LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Современная однополая драма - Действие 1: Зеркальная иллюзия. Акт 1
http://lesboss.ru/articles/79370/1/Niadaiaiiay-iaiiiieay-adaia---Aaenoaea-1-Cadeaeuiay-eeepcey-Aeo-1/Nodaieoa1.html
Маша Дитя-Творца
Влюбляюсь в женщин, сколько помню себя. Много лет пыталась "стать нормальной". Теперь не хочу... Мой творческий блог: http://dnevnik-zazerkaliya.blogspot.com, http://vk.com/dnevnikzazerkaliya. Спасибо всем, кто заглянет. ) На сайте ищу возможности свободного самовыражения, доброжелательного общения, понимания и поддержки. Да, в 2015 я выкладывала свои эротические стихи и рассказы на сайте http://ero-story.com (сейчас заблокирован) под псевдонимом SvetlanaV; произведения SvetlanaV также мои. )) 
От Маша Дитя-Творца
Опубликовано в 15/07/2017
 
"...У меня просто в конце августа такое чувство возникло, что вот, скоро будет осень. Самое романтическое время года. Затяжные моросящие дожди, нависшее серое небо, желтые листья, пустынные парки, силуэты чугунных скамеек... В такую погоду было бы очень хорошо, чтобы рядом был кто-то по-настоящему близкий. Ну, там, загородный домик, уютное кресло, клетчатый плед, камин, глинтвейн, стихи наизусть и все дела. И как-то явственно так это себе представила. А тут начали с тобой переписываться. «Наконец дома, приготовила себе… холостяцкий ужин с бокалом вина…» Этакий романтический персонаж..."

Современная однополая драма
(написано совместно с Ириной Е.)
 
Что-то вроде подарка тебе на сорокалетие,
мой случайный соавтор в этой сумбурной истории
 
***
 
«Александр, получая гонорар за скоро выходящий в печать роман “Дура”, требует от издателя указать автором Ульяну Тулину, тем самым выполняя однажды высказанное страстное желание покойной: “Вам везет. От вас останутся дети, книжки, дела всякие. А от меня – ничего! Ничего! Мне страшно. Я не хочу исчезать. Я хочу, чтобы люди знали, что я жила, что я была, что меня звали Ульяна Тулина”».
 
«…В твоих рассказах все прекрасно, но бывает и не так! Жизнь слишком жестока! Это хуже, чем отношения между мужчиной и женщиной! Одна девушка называла меня своей героиней, мечтала увидеться, вошла в мою жизнь полным ходом. <...> Она лишила меня сна, забрала мою душу; я больше не верю никому, не хочу! Я была готова на глобальные перемены в своей жизни, а она забрала все! Мое сердце и душу, и от этого еще больнее! Она может написать или позвонить, но, видимо, ей все равно, а слезы душат каждый вечер, и я понимаю, что ничего не могу сделать! Мне придется с этим жить! Так что, может, тебе, Svetlana”, будет тема для новых рассказов или стихов! <…> Я ищу ее по блинным и пиццериям! И надеюсь на встречу! Я была готова полностью изменить жизненные стереотипы, но она мне этого не дала, сама испугалась; думаю, тебе нужно написать на эту тему!»
(Ирина Е.)
 
(с) Маша Дитя-Творца (образ и реплики Светланы, общая редакция, фотоиллюстрации), 2017.
(с) Ирина Е. (образ и реплики Марины), 2017.
 
***
 
«Как я? Сложно рассказать. Дети подросли, хочу стать счастливой рядом с любимым человеком. То есть я по-прежнему замужем, но сердце у другого человека. Только вместе, увы, не судьба. <...> Нет, я не боюсь общественного мнения, давно забила; просто много обстоятельств против. Борюсь как умею. Но я другой человек – не тот, которым казалась, и отношения мои не нормативные. <...> В общем, я в отношениях с девушкой. Четвертый год играем друг с другом. Были любовь и страсть. Уход мой из дома. Все было. Только вот теперь не ясно, кто я для нее. Ты в шоке? <…> Ну, то, что ты поймешь, я знала. Я долгие годы пыталась быть как все. Мне было тоже всегда приятно общаться. А избегала, потому что боялась выдать себя до конца. <…> Знаешь, я теперь хочу семью однополую. Почти все мои девчонки так живут. Много из них очень интересных людей. Я искренне им завидую. Ведь можно быть самой собой…»
(Лида С.)
 
«201*… Мы… Эта история может показаться пустой, но она затянулась и причиняет мне боль! Я сдаюсь… Не могу больше… Мне очень жаль».
(Оксана С.)
 
«…Я? А что я? Работа, дом, друзья; иногда слезы по ночам, иногда безумства – это как повезет».
(Ольга П.)
 
 «И вот остался лишь один голос, один призыв; ее собственный голос, в который слились эти миллионы. Голос, похожий на страшные, глубокие раскаты грома; призыв, подобный великим водам, собранным вместе. Ужасающий голос, от которого бился пульс в ее ушах, бился в горле, бился во всем ее существе, пока она не зашаталась, чуть не падая под этой пугающей ношей звуков, которые душили ее, стремясь вырваться наружу.
– Боже, – выдохнула она, – мы веруем; мы говорили Тебе, что веруем… Мы не отрицали Тебя, так поднимись и защити нас. Признай нас, о Боже, перед всем миром. Дай и нам право на существование!»
(М. Рэдклифф-Холл. «Колодец одиночества»)
 
 «…Это не рассказ. Это мой дневник.
И писать его мне уже не страшно.
 
Да, я не признаю своей вины.
А глаза мечты золотисто-чайны,
Так что имена не изменены,
Как и совпадения не случайны…»
 
(«Я хочу, чтоб ты прочитал, и вник…»)
 
Действие первое: Зеркальная иллюзия

Акт первый
 
«Рукописи не горят».
(М. А. Булгаков. «Мастер и Маргарита»)
 
«Ты страшный человек, Маша: когда ты трезвая, у тебя просто нереальная память!»
(Наталья С.)
 
Сентябрь 2015
Сайт знакомств для женщин нетрадиционной ориентации
 
Светлана: Познакомлюсь с женщиной от тридцати пяти лет. Для реального общения – мой город, для переписки город не важен. Опыт совсем небольшой. Нередко чувствую себя подавленно и одиноко по поводу своей ориентации, но здесь надеюсь на понимание и поддержку. Очень нужен человек, с которым можно было бы искренне поговорить, погулять по осенним улицам, выпить чашку горячего шоколада в уютном кафе… Сейчас я знакомлюсь для дружбы и адекватного общения. Но если будут взаимные чувства, то готова на серьезные отношения и перемены в жизни. Подробнее в личных сообщениях. Спасибо всем, кто напишет.
 
Марина: «Нравятся красивые и тонкие». Тонкие – это в плане души или фигуры?
 
Светлана: Привет, Марин. Спасибо за сообщение. Особенно здорово, что мы из одного города.
Вопрос сложный. Скорее души, конечно. Так как моя жизнь – это преимущественно сфера литературы, искусства, творчества. То есть важно, чтобы человек элементарно был способен это понять, обсудить, оценить, а не считал блажью и пустой тратой времени. Но если честно, физическая стройность в женщине тоже очень нравится.
Трудно, наверное, тебе при «полной закрытости»? Я уже вообще не могу прятаться, просто невыносимо устала от фальши и двуличия к своим почти тридцати годам. Очень хотелось бы, чтобы приняли родные и друзья. И полноценных или хотя бы близких дружеских отношений тоже хочется.
У тебя были реальные отношения с девушкой? Извини, если что, за такой прямой вопрос.
Буду рада переписке и общению.
 
Марина: Да было, но как-то коряво. С парнями, конечно, встречаюсь, но все не то! Нравятся женщины, ничего не могу поделать. С ними проще, спокойнее, что ли; в общем, полный комфорт! И сказать никому не могу, так и живу. Рада, что ты ответила. P.S. Очень сложно отправлять сообщения здесь; не могу понять, почему. Может, через соц. сети?
 
Светлана: «Нравятся женщины, ничего не могу поделать. С ними проще, спокойнее, что ли; в общем, полный комфорт!» Понимаю, у меня то же самое; именно спокойствие и комфорт, высокая степень понимания, доверия и близости.
«Может через соц. сети?» Разве что «ВКонтакте» могу предложить; если есть аккаунт и будет удобнее, скину ссылку, но там страница очень специфическая.
 
Марина: Жду ответа! Захочешь, пиши на почту ***@mail.ru или по телефону 8***. На сайте не всегда; остальное в доступе, проще общаться. Мой аккаунт «ВКонтакте»: http://vk.com/id***.
 
Светлана: Отправила запрос. Так свободно свои данные раздаешь.
 
Сентябрь 2015
Социальная сеть «ВКонтакте»
 
***
 
Марина: Привет.
 
Светлана: Привет, еще раз.
 
Марина: Так проще. Страничка супер.
 
Светлана: Ну да, привычнее. Это твоя подружка на фотках?
 
Марина: Смело. Она просто подруга.
 
Светлана: Ну, так без фамилии же, поэтому и смело.
 
Марина: Понятно.
 
Светлана: То есть мне-то все равно, я бы и с фамилией могла. Просто не хочу создавать проблем своим родственникам.
 
Марина: Это правильно. Не все понимают. Практически никто.
В анкете написано, что замужем; а как он?
 
Светлана: Знаешь, кстати, мне когда уже невмоготу стало прятаться и я начала с людьми понемногу пытаться на эту тему разговаривать, то оказалось, что нас не так уж и мало. Даже среди знакомых. Просто шифруются все. Кто-то даже сам себя принять не может. Даже если отношений и нет в реале, допустим, что-то такое испытывали.
Ну… не сразу узнал, а только когда у меня возникла симпатия с одной его коллегой. Сначала, конечно, был в шоке, а теперь забил.
 
Марина: Живете вместе?
 
Светлана: Ну да.
 
Марина: То, что все шифруются, – это точно; боятся признаться даже самим себе.
 
Светлана: У меня написано, что я би, но если честно, я сама не знаю точно; может, и лесби. Просто родители когда начали подобные склонности у меня замечать в отроческом периоде, очень активно на отношения с мальчиками подталкивали. А мне всегда хотелось полноценных однополых отношений, чтобы не по углам прятаться, а свободно общаться и встречаться. Так что если бы на меня вдруг обрушилось большое взаимное чувство – наверное, теперь перестала бы скрываться.
 
Марина: Пишешь про себя, а как будто мои мысли читаешь.
Парни бегали за мной, а мне не хотелось. Тогда ничего не понимала, только позже все пришло, осознала и ужаснулась: мол, не может быть!!! Нет, может! Но в нашем городе тяжело, приходится принимать его условия! И опять же, должна выйти замуж, родить детей – и живешь так! Но приходит время, когда терпение лопается: «Не хочу так!» – а никто не слышит и не понимает!
И сказать! Да кому? Так и живу с какой-то надеждой.
Только мой бывший муж знает о моей слабости.
 
Светлана: Ну, ты говоришь, что были отношения с девушками. Вы же друг друга, наверное, понимали в этом смысле.
 
Марина: Конечно, но они замужем. Ты чем вообще занимаешься?
 
Светлана: Литературой.
 
Марина: Стихи пишешь?
 
Светлана: Да, пишу; и стихи, и прозу. Но у меня и сама профессия с этим связана.
 
Марина: Интересно, наверное.
 
Светлана: Составлять сборники, редактировать рукописи, презентовать книги и так далее.
Да, интересно очень. Только на виду все время. В два раза осторожнее приходится быть.
И о-очень большое количество произведений откладывается в стол, ибо вдохновлено женщинами.
 
Марина: Не можешь сдержать чувства? Это неправильно!
 
Светлана: Не-а, вообще не умею. Если мне человек реально нравится, я при виде его начинаю буквально по стенкам ползать.
 
Марина: Надо уметь сдерживаться! Неважно, кто перед тобой. Это придет со временем.
 
Светлана: Раньше я пыталась такие произведения переделывать, как бы от себя для мужчины или, наоборот, для женщины от мужского лица. А сейчас и жалко кромсать, и противно притворяться. Так что просто никуда не выставляю. Пыталась пару раз выложить как есть, но реакция не порадовала.
А сдерживаться не умею. Что придет со временем, мне в тринадцать лет говорили.
 
Марина: Ну, тогда нам нужно ехать в Амстердам, там поймут.
Очень рада, что с тобой познакомилась! Столько в душе накопилось, а сказать не могу.
 
Светлана: Я же не виновата, что у меня импульсивность – свойство натуры. Да и вообще, почему я должна постоянно изворачиваться?
Мне кажется, надо говорить. От того, что запираешь, оно никуда не девается и продолжает мучить годами. Вылезать через всякие сны, фантазии, оговорки и так далее.
 
Марина: Твоя правда!
 
Светлана: Заграницу бы и уехала, но кому мы там нужны?
 
Марина: Это точно.
 
Светлана: Так что можешь мне свободно говорить все, что хочешь. Меня хлебом не корми, дай попереписываться. Особенно на общие больные темы.
 
Марина: С удовольствием. Столько в голове; даже не знаю, с чего начать.
 
Светлана: Как в «Служебном романе»: начните с главного. У тебя сейчас есть подруга?
 
Марина: Нет. Давно одна.
 
Светлана: А тебе нравится, чтобы были твоего возраста, младше или старше? Или без разницы?
 
Марина: Без разницы, главное душевное равновесие. А тебе почему старше нравятся?
 
Светлана: Даже не знаю, у меня всегда так было, с раннего возраста.
Можно я тебе буду вопросы задавать? Многое интересно.
 
Марина: Давай.
 
Светлана: Вот ты с какого возраста начала в девушек влюбляться?
Родители вообще что-то подозревали и пытались как-нибудь на это влиять?
 
Марина: Нет, не подозревали. Женское тело нравилось с подросткового возраста. Хотя и не влюблялась.
 
Светлана: Ну, а когда стала влюбляться? Или ты не влюбляешься, а просто тянет с женщинами общаться?
Я-то влюбляюсь по полной программе. Как обычные девушки в парней. И страсть и нежность – все в одном флаконе.
 
Марина: Это круто, а я сдерживаюсь.
Любила, но она замужем. Были отношения, но все несерьезно.
 
Светлана: Не, ну я тоже сдерживаюсь. Не бросаюсь, конечно, на первую попавшуюся женщину со страстными объятиями и о своих наклонностях с первых слов диалога тоже не рассказываю.
 
Марина: Конечно, разве сразу скажешь, не все поймут.
 
Светлана: Как понять «несерьезно»? И что, вообще больше ни в кого не влюблялась? А в парней влюбляешься? Или просто сама по себе сдержанная и не даешь воли чувствам?
 
Марина: В парней не влюбляюсь, а вообще сдерживаюсь. Если влюблюсь, потеряю голову. И тогда конец всему!!!
 
Светлана: А может, наоборот, только начало. Естественной и счастливой жизни.
 
Марина: Может.
 
Светлана: Я вот маму боюсь нереально. Просто смешно, самой скоро тридцать лет будет, а все просыпаюсь в холодном поту от ужаса, что она что-нибудь такое узнает. Хуже нет этой напряженности.
 
Марина: И я свою боюсь, просто труба, а мне-то вообще уже ого-го.
 
Светлана: А у тебя сколько детей?
 
Марина: Но сейчас живу одна и кайфую. Один.
 
Светлана: Это здорово. Я бы тоже хотела ребенка. Но раньше не завела, а теперь не могу с мужиками спать, просто физически уже противно стало.
 
Марина: А как же муж?
 
Светлана: Ну, там проблемы со здоровьем. Он намного старше.
 
Марина: Дети нужны, продолжение рода; много способов без мужика.
 
Светлана: Ну да, я об ЭКО думала; там до тридцати пяти, вроде, делают.
 
Марина: А я помогу родиться на свет!!!
 
Светлана: Вот круто-то, а. Ты гинеколог?
 
Марина: Зачем ЭКО? Есть исеминация.
Нет, просто работаю в роддоме, в отделении реанимации.
 
Светлана: Ну-ка расскажи поподробнее, я в этом мало понимаю. Делают ли это в нашем городе и сколько стоит. Слушай, для меня бы это спасением было просто. А то как представлю, опять мужика искать и приспосабливаться к нему, тошнит просто.
У тебя очень нужная профессия, молодец.
Надеюсь, правда, через реанимацию не придется проходить.
 
Марина: Лучше не надо, но все равно вес имею.
Делают это в клинике № ***, могу договориться. Без проблем, но, естественно, там все платно.
 
Светлана: Это донорская сперма, что ли?
 
Марина: Ну да, выбираешь кого хочешь.
 
Светлана: И каковы там шансы на успешное зачатие и благополучное вынашивание?
 
Марина: Этого никто не скажет.
 
Светлана: У них свой банк или им надо мужика привести: типа хочу от него детей, но не могу с ним спать?
 
Марина: Есть свой банк, но можешь и своего привести.
 
Светлана: Видишь, какое полезное у нас знакомство. Столько нужной информации в первый же вечер. Пока мужики думают и собираются, женщины договариваются и делают. В том числе детей.
 
Марина: Исеминация – это не ЭКО; там впрыскивают сперму во время овуляции непосредственно в полость матки, и беременность, как правило, настает, но сначала проводят обследование.
От мужиков толку как от козла молока. Доказано.
 
Светлана: А во время ЭКО что делают? Я просто «слышала звон», а деталями не интересовалась пока; решила, что раз до тридцати пяти, то время есть.
 
Марина: ЭКО круче и дороже в разы. Ты получаешь огромные дозы гормонов, затем у тебя забирают яйцеклетку, оплодотворяют, подсаживают обратно и ждут, пока приживется. А если нет, денег не возвращают.
Ты зачем живешь?
 
Светлана: Ясно, спасибо.
«Ты зачем живешь?»?!
 
Марина: С мужем, имею в виду? Если спать с ним не хочешь.
 
Светлана: А я тут уже собиралась размышление о смысле жизни выдать.
 
Марина: Так что про мужа?
 
Светлана: Зачем живу с мужем… Наверное, он мне за отца и близкого друга. Потому что с родными уже давно не живу, и общаемся очень поверхностно и прохладно; они в другом городе.
У меня всегда наоборот было: девочки между собой дружат и с мальчиками встречаются, а я с пацанами общаюсь как с друзьями, а влюбляюсь в женщин.
 
Марина: Ну, мы с тобой прямо родственные души.
 
Светлана: Чисто формальная сторона – это больше для успокоения общественности. Я никогда не стремилась замуж. Здорово же, правда, что мы похожи?
 
Марина: Да. Иногда кажется, что это неправильно, но ничего не могу поделать.
 
Светлана: Да ты забей, жизнь твоя, и она одна. Если всю ее потратить на то, чтобы казаться другим хорошей и правильной, что тебе самой останется?
Ты, кстати, универсал, да? Или без большого опыта трудно понять.
 
Марина: Трудно сказать; нравится преобладать, хотя…
 
Светлана: Мне тоже иногда кажется, что это отклонения в психическом развитии в силу разных причин. Но даже если так… раз оно все равно так уже сформировалось и ничего не поделаешь, а рядом есть такие же… как ты… чего мучиться-то?
 
Марина: Тоже верно.
 
Светлана: Кому, вообще, какое дело, если двоим хорошо вместе?
 
Марина: Еще всегда есть какой-то страх, что тебе кто-то понравится, а ты ему нет.
 
Светлана: Ну конечно, и так может быть. Даже если есть две девушки, которым в принципе нравятся девушки, то еще не факт, что они друг другу подойдут. Но «кто не рискует, тот не пьет шампанского».
 
Марина: Вот с тобой встретимся; общение – это одно, а реальность – совсем другое; увидишь – и не понравлюсь, или наоборот…
 
Светлана: Ну, и что?
 
Марина: Хотя не хотелось бы. Значит, будем общаться просто.
 
Светлана: Ты что, прямо для серьезных отношений сразу девушку ищешь? Во-первых, можно не торопиться с реальной встречей, а просто делать все по взаимному желанию и в спокойном естественном темпе. Во-вторых, не обязательно же сразу постель и все такое; тебе же «сестра-подруга» нужна для начала.
 
Марина: Естественно, торопиться не хочу, и не надо. В первую очередь, «сестра-подруга».
 
Светлана: Хотя меня вообще трудно долго выносить рядом нормальному человеку, если честно. Вся такая импульсивная многокрасочная творческая натура. А временами наоборот – замкнутость, нервозность и куча комплексов.
 
Марина: Хочется, чтобы было все постепенно, красиво. Чтобы бабочки в животе порхали!
 
Светлана: Ах, блин, как я понимаю это классное ощущение!!!
 
Марина: У тебя есть вредные привычки?
 
Светлана: Да особо нет, вроде.
 
Марина: А вот у меня есть.
 
Светлана: То, что ты часто куришь, я прочитала в твоей анкете. Мне кажется, у тебя такая психологически сложная работа. Да еще личный фактор. Неудивительно.
 
Марина: Люблю покурить, хотя и не курила три года, но сложная ситуация – и сорвалась. Еще люблю сухое шампанское и красное вино сухое.
И женщин!!! Но это не вредная привычка. А слабость!
 
Светлана: Я тоже эти напитки для романтических особ предпочитаю. И покурить, в принципе, могу за компанию, если редко и в удовольствие. Ну, а женщины – это вообще самое любимое и изысканное лакомство.
 
Марина: Понимаю.
 
Светлана: Если хочешь почитать мою эротическую прозу, могу дать ссылки на пару рассказов, где художественно описывается, как мне нравится обставлять отношения.
Правда, это больше из области фантазии, а то еще испугаешься.
 
Марина: Хочу. Не испугаюсь.
 
Светлана: Тогда держи… Для начала.
Дебютное порнографическое произведение. Разгрузка Подсознания.
 
Марина: …Мне понравилось. Очень.
 
Светлана: Спасибо.
 
Марина: Только женщина поймет женщину.
 
Светлана: А то я боялась, что ты после таких откровений исчезнешь из переписки и на всякий случай заблокируешь меня на всех сайтах как извращенку и маньячку.
 
Марина: Ты что!
 
Светлана: Да, насчет понимания – это точно.
 
Марина: Я даже возбудилась и позавидовала училке из рассказа.
 
Светлана: Ахаха.
 
Марина: Да-да.
 
Светлана: Слушай, я, наверное, отключаюсь на сегодня, а то и так весь вечер в чате протусовалась. Надо что-то по дому сделать и понемногу спать собираться, чтобы завтра что-то соображать, а то работы много. Я тоже очень рада с тобой познакомиться; классно поболтали. Не скучай, приятных тебе эротических.
 
Марина: Тебе тоже.
 
Светлана: Спасибо. Надеюсь, что до скорой связи.
 
Марина: Тоже надеюсь…
 
***
 
Марина: Доброе утро.
…Жалко, что не смогли сегодня пообщаться.
 
Светлана: Привет, Марин. Тебе, кстати, как нравится, чтобы тебя называли?
Извини, что только сейчас отвечаю. С мобильного в Интернет вообще не выхожу, с компа на работе некогда лазить по соцсетям. Так что только по вечерам с ноутбука, и то не всегда получается, а если нет никаких мероприятий или завала по хозяйству. Но ты, если что, пиши мне в течение дня, а я вечером постараюсь заходить и отвечать.
Как вчерашний день прошел, как вообще вечера проводишь обычно? Я тебя первым делом вспомнила, как проснулась с утра; в голове крутились фрагменты из переписки.
Если утром прочитаешь, хорошего дня!
 
*
 
Марина: Привет, обычно зовут просто Мариной, мама – Мариночкой. День прошел как обычно, весь в работе; вечером на фитнес сходила и домой. Думала о тебе. Надеюсь, сегодня получится пообщаться! За пожелание спасибо! Тебе тоже хорошего дня.
Как провожу вечера? Обычно дома, работаю каждый день плюс дежурства, прихожу и падаю на диван! В выходные стараюсь куда-нибудь вырваться (если нет дежурства), но не всегда получается, а так в основном дома – можно сказать, наслаждаюсь тишиной.
…Ну вот, закончился очередной рабочий день! Пока проехалась по магазинам – уже вечер. Наконец, дома; приготовила себе еду на завтрашнее дежурство, затем холостяцкий ужин с бокалом вина, ну и на диван, ноги гудят!
Да что я все о себе? Светлана (как больше тебе нравится, чтобы к тебе обращаться?), ты, наверное, тоже устаешь; смотрю, на сайте была ночью. На работе иногда ловила себя на мысли о тебе!
 
Светлана: Привет, Марина! Я к тебе на полчасика.
Тоже только что вернулась. Сейчас буду внимательно все читать и комментировать.
 
Марина: Ну, хоть на полчасика, уже хорошо.
 
Светлана: Да так и обращайся: Светлана. Мне только краткая форма моего имени не нравится. Раньше вообще терпеть не могла это имя; казалось, что оно мне не подходит. И раскрою тебе один секрет, в тринадцать лет задумала его поменять и хотела переименоваться именно в Марину. Всегда нравилось это имя. Правда, к восемнадцати годам передумала. Ну, или к своему привыкла.
 
Марина: Светлана – очень красивое имя! Не поверишь, но всегда хотела дочку Светланку.
 
Светлана: Спасибо за комплимент моему имени, но я и теперь его скорее терплю, чем нравится. Хех. Насчет дочки. А у тебя сын? И какие, кстати, твои годы. Может, еще и будет дочка. Я потом тоже хотела дочку Марину, это когда уже решила сама не переименовываться.
 
Марина: У меня сын.
 
Светлана: Кстати, большое тебе спасибо за комментарий к рассказу.
Что касается усталости, у меня деятельность по графику «свободный художник», то есть поглощает практически все время. Дома тоже постоянно приходится что-нибудь писать, вычитывать, править, редактировать, оформлять и продвигать. Поэтому часто и сижу по ночам. А если какие-нибудь конкурсы или мероприятия, то поздно возвращаюсь.
Но это даже не работа, а просто образ жизни, так что почти не напрягает! К тому же, что это по сравнению с твоей работой, где, наверное, события и переживания реальные, а не вымышленные.
 
Марина: Конкурсы, мероприятия? Наверное, интересно. А зрители есть?
 
Светлана: Ну, вот сейчас литературный конкурс у нас проходит, прием заявок сентябрь-октябрь, ноябрь – работа жюри, декабрь – подведение итогов. Интересно, просто читать, сортировать, оценивать и рецензировать много приходится. Произведений сто двадцать было в прошлый раз.
 
Марина: Боже-е! И все надо прочитать?!
 
Светлана: На мероприятиях, конечно, есть зрители. Члены наших лит. клубов, разная творческая тусовка (если открытие выставки – то художники, обычно и местные музыканты бывают). Если народу мало, школьников со студентами пригоняют.
Ладно если бы просто прочитать! На это все надо обзоры писать.
 
Марина: Я бы с ума сошла.
 
Светлана: Ну да. Иногда кажется, что можно совсем увязнуть в области фантазии, когда столько всего переработаешь. Притом что и свое что-нибудь обычно постоянно пишется.
 
Марина: Я бы на выставку сходила! Тысячу лет не была!
 
Светлана: И не только от своего имени. Автор эротической прозы вот у меня активный сочинитель. Ну, и прочие подобные персонажи.
Да это только так кажется, что в нашем городе активная культурная жизнь. На самом деле большие мероприятия редко проходят. К ним долго готовятся и так же долго потом обсуждают.
 
Марина: Я про культурную жизнь города вообще не знаю, погрязла в своей рутине.
 
Светлана: Да я если о литературе и высоких материях начну говорить, меня не переслушаешь. Так что давай о чем-нибудь более реальном. Как-то хочется между фантазиями авторов хоть немного реальности.
А тебе нравится твоя работа, ты ее сама выбрала? Мне кажется, там так тяжело морально; вот где я бы точно не смогла. Я пару раз лежала в гинекологии; по-моему, это вообще ужас – быть медицинским работником.
 
Марина: Нет, обожаю ее. Тяжело? Да! Но каждый день я вижу рождение новой жизни! Это круто!
 
Светлана: Ну да, рождение новой жизни – это здорово. Но какой ценой. Насмотрелась там на девчонок.
Я, кстати, тоже время от времени о тебе думаю. Сегодня поймала себя на том, что у меня даже какое-то ощущение ответственности возникло по твоему поводу.
 
Марина: Ответственность? Неожиданно. Но приятно.
 
Светлана: Ты во сколько спать ложишься? Я и так тут уже сорок пять минут вместо получаса – и даже не заметила. Мне еще кое-что сделать надо; где-то через час смогу подойти – будешь еще в Сети?
Я пошла, но отключаться не буду. Если хочешь, можешь писать мне пока. Как подойду – прочитаю и отвечу, хорошо? Насчет ответственности потом объясню.
 
Марина: Хорошо.
 
Светлана: Не скучай.
 
Марина: Постараюсь, буду ждать.
Такое ощущение, что знаю тебя давно; мысли твои и мои настолько схожи… А ведь я даже толком твоего фото не видела! Бывает же!
Надеюсь, сегодня еще зайдешь на сайт, хотя у тебя, наверное, много работы, но почему-то хочется с тобой общаться.
Можно еще вопрос личного характера? У тебя сейчас есть подруга?
 
Светлана: Пришла.
 
Марина: Я рада.
 
Светлана: Насчет подруги сейчас попытаюсь сформулировать.
Мне долгое время нравилась одна очень взрослая женщина, и мы довольно тесно общались, так что наконец я решила рискнуть и попробовать пойти с ней на сближение.
Она в шоке не была и восприняла нормально, но физически близко не подпустила. Сказала, что можем общаться просто как подруги. У нее типа счастливая семья по взаимной любви и с двумя детьми.
Какое-то время я пробовала смириться с таким положением, но вскоре поняла, что оно меня не устраивает. Какой смысл цепляться за человека, который не хочет или не может тебе ответить?
 
Марина: Тяжело, наверное; давно с ней общалась?
 
Светлана: И где-то месяц назад решила «начать новую жизнь». Подумала, что если освободить свое сердце от болезненной привязанности, то можно встретить взаимное чувство и стать счастливой.
 
Марина: Наверное, ты права; понимаю тебя.
 
Светлана: Я осознаю, что месяц – это мало. Но иногда кажется, что уже пошла на поправку. По крайней мере, на сайте всего дня четыре как зарегистрировалась. Сразу не стала, ибо понимала, что бесполезно.
Ты любишь осень?
 
Марина: Люблю, но бархатную; не люблю дожди, изморось и так далее.
 
Светлана: У меня просто в конце августа такое чувство возникло, что вот, скоро будет осень. Самое романтическое время года. Затяжные моросящие дожди, нависшее серое небо, желтые листья, пустынные парки, силуэты чугунных скамеек.
 
Марина: Это то, что я люблю. Не люблю ветер, приходится сидеть дома.
 
Светлана: И в такую погоду было бы очень хорошо, чтобы рядом был кто-то по-настоящему близкий. Ну, там, загородный домик, уютное кресло, клетчатый плед, камин, глинтвейн, стихи наизусть и все дела.
 
Марина: У меня есть дачка у реки.
 
Светлана: И как-то явственно так это себе представила. А тут начали с тобой переписываться. «Наконец дома, приготовила себе… холостяцкий ужин с бокалом вина…» Этакий романтический персонаж.
Это я сейчас веду к проблеме ответственности.
 
Марина: Камина нет, но природа, глинтвейн – пожалуйста.
 
Светлана: Вот всего один вечер поговорили, но у меня тоже сложилось, как ты говоришь, «такое ощущение, что знаю тебя давно; мысли твои и мои настолько схожи…» В первый раз за долгое время уснула быстро и о тебе сразу утром подумала. Это вчера, получается.
 
Марина: Я тоже заснула и проснулась с мыслью о тебе.
 
Светлана: Спасибо.
Но днем вчера «поймала груз», и мысли были вроде: это же реальный живой человек, со своими особенностями и проблемами, а не романтический персонаж из моего очередного произведения. А что если эта реальность окажется не такой, как фантазия? Ну, и тому подобное.
 
Марина: И на работе, и за рулем еду и думаю о тебе.
 
Светлана: Ты водишь?
 
Марина: Да.
 
Светлана: Молодец. Всегда восхищали женщины, способные к вождению машины. Мне, гуманитарию, эти чудеса технического прогресса, к сожалению, недоступны.
 
Марина: Вот и я о реальности уже писала. Хотя, думаю, все будет хорошо.
 
Светлана: Я помню, да. Так вот. Мысли были такие, значит: а может, ну его нафиг это все, смогу ли я вообще это потянуть? Может, никакая я и не би/лесби, а просто заигралась от скуки, с учетом моего богатого творческого воображения.
 
Марина: Вожу? Да! Я гонщик! Больная машинами!
 
Светлана: Супер! Как-нибудь покатаешь меня на скорости.
 
Марина: Да. А «ну его нафиг» – это про кого?
 
Светлана: Продолжаю. Ну, просто честно делюсь. Всего один день и знакомы, никто ни к кому не привязался, и никто никому ничем не обязан. Может, удалиться с сайта знакомств и из «ВКонтакте», пока не поздно.
 
Марина: Не поняла… Зачем? Ты что?
 
Светлана: Ну, чтобы не привязываться и не разочаровываться.
Да это я все пытаюсь провести идею ответственности. Филолог, мне надо долго говорить.
 
Марина: Ты чего-то боишься?
 
Светлана: Может, ты вообще не Марина и не так выглядишь. Может, ты вообще мужик, откуда я знаю.
 
Марина: Это я! И я Марина.
 
Светлана: Шучу. На самом деле да, я как-то испугалась реальности и того, что она может накрыть, а я не справлюсь. Но ты слушай дальше, я же закончила.
 
Марина: То же самое я могу сказать про тебя. Я вижу одни волосы. Ни одной фотки. Тебе легче.
 
Светлана: У меня на сайте знакомств и на сайте эротических произведений реальные фотки на аватарках стоят. Правда, десятилетней давности.
Ну да, еще вот один момент. Я в ранней молодости несколько раз встречалась с парнями по объявлениям в газетах и Интернете. И могу сказать, что ни разу мне не попался таким способом парень, который бы понравился. Среди пары десятков парней оказался только один более или менее интересный, но и только, человек.
То есть я в принципе довольно скептически отношусь к знакомствам по Сети. Когда видишь реального человека вживую, общаешься с ним и испытываешь симпатию – это же совсем другое.
 
Марина: Я тоже, заглянула первый раз на сайт и нашла тебя.
 
Светлана: Короче, весь день такие мысли накрывали. Думаю: это всего первый день, а столько психических затруднений. Притом что еще работать надо, а сосредоточиться толком не можешь. Короче, удалюсь отовсюду и не буду париться.
В общем, потом вечером захожу сюда, от тебя два сообщения. Думаю: ладно, не буду пока удаляться, а посмотрю, что будет дальше.
 
Марина: Ты и из «ВКонтакте» хочешь удалиться?
 
Светлана: Да я еще не дорассказала. Вчера хотела, и то как хотела, порывом. Из «ВКонтакте» и с сайта знакомств. Мне у тебя очень нравятся ямочки на щеках.
 
Марина: Я сегодня с сайта знакомств хотела удалиться, но не получилось.
 
Светлана: Ну, а сегодня днем то и дело стала ловить себя на мысли вроде: интересно, а что там сейчас поделывает Марина? Ты хотела удалиться?
 
Марина: Да.
 
Светлана: Зачем? Там же вроде есть пункт типа «удалить анкету».
 
Марина: Ну, что-то Инет заглючил. О тебе думаю.
 
Светлана: Ты там написала: надеюсь, что сегодня получится пообщаться. И вот я иду и думаю, что столько всего надо успеть, не до Сети.
 
Марина: Думаю, что делаешь: может, пьешь кофе или нет; короче, думаю…
 
Светлана: А потом мелькнула эта мысль, об ответственности. Типа, что тебе, наверное, хотелось бы, чтобы мы попереписывались. А значит, надо будет все успеть и обязательно, хотя бы ненадолго, выйти сегодня вечером в Инет. Вот. Конец логической цепочки.
 
Марина: Я очень рада этому. И не смей удаляться из «ВК». Целый день ждала вечера.
 
Светлана: То есть удалиться и сделать вид, что ничего не было, проще всего. Но в том-то и дело (мелькнуло на уровне ощущения), что ты уже есть и за это надо нести ответственность.
 
Марина: Да, ты – уже есть!
 
Светлана: Хотя теперь я поняла, что выйти в Инет «ненадолго», когда ты там, не получится. А значит, надо сначала сразу делать все дела и только потом устраиваться за ноут.
Вообще, это такое классное ощущение, когда есть о ком подумать с теплотой и кому можно написать что-нибудь откровенное и романтическое.
У тебя есть какие-нибудь хобби? И куда тебе нравится выбираться из дома по выходным?
 
Марина: Очень классное ощущение. Понимаю, у тебя чувства к другой, но, поверь, с тобой общаюсь – и внутри бабочки летают, честно.
Люблю рисовать иногда.
 
Светлана: Классно, я бы взглянула на твои картины. А чем и что?
Мне тоже иногда нравится рисовать, но писать точно получается лучше.
 
Марина: Да я так, карандашом; как нахлынет, потом выбрасываю. Но мама говорит, чтобы рисовала в красках.
 
Светлана: Я знаю, что вообще это плохой способ – «лечить» чувства к одному человеку общением с другим. С парнями был такой опыт. И обычно стараюсь, чтобы сначала все перегорело, а потом уже восстановившейся и обновленной выходить навстречу свежему чувству.
 
Марина: В подростковом периоде много рисовала.
 
Светлана: Не выбрасывай! Не могу вынести такого варварского отношения к искусству! Лучше собирай свои рисунки и отдавай их мне.
 
Марина: Хорошо.
 
Светлана: У меня когда-то была мечта обклеить хотя бы одну стену в своей комнате пусть скорыми и не «профессиональными», но «живыми» рисунками.
Ты часто видишь сны?
 
Марина: В последнее время увлеклась рисованием по цифрам, друзья подарили; правда, свои цвета смешиваю, прикольно получается.
Часто. Практически каждую ночь.
 
Светлана: А что обычно снится и умеешь ли ты их толковать?
 
Марина: Не всегда. Но чаще да.
 
Светлана: Сфоткай мне какую-нибудь свою картину сюда.
О, я придумала. Когда-нибудь надо будет организовать совместный проект типа книжки или альманаха с твоими картинами и моими стихами или рассказами.
 
Марина: Вот, например.
 
Светлана: Ну… Мне нравится.
 
Марина: Спасибо. У Ван Гога, конечно, цвета немного тусклее были, но мне захотелось поярче.
 
Светлана: Только хотела написать, что вот эти переливы цветов понравились.
Ты сюжеты сама придумываешь?
 
Марина: По-разному, редко рисую. Настроение должно быть и время. А у меня его мало, хотя сейчас появилось.
 
Светлана: А портреты рисуешь? Я больше всего люблю рисовать людей. Но у меня обычно не очень выходит.
 
Марина: Людей нет, плохо. Не получается.
 
Светлана: А где у тебя сын живет?
 
Марина: В другом городе, в С***. В университет в этом году поступил.
 
Светлана: Ого, какой взрослый.
 
Марина: Только уехал, на следующие выходные поеду к нему.
 
Светлана: Вот мне тоже надо было в восемнадцать-двадцать родить, сейчас бы не парилась, а уже в среднее звено водила.
 
Марина: Каждому свое время.
 
Светлана: Ты интроверт или экстраверт?
 
Марина: Не хочу показаться дурой, но, честно, не могу сказать.
 
Светлана: Даже примерно? Ты спать во сколько будешь ложиться?
 
Марина: А ты? Ну, полчасика могу не спать.
 
Светлана: Да я обычно допоздна сижу, но у тебя работа ответственная.
 
Марина: А тебе ко скольки на работу?
 
Светлана: К 8:30, это в семь уже выходить надо.
 
Марина: Ну, я тоже в 7:15 выхожу.
 
Светлана: А у тебя много друзей?
 
Марина: Знакомых много, друзей не очень.
 
Светлана: Значит, завтра я буду знать, что в 7:15 ты вышла из дома и летящей походкой, в развевающемся плаще, постукивая каблучками об асфальт, стремительно идешь по сумеречной осенней улице среди желтых кленов и багряных рябин.
 
Марина: Без плаща, на каблуках, до машины и вперед.
 
Светлана: Да, точно. Я забыла о машине.
 
Марина: Я, скорее всего, экстраверт, но люблю и уединение, поэтому сложно было ответить.
 
Светлана: Это называется амбиверт.
Слушай, а ты бы сильно расстроилась, если бы я все-таки пропала?
 
Марина: Я не сильна в психологических терминах.
Расстроилась бы, мне и сейчас неприятно это читать, но я многое в жизни пережила и это переживу, хотя очень бы не хотелось терять с тобой общение! Но «хозяин-барин»! Насильно мил не будешь!
 
Светлана: Ну, прости, дело ведь не в тебе лично, а в моих страхах и комплексах. И опять, мне ведь же требовалось знать, нужно ли тебе вообще все это.
 
Марина: У всех комплексы. Мне это нужно. Поверь!!!
 
Светлана: Мне, кстати, нравится, когда в течение дня ты мне пишешь и рассказываешь что-нибудь о своих делах. Это дает эффект присутствия и сопричастности. Да и вообще, приятно чувствовать, что кто-то тебе вспоминает. Так что завтра тоже пиши, если будет настроение.
У тебя сердце сейчас свободно?
 
Марина: Да. Давно. Одна пустота.
 
Светлана: Ну вот.
 
Марина: А тут ты появилась и хочешь удалиться?
 
Светлана: Непривычное ощущение с девушкой в таком контексте переписываться.
 
Марина: Точно.
 
Светлана: Вот говорю же тебе, я это прямо сегодня как-то почувствовала, что с тобой нельзя играть.
 
Марина: Почему? А ты играешь?
 
Светлана: Было такое явное ощущение другого человека со своими особенностями, а не просто литературного персонажа для моей забавы, которого хочешь – до остановки проводил, хочешь – предал огласке и позору, по своему усмотрению, в зависимости от настроения.
Не знаю, как ты понимаешь то, что говорю, но стараюсь не играть и быть честной.
 
Марина: Я не персонаж, а живой человек, и ты мне нравишься.
 
Светлана: Ну, вот поэтому и нельзя играть.
 
Марина: Тебе решать.
 
Светлана: Ты читала что-нибудь из Мураками?
 
Марина: Нет.
 
Светлана: Ты еще не засыпаешь? Кратко расскажу одну вещь.
 
Марина: Нет, не сплю.
 
Светлана: Я недавно прочитала у него «Мой любимый sputnik». Там все так интересно было, и я постоянно думала, что героиню как с меня списывали. Молодая писательница, замкнутая, с кучей странностей. Влюбляется в женщину, устраивается к ней на работу, едет с ней путешествовать, признается в своих чувствах, получает отказ и после этого пропадает на маленьком греческом острове. Полгода ее ищут, потом прекращают поиски. Ее лучший (просто) друг решает, что она ушла в мир снов и фантазий, ну и так далее.
А до этого она собиралась написать роман и много строчила, но этот ее друг говорил, что ей не хватает «живой крови», личного опыта.
Я с таким нетерпением ждала окончания и была очень им разочарована. Ибо оказалось, что ничего с этой девушкой не произошло серьезного, а она просто спряталась в горах от суеты и все-таки написала роман, превратив свое «глубокое и сильное» чувство просто в такой эпизод, который и дал жизнь ее произведению, обнажив и выставив напоказ подробности ее личных отношений и психических переживаний.
Блин, к чему это я. Как начну о литературе – не заткнешь.
К тому, что мне было неприятно такое циничное окончание, когда литература становится важнее реальной жизни и настоящих чувств и все приносит себе в жертву.
 
Марина: Чего ты боишься?
 
Светлана: И хотя, наверное, так было бы легче, но я не хотела бы ни с кем играть.
Марин. Тебя.
 
Марина: Почему?
 
Светлана: Потому что проще, когда все держишь под контролем.
 
Марина: Я с тобой не играю.
 
Светлана: В мире отношений с мужчинами я уже как-то научилась ориентироваться. А тут вообще мало что понимаю. Притом что в принципе очень склонна отдаваться чувствам и «падать с головой».
Помнится, в первый день, наоборот, я тебя успокаивала в этом смысле.
 
Марина: Мы ведь даже не виделись еще; ты же не знаешь, как отреагируешь на нашу встречу. Я, между прочим, тоже боюсь.
Да, помню. Но хочу увидеться.
 
Светлана: В ближайшей перспективе или нет?
 
Марина: В ближайшей, но навязываться не буду. Когда сама захочешь.
 
Светлана: Пока желтые листья не опадут, чтобы было красиво и романтично гулять по уединенным парковым дорожкам?
 
Марина: Хорошо бы.
 
Светлана: А что мы будем делать на первой встрече? Мне кажется, что я буду или молчать и стесняться, или, наоборот, безостановочно нести всякий бред.
 
Марина: Не знаю; где-нибудь посидим, поболтаем. Думаешь, я не буду стесняться?
 
Светлана: Давай тогда сразу напьемся, чтобы легче было общаться.
 
Марина: Давай. Только не сильно.
 
Светлана: Я обычно со своими одногруппниками в разных учебных заведениях так знакомилась. После третьего тоста всеобщая коммуникабельность существенно возрастала.
 
Марина: Так и бывает.
 
Светлана: И после этого все становились друг другу друзьями и братьями.
 
Марина: Хорошо; пьем шампанское молча, потом говорим.
 
Светлана: Жаль, что в школе я еще до этого не додумалась, поэтому, когда приходила в новый класс, довольно долго адаптировалась. Супер-идея!
 
Марина: Ты открываешься с другой стороны. В прошлый раз ты показалась более смелой, что ли. Меня утешала.
 
Светлана: Да, меня не поймешь.
 
Марина: Это точно.
 
Светлана: Сама не знаю, что нашло. Может, все-таки пойдем спать?
 
Марина: Как скажешь; ну да, уже поздно, время с тобой летит быстро.
 
Светлана: А мы себя как будем друг с другом вести? Как на первом свидании? Или просто как будто две обычные знакомые девчонки встретились?
 
Марина: Думаю, что все-таки свидание, а ты как? Я с девушками на свидание еще не ходила, ты будешь первая! Давай с двух обычных начнем, а там посмотрим.
 
Светлана: «“Ты знаешь, у меня еще никогда не было подобного опыта”, – шепотом призналась Светлана Геннадьевна. А Даша ничего не ответила, лишь улыбнулась едва заметно: ей было приятно стать первой для этой привлекательной взрослой женщины»
 
Марина: Жучка.
 
Светлана: Значит, для начала с двух обычных девушек, встретившихся в осеннем парке под желтыми листьями на чугунной скамье за бутылкой шампанского.
 
Марина: Хорошо, когда?
 
Светлана: А после третьего тоста начнется свидание.
Прямо сразу «когда»? А ты сама когда хочешь?
Может, мы шампанское заранее по отдельности выпьем?
 
Марина: Нет, лучше вместе.
 
Светлана: А то я боюсь убежать с места встречи.
 
Марина: Почему?
 
Светлана: От необычности обстановки.
 
Марина: Думаешь, не понравлюсь?
 
Светлана: Ну, по фото на аварке очень даже нравишься.
 
Марина: Значит, просто напьемся шампанского.
 
Светлана: Мне волосы на лицо спустить, чтобы ты меня быстрее узнала?
 
Марина: Нет. У меня сейчас волосы чуть светлее.
 
Светлана: А потом в Интернете будем объявление формулировать как «Ищу собутыльницу для приятного времяпровождения в осеннем парке». А ты точно не мужчина?
 
Марина: Я женщина!!! На аватарке вытянутые волосы, вообще волнистые – как бы тебе хотелось?
 
Светлана: Или нет, лучше так: «Есть опыт легких отношений с девушкой (совместное распитие шампанского в осеннем парке)». Волнистые.
 
Марина: Хорошо.
 
Светлана: Ты прямо так спрашиваешь… Я-то вообще не красавица, если честно признаться.
 
Марина: Я тоже. Обычная.
 
Светлана: Ты более женственная. Так мы шампанское прямо в парке будем пить?
 
Марина: Ну да; не арестуют, надеюсь.
 
Светлана: А ты одна придешь, никто из кустов на скрытую камеру компромат не будет снимать?
 
Марина: Ты реально так думаешь?
 
Светлана: Или после третьего тоста не появится мужик для продолжения втроем?
 
Марина: Нет.
 
Светлана: Да мысли-то всякие вертятся.
 
Марина: Только ты и я. У меня тоже.
 
Светлана: Может, потом будем как прикол вспоминать. Если это приключение благополучно обойдется. Там уже не до свидания, с такими мыслями будем радоваться, что вообще живые домой вернулись.
 
Марина: Не встретимся – никогда не узнаем.
 
Светлана: Что ты будешь предпринимать для безопасности?
 
Марина: Живые? А что может произойти?
 
Светлана: Да, кстати, может быть, ты еще гомофоб, который маскируется для отлова лесби и би.
 
Марина: Ты что??? Может, ты?
 
Светлана: Я просто большой любитель Достоевского и закрученных сюжетов.
 
Марина: У тебя был опыт с женщиной?
 
Светлана: Знала бы ты, сколько я тут сегодня смеялась.
«Нет, Даша не считала себя лесбиянкой и даже была замужем, но ее почему-то с отроческих лет привлекали зрелые женщины. Впрочем, к своим двадцати пяти годам студентка ни разу не была в однополых отношениях, и все Дашины действия в этом направлении сводились к рассматриванию старших подруг, невинным “случайным” прикосновениям и последующим бурным фантазиям».
 
Марина: Я обычный человек, меня не надо бояться, просто попьем шампанского.....
 
Светлана: И многозначное пятиточие в конце. Почему ты спросила?
 
Марина: Не знаю. Ты боишься нашей встречи. Не могу понять, почему.
 
Светлана: Сама не знаю. Наверное, из-за неопределенности во всем. И слабой контролируемости процесса. И хорошей способности накручивать на пустом месте.
 
Марина: Не буду настаивать; давай списываться; будешь готова – встретимся!
 
Светлана: Ты вот, например, уверена, что действительно хочешь серьезных отношений с девушкой? Или просто так развлекаешься для разнообразия?
 
Марина: Я не развлекаюсь. Меня реально тянет к женщине, но серьезных отношений не было.
 
Светлана: Но уверена или нет, что тебе на самом деле нужны такие отношения? Я даже не о себе, а о том, нужны ли они тебе в принципе.
Что значит не было серьезных отношений? Ты спала с женщиной?
 
Марина: Да. Но встреч, свиданий не было.
Нужно ли мне это? Да! Хотя я не знаю, как получится.
 
Светлана: Вот и меня всю жизнь тянет к женщинам, но в том, что я потяну такие отношения, я не уверена.
 
Марина: Говорю, ты первая, с кем я пойду на свидание (если захочешь), а насчет отношений я не смогу узнать без встречи.
 
Светлана: Потому что для меня женщина всегда была преимущественно Музой и Вдохновительницей. И, честно сказать, я слабо представляю – как это: пить шампанское с женщиной, которая хочет реальных отношений с женщиной, по знакомству через Интернет.
 
Марина: Я все поняла! Ты сама боишься отношений. Не хочешь встречи.
 
Светлана: Хотя несколько раз у меня было такое ощущение, что ты не случайно мне написала. И что надо же когда-то попробовать. Что-то ведь привело меня на этот сайт.
 
Марина: Блин, не пойму, раздражает.
Думаешь, я из любопытства на сайт зашла? Только зарегистрировалась – и бах, ты!
 
Светлана: Я всегда мечтала о таких отношениях. Но у тебя была постель без романтики, у меня сплошная романтика без постели на правах королевского пажа. И всегда приходилось скрывать от окружающих свои чувства. Ничего удивительного в том, что я боюсь таких отношений!
В общем, уже поздно, и я затрудняюсь адекватно сформулировать свои мысли. Пошли спать?
 
Марина: Я поняла! Мы все равно должны встретиться! Пообщаться и все такое.
Давай спать. Думаю о тебе. Завтра я на дежурстве; как будешь свободна – пиши.
 
Светлана: Пиши мне в течение дня всякий раз, когда возникнет желание. Мне будет приятно открыть страницу и прочитать, чем ты занималась. Если даже некогда будет вечером зайти в Сеть, я все равно ночью постараюсь прочитать и тогда отвечу.
И буду прислушиваться к своим ощущениям. Когда они уже позовут меня в парк на шампанское.
 
Марина: Хорошо, буду писать весь день, как смогу.
 
Светлана: Спокойной ночи тогда.
 
Марина: Спокойной ночи.
 
Светлана: Многообещающий ряд фужеров. А говорила, только три тоста.
Так мы никогда не уснем. Отключаюсь. Хорошего дня тебе завтра!
 
***
 
Марина: Доброе утро! Пока пью кофе, решила написать. Уснула и проснулась с мыслью о тебе. Удачного дня!!!
…Это снова я! Как ты спала? Снилось ли что-нибудь?
…Все думаю о вчерашней переписке. Ты боишься отношений и порываешься удалиться, а зачем? И побаиваешься встречи, но я ничего страшного в этом не вижу. Что плохого в том, что две девушки встретятся, пообщаются и обсудят то, что не могут обсудить ни с кем, за бутылочкой шампанского?
…Ну вот, пообедала! Можно жить дальше.
Чтобы ты не думала, что я мужик или маньяк, шлю тебе фотку с работы.
…Добрый день! Как проходит твой день? У меня пока спокойно.
Перечитывала нашу переписку, тебе далековато ездить на работу! Просто подумала, вдруг работаем в одном районе (я в центре)?
…Трудно в пустоту писать, жду вечера; надеюсь, пообщаемся.
 
Светлана: Привет, Марина. Слушай, не спросила. А у тебя сейчас парень есть?
 
Марина: Нет.
 
Светлана: Хорошо. Тогда буду отвечать на твои вопросы…
Спала сегодня неважно; даже не знаю, почему; просыпалась постоянно. Снилось, как будто меня завалило перепиской.
«Что плохого в том, что две девушки встретятся, пообщаются и обсудят то, что не могут обсудить ни с кем, за бутылочкой шампанского?» Незнакомых девушки, молча, в осеннем парке на чугунной скамье, в романтической атмосфере, с плавным переходом в свидание после третьего тоста… Действительно, ничего особенного.
 
Марина: Можем пока без первого свидания, просто встреча и общение.
 
Светлана: Эти фотки ты сегодня сделала? Ммм, обожаю синий цвет. Симпатичная женщина. Особенно эти ямочки на щеках просто с ума сводят. Может, правда, ты маньяк, взломавший страницу этой женщины и выдающий себя за нее, хм?
 
Марина: Фотки – да, в операционной.
 
Светлана: Операционную я узнала по этим жутким часам.
Нет, мне относительно недалеко ездить на работу, просто я люблю пройтись пешком, прежде чем сесть на транспорт; минут тридцать-сорок пять утром и вечером побольше; часа полтора в день минимум мне обязательно надо побродить, это проветривает голову.
Ты пишешь не в пустоту, а мне! Я ведь все это прочитаю и отвечу. Мне действительно приятно, что ты мне пишешь, и интересно читать о том, как проходит твой день.
Послушай, а если, например, мы с тобой будем встречаться, ты будешь при этом встречаться с парнями или другими девушками?
 
Марина: Нет, не буду. Я и сейчас ни с кем не встречаюсь.
 
Светлана: Хочу, чтобы ты присылала мне побольше своих фоток.
 
Марина: У меня их не так много.
 
Светлана: Правда, если ты маньяк, взломавший страницу ни о чем не подозревающей Марины, достать новые фотки будет проблематично.
 
Марина: И ты мне пришли. А то вдруг ты маньяк?
 
Светлана: Как у тебя настроение? По-моему, ты немножко напряжена. Обиделась на меня за вчерашнее?
 
Марина: Нет, не обиделась; настроение хорошее, тебе показалось.
 
Светлана: Хотела тебе сказать, что с длинными темными волнистыми волосами ты мне больше нравишься, чем со средними светлыми. Чем занимаешься, не отвлекаю ли?
 
Марина: Не отвлекаешь, в сестринской лежу. Фото пришлешь?
 
Светлана: Я подумаю. Спать, наверное, хочешь?
 
Марина: Нет, рано еще.
 
Светлана: Я ненадолго зашла, прочитать твои сообщения. Сейчас отключусь, а вернуться смогу через час-полтора. Будешь еще здесь?
 
Марина: Буду. Напишешь – оповещение придет. Почему про фото будешь думать?
 
Светлана: И все-таки мне настоятельно кажется, что ты напряжена или что я тебя сегодня немного раздражаю.
Потому что нет уверенности. И еще потому, что боюсь тебе не понравиться.
 
Марина: Нет, кажется; ждала вечера. Весь день на часы смотрела.
 
Светлана: Но я подумаю. Может, что-нибудь и выберу.
Зачем смотрела? Как-нибудь приду к тебе в гости на ночное дежурство.
 
Марина: Чтобы с тобой списаться.
 
Светлана: Ладно, раньше отключусь – раньше вернусь. Часам к двадцати двум.
 
Марина: ОК.
 
Светлана: Если хочешь, можешь продолжать писать, это не «в пустоту». Не скучай.
 
Марина: Как я могу быть маньяком? Фото, которые прислала, были сделаны сегодня, а не со страницы. У тебя выходные вообще есть?
 
Светлана: Пришла.
Вообще, есть, конечно. Просто завтра-послезавтра занята на площадках, а так по субботам-воскресеньям, в принципе, бываю свободна, если ничего не проводится.
Но домой обычно все равно много работы беру.
 
Марина: Когда же отдыхаешь?
 
Светлана: Да говорю же, это образ жизни, то есть я даже не замечаю толком, что всегда так или иначе занята. У меня нет такого графика, чтобы, к примеру, с понедельника по пятницу с девяти до семнадцати. Это специфика моей профессии.
 
Марина: Поняла. Про фото подумала?
 
Светлана: Пока силы есть, буду крутиться. А когда почувствую, что мне это стало в напряг, найду себе что-нибудь более тихое и спокойное из филологической сферы – например, экскурсоводом в музей или там библиотекарем. Училкой.
Ну, пообещай, что завтра весь Интернет не будет пестрить объявлениями в духе: «Сенсация! Местный литературный деятель С. – бисексуалка! Обнародуем тайную переписку с фото!!!» А я пока пороюсь в папках с фотками и выберу что-нибудь для тебя.
 
Марина: Ты что? По-моему, я уже писала! Что, до сих пор сомневаешься?
 
Светлана: Тебе портретную, в рост или эротическую?
 
Марина: Портретную. Ну, можно и в рост.
 
Светлана: А эротическую почему не хочешь?
 
Марина: Хочу.
 
Светлана: А чего тогда стесняешься?
 
Марина: Ну, не только тебе стесняться; недавно ты вообще сомневалась, отсылать мне фото или нет, а теперь столько вариантов.
 
Светлана: У тебя есть татуировки?
 
Марина: Нет.
 
Светлана: А тебе они нравятся?
 
Марина: Если красивые, то да.
 
Светлана: Знаешь, мне вчера перед сном захотелось вовлечь твой образ в свои эротические фантазии, но я как-то не решилась этого сделать.
 
Марина: Почему?
 
Светлана: Засомневалась, что тебе бы это понравилось.
 
Марина: Но ведь это фантазии, а в них можно что угодно.
 
Светлана: Ты любишь делать эротические фотосессии?
 
Марина: Жду фотки.
 
Светлана: Я помню. Ищу.
 
Марина: Не делала ни разу.
 
Светлана: Ты не занята сейчас делами?
 
Марина: Нет.
 
Светлана: Ты стеснительная?
 
Марина: Ну, больше – да.
 
Светлана: Во сколько будешь ложиться сегодня спать? Чего ты меня ни о чем не спрашиваешь? Устала?
 
Марина: Нет, спать не собираюсь пока. А ты стеснительная?
 
Светлана: Да меня не поймешь. Иногда замкнутая, иногда развратная.
 
Марина: Ну, это тоже неплохо. Говоришь, в субботу-воскресенье мероприятия, посвященные Дню города?
 
Светлана: Ну да. Слушай, даже не знаю, что тебе прислать.
 
Марина: Уж пришли что-нибудь, заждалась.
 
Светлана: Держи уже тогда портретно-эротическую в рост.
Почему ты насчет Дня города спросила?
 
Марина: Просто гуляния два дня, а ты у нас человек общественный, вот и подумала.
Плечики-то обгорели.
 
Светлана: Ну да. У тебя точно все нормально?
 
Марина: Да. Почему спрашиваешь? Ты стройная.
 
Светлана: Ощущается напряжение. Или холодность, что ли. Настороженность. Или обиженность. Я предупреждала, что не красавица.
 
Марина: Глупенькая, ошибаешься. Хочется увидеть портрет.
 
Светлана: Все тридцать три удовольствия.
 
Марина: Ты мне понравилась.
 
Светлана: Спасибо.
 
Марина: Фото свежее?
 
Светлана: Да, август 2015.
 
Марина: Какие мероприятия намечаются на празднование?
 
Светлана: 12 и 13 сентября 2015 года город отметит… ***.ru Сайт областной Думы.
 
Марина: Мне кажется, это ты напряжена.
 
Светлана: Вот портретов новых что-то вообще не найду. Если устроит, могу из более старых что-нибудь посмотреть. Значит, мы обе напряжены.
 
Марина: Я нет.
 
Светлана: Просто я уже жду, что некий маньяк собирается разузнать площадку, возле которой меня можно увидеть, и принести туда компромат в виде распечатанной переписки с приложенными фото.
 
Марина: Глупости.
 
Светлана: Наверное.
 
Марина: Точно. Завтра после работы поеду домой. Без компромата.
Молчим…
 
Светлана: Ну, ты сказала, что ждала вечера и хотела со мной попереписываться, а сама ничего толком не говоришь и не спрашиваешь.
Я фотку тебе ищу покрупнее, но ты не ответила, надо ли тебе старую.
 
Марина: Да, конечно. У меня такое ощущение, что ты чего-то опасаешься; может, конечно, кажется. Почему думаешь, что я – это не я?!
 
Светлана: Да просто мнительность. И отсутствие «прецедентов». Я никогда не встречалась с девушкой по знакомству через Интернет.
 
Марина: Я тоже.
 
Светлана: И еще у меня настроение как флюгер. Я тебе вчера всякого бреда понаписала, и ты теперь со мной настороженно разговариваешь. А я сегодня вообще весь день думала, где бы раздобыть уютную плетеную корзинку для пикника и чем ее наполнить к шампанскому.
 
Марина: Между прочим, я тоже переживаю. Наполнить можно чем угодно.
 
Светлана: Ну как, мне же хочется заранее продумать, чтобы все было красиво и романтично, а не просто зайти в супермаркет и купить что под руку попадется. Вот ты бы что хотела, чтобы там было?
 
Марина: К шампанскому хорошо сыр, фрукты, шоколад. А ты что хотела бы?
 
Светлана: Да, в принципе, я с тобой согласна. Только еще хлебцы добавила бы для сыра.
 
Марина: Ну да, о них забыла.
 
Светлана: Слушай, я на старых фотках вообще не похожа на себя теперешнюю.
 
Марина: Ничего, пришли. Не думала, когда пикник устроим?
 
Светлана: Ты только на выходных можешь?
 
Марина: Ну да, работаю каждый день до16:00.
 
Светлана: А на следующих уезжаешь?
 
Марина: Да. Ты же тоже работаешь каждый день.
 
Светлана: Ну да, на неделе да.
 
Марина: А скоро будет холодно.
 
Светлана: Тогда придется встречаться на даче. С пледом и глинтвейном.
 
Марина: Спать еще не собираешься?
 
Светлана: Вот, держи. Хоть и не портрет, зато из недавних, и лицо получше видно.
Спать пока не ложусь. Если ты сильно устала, то не мучайся. Хотя я разобралась с фотками и теперь могу переписываться более активно, а то была увлечена этим занятием.
Значит, говоришь, что можно задействовать твой образ в моих романтических грезах…
 
Марина: Нет, я не устала. Почему бы нет.
 
Светлана: Хех… попробую сегодня перед сном…
Тебе нравится путешествовать? Заграницей бывала где-нибудь?
 
Марина: Нет, нигде не была.
 
Светлана: А хотелось бы?
 
Марина: Конечно, кто же не хочет!
 
Светлана: Да, кстати, тебе нравятся ролевые игры? Ну, там учительница с ученицей…
 
Марина: Интересно, наверное, но не пробовала.
 
Светлана: Надо будет обязательно попробовать. Готовь указку с журналом.
Умеешь ли ты на чем-нибудь играть из музыкальных инструментов?
 
Марина: Нет. Играешь? Гитара?
 
Светлана: Не-а, нет способностей. Зато – как ты, наверное, уже поняла – я очень люблю писать. Жалко, что не могу отправить тебе ни одного стихотворения.
 
Марина: Почему?
 
Светлана: Потому что по нему ты сможешь узнать мои данные и использовать накопленный компромат.
 
Марина: Опять.
 
Светлана: Получается, что ближайшие выходные, когда мы сможем встретиться, – это третье-четвертое октября. День учителя, хм. Символично. Если на улице будет холодно, можно ведь пойти в кафе.
Интересно, ты меня, наверное, по-другому себе представляла.
 
Марина: Я тебя представляла; вернее, пыталась, но лицо никак не могла увидеть; единственное – представляла тебя худой (так и получилось). В кафе можно.
 
Светлана: А я почему-то сегодня, рассматривая твои фотки, ощутила жалость.
 
Марина: Представляла по-другому?
 
Светлана: Жалость по отношению к тебе. В хорошем смысле. Просто спонтанным мелькнувшим ощущением. Долго получится, если постараться описать подробнее.
 
Марина: Тогда при встрече.
 
Светлана: Ощущение типа: человек, живущий не вполне свою жизнь. Захотелось тебя обнять. Какого времени эта фотография на аватарке?
 
Марина: Январь 2015.
 
Светлана: С темными волосами ты выглядишь младше.
 
Марина: Спасибо; правда, сейчас чуть светлее. Ухожу от черного.
 
Светлана: Ну, я как бы видела фото с работы. Если они, конечно, сегодняшние и твои.
Тебе какие цветы нравятся? И ты еще с кем-нибудь переписываешься, как со мной?
 
Марина: Нет, только с тобой. Тюльпаны.
 
Светлана: Мне, правда, сегодня целый день кажется, что ты чем-то расстроена.
 
Марина: Нет. Тебе кажется, правда.
 
Светлана: Значит, тебе просто неудобно много набирать с телефона. Чего тебе хочется?
 
Марина: Сейчас или вообще?
 
Светлана: И сейчас, и вообще. У тебя не бывает мысли, зачем это все, со мной?
 
Марина: Сложно сразу ответить, чего хочу. Бывает, но, когда думаю о тебе, внутри как-то все шевелится; у меня такого точно уже давно не было.
 
Светлана: Ты больше веселая или грустная?
 
Марина: Я весельчак.
 
Светлана: Ты ревнивая?
 
Марина: Да. Но работаю над этим.
 
Светлана: Тебе когда-нибудь посвящали литературные произведения?
 
Марина: Нет. А ты всегда жила в этом районе?
 
Светлана: Почему спрашиваешь?
 
Марина: Очень похожа на одного человека.
 
Светлана: Интересно, на какого? Наверное, я взломала его страницу.
На самом деле я не всегда жила даже в этом городе, не то что в этом районе.
 
Марина: На одну девушку. Бывают же сходства.
 
Светлана: Ну, это ясно. Спасибо, хоть не на парня.
 
Марина: Правда, очень похожа.
 
Светлана: Ну, на кого? Может, это кто-то из моих родственников.
 
Марина: Самое интересное, зовут тоже Светлана.
 
Светлана: Может, это я и есть?
 
Марина: Наверное, нет.
 
Светлана: Ну и ладно. Человек-то хоть хороший?
 
Марина: Она постарше. Да.
 
Светлана: Да мало ли похожих людей.
 
Марина: Ну да. Образ похожий.
 
Светлана: Тебя это чем-то напрягает?
 
Марина: Нет, нисколько.
 
Светлана: Вообще я не красивая, не женственная и довольно неумелая в общении. Единственное, что я хорошо умею, – это много писать и страстно влюбляться.
 
Марина: Красота – понятие растяжимое! Ты симпатичная; мы все к себе самокритично относимся.
 
Светлана: Да это понятно. Ты верная?
 
Марина: Да. Если человек мне больше не нравится, скажу правду.
 
Светлана: Почему ты меня вообще ни о чем не спрашиваешь, тебе не интересно?
 
Марина: Почему, интересно. Ты многое рассказываешь, а я потихоньку складываю пазлы и рисую твой образ.
 
Светлана: И что вырисовывается? Наверное, что-то аморфное и двуличное.
 
Марина: Образ нежной, чувственной девушки, принимающей все близко к сердцу, но при этом со стержнем внутри, который не дает сломаться. Ну, мне так кажется.
 
Светлана: Ух ты.
 
Марина: И очень романтичной.
 
Светлана: Ох, не разочаровать бы тебя.
 
Марина: И мне кажется, ты ревнивая.
 
Светлана: Это на основании чего тебе так кажется?
 
Марина: Интуитивно.
 
Светлана: Я не задаю и половины вопросов, которые у меня к тебе возникают по этому поводу.
 
Марина: Но мы же должны о чем-то говорить, когда встретимся?
 
Светлана: Сегодня меня так пробило узнать насчет того, есть ли у тебя парень, часов этак в четырнадцать, что хотела все бросить, зайти «ВК» и тебе написать. Но знала, что тогда все, прощайте дела. И кое-как дотерпела до вечера.
 
Марина: Нет у меня парня; недавно развелась, сыта по горло.
 
Светлана: Точнее, мне было важно узнать другое. Есть люди, которые считают, что парень – это одно, а девушка – другое. То есть одно другому не мешает, а гармонично дополняет. Вот мне было интересно, тоже ты так считаешь или нет. И если бы мы стали с тобой встречаться, то встречалась бы ты с парнем в параллель или нет. Типа парню нечего ревновать к девушке и наоборот.
Предупреждаю сразу, я могу быть только единственной. Жутко ревнивая и требовательная, как недолюбленный ребенок.
 
Марина: Я знала это.
 
Светлана: И иногда патологически агрессивная.
Что еще знаешь? Такое ощущение, что мы, правда, знакомы сто лет.
Ты стала хуже относиться ко мне за последнее время?
 
Марина: Нет, с чего взяла?
 
Светлана: Ты когда-нибудь дралась? И не собираешься ли ты спать?
 
Марина: По поводу другого вопроса. В данный момент я одна, и сложно ответить. Парень и девушка, нельзя ревновать, разные они. Как можно встречаться и с парнем и с девушкой? Бред, сложно ответить, не была в такой ситуации.
 
Светлана: Ну, некоторые именно так понимают бисексуальность. Типа нормально с парнем и девушкой одновременно, это же две разные части моего я.
 
Марина: Дралась в детстве; спать, наверное, уже пора, хотя не хочется.
 
Светлана: Ты все еще хочешь встречи?
 
Марина: Да. А ты?
 
Светлана: Сегодня утром думала над своей вчерашней паникой.
 
Марина: И?
 
Светлана: Спросила себя: ты всю жизнь хотела отношений с женщиной. Есть симпатичная тебе женщина, которая тоже хочет отношений с женщиной, причем с ней можно говорить прямо об этом, а не надо изворачиваться, лавировать и постоянно трястись. Чего тебе надо вообще?
Короче, я решила, что, хотя я тебя и боюсь, все равно лучше встретиться. И либо перестать тешить друг друга иллюзиями. Либо уже проснуться рядом под клетчатым пледом в загородном домике. Ну, находят же как-то друг друга и такие, как мы.
 
Марина: Да.
 
Светлана: Говорю же, я вчера ложусь, ну и привыкла фантазировать, это способствует засыпанию. И ты у меня так органично сама собой во все вплетаешься, а я себя уже ловлю на этом факте и только тогда останавливаю. А ты фантазируешь?
 
Марина: Естественно. Я рада, что ты не паникуешь.
 
Светлана: Ой, зря радуешься. Если понравишься в реале, не будешь знать, куда прятаться.
 
Марина: Как и говорила, встретимся, а дальше посмотрим.
 
Светлана: Вот не страшно тебе, что будет, если понравимся?
 
Марина: Страшно. Только дурак не боится.
 
Светлана: Кстати, у тебя какой сексуальный темперамент, неуемный или уравновешенный?
 
Марина: По настроению.
 
Светлана: И любишь ли ты отмечать свои дни рождения? У меня сегодня железная логика.
 
Марина: Всегда отмечаю.
 
Светлана: Ну что, значит, будем планировать встречу на День учителя?
 
Марина: Давай.
 
Светлана: И может, пойдем уже спать? Мне хотя и к десяти завтра, но все равно пора, наверное. Надо же в состоянии быть.
И все же ты сегодня какая-то не такая. Более сдержанная.
 
Марина: Нет, кажется.
 
Светлана: Хотя идея насчет парка мне как-то больше по душе, чем в кафе. В парке в солнечный ясный теплый день более романтично, а также более тихо и уединенно.
Опять же, мне уже целый день мерещилась корзинка для пикника.
 
Марина: Посмотрим, какая погода будет.
 
Светлана: Двое, молча глушащие шампанское посреди кафе, – картина довольно странная.
 
Марина: Должно быть тепло.
 
Светлана: А ты пойдешь на День города? С детства обожаю этот праздник. В любом городе.
 
Марина: Нет. У моей подруги сегодня День рождения, завтра пойду ее поздравлять. Так что завтра буду вечером пить.
 
Светлана: Смотри там с девчонками не целуйся после третьего тоста. А твои подруги знают, что тебе нравятся женщины?
 
Марина: Нет, это подруга детства, и вообще никто не знает.
 
Светлана: У меня четыре из пяти лучших подруг знают с недавнего времени, уже около года. А как мы с тобой по улицам будем гулять? Наверное, постоянно будешь всего бояться.
 
Марина: Мы что-то непристойное собираемся делать?
 
Светлана: Кто нас знает. Вообще, даже если мы будем делать только то, что считается вполне пристойным для разнополых пар, это уже будет подозрительно. Ну что, идем спать?
 
Марина: Давай.
 
Светлана: Спокойной ночи тогда. Благополучного дежурства.
 
Марина: Я завтра постараюсь вечером зайти на сайт. Хотя телефон со мной, пьяна вечером буду. Спокойной ночи.
 
Светлана: Да не получится – не заморачивайся. Будем праздновать и отсыпаться. У тебя прямо такие грандиозные планы.
 
Марина: На что?
 
Светлана: Напиться.
 
Марина: С моей подругой по-другому не получается. Но в пределах разумного, конечно.
 
Светлана: Ладно, буду фантазировать, как мы с тобой оказываемся за городом, собираем ягоды, грибы и желтые листья, возвращаемся в тихий уютный домик, завариваем чай на травах, достаем из корзинки провизию и красное вино и уединяемся от мира в романтической обстановке.
Захочешь чем-нибудь поделиться, пиши обязательно; это не в пустоту.
 
Марина: Только не представляй меня худой, моя фигура отличается от твоей. Хорошо, буду писать.
 
Светлана: «…Сходила на фитнес…» Да шучу, я же видела твои фото. Если они, конечно, твои.
 
Марина: Боже-е, опять!
 
Светлана: Твои руки очень хороши обнаженными. В следующий раз обнажайся больше!
 
Марина: Спи.
 
Светлана: Просто у меня мания стройности. В детстве пичкали американской синтетикой, было ожирение третьей степени. И в школе одежду покупали на два размера больше – типа все равно поправишься. Теперь жестко держу себя под контролем.
 
Марина: А я люблю поесть. Вкусно. Вот и борюсь в зале.
 
Светлана: Но в моей корзинке ты найдешь разве что фрукты и диетические хлебцы.
 
Марина: А сыр?
 
Светлана: Сыр разве с ферментом микробиального происхождения. Я сама выберу.
 
Марина: Это что? Есть-то можно?
 
Светлана: Это просто дорогой качественный голландский сыр. А не та фигня, которая массово лежит на наших прилавках – из самого дешевого сырья и с кучей химии.
 
Марина: Голландский вкусный.
 
Светлана: Я не настаиваю на своем варианте. А шампанское ты какое предпочитаешь?
 
Марина: Брют или сухое.
 
Светлана: О-о… Я тоже!
 
Марина: Меня в родзал позвали, обезболить женщину. Подождешь?
 
Светлана: Да нет, буду спать. Все, удачи тогда и спокойной последующей ночи. До завтра!
 
Марина: До завтра.
 
***
 
Марина: Доброе утро. Думаю о тебе постоянно.
…Ну все, дома! Немного посплю. Проезжала через центр – было желание выйти: вдруг где увижу тебя? Удачи в новом дне.
…Проснулась. А сердце аж выпрыгивает из груди. Ты мне приснилась, это было эротично…
…Тут мысль возникла! Мы могли бы с тобой с корзиной, фруктами и шампанским уединиться в домике у реки (сейчас просматриваю турбазы, вариантов множество).
…Все, готова отмечать День рождения, помчалась.
 
Светлана: Привет, после фразы «Тут мысль возникла!..» у меня снова пробудилась смутная тревога по поводу того, действительно ли ты симпатичная застенчивая женщина, а не маниакально настроенный мужик либо пара.
Я тебя на парковой-то скамейке боюсь, какая турбаза?!
 
Марина: Просто предложила. По-моему, я уже тебе вся открылась, а ты до сих пор думаешь невесть что. Поступай как хочешь! Но ты мне нравишься.
 
Светлана: Почему у тебя на сайте знакомств указан возраст тридцать восемь лет, а «ВКонтакте» тридцать семь?
 
Марина: Не знаю, в июле исполнилось тридцать восемь.
 
Светлана: Либо у меня тонкая интуиция, либо паранойя. Но сюрпризов не хотелось бы. Если я и решусь с тобой встретиться после таких предложений, то, наверное, сначала пройду полный инструктаж по безопасности жизнедеятельности, с головы до ног экипируюсь разными защитными приспособлениями и под каждым кустом города размещу части охраны с видеокамерами.
 
Марина: Скорее паранойя. Делай как знаешь; зря не за рулем, приехала бы и доказала!
 
Светлана: И почему так мало друзей «ВКонтакте», если страница не фейковая? Да и друзья своеобразные: «Наша любовь не похожа на вашу» и тому подобное. Опять же, меня с такой страницей добавить в друзья – это довольно странно при «полной закрытости».
Хех, перед свиданием надо еще админа сайта знакомств предупредить, как там советуют.
Или у меня очередной приступ панической атаки. Или я не выспалась и сильно устала.
 
Марина: Вообще не понимаю, о чем говоришь, бред. «ВКонтакте» мало друзей, но там общаюсь только с сыном, поэтому и подключилась; в основном, на «Одноклассниках» переписываюсь, а у тебя паранойя!!!
 
Светлана: Тебе и на «ОК» тридцать семь лет.
 
Марина: Ну и посчитай, коли взломала страничку. Это ты маньяк!
 
Светлана: Взломала? Просто через поиск посмотрела.
 
Марина: А я тебе доверилась.
 
Светлана: В общем. Не знаю, почему, но после предложения о турбазе мне в голову тут же полезли мысли о трансплантации органов и так далее. Если ты на самом деле эта женщина и просто написала то, что пришло в голову, то извини за мои подозрения. Наверное, мне просто нужно отдохнуть.
Вероятно, испугалась именно довериться. Не хотелось бы, чтобы ты оказалась маньяком или парой. Честно, у меня уже мысли были такие теплые, а потом страх и паника.
И как ты вообще так свободно раздаешь посторонним свои электронку, номер телефона, страницу «ВК» с реальными данными и фото, если у тебя «полная закрытость»? Тебя не беспокоит, что подумают твои знакомые, когда увидят у тебя в друзьях человека с такой страницей, как моя?
Просто не хочу поверить и обмануться. Столько ужасов уже пережила в этой связи. Правда, это было бы не смешно.
 
Марина: У меня нет закрытости, а мои друзья пишут мне, а не смотрят моих друзей.
 
Светлана: Закрытость в плане ориентации – у тебя ее нет?
 
Марина: И вообще никого не касается, кто у меня в друзьях. Нет.
 
Светлана: Если бы ты только на самом деле была этой женщиной с фоток, оказалась бы рядом со мной сейчас и крепко меня обняла – может быть, мне стало бы легче. Я уже чуть не реву тут.
 
Марина: Хочешь, приеду? И докажу.
 
Светлана: Еще недавно ты говорила, что никто не знает о том, что тебя тянет к женщинам. А теперь оказывается, что у тебя нет закрытости. Интересно.
 
Марина: Я в соц. сетях об этом не указываю. Разве на моей страничке видно мою ориентацию? Нет.
 
Светлана: У тебя на сайте знакомств на вопрос, кто знает о твоей ориентации, указан вариант: полная закрытость. Сейчас ты говоришь, что у тебя нет закрытости в плане ориентации. Как это понимать?
Марина, если ты живой реальный человек, тысячу раз подумай, прежде чем связываться со мной.
 
Марина: Говорю же, хоть намек ты увидела на моей странице?
 
Светлана: Я бы очень хотела, чтобы все оказалось так, как ты говоришь, а я представляю. И очень боюсь несоответствий.
 
Марина: У тебя есть мой телефон. Я больше не буду ничего доказывать.
 
Светлана: Если нет даже намека – это и есть закрытость. А не ее отсутствие.
 
Марина: Устала.
 
Светлана: Телефон есть, но не хочу «светить» свой. Я тебя понимаю.
 
Марина: Можешь на городской. Но я пока не дома.
 
Светлана: Ладно, не отвлекайся, у вас там, наверное, веселье. А я банально приревновала.
 
Марина: Да ну его.
 
Светлана: Безо всяких оснований и прав.
 
Марина: Раздражаешь. Тем, что не веришь.
 
Светлана: Дурацкий характер.
 
Марина: Буду дома – напишу.
 
Светлана: Почему ты не боишься открывать мне свои данные?
 
Марина: Глупенькая, а были такие фантазии. Верю. Сама решай.
 
Светлана: Ладно, если не можешь переписываться, я тогда тоже отключусь. Окончу кое-какие дела и лягу спать. Пиши чаще, мне это нравится. Но если ты играешь, с твоей стороны это жестоко. Мне, кстати, сегодня тоже снилась эта женщина с аватарки.
 
Марина: Ты что, ничего не поняла? Я думаю о тебе, желаю. Ты издеваешься?
Я хочу дотронуться до твоего плеча и еле-еле до груди, кончиками пальцев.
 
Светлана: Хочешь так отомстить? Очень надеюсь, что ты – это ты. С ума можно сойти от такой неопределенности и измучить друг друга бредовой перепиской.
 
Марина: Дура, я тебя хочу!!! По-моему, это ты фантом, которая взломала страничку Светланы.
 
Светлана: Марина, сколько ты выпила?
 
Марина: Мало. Не лезет.
 
Светлана: Смотри, не устрой случайно лесбийскую оргию на скромном Дне рождения подруги твоего детства.
 
Марина: Я трезвая. Ревнуешь?
 
Светлана: Приду к двадцати двум часам, как всегда.
Конечно, ревную! С учетом того, что не уверена, что ты вообще Марина.
 
Марина: Ты больная!!!
 
Светлана: Не отключаюсь, буду через полчаса. Если не сможешь – ничего, лягу спать, а спишемся завтра.
 
Марина: Я скоро домой, пиши. А завтра ты тоже на Набережной?
 
Светлана: Это просто защитная реакция. Разве я что-то говорила о том, где была сегодня?
 
Марина: Как хочешь. Еду домой. Ты трусиха!!!
Если не боишься, приезжай ко мне!!! Трусиха!!!
Такси пришло. Домой поехала, думай.
 
Светлана: Благополучно добраться. Одна или в компании?
 
Марина: …Я дома, одна.
 
Светлана: Так быстро добралась?
 
Марина: Рядом живем.
 
Светлана: Плохо, что ни в одной соц. сети не могу добавить тебя в друзья. Сижу и, как маньяк, анонимно лажу на твоей странице на «Фейсбуке».
 
Марина: Трусиха?
 
Светлана: Моя красавица.
 
Марина: Хочешь – приезжай! Или я приеду. Все равно. Так что?
 
Светлана: И даже не могу поставить «класс».
 
Марина: Боишься? Почему молчишь? Ну?!
 
Светлана: А ты уже ничего не боишься? Алкоголь действует на тебя возбуждающе и раскрепощающе. Я уже боюсь с тобой пить. Тем более что ты медик.
 
Марина: Тебе решать.
 
Светлана: Я буду скоро ложиться спать. Как настроение, весело ли тебе было?
 
Марина: Спать? Как скажешь.
 
Светлана: И так в последние два дня сплю по пять часов, причем прерывисто и со странными снами. А мне еще завтра надо продержаться.
 
Марина: Спи.
 
Светлана: И в понедельник опять за чтение, редактирование, рецензирование… Для этого нужна свежая голова. А у меня все мысли о тебе.
 
Марина: Люблю тебя уже. И хочу.
 
Светлана: Пойдешь завтра гулять? Я сегодня целый день озиралась по сторонам, опасаясь тебя увидеть.
 
Марина: Пойду, может быть.
 
Светлана: Ты слишком легко признаешься в любви.
 
Марина: Почему боишься?
 
Светлана: Даже хотела выслать тебе фотки с сегодняшних гуляний, но потом прочитала насчет базы отдыха, переполошилась и передумала.
 
Марина: Нет, душу мою забрала.
 
Светлана: У кого это такая роскошная ванная с ягуаром? Все, и тут пересмотрела все фото. И все равно мне их мало.
 
Марина: У подруги моей мамы. Ну, тогда не знаю.
 
Светлана: Так что тебе приснилось?
 
Марина: Хочешь, приеду? Но ты же трусиха!!!
 
Светлана: Ну, что на тебя сегодня нашло, Марин? Да мне даже пригласить тебя некуда.
 
Марина: Приглашаю к себе.
 
Светлана: Тем более незнакомых мужиков-маньяков.
 
Марина: Боишься!
 
Светлана: Сама подумай, как я могу ехать к человеку, которого не знаю. Может, там окажется групповая оргия. Да мало ли. Тебе реально пить нельзя.
 
Марина: Как скажешь. Я трезвая.
 
Светлана: А если у тебя там никого и нет, не боишься ли ты, что приеду не я. Такие смелые предложения.
 
Марина: Трезвая.
 
Светлана: Ну, а что ты тогда сегодня такая прямолинейная-то? Под воздействием сна, что ли? Мне тоже часто снятся лесбийские сны. Они действительно очень возбуждают.
 
Марина: Ну, значит не судьба пока.
 
Светлана: Ты что, так хочешь женщину, что готова вообще с первой встречной? Ты меня даже ни разу не видела.
 
Марина: Боишься?
 
Светлана: Тебе вообще все равно, с кем? Ты разная каждый день.
 
Марина: Нет, не все равно. Нет, обижаешь. Извини.
 
Светлана: За что? Расскажи мне, чем ты сейчас занимаешься, что с тобой происходит.
 
Марина: Я скучаю, мне одиноко, а какая тебе разница?
 
Светлана: Действительно.
 
Марина: Да. Очень. Плакать хочется.
 
Светлана: Из-за чего?
 
Марина: Но ничего, я привыкла. Просто. Трусиха ты! Как хотелось. Трусиха. Почему боишься? Ведь мечтала? Хочу тебя поцеловать, если разрешишь.
 
Светлана: Я не знаю, что тебе сказать. Правда.
У меня было такое, что спала с мужчинами просто так, без чувств. От скуки или в угоду родным. Мало приятного, ощущение пустоты и грязи.
 
Марина: Позвони мне, все скажу.
 
Светлана: Я не хочу, чтобы с женщиной было так же. Только по взаимному чувству.
Меня не интересует «голый» секс. С любой женщиной, лишь бы женщина. Если бы я хотела такого секса, поверь, он бы у меня был. Лесбиянок вокруг не так мало, как кажется. Особенно в творческой среде.
 
Марина: Ты ничего не поняла, глупая. Спокойной ночи.
 
Светлана: Это глупо – спать с женщиной просто потому, что в данный момент ты хочешь секса и о какой-то женщине знаешь, что ее в принципе интересуют женщины. Просто по той причине, что пока нет рядом других подобных женщин.
При этом ее личность, внешность, чувства не интересуют вообще. Неважно, кто. Лишь бы приехала на данный момент.
 
Марина: Глупости. Как скажешь.
 
Светлана: Мне нечего сказать. Я не игрушка для удовлетворения сексуальных потребностей, пробужденных алкоголем, веселой атмосферой и близким присутствием определенного количества симпатичных женщин.
 
Марина: Зря ты так!!!
 
Светлана: Ты когда-нибудь была на парашюте? С самолета или катера. На параплане или воздушном шаре, неважно. Так, чтобы высоко над землей.
 
Марина: Спокойной ночи. Дура ты. Я хотела, но, видимо, не судьба.
Не важно. Я хочу женщину, а она меня нет.
 
Светлана: И ты решила позвать меня? Мило. Так летала или нет?
 
Марина: Нет.
 
Светлана: А хотела бы? Бывает у тебя такое, когда случайно вспомнишь что-нибудь незначительное и потом ревешь весь день непонятно почему?
 
Марина: Хотела бы. Я всегда плачу.
 
Светлана: Зачем? Когда мне было девятнадцать лет, я два раза резала вены.
 
Марина: Глупая. И не пьяная была?!
 
Светлана: Все так странно. Такой разброс в голове.
 
Марина: Я люблю тебя. Приезжай ко мне!
 
Светлана: Ты же хотела, чтобы все было постепенно.
…Молчишь. Чем ты занимаешься? Наверное, с кем-нибудь еще переписываешься. Как говорит Вера Полозкова: «Он найдет посговорчивей, если ты не перезвонишь ему»?
Тогда спокойной ночи… Как грустно. Надеюсь, завтра ты все мне объяснишь…

Современная однополая драма – Действие 1: Зеркальная иллюзия. Акт 2
Современная однополая драма – Действие 1: Зеркальная иллюзия. Акты 3-4
Современная однополая драма – Действие 2: Замки на зыбком песке. Акт 1
Современная однополая драма – Действие 2: Замки на зыбком песке. Акт 2
Современная однополая драма – Действие 2: Замки на зыбком песке. Акты 3-4