство.
Рано или поздно, мы наконец вылезаем из небольшого бассейна воды и садимся на свободную скамейку, чтобы подождать пока высохнут ноги. Солнце мягко согревает мир, лениво перекатываясь к горизонту. Пока Бруклин отдыхает, облокотившись на спинку скамейки, я поднимаюсь вдруг на ноги, потому что знакомая мелодия зовет меня… Я надеваю трясущимися руками балетки прямо на еще влажные ноги. Я иду по направлению к группе музыкантов. В этой песни все мои переживания, все сомнения и вопросы, вся моя любовь к ней…
Мое сердце открыто, и я чувствую, что сейчас заплачу. Проходя мимо людей, я помню сколько прошла с этой песней, желая больше никогда не любить…Это был только сон…только сон…Это я пряталась в темный угол от своего чувства, оно ослепляло меня будто раскаленное солнце, мне приходилась держаться на расстоянии, я рыдала в одиночестве и на людях строила из себя самого радостного человека на свете, и я все равно стремилась к ней и думала, что слышу её смех, чувствую её пение, я думала, что она тоже нуждалась во мне…
Я снова думаю так много, я снова вспоминаю так много…,но эта мелодия приближает меня еще на шаг к ней…,и я снова чувствую себя последней дурочкой, потому что говорю так много….И каждую долю секунды я заглядываю в свое сердце, и вдруг боюсь…того чувства, что живет там и никогда не уйдет…Я не спускаю глаз с себя и наблюдаю…,моя грудь вздрагивают, а слезы беззвучно текут по щекам…так любить нельзя….просто невозможно…разве жизнь не больше тебя? Ты, я, мы, ты…
Я закрываю лицо руками, мое сердце убивает меня, я готова упасть на дрожащих ногах, когда появляются твои руки и спасают меня. Ты разворачиваешь меня к себе. Знаешь ли ты, что значит для меня эта песня? Можешь ли ты понять – что в каждом слове я и мое чувство к тебе? Ты отрываешь мои руки от лица и заставляешь меня смотреть на тебя. Твой взгляд глубокий. И он ничего не спрашивает, он утверждает. И мне вдруг становиться так страшно, что ты видишь все…, понимаешь это чудо внутри меня… Потому что я так уязвима теперь в твоих глазах, ведь зависимость в этом мире – это проявление слабости…,а ты всегда была сильной…Последние мелодии растворяются среди домов города…,а я просто кладу голову на твое плечо , сдаваясь сердцу… Не знаю, сколько пролетает мгновений прежде чем, я успокаиваюсь…
***
У меня Чикаго всегда ассоциировался с Аль Капоне, но это лишь оказались пережитки далекого прошлого. Бруклин сказала, что о лихих 30-х напоминает только тематический экскурсионный автобус «Untouchable Tourists», черный как гроб, и старые двухэтажные дома с деревянными лестницами зигзагом. Это вовсе не город прошлого, а город будущего, небоскребов и арт-объектов. Стальной, блестящий, футуристический.

Кроме этого Чикаго — родина самого высокого американского небоскреба, 102-этажного Уиллис-тауэр, который, по задумке архитекторов, изображает раскрытую пачку сигарет.
Мы застали лучшее время суток для подъема — закат и сумерки. Из плоскости здания выпирают знаменитые стеклянные кабины, в которых стоишь как в капсуле: мы смотрели, как розовое солнце медленно катилось по небу к горизонту и ушло, уступив место городским огням. Мы видели, как полосы дорог вдруг превращаются в желтые лучи, уходящие чуть ли не к горизонту, как верхушки небоскребов начинают мигать, словно маяки.
Мы едим обратно в отель на машине, а она так ничего не спрашивает о моих переживания во время песни «Losing my religion». Но я почему-то чувствую близость наших сердец как никогда прежде…,а может быть я вижу это и в её глазах?
В отеле бурлит жизнь. Мы расходимся по своим номерам. Она ничего не говорит на прощание, но я знаю, что когда приму душ и переоденусь я смогу прийти к ней, и может быть, мы снова будем смотреть какой-нибудь фильм или говорить обо всем на свете. А потом она подарит мне поцелуй, который будет длиться вечность… Оставшись одна, я перевожу дыхание, прислонившись в стене замираю на минуты…,а потом отправляюсь прямиком в душ. Мне так нужны сейчас теплые струи воды, которые приведут меня в чувства. Через мгновения я понимаю, что напрочь забыла взять с собой хоть какую-то одежду. Наконец мне тепло и спокойно. Я выключаю воду, вытираюсь единственным махровым полотенцем, которое предоставляется в номер, и заворачиваюсь в него. Я развязываю тугой узел волос на затылке и босиком медленно выхожу из ванны. На ходу я поправляю волосы, направляюсь в комнату, пока мой взгляд не поднимается вверх. Бруклин сидит на диване напротив меня. Холодок пробежал по телу. И первой мыслью было бежать, быстрее бежать… Её красивые глаза, полные желания, буквально пронизывали меня, создавая впечатление, будто на всей земле не осталось никого кроме нас…
-Ты снова не заперла дверь, – говорит она, спокойно направляясь ко мне…, но её шаг напомнил мне шаг хищника, готового вот-вот напасть… Когда она наступала, я сдавалась, отступая назад.
-О дверь…как я могла забыть…,-искренне говорю я, почему-то запинаясь. Казалось, сердце вот-вот вырвется наружу. Я подтянула край полотенца повыше, чтобы полностью закрыть грудь, удерживая его одной рукой, а другой прижала ткань к себе поплотнее.
-Бруклин, я не одета…,мы можем, поговорит позже?
Ей взгляд нагло скользит по моему  телу. Голова моя пошла кругом, щеки запылали, а она продолжал оценивающе меня рассматривать. Пронзительный взгляд серо-зеленых глаз меня испепелял. Казалось, она испытывала… голод. И, кажется…, мне это нравиться. И от этого взгляда мою кожу словно начало покалывать. Я уперлась спиной о стену, а она подошла ко мне вплотную, положила руки по обеим сторонам от моей головы, пристально глядя в мои глаза. Внезапно я разучилась дышать.
– Я хочу прикоснуться к тебе, – произнесла она напротив моих губ. – Хочу почувствовать то, что принадлежит мне, что всегда было моим.
Мой пульс участился, а внизу живота нестерпимо заныло. Я тоже нуждалась в ней…
Она берет меня за руку и ведет за собой. Мы останавливаемся у кровати.
-Что я должна…сделать…
Она усмехается и подходит вплотную.
 -Вначале избавимся от этого.
 Её рука ложиться на ткань полотенца и сдергивает его вниз.
Я тот час интуитивно прикрываю грудь руками. Она опустила мои руки вниз, пожирая меня взглядом. Жар заструился по моим жилам, вспыхнувшая страсть раскаленной лавой разлилась внизу живота. Обычно я стеснялась своей наготы.
-Аля ты прекрасна…,  –хриплым голосом говорит она….-Ложись на кровать, –командует она.
Я падаю на покрывало. Её губы жадно поглотили мои, а ладони накрыли мою грудь, и я застонала от удовольствия.
 – Ты так чертовски приятна на вкус, – прошептала она мне на ухо, отчего по моему телу прошла волна дрожи.
Она спустилась губами на мою шею и нежно сжимает мои соски.
Бруклин не отрывала от меня глаз, когда накрыл мою грудь своим ртом и начал посасывать мой сосок. Ощущение оказалось сродни удару молнии, пронизавшему меня насквозь. И от этого все внутри у меня заволновалось, и мне пришлось сжать ноги, чтобы унять ту боль, что рождалась между ними.
– Бруклин…, – я дрожала от невыносимого удовольствия.
Она выпустила мой сосок из своего рта, после чего, высунув язык, начала ласкать им мою грудь, прежде чем переместила все свое внимание на другой сосок. Ноющая пульсация внутри набирала силу. Я сгребла простыни в охапку, стараясь хотя немного сдержать крики. Это ощущалось чертовски хорошо. Чувствовать тепло её рта на моем теле было восхитительно, но когда она находила особо чувствительное местечко, это было просто невероятно. Брук отпустила мой второй сосок, продолжила покрывать поцелуями грудь. Каждый раз, когда её язык касался меня, я вздрагивала. Я затаила дыхание, когда она стала прокладывать поцелуями путь вниз по моему телу,  пока не  запечатлела легкий поцелуй на моем гладком холмике.
Затем она высунула язык и провела им прямо по моему клитору, я вскрикнула, откинулась назад и застонала, пока внутри меня росло наслаждение. Моя собственная реакция на Брук пугала меня. Я безропотно подчинялась ей.
Мои глаза закрыты, и я не замечаю, как рот Брук обрушивается на мой, заставляя чувствовать мой вкус во рту.  Её язык безжалостно атаковал мои губы. Горячий, мятный, и голодный. Я вцепилась в её плечи и отвечала на её поцелуй. Я чувствовала её тепло, охватывающее меня со всех сторон, проникающее глубоко внутрь под кожу. Тепло, страсть, потребность, все смешалось воедино.
Я инстинктивно сжала ноги, когда её пальцы осторожно коснулись внутренней поверхности бедра. У неё вырвался тихий смешок, и губы вернулись к моим губам, опаляя страстью.
- Аля не закрывайся от меня.
Озноб восторга и ужаса сотряс мое тело, и я откликнулась на её слова. Сознательным усилием я расслабилась, и её пальцы в тот же миг скользнули глубоко в меня.
-Ахх…, – громко вскрикнула я. Мои глаза расширились и встретились с её взглядом. Моя спина выгнулась, и волна возбуждения пронеслась по всему телу.
-Бруклин…,- пробормотала я.
Я подняла глаза и погрузилась в пристальный, горящий взгляд, нуждаясь в том, чтобы его нежность обняла меня и дала мне чувство безопасности.
-Не бойся,- тихо велела она.
Я чувствовала себя наполненной ей. Я хотела, чтобы она был там. Каждый раз, когда Брук проникала в меня, она терла мой клитор и нажимала на какую-то точку внутри. Я не знала, на что именно, но ощущения были невероятно приятными…Я содрогалась под ней, мой пальцы впились в её спину.
– Чертовски восхитительна, – шепчет Брук, прежде чем прижалась к моим губам жадным поцелуем. Она потеряла контроль над собой, продолжая покусывать и целовать  уголки моего рта. Я вскрикнула от удовольствия, когда движения Бруклин внутри меня стали жестче. Оргазм настиг меня быстро и весь мир потонул…
Я свернулась калачиком в объятиях Брук и прижалась щекой к ее шее.
- Ты удивительная,- девушка провела рукой по моему плечу.
- Правда? – спросила я.
- Да…Аля.
Её рука тянется ко мне и ловит кулон на моей шее. Девушка рассматривает его и читает надпись: я хочу быть с тобой на всю жизнь…, а потом заглядывает в мои глаза…
-Здесь не хватает четырехлистного клевера…,-Брук хитро улыбнулась.- Я знала, что этот кулон парный…
-Но ты его совсем не носишь…,-сонно произношу я, но прижимаюсь к ней теснее, - и все равно спасибо тебе…
 
Умираю от любви

Шепот солнечных лучей разбудил меня. И я вернулась из сна. Мои глаза открываются, и глядя в белый потолок над головой, я и не понимаю, что это за нежность струиться из моего сердца и преобразует весь мир. Но где же та, которая сделала меня такой счастливой? Я была совершенно одна в большой комнате…
Мои ноги скользят вниз к полу. Приятная слабость в теле заставляет трепетать мои чувства. Сколько раз она любила меня этой ночью? Я ищу взглядом хоть какую-то одежду, потому что мне сладостно неловко быть неодетой... Я беру с кресла полотенце, в котором я была вчера и заворачиваюсь в него, затем достаю из чемодана чистую одежду и иду в душ. Теплые струи воды взбодрили тело, но её прикосновения невозможно смыть. Воображение вновь рисовало её руки, её губы, её рядом со мной, внутри меня.
Надев свежие майку и юбку, выхожу из комнаты и запираю дверь.
Как бы сильно мне ни хотелось каждую секунду увидеть Бруклин, и я знала, что мы скоро встретимся, но сейчас я хотела дать себе возможность побыть одной и прочувствовать свое сердце. Мои мысли были полны образами прошедшей ночи, и мне требовалось время, чтобы впитать их, прежде чем окунуться в реальность…
В воскресное утро город еще только просыпался. Я перешла дорогу от отеля и направилась в Гранд- парк, расположенный на берегу озера Мичиган.
Небо было яблочно-зеленым и очень прозрачным. Людей было мало. Я гуляла по маленькой ухоженной аллеи, дыша полной грудью и разглядывая парк.
Мне безумно хотелось увидеть её, но одна мысль о той близости, которая была между нами ночью, заставляла меня дрожать и трепетать, а сердце бешено колотиться в груди. Как мне теперь смотреть ей в глаза и не сгореть от смущения?
У меня еще притаилось столько вопросов к ней…Почему она так долго отталкивала меня…, нравилась ли я ей в школе, и что будет с нами когда я уеду в Норвегию, а она останется здесь…
Она - все, чего я желала, поэтому я влюблена так, словно колокольчики звенят где-то очень глубоко в сердце.

Аллея вывела меня на причал, я замерла у воды, наблюдая за жизнью озера. По синей глади скользил катер, над причалом шумели птицы, несколько яхт качалось на синих волнах. Солнце окрашивало  весь мир передо мной в ярко-золотистый цвет. Насладившись одиночеством, я разворачиваюсь и иду обратно к парку. Деревья шелестят на ветру.
Мое сердце остановилось на мгновение, когда я ощутила её взгляд и её присутствие. Девушка шла ко мне на встречу, но остановилась.
-А вот ты где,- говорит Брук.
- Доброе утро…, – отвечаю я, стараясь, чтобы голос не дрогнул.  Я притворяюсь полностью заинтересованной тем, что находиться у меня под ногами. Потому что я не нахожу сил поднять голову. Мои щеки пылают, мне трудно дышать.
- Хм…доброе…, –кажется она улыбается.
-Здесь красиво и тихо утром…,- говорю я, стараясь скрыть неловкость, – вот решила немного прогуляться…одной…поэтому…..
Я знала, что,  не смотря на всевозрастающее волнение, я всем сердцем стремилась к ней…
-Мартышка, хватит мямлить и иди ко мне, –слышу её тихий смешок.
Я киваю, потому что мой язык меня не слушается. Медленно иду к девушке, хотя хочу бежать к ней…, и каждая секунда кажется вечностью.
Когда я останавливаюсь напротив неё, Бруклин шагнула ближе. Она приподняла мой подбородок с неожиданной нежностью и заставила меня взглянуть ей в лицо.
 -Все стесняешься?
-Да…,-выговариваю я и глубоко выдыхаю.
Уголки её рта приподнялись в хитрой полуулыбке.
Её пальцы скользнули по щеке, спустились по шее, остановилась на маленьком шарфике.
-А это здесь откуда?
Она сдернула его с шеи. Я знала, что её взору открылись те засосы, которые Бруклин оставила вчера на мне. У меня перехватило дыхание.
-Тебе понравилось? – она пристально смотрела на меня. Снова почувствовав стыд, я покраснела и попыталась отвести взгляд от её глаз, но у меня не получилось. Её рука держала мое лицо. У меня по телу побежали мурашки. Как она так легко спрашивает об этом?
-Скажи мне…, -она лизнула мое ушко,- я хочу это услышать.
Мое сердце затрепетало.
- Я…я счастлива…, – от сердца говорю я и прижимаю руку к груди.
-Я тоже, – её глаза озорно блеснули. Мои щеки пылали… Она уже ловила мое дыхание.
-Не дрожи так. Это кое-что делает со мной…
-Прости…
-Не могу Аля.
Почувствовав нежное прикосновение её губ на своих губах, я закрыла глаза. Я позволила ей прижать меня к себе, направлять и раскрывать губы в поцелуе. Немного нерешительно, я подняла руки и обвила её шею… Её язык осторожно коснулся моего языка. Интимность этого движения потрясла меня до глубины души. Когда она сильнее впилась в мои губы, я неожиданно застонала. Я всецело отдалась танцу губ и языков, иногда страстному, иногда нежному, я снова всецело отдавалась ей…
 
 
***
Когда так радостно, так нежно...

Мы с Бруклин приехали  в «Delaware Water Gap» к трем часам дня. «Delaware Water Gap» – национальная зона отдыха, расположенная на территории штатов Нью-Джерси и Пенсильвании и занимающая площадь 28 тысяч гектаров. В парке много исторических и культурных достопримечательностей, например, археологический памятник Minisink, деревня Милбрук, центр искусств в долине Петра, артефакты индейских племен и раннего голландского поселения колониального периода. Весь день мы гуляли, катались на велосипедах и просто отдыхали и дышали свежим воздухом. Меня поразила своей красотой живописная природа этого края: величественные горы, река, могучие лиственные леса и бескрайние поля.
- У меня останутся самые незабываемые впечатления на всю жизнь,– мечтательно говорю я, когда мы с Брук входим в кемпиг, арендованный нами на ночь,- Спасибо тебе! Я поворачиваюсь к девушке.
-Не за что. Я рада, что тебе тут понравилось,- спокойно отвечает она.
 Широкая прихожая вела в гостиную - каменный зал и, кухонное помещение со всем необходимым инвентарем и бытовой техникой. Пока Бруклин отправилась в душ, я заварила чай.  На душе было тепло и одновременно волнительно.
-Чай готов, – обрадовалась я, когда Брук вернулась на кухню. Девушка подарила мне улыбку.
Она садиться на диван. Я, обрадовавшись возможностью что-то сделать для Брук, ставлю перед ней чашку и наливаю чай. Бруклин позволяет мне позаботиться о ней. Мое сердце учащенно колотиться, потому что я чувствую, что её взгляд иногда останавливается на мне. Щеки пылают, но в душе сияют звезды. Я достаю из рюкзака сырный пирог и печенье. Ей приходиться много часов проводить за рулем, она больше устает в дороге, чем я, и мне хочется уделить ей много внимания.
-Мне сладко не вериться, что мы сейчас в нескольких часах от города, который никогда не спит! – говорю я и сажусь на диван рядом с ней.
-Сладко не вериться? - уголок её рта приподнялись в усмешке. Боже…, у Бруклин потрясающая улыбка.
Девушка достала свой планшет и включила старую музыку. Очень долго мы просто наслаждались великими композициями. Я будто всю жизнь мечтала об этих минутах, и была счастлива как никогда. Мы иногда делились мыслями и переживаниями, которые вызывала та или иная песня.
Мне так хотелось поговорить  с ней о школе, спросить её обо всех тех догадках и сомнениях, которые мучают мое сердце. Но как только я начинала думать об этом, внутри становилось очень больно. Я боялась, что просто не смогу без слез и эмоций говорить об этом. Но я знала, что должна, когда настанет нужное время.
Тут я случайно упомянула Четырехглазого, с которым встречалась совсем недолго. Когда Брук уехала в Америку, я поняла, что не могу обманывать его и себя и поскорее рассталась с ним, пока он ещё не успел привязаться ко мне…
-И долго вы встречались?- она только бросила на меня искоса резкий взгляд, но по тону я поняла- ей это не нравится…
-Нет, где-то четыре месяца, а что?
Она ставит чашку на стол и привлекает меня к себе.
-Ты только моя, вот что. Её губы скользнули по моей шеи, отчего по моему телу прошла волна дрожи.- Не желаю ни о ком слышать.
-Бруклин…я… позволь мне… любить тебя сегодня. У меня по телу побежали мурашки, когда её взгляд, ловящий меня в темницы своих глубин, встретился с моим.
-А опыт есть Мартышка? - шепнула она мне на ухо дразнящим тоном.
-Нет, но я…,я… обещаю стараться…,- её рука играла с кожей на моем животе под футболкой, а я забыла, как дышать.
Мне хотелось увидеть её тело. Я хотела целовать её, любить её, пока не начну терять рассудок от желания. Кого я пыталась обмануть? Я уже сгорала от желания, которое ураганом пронеслось по всему телу, сконцентрировавшись между ног.
Я беру её за руку, поднимаюсь с дивана, и она позволяет мне вести её за собой в комнату. На ходу я пытаюсь понять, как вести себя…Я долго думала, что мне нужно делать, но сейчас все мысли напрочь спутались. Но я была счастлива, что она разрешила мне любить её…Мы садимся на кровать. Она откидывается назад и с интересом и огнем в глазах наблюдает за  мной, пока я пододвигаюсь к ней, и мягко целую её. От прикосновения её мягких губ по щекам пробежали щекочущие искорки. Я прижалась плотнее, и почувствовав, что её рот начал двигаться в унисон с моим, и я обвила руками её шею. Я разомкнула губы, лаская Брук своим языком, провела им по её верхней губе и когда прикусила нижнюю, она тоже меня обняла.
Я отстранилась от неё, а моя рука замерла на пуговицах её футболки. Она смотрела так, что мои руки дрожали, а сердце не могло успокоиться. Я знала, что она хочет меня, но едва сдерживается.
-Хм, может тебе помочь?
-Я справлюсь. Я медленно снимаю с неё всю одежду.
-Ты очень красивая, – говорю я, краснея. Мой медальон в виде четырехлистного клевера на её шее приковывает взгляд. Она все-таки надела его…
-Аля, и ты разденься для меня…,  - требует она тоном не требующим возражений. Я встаю с кровати и растерянно скидываю юбку и футболку. Брук свободно лежит на кровати, облокотившись на локти, и явный вызов во взгляде придавал ей невероятно страстный вид.
-Полностью, – улыбается она…, увидев мое замешательство перед снятием лифчика. Мое нижнее белье скользит на пол. Её глаза жадно рассматривают меня, пока я ложусь на кровать и наклоняюсь к ней.
Бруклин притягивает меня к себе, обернув свои сильные руки вокруг моей талии, и наши рты слились в горячем поцелуе. Она пахла невообразимо приятно, мне безумно хотелось оценить аромат каждого сантиметра её кожи. Прижимаясь крепче, я уткнулась лицом ей в шею, целуя и покусывая.
-Боже…, Аля, –выдохнула Бруклин, –ты стала смелой девочкой…
Сейчас же каждое касание словно раздувало огонь из тлеющего угля. Мне нравилось то, что она заставляла меня чувствовать. Прокладывая дорожку из поцелуев от уха до ключицы Бруклин, я периодически касалась её тела языком, чтобы попробовать на вкус. Я проложила дорожки поцелуев по каждому черному рисунку на её руках. Я изо всех сил старалась отдать ей всю свою нежность и любовь в каждом касание, в каждом поцелуе. Но мне казалось, из- за отсутствия опыта - это лишь робкие попытки…
- Охх, - простонала Брук, когда я мягко коснулась губами ее обнаженной груди. Не отводя губ от груди Брук, я провела рукой вниз по ее животу и охнула, когда мышцы заиграли и сжались под моей ладонью. Спина Бруклин выгибалась. Огонек внизу живота превратился в пожар.
Я осыпала поцелуями её грудь и живот и спустилась к внутренней поверхности её бедра. Её тело вздрогнуло, когда я провела языком промеж её ног.
 -Я сделала что-то не так?- я испуганно подняла глаза на девушку. Я услышала прерывающийся смешок.
-Нет, твои неумелые ласки сводят меня с ума…
Мне было безумно стыдно, но я продолжила доставлять ей удовольствие. Я скользила языком по её складкам, втягивая клитор. Девушка тихо, но сексуально стонала.
Я двинулась вверх по её телу, прижимаясь поцелуями к её теплой чувствительной коже, пока не достигла шеи. Бруклин на мгновение перестает дышать, когда я с благоговением погружаюсь внутрь неё. Там было тепло и очень, очень влажно.
- Что с тобой? – прошептала я, услышав слабый стон и ощутив, как напряглись бедра Брук подо мной.
-Мне так хорошо...,я.… могу кончить…в любой момент. Я разволновалась, но продолжила с благоговением погружать пальцы внутрь неё. В какой-то момент её стенки сжали меня, и Брук вскрикнула.
Я прикрыла глаза и вслушалась в рваное дыхание Бруклин, ощутила ее неровное сердцебиение. Любимая виделась мне такой ранимой и красивой. Я никогда не видела её такой. В моем сердце притаилось искреннее счастье и в то же время бесконечное смирение. Повернувшись на бок, я обняла Бруклин, свернулась вокруг нее, защищая и закрывая, пока она не придет в себя.
Пролетели мгновения. Девушка в моих руках зашевелилась. Коснувшись губами моего уха, она прошептала:
- Спасибо Аля…
- Тебе правда…понравилось?
-Очень.
-Я так рада… Её глаза встречаются с моими, и рывком она переворачивает меня на спину, при этом фиксируя мои руки по обеим сторонам от моей головы. Она нависла надо мной, не прерывая зрительного контакта. Я была заворожена. Я ощущала уязвимость и одновременно открытость перед ней. Голодный блеск в её глазах заставил меня дрожать от волнения. Да, этого я и хотела. Я хотела принадлежать Бруклин.
-А теперь я буду делать с тобой все, что только захочу, – усмехается она. Новая волна дрожи обрушилась на меня. Её властный тон заставил мое сердце биться чаще, а тело трепетать.
-Бруклин…,- успела выдохнуть я прежде, чем горячие губы накрыли мой рот. Губы Бруклин поглощают мои, втягивая в себя, всасывая, прикусывая. Ее язык скользит внутрь, сталкиваясь с моим языком, подавляя, лишая возможности дышать, срывая с моих губ стон. Когда, наконец, она отпускает мои губы, я резко втягивала в себя воздух, видя её торжествующий взгляд.
Она обвела языком мои губы, и стал спускаться по шеи к груди. Её напор будоражит кровь, но я отдаюсь ей. Её руки были везде, изучали каждый участок моего тела.
Губы ее накрыли мою торчащий сосок, а одна рука захватила сосок моей второй груди. Я застонала, и тепло внутри меня превращалось в жар, собираясь внизу живота. Она втягивала мой сосок, потом сжимала зубами, при этом жестоко перекачивая другой между двумя пальцами.
Я металась по кровати, сжимая простыни.  Я боялась сгореть заживо…
Она возвращается к моему лицу, обхватывая руками. И её язык нетерпеливо чертит контур нижней губы, побуждая открыться навстречу ей.
Стон удовольствия вырвался из моей груди, когда её пальцы погрузились в меня... Мое тело выгнулось дугой вверх.
 – Я чувствую… тебя везде, – выдыхаю я.
– Не говори так, Аля. А то я заставлю тебя кончить прямо сейчас.
Но ее пальцы не задержались долго во мне, выйдя, она стала ласкать меня, так что я стала извиваться под её взглядом от этой сладкой пытки. У меня все поплыло в голове.
-Аля а ты любишь быть громкой…,- она подарила мне игривую усмешку.
Её пальцы сжали мой клитор, то потягивая с силой, то отпуская, поглаживали. Когда я не могла больше этого выносить, Бруклин резко ввела в меня два пальца, не отводя тёмного, такого поглощающего взгляда от моих глаз. Взгляда, в котором я уже тонула безвозвратно. Громкий стон, на грани крика, вышел из моего горла…
- Я хочу слышать это снова и снова…, как ты кричишь для меня…,- шепчет она, кусая мочку моего уха и посылая разряды удовольствия по всему телу.
Каждое движение её руки  заставляло меня дрожать в блаженстве. Впиваясь своими ногтями в её плечи, за которые я держалась, и выкрикивала её имя снова и снова, и она заставила весь остальной мир исчезнуть и экстаз фейерверком взорвался внизу живота… Все, что имело значение сейчас это Бруклин и то, что она заставляла меня чувствовать рядом с ней.
Она уткнулась в мою шею, давая мне прийти в себя. Я хотела провести с ней вечность. До сих пор я могла чувствовать, где мы были соединены.
-Моя. Только моя…,-Она оставалась внутри меня, заставляя  меня сгорать от стыда в её глазах. И она видела это и наслаждалась своей властью надо мной.
-Твоя…,-открыто говорю я, заглядывая в серо-зеленые глаза.
-Ты прекрасна, Аля –её большой палец проводит линию по моей нижней губе так чувственно, что я снова начинаю гореть. Моя грудь высоко поднимается.
-Я хочу спросить у тебя так много…
-Спрашивай…
-Прямо сейчас?- мои и без того розовые щеки, уверена, вспыхнули ещё ярче.
-Хм…,- она откровенно усмехается, –думаю позже
В её глазах вспыхнул огонь, который сжигал меня до тла…,а её губы накрыли мои.

По следам мечты.
 
«В Нью-Йорке смеркалось,
А сердце моё начинало видеть…»
 
Я взволнованно смотрела в окно. Мы должны были вот-вот въехать в Нью-Йорк… Это для меня всегда был не просто город, а символ мечты, который тянется из прошлого. Хотя мне нестерпимо хотелось уже оказаться там, я наслаждалась каждым моментом, потому что она была со мной.
-Бруклин, когда мы будем в городе, ты можешь остановиться?- с замиранием сердца спрашиваю я у Бруклин.
-Что ты задумала? – усмехается девушка рядом.
-Ничего плохого, честно, – улыбаюсь я смущенно.
Дорога начала расширяться и вдоль неё стали появляться простые небольшие дома и постройки.  Американские вывески звали меня. По правую руку от меня проявились воды Атлантического океана и на другой стороне берега величественные небоскребы Манхеттена. В лучах яркого солнца они были прекрасны. Мне даже казалось, что это сон. Я заерзала на месте, и вертелась туда- сюда, рассматривая очередную вывеску и пытаясь поверить в реальность… Бруклин только с ироничной улыбкой наблюдала за моим метанием сердца. Движение на дороге не плотное, мы спокойно мчимся вперед. Это так приятно ехать к своей мечте…,дышать ей…
-Я остановлюсь, когда проедим Бруклинский мост – говорит Брук.
-Оо Бруклинский мост! –восклицаю я. Бруклин снова усмехается заметив мой горящий  взгляд.
-Ты ведь уже была здесь? – интересуюсь я.
-Да, была. Хотя я не хотела бы жить в Нью-Йорке, но приехать сюда всегда рада…
Мы проезжаем мост, и Бруклин паркует машину на одной из широких улиц.  Я отстегиваю ремень и вылезаю из машины. Огромный город шумит вокруг нас. Улицы были солнечными и прозрачными. Я замечаю название улицы - Бруклин Хайтс. Повсюду респектабельные дома и усадьбы, оформленные в викторианском и готическом стилях, виднеются эксклюзивные магазины и уютные кофейни. Это настоящий европейский уголок Америки.
Я поворачиваюсь к девушке, которая сидит в машине. Она сняла широкие солнечные очки и наблюдает за мной. Я смотрю в её глаза, начиная тонуть в них… 
-Брук…эм…пожалуйста…ты можешь выйти из машины…
-Зачем?- в её глазах виднелся намек на смех.
-Так надо…, правда очень надо…
-Ты странная Мартышка…,-она откидывает очки и выходит из машины. Брук выглядит как рок-звезда в черной футболке, с черными татуировками и модной прической. Я оглядываюсь по сторонам, и робко беру её за руку. Было ощущение, будто я в каком-то фильме, стою и наблюдаю за разворачивающейся перед собой сценой.
-Сделаем пару шагов, ладно?
-Что ты хочешь?
-Увидишь!
Я медленно делаю шаг и направляюсь к перекрестку. Бруклин идет за мной. Я  останавливаюсь так, чтобы нас не задевали прохожие. Я поворачиваюсь к девушке и чувствую, как горят мои щеки и стараюсь успокоить прерывистое дыхание.
-Бриклин…ты можешь…, просто поцелуй меня…, – произношу я, нерешительно.
Она коснулась моей щеки, и мне пришлось восстанавливать дыхание.  Бруклин озорно улыбнулась. Её глаза из тех, что хранят тайны, из тех, от которых невозможно отвести взгляд, однажды заглянув в их глубины.
-Пусть это будет наш первый поцелуй в Нью-Йорке…,это…это всегда была моя мечта, чтобы ты поцеловала меня на улицах этого города…
-Вот оно что…- Бруклин мягким, но настойчивым движением привлекла меня к себе,- я догадывалась…
-догадывалась…?
Когда её губы накрывают мои, не дав мне более сказать ни слова, весь мир останавливается.
Ты чувствуешь это? Это чувство ошеломляет как проезжающий на юг поезд.
Ты видишь его? Этот дождь, идущий в солнечный день.
Ты чувствуешь это? Что –то кружиться вокруг нас. Это что-то всепоглощающее и свободное. И в моей душе покой. И сегодня я вижу путь. Веди меня за собой, а я буду любить тебя…,пожалуйста, веди меня….Мы так далеко от целого мира…,кажется, моя душа летит в высь за тобой…
Я чувствую, как влажные ручейки тихонько струятся по щекам. Я так счастлива…,только благодаря ей… Когда она отстраняется от меня и ловит мой взгляд,  мне кажется я вижу эту прекрасную душу сквозь её глаза.
-Ты что, плачешь?  Ее руки берут мое лицо, большими пальцами вытирая щеки.
-Прости…это от счастья…
***
Нью-Йорк большой дом для всех, сюда легко приехать и через полчаса почувствовать своим. Это первое что я осознала, идя по улицам этого мегаполиса. Мы решили начать наше большое путешествие по городу с самого юга Манхэттена. Из меня эмоции льются через край. Я активно щелкаю фотоаппаратом и при этом кручусь в разные стороны. Бруклин тоже радуется, но похоже её больше всего забавляют мои метания. Я фотографируюсь очень много, на что Бруклин смеется и говорит:
-Зачем ты фотографируешься у каждого столба?
-На память … ох… на память! – только и восклицаю я, пребывая в порыве и в какой-то безумной радости.
На южном окончании Манхэттена находится Бэттери-парк, из которого открывается неплохой вид на Нью-Джерси, лежащий за Гудзоном. В Беттери- парке мы сели на паром к Статуе Свободы. Солнечный день. Легкий ветерок гонит волны.  Мы стоим на третьей палубе. Маленький паром везет нас по волнам Атлантического океана. Слышна речь самых разных стран. К счастью, в утренние часы, людей немного. Я восхищаюсь красочными видами и, конечно же,  незаметно я  поглядываю на Бруклин рядом со мной. Я держу её за руку, и совсем не собираюсь отпускать…Вид на юг Манхэттэна потрясающий... На западе виден Джерси-Сити, а на востоке знаменитый Верезано-Бридж. Воображаю, что я выгляжу сейчас как красивая героиня из фильма про любовь. Мой подбородок поднят вверх.  Сердце замирает, а волосы развиваются на ветру…, какой романтичный момент…, и мне так нужен её поцелуй… Я краснею от своих мыслей и смотрю на Бруклин.
-Что? –  спрашивает она, заметив мой вопрошающий взгляд…
-Бруклин…,тут такое дело…,-я опускаю глаза.- Я знаю тут много народу вокруг на палубе…, хотя Америка такая свободная страна, здесь люди такие разносторонние…, - я смотрю на девушку, глупо улыбаясь,- здесь можно быстро перестать удивляться большим шляпам, бабушкам в мини-юбках или любителям голубей, с ног до головы усыпанными пшеницей….
-К чему ты это клонишь? – с насмешкой говорит она. Её глаза подозрительно смотрят на меня и как обычно видят меня насквозь.
-Ну….
-Ну…?
-Такое чудесное мгновение…,что я чувствую себя, как в американском романтичном фильме, это просто мечта….,и поэтому подумала, как было бы здорово поцеловаться сейчас…тут… Я взглянула на неё самым умоляющим и смущенным взглядом.
-  Аля ты такой…,- она подошла ко мне, заставляя меня прижаться к краю палубы. Её руки замерли по обеим сторонам от меня.
-Заядлый романтик, невообразимая мечтательница…, плакса…, но я хочу твои губы…
Её руки сжимают меня в объятиях, а её теплые губы поймали мои. На несколько долгих, жарких минут я забыла о бушующей жизни вокруг, занятая лишь бурей, разыгрывающейся между нами.
-Вечером ты мне должна…, и твой кредит все растет и растет…, – шепчет она на ушко, и мурашки пробегают у меня по спине….Так…, так я кажется, попала по крупному, и кажется, мне это нравится…
Через двадцать минут плаванья в океане мы уже были у подножья леди свободы.
Посещение Статуи Свободы началось с павильона, потом мы отправились в музей в пьедестале. Повсюду были толпы туристов с фотоаппаратами. После музея мы пошли на верхний уровень пьедестала. Есть два варианта  как добраться туда: можно пройти 192 ступени, либо подняться на лифте.
-О а пойдем по лестнице!- воодушевленно говорю я.
Смотря на меня, Бруклин говорит:
-Ну… удачи тебе, встретимся наверху, – девушка машет рукой, усмехается и так запросто направляется к лифту… Я замираю в нерешительности, потом возмущаюсь про себя, но все таки бегу вслед за ней…
Вид с верхнего уровеня пьедестала завораживает. Мы недолго любуемся видом и отправляемся дальше. Подъем в корону статуи осуществляется по очень узкой винтовой лестнице. Подниматься было тесно, но не тяжело. По дороге было несколько маленьких площадок, где можно остановиться и передохнуть. Когда мы оказываемся наверху, я осознаю, что осуществила, ещё одну маленькую мечту… Манхеттен сияет среди синих вод океана, а Эмпайр-стейт-билдинг подобно луне среди звезд выделяется среди всех построек. Но главное, что мы здесь вдвоем. Тут в голове главного символа Америки я снова прошу Брук подарить мне поцелуй…
***
Мы заходим в шикарный номер. Сегодня мы наверно целовались миллион раз. Наверно мои губы припухли…,надо будет глянуть в зеркало. И мне что-то страшно, вдруг она уже не захочет меня целовать в ближайшее время?
Девушка подходит к окну, а я за ней… Вид был просто потрясающий. Из широких окон нашего номера виднеются огни Манхеттена. Вечерний Нью-Йорк завораживал сердце.
Мы наедине, и я осознаю, что Бруклин может потребовать возвращение моего огромного долга в любой момента. И я сбираюсь подготовиться к этому основательно! Я так благодарна ей за сегодняшний день, и была готова сделать для неё все на свете…
Пока Бруклин отправляется в душ, я открываю чемодан и ищу красивое кружевное нижнее белье. Свое любимое. Его ещё никто не видел…, не зря же я его купила? Мой взгляд, конечно же, упал на кровать королевских размеров. Она была черной, покрывало и подушки тоже были черными.
***
Я стою у окна. Брук обняла меня сзади за талию и прошептала:
-Как тебе нравится твой долгожданный Нью-Йорк?
- Он невероятный…,-выдохнула я. Все же вид из окна быстро теряет свою значимость в её присутствии.
-Ты подождешь немного…,я тоже хотела сходить в душ …
-Разве что немного…, – она нежно целует меня в ушко и отпускает. Я хватаю сумку с вещами с огромной кровати и прячусь в ванной комнате.
Когда я выхожу из ванны, то делаю глубокие вдохи, чтобы успокоить себя. На мне шелковый халат, а под ним розовое кружевное белье. Я хочу сегодня быть особенно красивой для неё. На моем лице легкий макияж, а тело умащено маслом жасмина. Я так волнуюсь, не переборщила ли я? Мои волосы каскадом лежат на плечах, и мне так нравится чувствовать себя особенно красивой.
Она расслабленно сидит на диване. Услышав мои шаги, она поднимает голову. Мое лицо сейчас, наверное, пунцового цвета, но я на дрожащих ногах иду к ней…Жар окутал все тело. Она наблюдает за мной с интересом и голодным блеском. Атмосфера комнаты была манящей, только несколько светильников у кровати и у ока освещали нас. Я четко видела её лицо, и в то же время все виделось волшебным. Я останавливаюсь у её ног, и опускаюсь на колени перед ней. Я не могу прочитать большого удивления на её лице. Я беру её руку в свои и смотрю в её глаза. Все мое тело говорит о том, как я волнуюсь, но я говорю:
-Спасибо тебе за это чудесное путешествие, которое привело меня сюда, вместе с тобой в город, который никогда не спит. Каждый миг был для меня подобен сокровищу…, только потому, что ты рядом со мной. И я хочу сделать для тебя все, что ты захочешь…
Моя кровь бешено, несется по телу.
Я целую её руку и подношу к своей груди.
-Слышишь, как стучит мое сердце…,оно твое. И каждое его биение для тебя.
Она делает глубокий вдох и медленно выдыхает. И она улыбается. Ей нравятся мои слова. Она смотрит на меня, и я тону в её глубоких глазах.
-Вставай,- говорит она. Я сделала, как было велено.
-Теперь…халат, снимай его…
Я стою на ногах, которые вот – вот готовы подогнуться, одним движением развязываю веревку, и нежная ткань спадает с моих плеч. Бруклин поднимается с дивана и её обжигающий взгляд скользит по моему телу.
-Боже… Аля…,- выдыхает резко она. - Иди на кровать…
Я делаю, как говорит она.
-Хорошая девочка, – улыбается Бруклин, останавливаясь надо мной. Её рука ложиться на мою щеку,  а её большой палец касается моей нижней губы. Я задышала тяжелее. Её рука начала спускаться вниз нежно и чувственно одновременно, посылая электрические заряды по всему телу. Её пальцы скользнули по шее, и задержались на груди, чуть сжимая её.
-Теперь снимай белье…медленно…
-что?
-Я сказала, снимай все... Я знаю, что ты меня правильно расслышала, – медленно произнесла она. Мне захотелось возразить, но её взгляд заставил меня передумать. Если Бруклин хочет поиграть, я решила, что тоже поиграю.
Когда я очень медленно опускаю трусики на пол, её взгляд страстно ласкает меня. Это так возбуждало. Я могла ощущать, как жар  опалял мою кожу. Я завела руки назад и расстегнула свой бюстгальтер, прежде чем позволила ему соскользнуть с моей груди. Потом я выпрямилась, пока её жгучий взгляд согревал мое тело и вызывал покалывания во всех нужных местах.
Бруклин опустила меня на постель и легла сверху. Девушка вжала меня в мягкий матрас и начала страстно целовать, покусывая губы и лаская языком мой язык. Её руки пробежали по моему телу.
-Ты так вкусно пахнешь…Ты хочешь, чтобы я тебя съела? – Губы Брук спустились на шею и стали покусывать мою нежную кожу. Мой глаза закрылись, мир закружился.
Я застонала от восторга, когда ладонь её накрыла груди, сжимая. Язык её сладострастно скользнул по ушку, заставляя меня дрожать от желания.
-Брук, –прерывисто застонала я…
Бруклин лизнула сначала один сосок, потом другой, а затем опустила голову ниже и жестко втянул сосок в рот, вскружив мне голову. С беспомощным стоном я сдалась её страсти.
Я подалась навстречу, когда её рука скользнула вниз и  накрыла мой гладкий холмик, и я вздрогнула и ухватила ее за плечи.
– Влажная. Всегда такая влажная. Тебя так легко возбудить. Что делает тебя такой влажной? Что такого я делаю, что ты намокаешь? – спросила Бруклин не отрывая взгляд от меня, когда её пальцы скользнули в мой влажный жар. Я захныкала от удовольствия.
–Одного твоего взгляда достаточно, чтобы… сделать меня такой…, – выдыхаю я. Довольная усмешка тронула её губы. Она жадно впилась в мои губы в глубоком поцелуе. Дрожа, задыхаясь, я с наслаждением ощущала её язык и  руки, берущие меня в плен снова и снова.
– Только взгляд? В самом деле?- она страстно целует мою шею.
- Она такая горячая и влажная, я хочу ее попробовать. Губы Бруклин опустился ниже и поцеловали мой пупок, а потом и лобок.
– Ох! – Я распахнула глаза, мое тело вздрогнуло, когда она провел языком промеж моих ног. 
Я кричала, не в силах противостоять страсти. Какое блаженство! Её язык ласкал мой клитор. Я чувствовала себя на седьмом небе. Я хотела, чтобы это никогда не кончалось… Она лизала и целовала меня и одновременно ввела в меня палец. Пульсация внутри все нарастала. Я чувствовала, что тело мое, словно объятое пламенем, тает и растворяется…
-Давай Аля… кончи для меня…
Девушка запустила язык внутрь меня, отчего я откинула голову назад и выгнулась к ней. Я кончила, не в силах вздохнуть, в то время как экстаз жаркими волнами разнесся по всему телу, заставив меня выкрикнуть имя Бруклин, которая не остановилась до тех пор, пока дрожь не утихла…
– Ты создана для меня…,-слышу я сквозь закрытые глаза, но она вдруг исчезла.
 Я открыла глаза. Девушка встала с кровати. Холодный воздух постепенно остужал мою разгоряченную плоть. Когда я отыскала Брук взглядом, мое сердце остановилось. Надев на себя кожаные подвязки и прикрепив к ним фаллос, Бруклин, сидя на краю кровати,  разорвала пакетик с презервативом и надела его на него. Я заворожено наблюдала, как гладкая тонкая резинка скользит по твердому фаллосу. Затем она открыла какую-то бутылочку и смазала фаллос прозрачной смазкой.
-Что…что ты делаешь? – меня затрясло, и новая волна желания пробежала по телу.
Я вздрогнула и смутилась, когда её глаза посмотрели на меня и дико сверкнули. Я инстинктивно потянула черную простынь на себя, пытаясь немного прикрыться, и попыталась отползти по кровати назад. Бруклин начала приближаться, и дернув с меня простынь, она накрыла мое тело своим и прошептала на ухо: Раздвинь ноги, Аля. И ее рука нежно начала поглаживать внутреннюю часть бедра, обжигая обнаженную кожу.
-Бруклин…я…
- Не бойся…,откройся для меня, - Брук склонился надо мной, глядя на меня. Глаза Брук по-прежнему горели яростным огнем, она была похожа на хищника, готового съесть свою добычу. Я резко втянула в себя воздух, когда девушка, укусив меня за шею, начала покрывать мое лицо и подбородок страстными поцелуями. 
-Вот так, Аля.
 Ловкие пальцы дразнили и сводили с ума мой набухший клитор.
– Я хочу войти в тебя.
Я только издала тихий писк согласия в ответ.
Бруклин разместилась у меня между ног и прижалась ко мне фаллосом, медлящим у входа. Закрыв глаза, я крепко стиснула её в объятиях, зная, что это не пройдет безболезненно. Она стала медленно проникать в меня.
Мое сжавшееся в комок сердце исступленно билось. Прижав меня к кровати, девушка резко вошла глубже в меня, полностью лишая возможности дышать. Боль обожгла, я закричала. Я сжимаю пальцы на её плечах и молчу, тяжело дыша. Она не двигалась. Мне тоже было страшно пошевелиться. Мое тело дрожит, её глаза встретились с моими.
-Аля…прости меня…
- Я в порядке, – прошептала я ей на ухо, когда боль отпускала меня. Затем осторожным, невесомым движением провела кончиком носа по её уху. - Просто… медленно, — тихо-тихо проговорила я, касаясь дыханием её волос. - Пожалуйста, ладно?
Брук подалась назад, я даже подумала, что она меня оставляет, но потом медленно вошла в меня. В этот раз боли не было. Я просто чувствовала, что моя плоть растягивается и Брук наполняет ее.
Девушка замерла и спросила:
– Не больно?
– Нет, мне нравится, – успокоила я её.
Следующий толчок и ненасытные губы завладели моим ртом, шершавый язык дразнил и ласкал, в то время как ее бедра набирали темп, двигаясь все быстрее и быстрее. Я стонала и извивалась под ней. Я чувствовала что взлетаю. Быстрые волны пронзительного желания прокатывались по моему телу, и я двигалась вместе с ней, сладостно стремясь к тому, что Брук хотела мне подарить, робко подходя к этому все ближе и ближе с ускоряющимися настойчивыми толчками.
– Ты уже близко, Аля? – спросил Брук сдавленным голосом.
– Да… – ответила я, чувствуя, как во мне нарастает неземное ощущение. Она протиснула руку между нами и прижала большим пальцем клитор.
Я  громко закричала, сгорая в волнах сладкого оргазма. Я крепко обняла её, желая быть ближе и будто боясь утонуть в волнах бездны. Весь мир потонул…
Бруклин прижимала меня к груди, пока я тяжело и прерывисто дышала. Я испытывала и абсолютный покой, и странную пьянящую радость. Она не только заставила меня пережить поразительное, ужасающее, волнующее чувство, но и заставила почувствовать и дала понять, что я нужна, любима, желанна, а именно этого мне хотелось всю жизнь, сколько я себя помнила…
Когда она приподнялась на руках, я крепко её обняла, не желая никуда отпускать. Бруклин улыбнулась.
– Я сейчас вернусь. Но сначала я хочу позаботиться о тебе.
Позаботиться? Обо мне?
Она поцеловала меня в губы и оставила на кровати одну. Я смотрела, как она идет по комнате в сторону ванной, и любовалась её совершенным телом. В ванной зашумела вода, а потом Брук появилась в комнате, я снова увидела её и сразу отвела взгляд. Брук усмехнулась, а я, испугавшись, что она заметит, как я её откровенно разглядываю, закрыла глаза.
– Только не надо сейчас меня стесняться, – Бруклин потянулась к моим коленям. – Откройся, – с нежностью в голосе сказала она и раздвинула мне ноги.
-Что ты…? Только в эту секунду я заметила, что она держит в руке влажное полотенце.
– Не очень много, – сказала девушка, протирая меня между ног.
Я с удивлением и смущением наблюдала за тем, что она делает.
– Не больно? – заботливо спросила она. Я покачала головой. Теперь, когда мы не были без ума от страсти, я чувствовала неловкость. Но Брук заботилась обо мне, и это было так приятно. Девушка, казалось, получала удовольствие от того, что делает. Она отнесла полотенце в ванную и снова забралась на  постель. Я потянулась к ней, найдя приют в её объятиях. Брук укрыла нас одеялом.
Я смотрела в её глаза, а она не отводила взгляд от меня… Мне казалось, словно это полное соединение, проникновение одной души в другую… Мир исчез, а время умерло.
Бруклин положила руку на мою голову и начала мягко и медленно гладить мои волосы.
-Как ты себя чувствуешь?
-Я очень счастлива
-Я тоже…
И благодарю Бога за то, что мы вместе. Я просто хочу, чтобы этот миг длился вечно…Когда мои глаза закрылись, я все ещё ощущала её спокойное дыхание рядом. Сон пришел быстро.

Я во сне перекатилась на живот, и протянула руку, ища Брук. Теплое тело лежало рядом со мной. Я заставила себя открыть глаза. Утренний свет лился в окно. Брук лежала на боку, отвернувшись от меня. Но она уже не спала…. Я пододвинулась к ней и обняла, прижимаясь к ней всем телом.


-О Нью- Йорк…Нью- Йорк…, -произнесла я. -Как я хотела  проснуться в городе, который никогда не спит…,проснуться рядом с тобой…
 
Часть 7

***
На вторую неделю на самолете мы вернулись в Калифорнию. Брук мало работала, и мы жили в её доме в Маллибу. Она показала мне настоящий Лос-Анджелес. Время с ней было так похоже на сон. И это не могло длиться вечно…
Теперь я стояла в аэропорту, напротив неё и должна была проститься с ней…Разлука пугала меня, потому что я не могла найти ответ, когда же мы встретимся снова… Я учусь и работаю в Бергене, а жизнь Бруклин теперь полностью находиться в Лос- Анджелесе.
Не разрывая зрительного контакта ни на мгновение, я сказала:
-Бруклин, я не хочу расставаться с тобой…
-Я тоже не хочу, Аля.
-Когда же мы увидимся?
Пожалуйста, скажи, что ты любишь меня и никуда не отпустишь…
-Я не знаю Аля, пока не могу тебе ничего обещать…
Я достала свой кулон и её, соединив их вместе.
-Знаешь люди, которые носят эти парные кулоны, никогда не расстанутся…
Она обняла меня за талию, все еще глядя мне в глаза.
Пожалуйста, скажи, что ты любишь меня и никуда не отпустишь…
-Береги себя, – говорит она.
Я, молча, киваю, сдерживая подступающий ком к горлу.  Ничего страшного если мое чувство к ней сильней её, но я хочу сказать…этих три слова…
-Бруклин…я…,…я… буду хорошо учиться, – говорю я совсем не то, что стремлюсь сказать.
-Хм,- её губы расползаются в усмешке,– да это хорошо.
-Брук…и еще я…,я…буду  скучать…
-Я тоже, - говорит Брук и её губы накрывают мои.
Я обняла её, слезы текли ручьями по моему лицу.
Пожалуйста, скажи, что ты любишь меня и никуда не отпустишь…
-Тебе пора, – слышу я её голос. Я киваю и заставляю себя сделать несколько нерешительных шагов от неё…
Но через миг разворачиваюсь и снова смотрю на неё. Брук махнула мне рукой и тепло улыбнулась. Мое сердце ведет меня обратно к ней.
-Я…я… люблю тебя – отчаянно говорю, тянусь вверх и нежно целую её в губы, – до встречи… Она ничего не ответила, но я заметила, что эти три слова привели её к задумчивости. Её глаза провожают меня, пока я не скрываюсь в проходе на паспортный контроль.
Когда я ждала посадки на самолет, я не могла поверить, что не увижу её ни через час, ни завтра и даже через неделю…. Всепоглощающее чувство разлуки сжало мое сердце, и мне показалось, что я разваливаюсь на куски. Слезы тихонько расползались по щекам, а я вытирала их салфеткой. Я одиноко смотрела в окно на взлетную площадку и пыталась принять реальность. Скоро нас будет разделять океан…, но мне хотелось верить, что она всегда рядом пока стоит в моем сердце…
 
***
Иногда я захожу в книжный магазин, долго брожу между полок – какую бы книгу выбрать, чтобы погадать? А потом хватаю сборник романтичных стихов, который первый подвернулся под руку, загадываю страницу, номер строки и задаю вопрос: Когда я увижу Бруклин? Часто ли она думает обо мне?
Страница тридцать семь, пятая строка сверху. Нервно пролистываю книгу. Пальцы не слушаются, внутри все замерло, будто от этого предсказания зависит вся моя дальнейшая жизнь. Я нахожу страницу, веду пальцем сверху вниз, отсчитывая строки. Первая, вторая, третья, четвертая, пятая…

«Бывало всё: и счастье, и печали,
и разговоры длинные вдвоём.
Но мы о самом главном промолчали,
а может, и не думали о нём.
Нас разделило смутных дней теченье -
сперва ручей, потом, глядишь, река...
Но долго оставалось ощущенье:
не навсегда, ненадолго, пока...
Давно исчез, уплыл далёкий берег,
и нет тебя, и свет в душе погас,
и только я одна ещё не верю,
что жизнь навечно разлучила нас ».

Этого я и боялась. Третий раз за эту неделю! Третий магазин, третья книга, и снова слова о разлуке…
Неужели мы нескоро встретимся... Снова и снова повторяющиеся строчки о разлуке не могут врать…
Иногда я представляю себе нашу встречу спустя месяцы после того летнего расставания. В моих сладких мечтах мы встретимся у школы, и  ты сразу меня поцелуешь, не дав сказать ни слова. Потому что они не нужны. Все скажут друг другу наши сердца, а после ты обнимаешь меня крепко-крепко, улыбнешься,и скажешь мне: «Я люблю тебя и больше никуда не отпущу», и больше мы никогда не расстанемся.
Мы общаемся через интернет, иногда созваниваемся. Но даже Брук не может ответить на мой вопрос…, что уж там гадания на книгах. Но так хочется верить…
Мы встречались с Мари и разложили карты. И они молчат…
Я засыпаю с её  именем на губах, просыпаюсь с песнями о любви в голове и размазываю тушь по щекам, просматривая в сотый раз наши фотографии с  Америки.
Я гуляю под дождем, плачу тайком от всего мира, пишу ей сообщения, а потом вздыхаю с радостью, когда она отвечает мне.
***
Золотая осень прощалась с городом…
На конец октября была запланирована встреча одноклассников. Я рассказала Брук о встрече, хотя понимала, что это не станет поводом для её приезда. Как я и полагала, она лишь написала короткое «ясно, пойдешь?».
Конечно, я пойду…,написала я ей, а в мыслях закончила – но без тебя там я буду чувствовать себя очень одиноко…
Но за несколько дней до встречи я получила от неё сообщение, которое озарило меня светом радости.
- Эй Мартышка, я приеду на неделю.
-Ооо не может быть! Я так рада! Когда мы встретимся?
-Только послезавтра…
-Это чудесно! Бруклин, мы сможем встретиться пораньше?
-Думаю да Аля.
Мы обсудили время и место встречи, а потом проговорили до ночи. Следующий день тянулся невыносимо долго. Будущая встреча освещала мои день и ночь…Но сердце все же не отпускала грусть. Каждый раз, когда мы встречались, я уже чувствовала дуновение разлуки за спиной. Эта неприятная гостья всегда преследовала меня. Так было всегда…


Когда улыбаются звезды.

Мы с Брук договорились увидеться за час до встречи выпускников, но я пришла в школу чуть раньше. Сторож, мистер Кингсли встречает меня с улыбкой. Мужчина пропускает меня в школу. Сейчас в её коридорах стоит тишина, потому что сегодня суббота и уроки давно закончились. Я сразу иду к лестнице на второй этаж через гардероб…, и тут воспоминания охватывают меня, унося меня назад в прошлое, которое так сильно отпечаталось в моем сердце…
Гардероб пустует, но я вижу, как я стою с Мари на одиннадцатом классе. Я стараюсь думать о том, как я увижу с Четырехглазого или Хеварта…,возьму у них одежду, а потом буду мечтательно думать о них, но я вру сама себе.  Мы с Мари смеемся, а сердце ищет причину, чтобы пройти к выходу из гардероба через пятый класс и увидеть её… Когда до меня доноситься её голос, мое сердце ускоряет свое биение. Я прячусь за чью-то куртку и осторожно выглядываю из своего укрытия. Бруклин стоит на десятом классе и разговаривает с Лиан.
Она смеется с девушкой и не замечает меня. Я огорченно вздыхаю. У меня в руках ручка, и я кидаю её на пол в их сторону.
-Ой, – говорю я и иду за ручкой. Девушки замечают меня. Ручка замерла прямо у её ног.
– Я тут…ручку…уронила, -пролепетала я.
-Хм Мартышка…,почему я не удивлена твоей безрукости? Она ловит мой взгляд.  Её глаза откровенно смеются надо мной. Я сажусь на корточки около её ног и тянусь за ручкой, но едва я успеваю взять её, Бруклин толкает меня. Я падаю назад себя. Мне не больно, но я сижу в смешной позе. Кореянка издала смешок вслед за Иззи, которая стояла недалеко от нас.
Эта девушка стоит надо мной и очень любит играть со мной. Но я смотрю на неё и отказываюсь верить тому чувству, которое тянет меня к ней…
Я возвращаюсь в настоящее и иду дальше. Поднимаясь по лестнице, я вспоминаю тот момент, когда я хотела обратить её внимание на себя и почему-то решила нести кучу учебников до кабинета английского языка. Они у меня выпали из рук, а одноклассницы во главе с Брук залились смехом, увидев это. Я тоже тогда смеялась, потому что хотела дружить с ней и была очень счастлива, что стала причиной её радости и внимания.
Я останавливаюсь в коридоре у расписания на втором этаже. Мы тоже с ней когда- то стояли тут. Я знала, что это не может длиться вечно… Почему я снова здесь одна? Это так похоже на мои сны… Где же ты? Когда придешь? Почему так холодно? Вдруг мне становиться так страшно…, что она не придет… Как я хочу тебя увидеть…Я оглядываюсь, а вокруг одни воспоминания, которые бьют прямо в сердце. На глаза наворачиваются слёзы, я иду кабинету физики, открываю дверь. Класс пуст, но я вижу её…Её взгляд из прошлого смотрит на меня.
На  слабых ногах я прохожу мимо доски. Слезы текут по щекам, не имея сил остановиться…Я так хочу увидеть, как она снова сидит за это партой и смотрит на меня… Мои ноги ведут меня по проходу и замирают рядом с третей партой. Я провожу кончиками пальцев по её поверхности как по самому дорогу сокровищу.
-Пожалуйста, ты можешь больше никогда не оставлять меня? – говорю я смотря на парту, но из-за слез она расплывается. - Здесь так холодно без тебя… Скажи…,скажи, что ты любишь меня, и что больше никуда не отпустишь…
 
Обними меня, обними меня хоть ненадолго, здесь так холодно…, я знаю, что ты все равно уйдешь…,поэтому обними меня, пока утро не заберет тебя…Ты можешь представить, как я скучаю по тебе? – шепчу я закрыв глаза. Грудь сдавливает сильная боль.
  -А вот ты где, Аля, – слышу голос за спиной. Такой родной… Я не двигаюсь с места. Ноги дрожат и словно превратились в желе. Я отдергиваю руку от парты и попыталась быстро смахнуть слезы с глаз. - Что с тобой?
Я чувствую, как она подходит ко мне.
-Ты пришла…, - тихо произношу я и поворачиваюсь к ней лицом, хотя на самом деле сердце, того и гляди, выпрыгнет из груди. 
-С кем ты разговариваешь?
Я смотрю на неё, такую стильную и уверенную в себе. Мне становиться вдруг очень страшно, потому что я вижу ту самую Брук из прошлого. Ту девушку, которая всегда оставляла меня одну с моим чувством. И хотя мне хочется бежать к ней и обнять её, потому что я не видела её долгих два месяца…, я вздрагиваю, когда она подходит ещё ближе.
-Ты боишься меня?
-Я боюсь Бруклин из прошлого…,вы вдруг стали одним лицом…
Я попятилась назад.
-Аля, это и есть я…
Меня затрясло.
-Мне тогда было очень больно…, - всхлипнула я. - Когда ты говорила, что я твоя игрушка, и когда ты оставляла меня одну…
Бруклин несколькими шагами догнала меня и прижала к себе.
- Я ничего не понимаю…,пожалуйста скажи…я хоть немного нравилась тебе в школе…
-С самой первой встречи, – усмехается она, её рука держит мой подборок, не давая мне опустить голову и спрятаться от её покоряющего сердце взгляда.
Я непонимающе смотрю на неё…
-Но я не хотела признавать этого. Я игнорировала это чувство. Мне не хотелось быть такой…
-Такой?
-Я не хотела влюбляться в девушку, потому что у меня уже был опыт, который привел только к страданиям.
-Но мы начали дружить в десятом классе…
-Ты прямо таки ходила за мной попятам…- улыбается она,- мне трудно было отказаться…
-Но почему тогда ты резко перестала общаться со мной? - я чувствовала, что ручейки по щекам текут и не знают конца…
-Ты первая стала встречаться с парнем. Мне стало больно от этого, и я снова поняла, что мои чувства неправильные, и я решила раз ты с ним, значит твоя привязанность ко мне очень ветрена, что это просто глупое увлечение. Потому что именно это сказала мне девушка, которую я когда-то любила…, и она с легкостью выбрала парня… Тогда я решила, что больше никогда не буду с девушкой.
-Бруклин…, – у меня защемило сердце из-за того, что ей причинили боль…
-А потом я начала встречаться с парнем. Он был классный, моя мечта. У нас было много общего, и я забылась в этом чувстве… Я хотела убежать от тебя как можно дальше…Все лето после десятого класса мы провели с ним. Но когда я увидела тебя первого сентября, я поняла, что мои чувства не прошли, а от разлуки только усилились. Я злилась на тебя и на себя. А ты прямо-таки не отставала от меня…,и я захотела разбить тебе сердце, чтобы ты забыла меня…Я целовала тебя, потому что хотела, а через секунду уходила…Я ужасно поступала, прости…,я хотела тебя, но я отказывалась верить в искренность твоего чувства. Поэтому я просто брала то, что я хотела, но когда я чуть не перешла черту, я испугалась самой себя.
-Ты имеешь в виду тогда у тебя дома…, после ты как будто не замечала меня…Тогда я особенно сильно ощутила стену между нами..., мне было так тяжело…я ничего не понимала…
-Я осознала, что моя игра заходит слишком далеко, и чтобы вырвать тебя из сердца я решила не иметь с тобой никакого контакта. Я намеренно отталкивала тебя каждый раз, когда ты стучалась в мою так называемую стену. Но Аля, ты так упорно доказывала каждый раз, что я тебе нужна, что меня это злило. Я пыталась выкинуть тебя из своих мыслей и сердца те три года, когда мы едва   виделись…Когда ты приехала в Америку за мной…,я пошла за тобой тогда не потому что хотела сделать больно и оттолкнуть, на самом деле, просто я безумно хотела тебя…
-Но ты не верила в мое чувство?
-Боялась поверить…
-Почему же ты передумала…
-Я хотела вернуться в Норвегию, но тут ты сама приехала в Америку и поразила меня в самое сердце. Ты сказала, что приехала за мной…. Чем больше ты показывала свое чувство, тем больше я хотела проверять его или заставить тебя отказаться от него. Даже после того, как я взяла то, что хочу, наплевав на твои чувства и бросила в туалете, как какую-то шлюху, ты пришла ко мне…именно тогда…,мне кажется, я сдалась. Ты победила меня Аля. Даже когда я сдалась и позволила тебе быть со мной, то я все ещё не до конца доверяла тебе. Но твой мир, твоя искренность и преданность быстро повлияли на меня, и вскоре все тревоги растворились без следа. Я причинила тебе много боли…, прости меня...
Мои плечи вздрагивают, я обнимаю её.
-Я люблю тебя Бруклин…, и совсем не обижаюсь… Прости, что мне пока больно, но уже сейчас я чувствую, что мне намного легче после твоих слов. Главное, что теперь ты сейчас здесь, спасибо тебе…
Она обнимает меня в ответ.
-То прикосновение в Бергене когда я уснула, это был не сон, правда?- мой голос дрогнул при воспоминании.
-Да не сон.
-Я слышала ваш разговор с одноклассницами в туалете в 9 классе. Вы смеялись надо мной…Твои слова сделали мне очень больно.
-Вот оно что…,прости, я была раньше очень двуличной. Но как ты думаешь, почему ты выиграла спор тогда в кинотеатре?
-Потому что я не закрывала глаза, - уверенно произнесла я.
-Нет, потому что я тебе позволила. Думаешь, я не знаю, что ты в страшные моменты просто смотрела в одну точку. Я знаю эту фишку, Аля.
-И песню Plash ты помнишь?
Все сомнения, что кипели в моем сердце столько лет, я не могла остановить….
-Помню.
-Но ты сказала…
-Забудь, что я сказала. Тогда в магазине, когда мы покупали подарки, это ты была причиной ухода Брит? Её дыхание приподняло волосы у моего виска.
-Да, я придумала идею с бронированием столика, чтобы Брит ушла с Альфом… Ведь я хотела с тобой побыть вдвоем…подружиться…
-Хм подружиться?
Слышу её смешок и краснею.
На сердце так безмятежно, и я крепче обнимаю её, будто боясь, что она исчезнет в любой момент.
-Утро не заберет меня, я не твой сон Аля…
-Ты слышала? – я вздрагиваю.
-Да я слышала…Тебе больше не нужно бояться.
Я пыталась осмыслить её слова и знаю, что сделаю все, чтобы она всегда была в моей жизни. Мне было все равно на все трудности, которые были у меня, потому что я тоже всегда была дорога ей. Значит, моё сердце столько лет верно шептало мне ответ…
Она  отстраняется от меня и покрывает горячими поцелуями мое лицо.
Я улыбнулась сквозь слезы. Коленки дрожали. Я совершенно не могла контролировать собственное тело. Эти поцелуи и её таинственный взгляд плавили мое сердце. Мне так не хватало её. Рядом с ней я теряла способность ясно думать, но обретала себя настоящую.
Рот Бруклин накрывает мой. Кровь помчалась по венам. Поцелуй Брук быстро превратился в жадный и горячий, она не могла себя контролировать. Она закусил мою нижнюю губу, а потом втянула в себя мой язык. Когда её руки откровенно стали исследовать мое тело, я совсем потеряла голову. Я застонала, забыв обо всем.
-Аля?- её голос был очень низким.
-Ммм…
-Твоя реакция на меня сводит с ума…,но я думаю нам нужно остановиться.
-Да, хорошо, –слабо выговариваю я с затуманенным взглядом.
Я поправляю свою юбку, которая почему- то сместилась в бок и немного задралась, пока Брук отходит от меня и переводит дыхание. Я поднимаю свою сумку, одиноко замершую у третей парты, и иду за девушкой. Мы вместе выходим из класса. Я слышу отдаленные голоса в другом конце коридора, где находиться кабинет химии нашей бывшей классной руководительницы.
-Бруклин иди без меня, ладно?  Я хочу поправить макияж.
-Только если ты больше не будешь плакать?
-Да… не буду…,больше не буду…
 -Ладно, тогда увидимся…
Я киваю, и наши пути расходятся. Слезы уже высохли, а на сердце было легко-легко. Я зашла в туалет и умылась. Взглянув в зеркало, я рассмотрела себя. Светло - русые завитые кудряшки, карие глаза немного покраснели. Потом я подкрасила тушью ресницы, которую, к счастью, я захватила с собой. В тот момент, когда я уже вышла в коридор, зазвонил мой мобильный телефон.
-Алекс слушает!- отвечаю я радостно, потому что это моя задушевная подруга Мари.
-Ты где? Все уже на месте? – спрашивает она.
-Наверно, потому что уже десять минут второго. Я пока в коридоре. А ты где?
-Я подхожу к школе…
-О, -радостно говорю я. - Я тебя подожду, и пойдем вместе!
-Да давай!
-Жду у расписания!
-Бегу…бегу…,-подруга отключилась, а я улыбнулась сама себе.
Мари подходит ко мне через минут пять, пока я стою у расписания. Она вся светиться в ярко-красном платье.
Мы идем по узкому коридору по направлению к кабинету химии.
-Как в старые добрые времена…,-подмечаю я.
-Да….и мы снова опаздываем…,-подруга смеется.
-Как дела- то? – она подмигивает мне, и я понимаю о ком она спрашивает.
-Все хорошо, - смущенно отвечаю я.
-Значит, она сказала, что любит тебя?
-Эмм…нет, но я ей дорога. Это не обязательно говорить прямо …
-Хммм…
Мы подошли к двери. За ней слышался шум, разговоры, смех.
-Чур я не первая захожу в класс…
-Что??- я состроила недовольную гримасу.
-Я..эм… может ты?
-Ты чего Алекс? Неужели до сих пор стесняешься Бруклин, после того, что у вас…эм…было?! – подруга подозрительно улыбается…
-Да…очень…
Мари прыснула от смеха.
-Значит, сейчас самое время перестать…вперед!- она подняла кулак вверх подбадривая меня
-Вперед Алекс! – я сказала сама себе и тоже подняла кулак вверх, а затем дернула дверь.
Класс был наполнен повзрослевшими одноклассниками. Многие почему-то сидели на своих местах.
-А вот и наши частые любители опаздывать, – смеется мисс Кристенсен.
Я уставилась на неё, глядя во все глаза в полном замешательстве.
-Простите…,-говорю я, краснея от внимания одноклассников, прикованного к нам.
-А у нас тут как бы урок химии,- смеется Лиан с первой парты.
-Эм…урок? Как урок? Я чувствую и взгляд Брук на себе и от этого сгораю еще больше. Почему я всегда попадаю в какие-то странные ситуации?
-Да шутит она…, - проходите уже, смеется Анет на второй парте.
Мари толкает меня в спину, мол иди уже вперед. Я делаю шаг, еще и еще, направляюсь в проход к нашей пятой парте. Бруклин что-то говорит Кейт, но потом бросает взгляд  в мою сторону. Наши глаза встречаются. Я едва держусь на ногах, которые в миг чуть не подогнулись. В её глазах было все: и желание, и насмешка, и нежность… Тут до меня долетает мысль, что я мечтала об этом…, сладко желала снова увидеть её за третьей партой, много раз в голове я прокручивала момент, когда прохожу по проходу, и она невзначай, как в школьные времена, бросает на меня взгляд. То, что я чувствовала, это было удивительным и настоящим…
Наконец я подошла к своему месту, пропустила Мари, и сама села. Я вздохнула и откинулась на стуле.
-Раз вы так настаиваете, сейчас проверим ваши знания по химии…
-Да давайте! – кричит главный заводила класса Даррел Берг. Этот парень стал очень симпатичным, в школе его черты лица были не такими выразительными. – Мы вам докажем, что мы помним все чему вы нас учили!
-Нуу…Даррел, ладно тебе, неужели ты серьезно? – возражает Ник.
-Ладно, ладно…, – улыбается Свея Кристенсен. Я так рада снова видеть всех вас, дайте мне хоть маленькую возможность снова побыть вашей учительницей.
Немного успокоившись, я наблюдала за классной руководительницей. На Бруклин я старалась не смотреть, но при таком расположении парт это было довольно трудно. Стоило ей пошевелиться, её темно-красные волосы, руки в татуировках и стильная футболка с черной жилеткой, сразу же притягивали к себе взгляд. Этот образ очень шел к её пронизывающим серо-зеленым глазам.
-Ну задайте нам пару вопросов! – не унимается Даррел.
-Да спросите, -согласилась Тая, -а то он не успокоиться. Хоть посмеемся.
Мисс Кристенсен озвучила первый вопрос, и Даррел конечно же поднял руку, и засиял, когда его позвали к доске написать формулу. Наблюдая его в идеально выглаженной рубашке в зеленую мелкую клетку и джинсах, я подчеркнула, что парень возмужал, и его фигура стала безупречной. Тут я подумала о себе…,что же изменилось во мне? Вот все девушки нашего класса расцвели как цветы…,а я?
Пока я размышляла о положительных изменениях своей внешности, Даррел уже вывел ветвистую формулу  по химии на доске. Даа…,этот смешной парень всегда был головастым. Одноклассники шутили над ним, все посмеялись, и он вернулся на место.
-Еще один вопрос, -говорит классная руководительница, улыбаясь и озвучивает задание. Я была бы рада понять, о чем она говорит, вот только по химии у меня часто была твердая тройка…
-Ты понимаешь, на каком языке она говорит? – шепчу я подруге, хихикая.
-Не очень, – губы подруги расплываются в улыбке.
-Это за пределами моего понимания…,- я нагибаюсь ближе к парте, чтобы получилось тихо.
-Очень многое за пределами твоего понимания…, – посмеивается подруга.
-Эй! -я недовольно возмутилась, а потом хихикнула. Больше всего меня всегда веселили шутки в собственный адрес…
-А вот мисс Бекхен нам напишет новую формулу, я смотрю ей очень весело…,-говорит мисс Кристенсен.
 Все повернулись ко мне. С моего лица вмиг меркнет глупая улыбка.
-Что? Что такое? – я с большим непониманием смотрю на бывшую учительницу. А потом резко вспоминаю, в чем дело…
-Да раз она опоздала, пусть отвечает, – улыбается Кейт, подруга Брук. Ах, эта Кейт, решила и теперь жизнь мне попортить!
Бруклин откинулась на стул и насмешливо смотрит на меня. Как стыдно- то! Я глубоко вздыхаю,  поднимаюсь со стула и нехотя направляюсь через весь класс к доске.
Свея Кристенсен повторила задание. Я старалась слушать, но мысли разбегались в разные стороны. Щеки горели. Я медленно стерла с доски формулу Даррела, а потом так же не торопясь взяла фломастер. Я пыталась вспомнить хоть что-нибудь с уроков химии. Как-то не хотелось перед Бруклин выглядеть неудачницей. Задание прокрутилось в моей голове несколько раз, и я стала писать формулу. Какие-то обрывки букв и цифр всплывали в памяти, и я что-то выводила на доске. Но хватило меня не на много. Я замерла, не зная как продолжить формулу дальше.
-Ну что там? –спрашивает Мисс Кристенсен…,-отойди немножко, чтобы видно было…
Я тихонько двигаюсь вправо с опущенным взглядом.
-Я что-то не очень помню…, – я говорю себе под нос, и смотрю  смущенно на мисс Кристенсен.
Женщина по-доброму вздыхает.
-Ну… кто поможет Алекс?
На мгновение в классе никто не отзывается. Но тут я улавливаю движение. Бруклин встает и направляется в мою сторону. Я с мольбой о помощи заглядываю ей в глаза, мол, я ничего не знаю! Помоги!! Она только усмехается и небрежно берет из моих рук фломастер. Её пальцы дотронулись до моей руки. Я сделала глубокий вдох, и медленно выдохнула. Бруклин что-то стирает, что-то дописывает, а я наблюдаю за ней с восхищением.
Когда она закончила, классная руководительница одобрительно кивнула и поблагодарила нас обеих. Бруклин вернулась на  своем место, а я за ней.
Дальше начались разговоры о жизни, смех и праздник в актовом зале. У меня не было возможности пересечься с Брук. Она общалась с подругами, и мне не хотелось её беспокоить. Летели минуты. Ближе к вечеру мы столкнулись с Бруклин на входе в зал.
-Как ты? – спрашивает она.
-Счастлива, – улыбаюсь я в ответ.
И скучаю по тебе… – заканчиваю про себя.
Ее взгляд долю секунды задержался на моей груди, но она, нисколько не смутившись, приподняла брови и с легкой улыбкой поглядела мне в глаза.  Мой пульс участился.
-Встречаемся через двадцать минут в нашем секретном месте, - она подмигнула мне и направилась к подругам.
-Это в том классе?- хотела спросить я, но не успела. От сбивчивых мыслей у меня перехватило дыхание…
***
Я снова стою у окна, из которого мы с одноклассницами вылезали на крышу в праздник Хэллоуина в выпускном классе. Брук тоже тогда была со мной. За окном еще светло. Но воспоминания того дня снова возвращают меня в прошлое. Я вижу прекрасный вечер, мы с ней стоим на крыше, вокруг кружатся снежинки, а над головой рассыпались мириады светил, создавая атмосферу вечности и волшебства. Тот момент был для меня особенным потому, что она стояла рядом. Мое сердце тогда стало чутким, оно будто слышало весь мир. И я прочитала стихотворение вслух для неё…Я никогда не забывала этот вечер и этот класс…Здесь был наш третий поцелуй…
Шаги возвращают меня в настоящее. Я поворачиваюсь и вижу её, ту девушку из прошлого. Нет, нет, это реальность, она куда ценнее любых воспоминаний, и мне больше не страшно стремиться к ней всем сердцем.
-Бруклин, спасибо, что помогла мне сегодня, я совершенно ничего не помню с уроков химии, – я смущенно хихикнула. Девушка медленно подходила ко мне, а в её глазах пылал огонь. Мое сердце застучало чаще.
-Эм…,- я попятилась назад. - Я сказала Мари, что мне не дано понять химию…
Я обошла пятую парту, чтобы она разделяла нас. Её взгляд заставлял кровь кипеть. Этот момент навивал воспоминания. Опять игра в кошки-мышки?
-а Мари сказала, что многое мне не дано понять…,ты представляешь?
-Почему я не удивляюсь, – девушка, хитро улыбаясь, обошла парту, желая сократить между нами расстояние, а я оказалась во втором ряду.- Не самая светлая у тебя голова Аля…,ну что взять с Мартышки?
-Эй, – буркнула я, недовольная её словами, отступая вдоль второго ряда. Бруклин преследовала меня. Эта девушка не исправима! 
Я присела на учительский стол и только открыла рот, чтобы еще возмутиться, как Бруклин оказалась лицом к лицу со мной. Её руки замерли по обе стороны от меня, беря в плен. Я взволнованно вздохнула под её проницательным взглядом.
-Что ты делаешь? – я изобразила возмущение.
-Догадайся, -  она наклонилась ко мне, и дрожь пробежала по всему моему телу.
На её губах заиграла странная, загадочная улыбка, от которой я задрожала от волнения и желания.
-Но мы не можем…здесь…
-Шшш…,- проникновенно остановила меня Бруклин, ловя мое дыхание. Быстрое прикосновение её губ сменилось поцелуем, наполненным страстью, огнем, желанием… Девушка глубже запустила руки в мои волосы и удерживала голову таким образом, чтобы можно было углубить поцелуй, заставить меня раскрыться навстречу её губам.
Я вскрикнула, когда её теплые губы коснулись моей кожи на шее, а ладони скользнули под футболку.
-Но я все еще сержусь на тебя! Что значит моя голова не самая светлая!
-Ммм меня это возбуждает.
-Мы же в школе…это класс…, -задыхаясь, произношу я.- Тут нельзя..., мы не можем…
-Шшш…
 -Но…
-Я так хочу тебя. Прямо сейчас. Мое сердце гулко ударилось в груди. Её руки задрали блузку.
- Такая красивая, – сказала она благоговейным тоном, когда расстегнула и подняла  бюстгальтер, а её руки тут же накрыли мою грудь. Она была глуха к моим возражениям, а её руки восхитительно ласкали мою грудь, а я содрогалась от наслаждения. Когда она взяла мой сосок в рот, я застонала.
Девушка усмехнулась. Моя реакция только подстегнула Брук. Она переключился на мой другой сосок, а её рука заскользила по моей ноге, задирая юбку. Между ног стало так горячо, что казалось, если бы она меня не держала, я бы стекла на пол. Её рот жадно накрыл мой, а язык безжалостно атаковал мой язык.
-Нет, — простонала я, испытывая стыд за безумную смесь эмоций, которая делала меня совсем слабой и податливой.
— Да, — прошептала она, и её рука остановилась на трусиках…,в то время как её пальцы почувствовали вожделенную влагу, означавшую, что я тоже хочу её. Мои глаза широко распахнулись.
-Аля… ты такая влажная, – шепчет она мне, не отводя от меня пылающего взгляда.   -Ты хочешь, чтобы я коснулась тебя там?- её пальцы скользнули по ткани трусиков, разжигая во мне желание. Дыхание её стало прерывистым.
-Бруклин…пожалуйста…, - уже умоляла я, цепляясь за её плечи.
 
– Что – пожалуйста? – азарт её тона заставил мое сердце биться чаще, а тело трепетать.
- Коснись меня…, -сдаюсь я.
Её рука поникли в мои трусики и  потерли мою влажную плоть. Я откинулась назад и застонала. Её пальцы гладили меня, сжимали и терли.
-Шшш…тише, хотя я не думаю, что это у тебя получиться…Аля ты любишь быть громкой…
 Я схватила её за плечи, мои ногти впивались в её кожу, но я уже ничего не соображала. Она целовала меня в ухо, её горячее дыхание щекотало мою кожу. Когда я совсем размякла в её руках, Бруклин вошла в меня двумя пальцами. От неожиданности я еще громче  застонала. Она накрыла мои губы, срывая звуки удовольствия.
Мои глаза расширились и встретились с её взглядом, когда её пальцы задвигались во мне. Я почувствовала такую близость. У меня даже слезы навернулись на глаза. Я чувствовала, что она владеет мной безраздельно. Её рот не отпускал мой, и она стала проталкивать язык в мой рот в таком же ритме, в каком двигалась её рука.
Почувствовав, как мое тело дернулось и задрожало под ней, она прижала меня сильней к себе. Я громко выкрикнула её имя, потому что она довела меня до вершины…Я потеряла связь с внешним миром. Я улавливала её дыхание рядом, уткнувшись в её шею.  Мне было так тепло.
-Любимая,- шепчу я, - не уходи…,не уходи…любимая…,- цепляюсь за неё и прижимаюсь к ней всем телом.  Мир вокруг исчезает. Наши сердца бьются в унисон.
Спустя минуты Бруклин отстраняет меня лишь на столько, чтобы заглянуть в глаза.
-Аля…,я люблю тебя, и больше никуда не отпущу…
Ручейки лениво скатываются с моих глаз. Похоже, и это она услышала…
-Почему ты плачешь?
 Она большими пальцами вытирает мои мокрые щеки.
-Это слезы счастья…
 
 Конец