Современная однополая драма – Действие 1: Зеркальная иллюзия. Акт 1
Современная однополая драма – Действие 1: Зеркальная иллюзия. Акт 2
Современная однополая драма – Действие 1: Зеркальная иллюзия. Акты 3-4

Написано совместно с Ириной Е.
 
(с) Маша Дитя-Творца (образ и реплики Светланы, общая редакция, фотоиллюстрации), 2017.
(с) Ирина Е. (образ и реплики Марины), 2017.
 
Действие второе: Замки на зыбком песке
 
Акт первый
 
Сцена первая
 
«…Но однажды раздается звонок. Телефон действительно принимается звонить прямо у меня на глазах, сотрясая воздух реального мира. Я тут же хватаю трубку.
– Алло.
– Ну что, я вернулась, – говорит Сумирэ. Очень спокойно. Совершенно реально. – Ужас, что было, но я – непонятно, как – все же вернулась. Очень смахивает на гомеровскую “Одиссею”, только сильно адаптированное издание – где-то на пятьдесят печатных знаков, не больше. <…> Знаешь, я, кажется, все-таки перерезала чье-то горло – вот только где, не помню. Заточив кухонный нож, с каменным сердцем. Как это делали в Китае, когда строили ворота, – символически. Понимаешь, о чем я?»
(Х. Мураками. «Мой любимый sputnik»)
 
«…Катя лежит с двенадцати до шести, слушает, как прибой набежал на камни – и отбежал. Катю кто-то мусолил в потной своей горсти, а теперь вдруг взял и кулак разжал. Катя разглядывает южан, плещется в лазури и синеве, смотрит на закаты и на огонь. Катю медленно гладит по голове мамина разбинтованная ладонь.
 
Катя думает – я, наверное, не одна, я зачем-то еще нужна.
Там, где было так страшно, вдруг воцаряется совершенная тишина».
(Вера Полозкова. «Катя»)
 
Конец мая – июнь 2016
Смс
 
***
 
Светлана: «Ты такая сильная. Мне бы твою силу!» У этой медали есть и обратная сторона: недоверие к людям, неумение обращаться за помощью. А ты молодец и совсем не выглядишь слабой.
Но странно: ты везла меня на каталке с распоротым животом, катетерами и простыней между ног, а я видела твой профиль, тонкую обнаженную руку, ощущала явственный запах сигарет – и все-таки испытывала к тебе жалость. Прости за беспокойство, но я обещала объясниться2.
 
Марина: Ко мне надо испытывать жалость. Умеешь ты оригинально написать!
Вернее, не надо, частицу не написала.
 
*
 
Светлана: Извини; я не искусственно, а просто так ощутила. Спасибо; писать – это все, что умею. А жизнь вообще оригинальная штука, но мне было интересно тебя увидеть.
 
Марина: Надеюсь, я хорошо выглядела.
Знаешь, я почему-то чувствовала, что именно такая причина всего. Но думала, что это радостное событие летом произойдет.
…Меня мучает вопрос, была ли я у тебя на наркозе? И почему я тебя не узнала, хотя беременность меняет человека.
 
Светлана: Нет, на самой операции ты не была. Или я хорошо маскировалась, или просто не ожидала.
 
Марина: Ну, тогда понятно; помню только тех, у кого на операции стояла, а в палате особо нет времени присматриваться, тем более что последний месяц был насыщенным, много операций. Кто у тебя родился?
 
Светлана: Секрет. Я понимаю, что своей закрытостью осенью причинила тебе боль и что едва ли теперь актуальна. Но хочу, чтобы ты все знала; а мне было легче от того, что ты рядом.
 
Марина: Мне приятно это слышать. Надеюсь, у тебя мальчик. В твоей жизни должен появиться мужчина, которого ты будешь любить до конца твоих дней!
А когда осенью все произошло, я сразу поняла, что ты беременна! Интуиция у меня сильная. Я искренне за тебя рада. Если будут вопросы по поводу малыша, всегда помогу.
 
Светлана: Спасибо. Вопросов много, родных нет рядом. Порой находят бессилие, апатия и отчаяние. Но постараюсь справиться. Это мой недостаток – неумение принимать помощь.
 
Марина: Надо учиться. Я знаю, как это тяжело! Бессонные ночи, ребенок плачет, а ты не поймешь, что ему надо. Я, по крайней мере, всегда могу дать совет.
Поверь, если вдруг, не дай Бог, заболеет и надо будет обратиться в больницу, сразу пиши мне; без знакомств никуда, сама проходила все это! Хороших детских врачей в нашем городе мало, и, к счастью, я их всех знаю.
 
Светлана: Я прежде вообще никогда в жизни не видела грудных младенцев! Конечно, буду учиться. Спасибо за поддержку; постараюсь не злоупотреблять твоим расположением.
 
Марина: Злоупотребление – не то слово! Это твой ребенок, и, если есть вопросы, задавай! А их будет много. Поверь!
Я так за тебя рада! Это такая отдушина! Столько счастья! Сопят, пахнут молоком и, самое главное, сказать не могут, но любят тебя больше жизни.
В тебе всегда будет нуждаться маленький человечек! И это и есть счастье!!!
 
Светлана: Да, счастье. Почему ты такая добрая? А я-то боялась попасть в твои руки, чтобы ты в отместку не разобрала меня на органы. Шучу.
Как ты сама поживаешь, лучше стало на душе?
 
Марина: Я никогда в своей жизни не желала зла никому, даже если мне делают больно. Такая я! У меня все нормально, много работаю; на душе тишина, спокойствие. С сегодняшнего дня в отпуске, в субботу уеду на море. Очень устала за последний год, хочется понежиться на солнышке.
 
Светлана: У тебя очень сложная и нужная работа. Поздравляю с началом лета и отпуска; приятного отдыха на золотом песке у лазурного моря. Еще раз извини, что потревожила.
 
Марина: Ты совсем не потревожила, мне приятно с тобой общаться.
Кстати! С Днем защиты детей! Теперь это и твой праздник.
 
Светлана: Спасибо, тебя тоже.
Почему-то грустно стало от этой переписки. Как все странно в жизни.
 
Марина: Не грусти. Все так, как должно быть. Жизнь вообще странная штука.
 
Светлана: Я знаю. Наверное, это пресловутая «послеродовая депрессия». Но мы же сильные.
 
Марина: Конечно. Если материнство приносит тебе радость и удовлетворение, то я очень рада. Я не знаю, когда у вас отбой; на всякий случай, спокойной ночи.
 
Светлана: Это скользящее понятие; так, сегодня встали уже в 3:30.
Знаешь, у меня никогда не было близких отношений с родителями; родные даже не знают о ребенке; так хочется быть хорошей мамой.
 
Марина: Ты и есть хорошая мама. Я еще не сплю, так что пиши, если что.
Ты даже не представляешь, как я рада… Я чувствовала, что ты снова появишься в моей жизни… Интуиция… Пусть пока только смс, минимум три года ты будешь занята, но это неважно. Мне очень приятно с тобой общаться. Я так рада за тебя, что не передать словами. А остальное меркнет…
Единственное, что ждала тебя в конце лета в роддоме.
…Я спать, спокойной ночи тебе и твоему малышу!
 
Светлана: Тоже знала, что встретимся. Писала ведь: ты уже есть. Теперь знаешь, что не играла.
 
Марина: Знаю. Теперь есть. И я не играла, но пусть будет как будет. Я знаю, что у тебя теперь много других забот, очень важных.
 
Светлана: Я ничего не сказала, чтобы не обременять тебя ожиданием. Думала, так быстрее забудешь.
 
Марина: Нет никакого обременения, и ничего не ожидаю! Только общение. Ничего больше. У меня все хорошо.
 
*
 
Марина: Привет. Как проходит день?
 
Светлана: Привет! Привыкаю к новому статусу. Прочти стихотворение Веры Полозковой «Катя», вертится в голове.
 
Марина: Этот статус приятен! Обязательно прочту. А я сегодня по магазинам, купальник купила и так, по мелочи.
 
Светлана: Молодец! Прошлым летом на юге я была счастлива. Полетай там на парашюте за меня тоже.
 
Марина: Насчет парашюта не обещаю (боюсь высоты), хотя с сыном летала, но только из-за того, что не могла отпустить его одного. Думала, если упадем, то, по крайней мере, буду рядом с ним. А там посмотрим, вдруг потянет… Люблю бороться со своими страхами. Высоты боюсь, а лечу на самолете.
…Прослушала стихотворение, аж два раза – сильно! Думаю, не один раз перечитаю, сразу все не запомнить.
 
Светлана: …Привезли гору подарков, сижу и реву. Привыкла решать все сама, чувствую себя побирушкой.
 
Марина: Ты что?! Не плачь! Когда рождается ребенок, всегда несут подарки! Это же от души, не смей плакать. И никакая ты не побирушка. Даже не смей думать так!
Представь себя на их месте. С какой бы радостью ты несла подарки своей подруге, а она бы разревелась и сказала, что побирушка! Думаю, тебе было бы обидно.
 
Светлана: Сама люблю делать подарки, а принимать и зависеть не умею. Я же «активная линия».
 
Марина: Это подарки не тебе, а твоему малышу, так что не бери в голову.
…Спокойной ночи! Сладких вам снов.
 
Светлана: Спасибо, ты заботливая. Было интересно соотнести душевные качества со внешностью.
 
Марина: Я всегда забочусь обо всех; иногда, правда, хочется, чтобы и обо мне позаботились… Хитренькая, видела меня… Надеюсь, душа и внешность соотнеслись.
 
*
 
Марина: Доброе утро и хорошего дня.
 
Светлана: Спасибо. Будешь теперь меня опекать? Смешная.
Ты крещеная? И куда едешь отдыхать?
 
Марина: Да, я крещеная. Еду в Адлер. Не могу сказать, что это опека.
 
Светлана: …Привезли коляску, радости нет предела. Смс не хватает; не обижайся на меня никогда.
 
Марина: Я так рада за тебя. И правда, смс не хватает… Я НИКОГДА НА ТЕБЯ НЕ ОБИЖАЛАСЬ.
Я не обижаюсь, просто теряю к людям доверие и вычеркиваю их из своей жизни навсегда… Но ты не относишься к их числу. Я ведь тебе уже говорила, что у меня очень сильная интуиция! Ты даже не представляешь, как я за тебя рада! Искренне, честно.
 
Светлана: Это самообман, я не воспринимаю тебя как подругу. И жаль, что ничего не могу ни требовать, ни обещать. Может, было бы лучше не выходить с тобой на связь, но тянуло.
 
Марина: И я не воспринимаю тебя как подругу. Мне ничего не надо обещать, да и я этого не хочу… Мы не знаем, что было бы лучше, но ты написала – значит, так должно было произойти. Столько мыслей, сложно все сразу выразить…
А я сегодня сделала кератиновое выпрямление волос; теперь они прямые и блестят, как шелковые; мне очень нравится. А то кудри замучили.
 
*
 
Светлана: Привет, Марина. Три недели спустя все-таки снова пишу тебе. Как ты? Как дела, настроение? Чем занимаешься, хорошо ли отдохнула?
 
Марина: Привет! Дела и настроение отлично. Отдохнула хорошо, уже вышла на работу. Правда, на сегодня взяла отгул, уехала к сыну в С*** на выходные. Хочу навестить, соскучилась по нему. У тебя как?
 
Светлана: Надеюсь, на этот разу купе было без курсантов. А я лишь теперь понимаю, насколько в последние годы погрязла в литературе и отстала от реальной жизни. Приятных выходных.
 
Марина: Без курсантов; доехала нормально.
 
Светлана: …Я много думала эти недели; в общем, если буду нужна – пиши. Хотя не стану навязываться и не знаю, в каком качестве мы могли бы общаться, но я не хотела бы тебя терять.
 
Марина: Я тоже не хочу тебя терять. И общение мне в удовольствие. А уж в каком качестве, время покажет.
…Не спишь?
 
*
 
Светлана: Теперь в это время обычно сплю. Отмечали с сестрой? Ты была скромна. Доброе утро.
 
Марина: Доброе. Теперь буду знать! Я обычно в это время не спала. Отмечали, но по-скромному.
 
Сцена вторая
 
«…Свобода качаний. Стихия листвы.
Слепая, истошная жажда повтора.
Брожение плоти, дрожание горла
На самом пределе своей немоты…»
(Аркадий Осипов)
 
Июнь 2017
Смс
 
***
 
Светлана: Марина, извини за беспокойство! Можно узнать твое мнение насчет отказа от прививок?
 
Марина: Привет, никакого беспокойства. Ты вообще хочешь от них отказаться?
 
Светлана: Не могу сделать флюорографию, так как кормлю грудью, а без этого ребенку не ставят БЦЖ (в роддоме был мед. отвод), так что перенесла бы.
 
Марина: Я не против, если отказываются в роддоме, у малыша еще слабый иммунитет, но после месяца жизни они необходимы. Во-первых, заводится карта прививок, она будет вестись на протяжении жизни и будет необходима в садике, школе и институте, при приеме на работу; и даже если захочешь поехать в санаторий, без прививок ребенка не возьмут. А во-вторых, БЦЖ необходима, у нас в городе высокий уровень заболеваемости туберкулезом. Флюорография – не рентген, это немного разные вещи, и на кормлении она не отразится; единственное – попроси средства защиты для себя и ничего не бойся!
 
Светлана: Можно не прекращать кормление или надо посцеживаться? Медицина может свести с ума.
 
Марина: Ничего страшного; ничего не сцеживай, тебе в любом случае наденут фартук защитный.
 
Светлана: Большое спасибо за обстоятельные ответы. Не случайно наше знакомство начиналось с переписки о продолжении рода. Хотя с тобой я предпочла бы другие темы.
 
Марина: Это точно. Захочешь на другие темы – пожалуйста!
Забыла спросить, как кормишь? По требованию или по часам?
 
Светлана: Кормлю по требованию. Слушай, в роддоме брали кровь на ***; я в отделении патологии лежала?
 
Марина: В патологии, по-моему, не берут; берут, когда женщина в роды пошла. В родзале точно брали.
А кормить лучше по часам, хотя сейчас говорят, наоборот. Станешь кормить по требованию – месяца через три будешь на зомби похожа. Когда режим есть, у тебя будет больше свободного времени и на сон, и на домашние дела.
 
Светлана: Спасибо за заботу! Еще бы по врачам не мотаться, с дачи по жаре на маршрутках тяжело.
 
Марина: Пока нет прививок, в общественном транспорте лучше не мотайся! А почему ты про кровь спросила?
 
Светлана: Знаю, но нет вариантов. Про кровь – чтобы не сдавать еще раз, требуют мои анализы в детской поликлинике.
 
Марина: Они в истории остались, запись результатов в журнале ведется, могу завтра узнать.
 
Светлана: Жаль, тут нет смайлика-фантома. Может, по телефону поговорим уже, неудобно через смс.
 
Марина: Не может быть. Ты все-таки на это решилась. Будет свободное время – звони.
…Спокойной ночи.
 
Светлана: Спокойной! Спасибо за то, что ты есть, Марин; хотя бы как ощущение, которое помогает устоять.
 
Марина: Я буду рада наконец-то поговорить с тобой по телефону, так что будет время – звони (сама не могу: вдруг вы спите, а я разбужу).
 
Светлана: А ты можешь быть на операции или в спортзале, да мало ли где. Стесняешься? Завтра попробую вечером.
 
Марина: Если я занята, то перезвоню. Нет, я не стесняюсь. У тебя «Вайбер» или «Вотсапп» есть?
 
Светлана: Нет; Интернет тоже еще в марте отключила; остается лишь телефонный роман. Я спать, до завтра.
 
Марина: До завтра.
 
*
 
Марина: Доброе утро. Анализы твои все в истории; могу отксерить, если надо.
 
Светлана: Привет. Ты мое имя по номеру мобильного узнала? Точно фантом. У кого можно забрать, не сама поеду.
 
Марина: У меня можно, я на работе каждый день до 16:00. Я не по мобильному узнала. В мае оперировались только две Светланы.
 
Светлана: Так нечестно. Скажи, смородина, малина, крыжовник – аллергены или можно их есть?
 
Марина: Можно, но только по чуть-чуть. То, что красное, все более аллергенное. Съешь немного и посмотри реакцию малыша; если появятся высыпания, то лучше сделать перерыв. Купи череду, заваривай и купай в ней; она хорошо помогает от потницы и не только.
А что касается нечестности – думаю, это не так. Нечестность вообще не черта моего характера.
 
Светлана: Спасибо. Помню, я как-то пошутила, не спросишь ли ты у меня справку. Что же, теперь тебе доступна вся моя жизнь, внешняя и внутренняя, вплоть до видео на «Ютуб».
 
Марина: Я сейчас тебе набирала, но идет сбой.
 
Первый звонок Светланы Марине
 
Светлана: Ну, привет, что ли.
 
Марина: Привет, Светлана. Ты скажи, зачем твой муж пошел к главному врачу? Я же сказала, ко мне. А так подняли ненужный шум.
 
Светлана: О, так ты уже в курсе всего. Даже не знаю, почему он так поступил. Я сказала, чтобы позвонил мне, когда приедет в роддом, и тогда я наберу тебе. Твой номер давать ему, естественно, не стала.
 
Марина: Это правильно. Ох, мужики. Даже не знаю, что теперь делать. Пусть тогда подойдет ко мне, когда будет поблизости в следующий раз, и я отдам ему ксерокопию твоих анализов. А через главврача пришлось бы делать запрос, и потребовалось бы твое личное присутствие с предъявлением документов. Я вообще-то случайно услышала, проходила по коридору мимо главной акушерки и поинтересовалась, о ком идет речь.
 
Светлана: Слушай, а эту копию не нужно заверять?
 
Марина: Хорошо, я сейчас ее заверю.
 
Светлана: И зачем ты только мне помогаешь? Нафига тебе это надо?
 
Марина: Ну, вот такая я! Так мамка воспитала. Ты же тоже людям помогаешь?
 
Светлана: Может быть.
 
Марина: Пусть не всем. Я тоже не всем помогаю. Но ты же не все. Так?
 
Светлана: Не знаю. Это тебя надо спросить.
 
Марина: Ты не все.
 
Светлана: Хорошо. Спасибо тебе.
 
Смс
 
Марина: Все отдала.
 
Светлана: Очень тебе благодарна; надеюсь, ты не в шоке от подробностей моей частной жизни. Я не слишком находчива в общении по телефону, но рада была впервые тебя услышать. Чего только в жизни не бывает.
 
Марина: Я тоже рада была тебя услышать. А какие подробности могут ввести меня в шок? Твое творчество? Точно нет! Ты очень хорошо пишешь.
…Полдня мучает один вопрос; если не захочешь отвечать, пойму. Зная тебя по переписке, твоим стихам, не могу понять, что связывает тебя с твоим мужем? Мне кажется, вы такие разные.
 
Светлана: Давай как-нибудь потом, в откровенном разговоре за бокалом красного сухого вина.
 
Марина: Отлично, давай. Нам, вообще, будет о чем поговорить!
 
*
 
Марина: Привет, как твои дела?
 
Светлана: Привет, только приехали от невролога и окулиста – проходим медкомиссию в один месяц. Как ты? Я рада, когда ты мне пишешь.
 
Марина: У меня все хорошо; отработала, сейчас дома. Я рада, когда ты рада.
 
Светлана: Спрошу все же. У тебя сейчас кто-нибудь есть?
 
Марина: Нет.
 
Светлана: А я?
 
Марина: Ну, ты само собой.
…Читаю сейчас твои стихи. Они великолепны. С тебя книга с автографом.
 
Светлана: Спасибо, но они не все хороши и в Инете довольно давние. Маньячка. Что ты читаешь?
 
Марина: Любовную лирику. Да, они довольно давние, но что есть! Их огромное количество, будет чем заняться вечерами. Почему маньячка?!
 
Светлана: Если хочешь, вот моя «официальная страница»… Мне приятен твой интерес.
 
Марина: Я там и читаю.
 
Июль 2016
Смс
 
***
 
Светлана: Привет. Сегодня крестили сына. Полтора часа слушала о том, что женщина – только механизм для деторождения; форма без смысла, обретающая его лишь через мужа. Грустно, да? Ты как?
 
Марина: Привет. Поздравляю! Представляю, как утомительно было это слушать. Я нормально; проснулась, но еще валяюсь, лень вставать.
…Привет еще раз. Как сынок ведет себя после крещения?
 
Светлана: Наверное, как обычно, но мне сегодня все видится светлее. Хотя после подобных проповедей всегда не по себе; устала лицемерить. Чем занимаешься? Пиши мне, когда захочешь.
 
Марина: Фильм смотрю, целый день уборке посвятила, рыбу жарила, сейчас отдыхаю. А тебе всегда хочется писать, просто я понимаю, что ты занята, тебе не до меня.
 
Светлана: Пиши всегда; тебе есть место в моих мыслях, снах и стихах. Просто раньше все было ясно, а сейчас я не знаю, чего ты хочешь и как себя вести; ничего не могло быть иначе, но так тяжело от противоречий.
…Дочитала книгу М. Рэдклиф-Холл «Колодец одиночества». Ты была права, мы заложники. И все же я по тебе скучаю. Пиши мне и не сдерживай эмоций. Спокойной ночи и хорошего дня завтра.
 
*
 
Марина: Доброе утро. Раньше – это было раньше. Сейчас в моей душе одна пустота. Иногда хочется новых чувств, но потом представляю, как я буду переживать и страдать, – и желание тут же отпадает. Но мысли о тебе всегда сопровождали меня. Я рада, что ты снова появилась в моей жизни! Моя железная леди, ты всегда знаешь, как себя вести. Это я все на эмоциях делаю и говорю и от этого потом страдаю, но в этом вся я.
 
Светлана: «Моя железная леди…» Вчера сказала маме о сыне. Она плакала. А я думала, не обрадуется. Сравнила с животным, которое прячется, когда ему плохо. Потому я и на учет не вставала – хотела «справиться сама». Хотя в роддоме вряд ли бы кто-то это понял.
Осенью сказала себе, что, если справлюсь, дальше буду жить «в соответствии со своим естеством». Хотя в жизни таким поведением причинила людям немало боли. Прости еще раз.
 
Марина: Я рада, что ты ей сказала. Мамы всегда остаются мамами и всегда переживают за детей, просто не все могут показывать свои чувства.
Не надо просить прощения, я не в обиде. Ты поступила так, как считала нужным в тот момент. Я, конечно, ничего не понимала, поэтому бесилась сильно и, естественно, переживала, и от этого еще хреновее на душе было. Но сейчас как-то легче, хотя бывают моменты, что выть хочется.
Но завтра новая рабочая неделя; причешусь, накрашусь, улыбку на лицо – и вперед! Чтобы никто и не догадался, как «сильная женщина плачет у окна». Извини, у тебя своих проблем полно, а я тут со своей хандрой. У меня часто перед Днем рождения такое бывает.
 
Светлана: Я все понимаю. Хотела бы тебя обнять. Прости меня! Может, небольшое утешение, но, по крайней мере, теперь я у тебя есть и больше не исчезну, если ты сама этого не захочешь.
 
Марина: Мне бы тоже хотелось этого. Да, теперь ты у меня есть.
…Ты есть и в то же время так далеко.
 
Светлана: Я не далеко. Адрес ты, наверное, посмотрела в истории родов? Хотела бы встретиться?
 
Марина: Я историю не видела. Неважно, чего я хочу; не всегда происходит все, как нам хочется. У тебя малыш, поэтому, думаю, это невозможно. Хотя, конечно, хотелось бы.
 
Светлана: Поэтому я и пыталась исчезнуть – чтобы не заставлять тебя ждать. Порой мне тоже хочется увидеться и поговорить обо всем, что произошло между нами, обстоятельно, неторопливо и откровенно. Хотя пока с трудом представляю, как это сделать.
 
Марина: Я понимаю; думаю, время все поставит на свои места.
 
Светлана: Марина, по телефону ты сказала, что я «не все». Ты тоже для меня «не все», и мне, правда, очень жаль; саму угнетает эта тупиковость. Хотя если мы в «кармической связке», то никуда друг от друга не денемся.
 
Марина: Нет, не денемся, уже нет.
 
***
 
Марина: Привет. Я, наверное, поздно; надеюсь, еще не спишь.
 
Светлана: Привет. Пока не сплю. Сегодня перечитывала нашу сентябрьскую переписку. Как твой день?
 
Марина: Нормальный день, для понедельника вполне сойдет. Не может быть, ты ее сохранила?! Мне приятно. Я-то удалила ее всю разом, когда в конце зимы приняла решение тебя забыть… Там я вся на эмоциях. Сейчас другая.
 
Светлана: Иногда от этого грустно. Общаемся как «бывшие», а не будущие. Хотя я сама виновата.
 
Марина: Ты ни в чем не виновата; поступила в тот момент, как считала нужным. Это я слишком настойчиво себя вела, не надо было.
Не умею держать эмоции, хотя сейчас учусь. «Будущие» мне больше нравится.
 
Светлана: Мне тоже, хотя пустоту не заполнишь искусственно. Ты смотришь «тематические» фильмы?
 
Марина: Нет, да и вообще телевизор включаю лишь как фон. Прихожу домой, и хочется побыть в тишине, даже никому не звоню (иногда, конечно). Маме звоню обязательно, сыну, а потом одна.
…Спокойной ночи. Я тоже скучаю.
 
*
 
Марина: Привет. Как твой день прошел?
 
Светлана: Привет. С ягодами возилась. Обдумывала вариант временного переезда осенью в другой город. Ты как?
 
Марина: Я нормально. Ты хочешь уехать? Куда?
 
Светлана: Я не хочу, просто снимать теперь будет проблематично, а на даче хорошо только летом. В маленький провинциальный город за две тысячи километров, там родные. Если что, приглашу тебя в гости на Новый год.
 
Марина: Я не знала, что снимаете. Я думала, что живешь у мужа.
Тебе нужно издаваться, твои стихи необыкновенные.
Ну вот, уедешь и бросишь меня. Хотя я все понимаю… По крайней мере, мы обязательно должны встретиться до твоего отъезда. Будешь на прогулке с сыном – могу присоединиться, поболтаем хоть…
 
Светлана: Бабушка предложила у нее пожить зиму, Но это крайний случай: не хочу отягощать родных, да и уезжать в тяжелый городок с жуткими воспоминаниями тоже. Всеми силами постараюсь этого избежать.
 
Марина: А бабушка здесь живет? И что муж говорит?
 
Светлана: У тебя обо мне странные представления; я не содержанка, даже обидно.
Вот бабушка и есть в другом городе. Это просто вариант, который я обдумываю; обсуждать с мужем еще нечего.
 
Марина: Ты что, я даже не думала такого! Пожалуйста, не злись…
 
*
 
Светлана: Привет. Не знаю, что нашло; проекции собственных комплексов. Как ты, как прошла рабочая неделя?
 
Марина: Привет, «злюка». У меня неделя прошла нормально, если не считать, что настроения нет. Сейчас на даче, с мамой ходили в гости к соседям; теперь вот легла в койку. У тебя как?
 
Светлана: Почему нет настроения? Я хорошо, на неделе по врачам и дачные хлопоты, сегодня друзья были.
 
Марина: Не знаю сама, какая-то апатия, из рук все валится. Бывает такое, скоро пройдет.
 
Светлана: …Не грусти, ты славная. Наверное, устала на даче и уже спишь; все равно спокойной ночи.
 
*
 
Марина: Добрый день. Да, уснула. Скоро будем домой собираться. Сегодня настроение лучше.
…Я уже дома, ты как?
 
Светлана: Привет, вся в мыле, и родные достали критикой и советами, а в целом нормально. Твои дела как?
 
Марина: Мои тоже, вроде, в норме. Только, как наступает вечер, приходит хандра. Но я привыкла… Сложно объяснить.
Не знаю, как описать; хочется плакать, а слез нет.
 
Светлана: Марина, я тебя хорошо понимаю и жалею; моя фотка на визитке на лит. портале как раз из подобного периода. Пока не вижу выхода, но нам надо держаться; мы еще увидимся.
 
Марина: Я все понимаю. Умом все, а внутри ураган.
 
Светлана: «А внутри меня кромешность, / Раздираемая бурей…»
Смотрела фильм «Полюбить Аннабель»?
 
Марина: Нет, не смотрела. Но, Светлана, мне так тяжко. Я знаю, что увидимся нескоро.
 
Светлана: Хочу, чтобы посмотрела; в Инете есть. Тяжко из-за встречи, или у меня мания величия?
 
*
 
Светлана: Извини, если я тебя обидела. Просто мне до сих пор сложно поверить в твою реальность.
 
Марина: Ты меня не обидела; я и сама, если честно, до сих пор не верю в происходящее.
 
***
 
Марина: Привет. Как ты? Знаю, что ты занята своими заботами, поэтому стараюсь не напрягать сильно.
 
Светлана: Привет. Я уже говорила, что скучаю по тебе и рада, когда ты пишешь, но не понимаю своего теперешнего качества и не хочу навязываться. Дела… Не могу добиться прививки для ребенка, так как в поликлинике не делают флюорографию кормящим; в остальном все хорошо. Как ты?
 
Марина: Странно, когда мы с сыном лежали в больнице, ему рентген делали три раза, и никто не спросил, кормящая я или нет.
Твое качество? Как-то грубо. Мне не нравится это слово. Я боюсь, что ты опять пропадешь, а я буду переживать снова.
 
Светлана: Флюорография нужна мне, для прививки сыну! Ну да хватит об этом.
Я же сказала, что не пропаду, хотя много противоречий, и мои обстоятельства тебе теперь известны. А вообще, ты меня даже не видела; может, еще разочаруешься в реальности.
 
Марина: Думаю, что нет. Я тебя не видела, ты меня – да! Даже не знаю, как ты меня отреагировала?! Хотя мне по-прежнему хочется дотронуться до тебя, хотя бы слегка. И не только.
 
Светлана: Ты деловито и энергично вошла в палату, я тихонько накрылась простыней и ненавязчиво сползла под кровать. Потом, уже на каталке, по пути из отделения реанимации в послеродовое, мне было и горько и смешно от абсурдности ситуации, а еще хотелось взять тебя за руку и написать еще в роддоме.
 
Марина: Жаль, что не написала. В эти дни было светопреставление, не помню ни одного лица, и все-таки, как же я тебя не рассмотрела?!
Понравилась тебе? Ты так и не ответила.
 
Светлана: Скорее да, хотя надо учитывать мое состояние, ведь я не смотрела на этот предмет. Было ощущение «судьбоносности», так как не намеренно попала к вам – наш роддом оказался закрыт на мойку.
 
Марина: Я понимаю. Ладно, спокойной ночи; ты, наверное, устала, а я тут пристаю с вопросами.
 
Светлана: Мне хотелось это тебе рассказать. Иногда разговариваю с тобой про себя. Спокойной.
 
Марина: Я тоже с тобой разговариваю; слава Богу, не одна такая! А то думаю, с ума схожу.
 
*
 
Марина: Привет, как ты? Я на даче, сижу на лавочке; звезды, сверчки поют, красота…
Такая тишина, хочется в ней раствориться.
 
Светлана: Привет. С утра был кризис. Моей порочной части хотелось чтения вслух романтических стихов, свежевыжатого апельсинового сока, кофе, красного вина, сигарет, купаться и к тебе. Из всего этого списка выбрала чашку слабого кофе. Немного полегчало.
 
Марина: Это хорошо, что ко мне хочется. Мне приятно. Я тоже этого хочу.
 
Светлана: Ты никогда не чувствуешь подобной двойственности, не ощущаешь вины за свои желания?
 
Марина: Ощущаю иногда, но это мои желания! Я столько времени жила ради кого-то, устала… Хочу для себя что-то сделать.
Самой иногда страшно от своих желаний, но ничего не могу поделать. Я действительно этого хочу.
 
Светлана: Мы чудовища. И порой это так сильно, что невозможно справиться волей и интеллектом.
Я всю жизнь с этим борюсь – и безуспешно. Но хочу позволить себе все – и ощущаю себя «уродцем». Извини, что вторглась со своим мазохизмом в твое романтическое настроение.
 
Марина: Почему чудовища? Что плохого в том, что две женщины хотят любить? Это же красиво: целовать, ласкать до потери сознания. Ты права, справиться с этим тяжело.
Ты уже давно вторглась в мое сознание. Думаю, что не надо с этим бороться.
 
Светлана: А еще не хочется врать и причинять боль другим людям. Пошла читать десятитомник Фрейда.
 
Марина: Если тебе станет легче, то иди читай. Если не против, я тебя целую. Спокойной ночи.
 
Светлана: Спокойной. Зря ты со мной связалась. Ты хоть немного, но уже изведала реальность таких отношений, а для меня даже эта переписка как запретный плод.
 
Марина: Хочешь все прекратить? Ты обещала, что больше не пропадешь.
 
Светлана: Я бы хотела быть нормальной, если бы могла. Но я не могу, и твои смс для меня как допинг.
 
Марина: Так мне писать или лучше не надо? Может, если бы не писала, тебе бы легче стало? Хотя не смогу.
 
Светлана: Как сама хочешь, все равно ты «уже есть». Когда пишешь, это дает силы играть роль. А когда нет, разрушительные тенденции находят выход в борьбе с сорняками на огороде.
 
Марина: Никуда я не исчезну; хочешь не хочешь, я тебя целую. Хоть так. Спокойной ночи.
 
***
 
Марина: Привет, как день прошел?
 
Светлана: Привет. В заботах, как обычно. Спать хочется. Ты чем занимаешься, как настроение?
 
Марина: Я домашними делами, настроение в норме.
…Ты еще не спишь?
 
Светлана: Нет, но пока занята. Можешь писать, я чуть позже отвечу. Как в старые добрые времена.
 
Марина: Я рада, что ответишь. Как в старые времена, только вечер нам принадлежит.
 
Светлана: Из твоих фоток мне больше всего нравится та, из прошлого сентября, где ты призывно лежишь на кровати с разбросанными волосами, скучая по нашему общению. Надеюсь, пришлешь фото со Дня рождения.
 
Марина: Куда же я пришлю? У тебя только смс остались.
 
Светлана: Сообщением MMS. У тебя сейчас есть ночные дежурства? Твой сын приедет на каникулы?
 
*
 
Марина: Доброе утро. Жара меня вчера сморила, уснула. Да, дежурств много, сегодня дежурю. Сын сейчас заканчивает отчет по практике – и сразу приедет. Если все успеет, то приедет к моему Дню рождения.
Вот я на работе. Сообщение MMS.
 
Светлана: Доброе. Выглядишь совсем юной. Но чем помешала челка? Благополучного дежурства.
 
Марина: Челка ничем не помешала, просто поменяла имидж.
 
Светлана: Тебе нравится с ним экспериментировать. Но в моем восприятии уже запечатлелся первоначальный образ с челкой и кудрями. Не забудешь обо мне с приездом сына?
 
Марина: Нет, не забуду. Он недельку побудет и в Питер поедет.
 
Светлана: Задремала после твоего MMS – приснилось что-то приключенческое со школами, больницами и твоим участием. Ладно, не буду отвлекать от ответственной работы.
 
Марина: Ты не отвлекаешь. Мне приятно, что я снюсь тебе. И сообщения от тебя получать приятно.
…Спокойной ночи.
 
Светлана: Как раз думала о тебе. Спокойной, но ложусь в двадцать три – двадцать четыре: хочу хоть часочек урвать для себя.
 
Марина: Тогда пиши, если захочешь; я все равно не сплю.
 
Светлана: И ты пиши всегда, как захочешь. Интересно, когда теперь увидимся. И при каких обстоятельствах.
 
Марина: Это точно, очень интересно. Но думаю, мы сами решим, когда это будет.
 
Светлана: Мы уже почти год решаем. Есть какие-нибудь идеи? Лишь бы я тебя не разочаровала, я мало похожа на свою лирическую героиню и плохо приспособлена к реальной жизни.
 
Марина: У тебя ребенок, поэтому я не знаю, как это решить. Думаю, в данный момент многое зависит от тебя. Я могу в гости тебя пригласить, но как ты это объяснишь близким? Естественно, с ребенком.
 
***
 
Марина: Доброе утро. Хотя уже день.
 
Светлана: Доброе. До двенадцати утро, хотя на прививку успели съездить. Хорошего дня, моя заботливая.
 
Марина: А ко мне сынок сегодня приезжает.
 
Светлана: Поздравляю, рада за вас. А ко мне завтра мама из другого города на три недели, внука повидать.
 
Марина: Классно. Поздравляю!
 
Светлана: Вспомнилось, как одна ваша акушерка на операционном столе меня убеждала есть больше мяса с хлебом и молоком (вес перед родами был пятьдесят пять килограммов). У мамы будет подобный подход, только по всем позициям.
 
Марина: Как думаешь, когда мама твоя приедет, будет ли у нас возможность увидеться? Где-нибудь пообщаться, хотя бы ненадолго? Я могу подъехать ближе к твоему дому, чтобы ты далеко не отлучалась. Это как вариант.
 
Светлана: Встреча в поле за дачами в духе прошлогодних оврагов? Романтично.
Не знаю, как пойдет; долго не виделись; я с ней всегда под жутким прессом и в постоянном напряжении.
Лучше, конечно, нейтральная территория. А вообще, я склонна много думать. Зная это, поступай как мои друзья – они обычно звонят и говорят: «Светлана, ты подъезжаем».
 
Марина: Я же не знаю, куда подъезжать.
 
Светлана: А история родов? Правда, ты ухоженная, а я измученная; буду стесняться и молчать.
 
Марина: Я историю не видела, но если надо, посмотрю.
 
Светлана: Не надо, лучше потом в кафе. Только выгляди менее эффектно, без яркого макияжа, сногсшибательной прически и вызывающих нарядов.
 
Марина: Я и так практически не крашусь, только ресницы.
 
*
 
Марина: Доброе утро.
 
Светлана: Доброе. День будет насыщенным. Ты, наверное, уже в предвкушении своего праздника?
 
Марина: Не люблю свой День рождения; всегда хочу, чтобы он быстрее прошел. А завтра я дежурю, так что в рабочем режиме буду. Мама твоя когда приезжает?
 
Светлана: Ну, вот. Значит, на выходных отметите. Мама в шестнадцать часов, так что я в состоянии уборки и готовки.
 
Марина: Тогда не буду отвлекать.
…Знаю, что сейчас не до меня, но переживаю, как встреча прошла? Надеюсь, что очень хорошо.
 
Светлана: Пока терпимо, но не представляю, как выдержу три недели; не выношу, когда постоянно критикуют.
 
Марина: Крепись, а я торт делаю. Потом фотку пришлю.
…Вот, плоды моего труда. Сообщение MMS.
 
Светлана: Хозяюшка. Лучше себя больше фоткай и шли мне. Отличного настроения завтра!!!
 
Марина: Спасибо. Ты тоже шли.
Южный отдых. Сообщение MMS.
Портрет. Сообщение MMS.
 
Светлана: Где это ты такая красивая на фото с розами? Ревную.
Спокойной ночи, приятных снов.
 
***
 
Светлана: С Днем рождения, Мариш! Искренне желаю тебе всего наилучшего. Веры в чудо, мира в душе, гармонии в жизни. Здоровья, вдохновения, творчества, приятных событий, ярких эмоций. Понимания близких, поддержки друзей, благодарности пациентов. Будь счастлива и любима, ты этого заслуживаешь! Отличного дня; я с тобой.
 
Марина: Спасибо огромное. Я тоже с тобой. Фото с розами на мамином Дне рождения.
 
Светлана: …Привет, не помешала? Как день прошел, чем занимаешься? Торты вкусными были?
 
Марина: Привет, до трех пахали; потом, вроде, стихло, тьфу-тьфу; сейчас за столом сидим.
 
*
 
Марина: Все, отстрелялась. Теперь только твоя. Думала все время о тебе, но писать не было времени, хотя очень хотелось.
 
Светлана: Ну вот, тортики съедены, и она моя. Хотя звучит заманчиво.
Как все прошло, получила желанные подарки? Я думала, вы все выходные будете отмечать.
 
Марина: Подарков, поздравлений море было. Все прошло замечательно.
 
Светлана: Рада, что тебе все понравилось. Жду фото своей красавицы. Я тоже скучала по тебе.
 
Марина: «Своей» – мне нравится. Я не фотографировалась в эти дни. Как дела у тебя с мамой?
 
Светлана: Сложно сказать, для меня это больная тема; нормально в целом. Как проводишь вечер?
 
Марина: Пришла к подруге поздравить с прошедшим Днем рождения. Скоро домой пойду.
…Я дома, ты еще не спишь?
 
Светлана: Молодец. Не сплю; я «сова», раньше двадцати трех не ложусь. Как посидели? Столько событий у тебя.
 
Марина: Хорошо посидели; муж подруги отвез нас на пляж, накупались. Событий много, но самым важным была бы для меня встреча с тобой.
 
Светлана: Боюсь, как бы ты не оказалась слишком хороша для меня. Иногда кажется, что я тебя придумала.
 
Марина: Не надо так! Я самая обыкновенная. Я существую, ничего ты не придумала.
Мы обе боимся одного и того же, но нам нужно встретиться, обязательно.
 
Светлана: Чего мы боимся? Думаю, мы все же увидимся. И тогда страшно представить, что будет.
 
Марина: Не страшно. Будет все прекрасно. Все зависит от тебя, как ты сможешь.
Хочется почувствовать тебя рядом. Знаю, что пока это невозможно, но все же надеюсь.
 
Светлана: Однажды я уже почувствовала тебя рядом. Так хотелось коснуться твоей руки и попросить тебя не уходить. Но я сдержалась и осталась в роли стороннего наблюдателя.
 
Марина: Я хочу не этого. Ты чувствовала, а я нет. Теперь хочется, чтобы это было наяву и взаимно, то есть чтобы мы обе посмотрели друг на друга и дотронулись друг до друга. И не только.
 
Светлана: Ты хочешь «в омут с головой». Если это должно произойти, так и будет. Пойдем спать.
 
Марина: Я знаю. Спокойной ночи, завтра на работу.
 
***
 
Марина: Доброе утро.
 
Светлана: Доброе. Почему ты так часто дежуришь, где берешь силы? Устаешь, наверное; береги себя.
 
Марина: Каждые два дня; устала, но период отпусков, ничего не поделаешь. Спасибо за заботу.
 
Светлана: Мне сегодня приснилось, что мы учимся в одном классе; ты у нас самая влиятельная девочка, окруженная свитой поклонниц; мы друг другу нравимся, но стараемся скрывать.
 
Марина: Очень интересный сон. Я бы сказала, что даже возбуждающий.
 
Светлана: Потом твои родные хотят исключить меня из школы, что дает повод обнаружить наши чувства.
 
Марина: Тебе прямо целый фильм приснился, но, слава Богу, мы с тобой не школьницы, и исключать нас не надо.
…Как день проходит?
 
Светлана: В бытовой возне. То и дело смотрю на телефон в ожидании твоих сообщений и постоянно пинаю себя за это.
 
Марина: Сама всегда в ожидании; приходит смс, а я думаю: только бы от тебя.
…Спокойной ночи.
 
Светлана: Не ложусь еще. Благополучно твой день прошел? Ты рисовала что-нибудь в последнее время?
 
Марина: Хорошо, что не ложишься; хочется пообщаться. День прошел неплохо; надеюсь, и ночь будет нормальной. Не рисую; сама переживаю из-за этого, но желания нет.
 
Светлана: Не напрягает тебя зависимость от этой переписки? И не мучает ли то, что на работе видишь?
 
Марина: Я на работе ничего не вижу, это работа. А зависимость, конечно, есть, но она не напрягает; лучше, разумеется, было бы, если бы мы встретились наконец-то. А тебя напрягает?
 
Светлана: К делам правильный подход, но у меня бы он не сработал. Напрягает, но не переписка (она как раз помогает), а сама зависимость. То, что я не свободна, тебя тоже не беспокоит?
 
Марина: Конечно, беспокоит, но исправить это не в моих силах, поэтому стараюсь не думать об этом. Твой муж мне не соперник.
Извини; может, резко, зато честно.
Мне нравится думать о нас.
 
*
 
Марина: Доброе утро.
 
Светлана: В каком смысле, не соперник тебе; как это понимать?
 
Марина: Ты спросила, не беспокоит ли меня, что ты не свободна. Я ответила. Твой муж остается мужем, и я не собираюсь с ним соперничать (это имела в виду). Я ни в коем случае не хотела тебя обидеть этими словами.
…Не злись, пожалуйста. Если обидела, прости.
 
Светлана: Не злюсь. Просто не могу понять, зачем тебе отношения, сопряженные с такими сложностями. Тебе именно я нужна? Или подойдет любой вариант, поэтому и все равно?
 
Марина: Твои слова звучат слишком жестоко! Мне не нужен любой вариант. И мне не все равно.
 
Светлана: Должна же я была немного приправить нашу переписку, чтобы не становилось пресно.
 
Марина: Тебе это удалось. Весь день места не нахожу.
 
*
 
Марина: Я скучаю.
 
Светлана: Я всех мучаю. Во мне постоянно борются противоречивые желания. Мне хотелось выставить тебя аморальной эгоистичной хищницей, чтобы было проще от тебя избавиться.
 
Марина: Ты хочешь от меня избавиться???
Может, я такая и есть? Только сама этого не замечаю?
 
Светлана: Подсознание тянется к тебе, а сознание не может этого принять и ищет предлога избавиться, чтобы я могла дальше спокойно вести привычный образ жизни.
Я сама такая.
 
Марина: Думаю, мне тогда надо исчезнуть, чтобы ты смогла вести привычный образ жизни. Наверное, ты права, наше подсознание не дает покоя.
 
Светлана: Не думаю, что это выход. Но я не знаю, в чем он. «…Допустим, от тебя я спрячусь – / Куда мне деться от себя?»
 
Марина: От себя сложнее всего. И, что нам делать?
 
Светлана: Не знаю. Я тебя проверяю постоянно. Мне хочется, чтобы все было по-настоящему. Но твои варианты тоже не нравятся. Я не могу не видеть и не думать, а прятаться друг от друга вообще нет смысла.
…Вот зачем она мне звонит? В прошлом году я по стенам ползала, а она снисходила; теперь мне ничего не надо, а она сама звонит, типа ей о ребенке интересно. Самое нелепое – поддерживать отношения, которых нет; поэтому я совсем не умею «дружить» с женщинами.
 
*
 
Светлана: Хотя когда ты написала, что скучаешь, первым порывом мне хотелось ответить: я тоже.
 
Марина: Надо было так и сделать. Мне кажется, мы сильно загоняемся, что, как и если бы…
 
Август 2016
Смс
 
***
 
Светлана: Вот и первая неделя августа позади, время все-таки не стоит на месте. Проезжала по мосту, видела роддом, вспомнила тебя. Как ты? «Исчезнуть» решила?
 
Марина: Нет, не хочу исчезать. Вспомнила, только когда проезжала?
Думаю: все, узнаю твой адрес, приеду и позвоню, что рядом с домом. Вдруг выйти сможешь, хоть так пообщаться.
 
Светлана: Не надо, лучше я сама как-нибудь выберусь в центр; маньячка. У меня на прошлой неделе было много переживаний; думала, придется лечь в больницу, вот и психовала.
 
Марина: Что случилось?
 
Светлана: Неважно, все равно для тебя это просто работа, а я уже отказалась. Ты как провела неделю, почему не писала? Даже не знаю, что меня сдерживает в плане встречи с тобой; когда думаю об этом, то ощущаю сильное притяжение и мощное отталкивание одновременно.
 
Марина: Для меня работа, но когда касается близких мне людей, то нет. Неделя была не очень; сильно устала, не замечаю, как дни летят. За последнее время в первый раз выходные попали на выходные; съездила на дачу, упахалась; сейчас лежу без рук и ног, но счастливая, много сделали. Там уже пристройка почти готова.
 
Светлана: У меня та же история со временем, даже переписываться некогда. Молодец ты; отдыхай тогда, спокойной ночи.
 
Марина: Спокойной ночи; копи все для встречи, долго будем говорить.
 
*
 
Марина: Добрый вечер. Как дела? Что новенького? Сынок мамке отдыхать дает?
 
Светлана: Привет. Это мы ему не даем – таскаем то в центр, то по достопримечательностям (показывала маме М***), то в поликлинику. Ты как?
 
Марина: Я нормально. Работа, дом… Очень устала; так устала, что ничего не хочется. М***… Совсем рядом со мной была.
 
Светлана: Ты же на даче была в воскресенье. Когда уже сможешь отдохнуть и вновь начнешь испытывать желания?
 
Марина: В это воскресенье дежурю, так что на дачу не поеду. Но потом до сентября дежурств больше не будет, да и с двадцать второго августа взяла недельку отпуска, отдохну немного. Желания?! ОНИ всегда со мной.
 
Светлана: Как планируешь провести отпуск, снова поедешь куда-нибудь? Знаешь, иногда у меня возникает за тебя чувство гордости, ведь ты приносишь людям столько пользы.
 
Марина: Буду спать; по крайней мере, так хочу. Сын уезжает двадцать пятого; может, с ним уеду на выходные в С***; пока не знаю. Очень хочется с тобой увидеться. Чай, кофе попить, а может, и сухого.
 
Светлана: Я же кормлю. И вообще малыша стараюсь не оставлять, он без меня нервничает сильно. Хотя мне бы тоже хотелось уже напиться с тобой. Как ты говоришь, «и не только».
 
Марина: Можно и кофе.
 
Светлана: Да где его пить? Выбираюсь часто, но по делу и бегом. Надо было встретить тебя в девятнадцать лет, там я была намного смелее. Пиши мне чаще, если хочешь; с сентября думаю подключить Интернет.
 
Марина: Хочется чаще, думаю всегда; боюсь, стану зависимой от тебя, хотя уже…
 
Светлана: Ну, восемь дней без связи нормально выдерживаешь. И я думаю о тебе, но испытываю себя на прочность.
 
Марина: Я тоже считаю дни…
 
*
 
Светлана: Доброе утро. В моем сегодняшнем сне мы с тобой провели весьма красивую и приятную ночь.
 
Марина: Доброе утро. Представляю, как это было прекрасно.
 
Светлана: Да, я получила массу удовольствия. Жаль, что у меня сейчас нет времени на эротическую прозу.
…С утра маму проводила, так хреново стало. Чтобы развеяться, погуляла по городу, зашла к знакомой в парикмахерскую (сделала новую стрижку), позволила себе выпить немного кваса… Была в А***, вспомнила осенние планы.
 
Марина: Я иногда тоже проезжаю через А*** и тогда думаю о нашей несостоявшейся встрече. И вообще всегда думаю об этом, особенно когда смотрю твои фото.
 
Светлана: Наверное, благодаря Интернету их у тебя стало больше.
Выбирай время, место и способ, пока я смелая после кваса. Хоть на час выберусь, иначе никогда не решимся.
 
Марина: Тогда в четверг; скажи куда, подъеду.
 
Светлана: Я могу на остановку возле роддома приехать к шестнадцати часам, если ты будешь после работы. А там решим, кафешек много.
 
Марина: Отлично. Значит, в четверг в 16:00.
 
Сцена третья
 
«…Если я тебя придумала,
Стань таким, как я хочу!»
(Р. Рождественский)
 
«Но я же не такая. Ты общаешься... ты с другой, наверное, общаешься, с вымышленной. Я реальная не такая же, Маш».
(Елена Б.)
 
***
 
«– Ты любишь людей?
– Да… но отдельных… которые мне подходят.... я очень люблю детей.
– Я изучала психоанализ, люди чудовищно аморальны, но я все-таки продолжаю верить в светлую человеческую душу. <...> Я люблю людей в целом, жалею их. Скажи, вот тебя унижает чья-либо жалость?
– Не унижает… иногда хочется, чтобы пожалели.
– Я такого же мнения; спросила, потому что на эту тему постоянно был спор с одной знакомой; она считала, что “жалость – это слабость, а со слабостью нужно бороться”.
– Но постоянно если так будет… ты станешь чувствовать себя морально ущербной… можно принять лик страдалицы. В общем, я о том, что постоянной жалости я к себе испытывать не хочу… все в меру.
–  Она была операционной медсестрой и привыкла воспринимать человеческие страдания как “работу, на которой ничего не видишь”. Когда у меня было кесарево и потом разные проблемы со здоровьем, я однажды спросила ее: “Почему в последнее время так много боли?” Теперь, столько времени спустя, понимаю, что мне банально хотелось чьей-то жалости, теплоты, поддержки. А в ответ услышала только: “Потому что это жизнь”. Но ведь тяжело все время быть сильной.
– Она была не ласковая… это мое мнение. Приласкать, пожалеть, погладить, по-человечески посочувствовать –  это не каждому дано.
– Она была, наверное, не слишком сильная, но изо всех сил пыталась играть роль самодостаточной, независимой, жесткой. Отсюда и запреты на проявление чувств, откровенные беседы и так далее».
(из разговора с Оксаной С.)
 
Август 2016
Смс
 
***
 
Светлана: Марин, посоветуй, пожалуйста, чем зубную боль уменьшить? Таблетки, наверное, нельзя?
 
Марина: Можно, ничего страшного; там не такая дозировка. Найс, кеторол, анальгин, любой анальгетик, даже аспирин. И к стоматологу завтра!
 
Светлана: А есть народные средства? Наркоз тоже можно? Медикам лишь бы заполучить в цепкие лапы.
 
Марина: Можно, конечно, тем более что это местно. Мы же наркоз и общий даем в роддоме и обезболиваем после операции неделю. Успокойся и не переживай. Выпей таблетку. Не спорь.
 
Светлана: Из таблеток нашла только просроченный «Брал». Ладно, буду тренировать силу воли.
 
Марина: Ничего страшного, выпей. Аспирин точно должен быть, нурофен, хоть что-нибудь.
 
Светлана: Нет; с тех пор, как увлеклась диетами и очищением организма, не пью лекарства. В арсенале только аутотренинг.
 
Марина: Ну, значит, чеснок приложи. Других способов не знаю. И аутотренинг.
 
Светлана: Извини за беспокойство, спасибо за советы, спокойной ночи и благополучной смены.
 
Марина: Спасибо, не беспокоишь совсем.
 
*
 
Марина: Доброе утро. Как твой зуб?
 
Светлана: Доброе. Вечером пошла в огород, в темноте под дождем откопала чеснок и кое-как продержалась до утра. К врачу не пошла, не с кем сына оставить, а тащить в такой ветер не хочу.
 
Марина: Все равно надо к врачу, иначе разнесет щеку. Если есть ромашка, завари и полощи.
 
Светлана: Череда есть. Завтра постараюсь попасть. А так – ну, разнесет; красивая буду к четвергу.
 
*
 
Марина: Доброе утро. Как дела, как зуб?
 
Светлана: Привет, да капец. Только из стоматологии, даже на рентген согласилась, удалять надо.
 
Марина: Ух ты, а что же не удалила?
 
Светлана: Только на девятнадцать часов записали. Сейчас куплю дитю смесь (кстати, какая лучше?) и буду до вечера глотать анальгин.
 
Марина: Зачем смесь? Корми, ничего страшного.
…Как твои дела? Что-то замолчала.
 
Светлана: Нормально. Иду в темноте по оврагу одна, попрощалась с первым зубом. Последнее время столько боли. Мариш, почему так?
 
Марина: Зубы не самая страшная потеря, а боль всегда есть, это жизнь. Она что-то дает, что-то забирает; у тебя есть сын, и это главное счастье в мире.
 
*
 
Светлана: Марин. Вот и вечер среды, а у меня щека распухла и губа изранена, болит все жутко; завтра снова к врачу. Не обижайся, пожалуйста; я собиралась и не специально, правда. Давай встретимся, когда это пройдет; не хочу предстать перед тобой в таком виде и состоянии.
 
Марина: Солнышко мое, я все понимаю. Поправляйся, полощи рот травами. Мы обязательно встретимся.
 
*
 
Марина: Доброе утро. Как ты?
 
Светлана: Я неважно, но надоело жаловаться. Не обижайся, хотя я уже боюсь что-либо планировать; нас с тобой как будто судьба властно разводит в разные стороны.
Как в одном фильме: «У меня странное ощущение дежавю». Не пропадай только. Ты сама как?
 
Марина: Не пропаду, даже не мечтай. У меня нормально все, в работе.
 
Светлана: …О, на обратном пути от стоматолога проезжала плакат и вспомнила: мне сегодня приснилось, как будто мы с тобой пошли на концерт Сургановой.
 
Марина: Это очень хорошо; думаю, что у нас еще будет возможность сходить на концерт, только уже не во сне.
 
Светлана: Надеюсь; я настроилась на встречу, даже купила для свидания новое синее платье. Иду сегодня от врача – по улицам парочки гуляют, а я испытываю чувства, примерно как ты в сентябрьском С*** в прошлом году. И блин, к тебе никак.
 
Марина: Иногда обстоятельства выше нас. Я помню, как по С*** гуляла… Столько мыслей было. Ничего; видимо, нас ждет осень.
 
Светлана: Ты их очень красиво и романтично излагала, особенно там, где про желуди и свадебные кортежи.
 
Марина: Я помню, очень хорошо все помню, как будто вчера было.
 
Светлана: Я тоже помню. И хотя порой не верю в твое существование, иногда очень хочу ощутить тебя реальностью.
 
Марина: Ну, по крайней мере, ты видела меня и могла наблюдать. Ощутишь, обязательно. Мне тоже этого хочется.
 
***
 
Марина: Доброе утро. Сегодня всю ночь болел зуб, при этом все зубы целые.
 
Светлана: Привет, у тебя болел?! Вот это восприимчивость. Не буду тебе больше ничего об этом.
 
Марина: Вроде, не восприимчивая; ну, не настолько, по крайней мере.
 
Светлана: …Привет еще раз. Переживаю, как твое самочувствие? Как прошел последний перед отпуском рабочий день?
 
Марина: Хорошо; выпила кеторол, сейчас лучше.
 
Светлана: Ты меня пугаешь; даже была мысль, не лучше ли мне держаться подальше, для твоей же пользы.
 
Марина: Не говори глупости.
 
*
 
Светлана: Привет, как твои состояние и настроение? Как выходные провела, чем занималась?
 
Марина: Привет; зубы, вроде, в норме, настроение тоже. На выходных на даче была, только приехала. У тебя как дела? Как здоровье?
 
Светлана: Да свихнуться можно, ведь почти не обезболиваюсь. Но я обещала больше об этом не говорить, ты и так меня напугала. Ладно, отсыпайся и хорошо отдохни в отпуске.
 
Марина: Спасибо. Не представляю, как ты без обезболивания.
 
*
 
Марина: Доброе утро и хорошего дня.
 
Светлана: Привет. Спасибо; сегодня мотаться много, так что твое пожелание пригодится. Тебе тоже.
 
Марина: …Привет, как день прошел?
 
Светлана: Привет. Как у дикой собаки – в соцзащиту, к врачу и по магазинам. Лицо приобретает человеческий вид, но во всю щеку синяк растекся. Купила набор спиц и крючков, довольна. Как ты?
 
Марина: Молодец, это я про спицы и крючки.
У меня все нормально, наслаждаюсь первым днем своего короткого отпуска; гладила сегодня, суп готовила, с сыном в магазин съездили и теперь дома.
Поговорить с тобой хочу. Если будет возможность, позвони мне.
 
* Звонок Светланы Марине
 
Смс
 
Светлана: Привет, как день провела, как настроение? Я до вязания добралась наконец-то.
 
Марина: Привет, на даче была, только приехала. Сейчас к маме зашли, скоро домой; спать, наверное, как убитая буду. Вязание – это хорошо, а у меня вот как-то с вязанием не складывается.
Мне было приятно вчера столь продолжительно поговорить с тобой, хотя эта беседа показала, что ты еще сильно меня стесняешься. Я, конечно, тоже стесняюсь; это по телефону такая смелая, а встретимся – глаза в пол… Но увидеться мы все равно должны!
 
Светлана: Конечно, мы обязательно увидимся!
 
***
 
Марина: Привет. Я в С***, добралась нормально, без курсантов. Ты как?
 
Светлана: Привет; чудовищно устала на этой неделе, много было дел. Без тебя в городе пусто, хочу к тебе.
 
Марина: Моя хорошая, как было бы прекрасно, если бы ты была рядом.
 
*
 
Марина: Привет. Все, поехала домой. Как ты?
 
Светлана: Привет. Я хорошо; как начинаю вязать – забываю обо всем на свете. Как провела время?
 
Марина: Отлично, отдыхать не работать.
 
Светлана: Понятно, вспомнила обо мне лишь в поезде. Хотя я только рада, что ты развеялась.
 
Марина: Я не забывала о тебе, просто насыщенные дни были. Между прочим, я снова гуляла по тем же местам и опять думала о тебе.
 
Светлана: У тебя и так жизнь очень динамичная и красочная – куда ты еще меня собралась вписать?
 
Марина: Она красочная до тех пор, пока не остаюсь одна дома. А место для тебя всегда будет.
 
*
 
Марина: Я дома.
 
Светлана: Рада, ждала тебя. Но мне всю ночь физически очень плохо было. Снова скажешь, что глупости, а мне настоятельно кажется, что это я подсознательно себя за тебя наказываю. Хорошего дня.
…Слушай, если у меня типа пищевого отравления, температура и так далее – кормить можно или нет? Полсуток на смеси, жалко малыша. Не обижайся на меня; когда тяжело, разное лезет в голову.
 
Звонок Марины Светлане
 
Смс
 
Марина: Привет, как твое здоровье?
 
Светлана: Привет; сегодня лучше, спасибо. Надеюсь, тебе удалось поспать подольше. Хочется, чтобы ты больше отдыхала, а то вся жизнь пролетит в этом сумасшедшем темпе.
 
Марина: Да, я вчера рано уснула и в ночь ушла.
 
Светлана: Вот увидимся, и будет постоянно хотеться еще, а возможности не найдем – что станем делать?
 
Марина: Возможность всегда можно найти, главное – захотеть.
 
***
 
Светлана: Мариш, у меня теперь малыша рвет, с утра три раза уже; вчера нормально было – что мне делать?
 
Звонок Марины Светлане днем
 
Звонок Марины Светлане вечером
 
Звонок Светланы Марине вечером
 
Марина: Ну, как вы там?
 
Светлана: Мы лучше, спасибо. Малыш выпил смекту, регидрон и уснул.
 
Марина: Как проснется, дай ему молока, поняла?
 
Светлана: Да, я и сама так думала.
 
Марина: Как твое настроение в целом?
 
Светлана: Грустно немного, но надо держаться – помочь все равно некому.
Вот и последний день лета. Марина, мне так не хотелось быть для тебя проблемой, так хотелось быть кем-то другим…
 
Марина: Перестань, это же твой ребенок; сейчас это для тебя самое главное.
 
Светлана: Да это понятно, ладно. Ты-то как?
 
Марина: Да я-то что. Я нормально. Знаешь, как акула; пока плаваю – вроде, живу; а как останавливаюсь – сдохнуть можно. Завтра вот на дачу поеду, заполню выходные делами.
 
Светлана: Мне кажется, всегда можно найти себе занятие…
 
Марина: Занятие-то я себе найду, но это только на один вечер, а дальше? Даже попугайчика у меня нет больше. Нам встретиться надо.
 
Светлана: Встретиться… А что потом? И вообще, может, я тебе не понравлюсь.
 
Марина: Так, может, и я тебе не понравлюсь. Скажешь: приехала тут какая-то толстая мясоедка, не хочу такую; хочу худую, вегетарианку.
 
Светлана: Смешно.
 
Марина: Но чтобы это узнать и прежде чем думать, что потом, нам все равно надо для начала увидеться. Права я или нет?
 
Светлана: Права, наверное.
 
Марина: Права, конечно.
 
Светлана: Все сложно, но меня очень тянет к тебе.
 
Марина: И меня тянет к тебе.
 
Светлана: Мне кажется, мы разные.
 
Марина: Мы очень разные. Но ты знаешь, что противоположности притягиваются? Тем более что у нас есть и кое-что общее.
 
Светлана: Пристрастие к красному сухому вину и любовь к женщинам? Ведь такого сходства, наверное, мало…
 
Марина: Но ты сама же этого хочешь?
 
Светлана: Хочу.
 
Марина: А ты днем находишься дома одна?
 
Светлана: Нет, с сыном.
 
Марина: Ну, это понятно… Хорошо: вы днем находитесь дома с сыном вдвоем?
 
Светлана: Да.
 
Марина: Тогда я могу приехать к тебе в гости; посидим у тебя днем, пока твой муж на работе. Или вечером – оставим мужа с малышом, а сами поговорим у меня в машине. Мы даже вина выпили бы там, если бы ты могла оставить меня ночевать. Хотя я, в принципе, могу и в машине поспать. Даже если твой муж меня увидит, скажешь, что я твоя подруга: Ирина, Маша, Даша – неважно. Хотя он, конечно, меня уже видел. Не спрашивал, кто я?
 
Светлана: Я ведь еще осенью рассказала ему все о тебе.
 
Марина: То есть в июне он забирал у меня документы, зная, что я такая?
 
Светлана: Какая «такая»? Он забирал у тебя документы, зная, что это ты.
 
Марина: Ой, бли-ин… Хотя, думаю, вряд ли он меня запомнил и все равно не узнает.
 
Светлана: Тем не менее, приехать тебе ко мне домой – не лучшая идея.
 
Марина: Тогда я могу приехать и забрать вас с ребенком к себе. Мы уложим твоего сына, а сами посидим у меня и поговорим; потом я отвезу вас обратно. Правда, если я буду за рулем, придется обойтись без спиртного, но хотя бы просто увидимся.
 
Светлана: Я подумаю над твоим предложением.
 
Марина: Подумай. Кстати, ты помнишь, что скоро годовщина нашего знакомства?
 
Светлана: Помню.
 
Марина: Какого числа?
 
Светлана: Восьмого.
 
Марина: Правильно. Надо будет что-нибудь придумать в этой связи.
 
Светлана: Размечталась же ты. Но вообще можно.
 
Марина: Да, я мечтаю – а что еще мне остается?
 
Светлана: Ну, ладно, Марин. Будем прощаться, уже поздно.
 
Марина: Спокойной вам ночи, поправляйтесь. Я целую тебя.
 
Светлана: Да, спокойной ночи.
 
Марина: А ты не хочешь меня поцеловать?
 
Светлана: Ты трезвая?
 
Марина: Конечно, трезвая! Почему ты так спрашиваешь: «Ты трезвая?»? Что же я, совсем, по-твоему, сидеть и пить в одиночку.
 
Светлана: Ну, ты так откровенно говоришь.
 
Марина: Да просто устала от вечной недоговоренности. Шлем друг другу эти смайлики с поцелуями, а наяву…
 
Светлана: Ты такая голодная?
 
Марина: Ну да, наверное… Если хочешь, назови это голодом, но это не голод, поверь мне. Когда голоден, то готов съесть что угодно.
 
Светлана: А я не «что угодно»?
 
Марина: А ты – это ты.
У меня, кроме тебя, никого не было. Все это время. И в моей голове только ты одна.
 
Светлана: Знаешь, я стараюсь преодолеть свое смутное ощущение, но мне постоянно кажется, что при всем влечении друг к другу нас в то же время почему-то отталкивает неодолимой силой, словно однородные полюса, хотя мы и производим впечатление противоположности, непохожести.
Когда я, измученная болью и обессиленная усталостью, вечером ехала вырывать зуб, в автобусе случайно услышала обрывок разговора двух парней. Один рассказывал другому какую-то жуткую историю о человеке, пострадавшем на пожаре, получившем обширные ожоги. Когда его привезли в больницу и обкололи лекарствами, то, забыв о своей боли, он начал смеяться, шутить и петь. А на следующее утро умер, не приходя в сознание.
Иногда я ощущаю свою страсть к тебе как пожар и боюсь, что она однажды точно так же сожжет меня изнутри, а я не знаю, найду ли силы восстановиться.
 
Марина: Пожалуйста, не думай об этом. Давай постараемся встретиться, а там все станет яснее.
 
Светлана: Хорошо. Спокойной ночи.
 
Сентябрь 2016
Смс
 
*
 
Марина: Доброе утро. С первым днем осени тебя. Как вы провели ночь?
 
Светлана: Привет. В заботах и беспокойстве, а после твоих откровений что только не приснилось.
 
Марина: Как сыночек?
 
Светлана: Да трудно сказать; вроде, больше не рвет, но понос, температура 37,2; ест совсем мало, хнычет. Невыносимо, когда малыш страдает, и так больно кого-то сильно любить.
 
Марина: Если температура, вызови «скорую» лучше.
 
*
 
Марина: Ты что молчишь, как дела у вас?
 
Светлана: Привет; немного полегче, только устала сильно, испереживалась за последнее время. Как ты?
 
Марина: Я нормально, на даче; настроение не очень, не знаю, грустно.
 
Светлана: И все же, несмотря на все видимые различия, у нас с тобой есть одна существенная общая черта: в нас обеих бушуют страсти, только выход находят разный.
Не грусти, ты особенная; мне кажется, я тебя понимаю, и в моей жалости к тебе нет ничего обидного. Я спать, спокойной ночи; правда, теперь буду осторожнее со смайликами.
 
***
 
Марина: Доброе утро. Хорошего дня тебе.
 
Светлана: Доброе, хотя я бы предпочла еще ночь и ПОСПАТЬ. Тебе тоже хорошего дня и настроения.
 
*
 
Светлана: Как поживает моя не в меру страстная особа? Как выходные на даче, чем занимаешься?
 
Марина: В меру страстная особа заболела. На даче, как всегда, в трудах; сейчас лежу в койке. У тебя как?
 
Светлана: Ну, вот. Что с тобой такое? Я как акула из твоего сравнения, а в целом все нормально.
 
Марина: Проснулась сегодня – нос не дышит, горло болит, сейчас вообще голова разрывается. Но ничего, напилась таблеток; надеюсь, завтра будет лучше.
 
Светлана: Тогда не буду беспокоить; отдыхай, поправляйся; ты нам нужна здоровой и полной сил.
 
Марина: От тебя нет беспокойства. Только радость.
 
*
 
Светлана: Мариш, лучше тебе? Не поверишь; переживаю, как за родную. Благополучного рабочего дня.
 
Марина: Лучше немного, хоть голова не болит. Мне приятно, что переживаешь.
 
Светлана: Как представила, что ты там одна, – хоть бери банку малинового варенья и езжай спасать.
 
Марина: Да-а, было бы неплохо.
…Привет. Я накупила себе лекарств; надеюсь, завтра будет лучше. Кстати, ты мне сегодня снилась.
 
Светлана: Тоже на это надеюсь; еще тепло, солнечно, а ты придумала простыть. Ты мне часто снишься.
 
Марина: А ты мне нет, хотя этого очень хочу.
 
*
 
Светлана: Привет, как ты? Выздоравливай, иначе эти две сумасшедших никогда не встретятся.
 
Марина: Привет. Лечусь, начала колоть антибиотики, иначе совсем разболеюсь, а нельзя. Еле домой доехала. Напилась чаю с малиной, сейчас даже лучше, хоть нос начал дышать. Завтра, надеюсь, будет лучше. Ты мне сегодня опять снилась.
 
Светлана: Ну, хоть какое-то участие в твоей жизни. Нам пока и спасаться лишь снами и фантазиями, наяву оставаясь виртуальными персонажами. Отдыхай больше и думай о хорошем.
 
*
 
Светлана: Привет. Вот и год, как мы с тобой познакомились. Может, глупо, но я тебя поздравляю. Хорошего дня, настроения и самочувствия.
 
Марина: Привет, не глупо. Я тоже тебя поздравляю.
 
*
 
Светлана: Марина, привет. Как ты, поправляешься? Как ни соберусь написать, уже поздний вечер.
 
Марина: Привет, привет. Я намного лучше, остаточные явления. Вены от уколов болят, давно так не болела. Кульминацией моей болезни был зуб мудрости, который вчера благополучно покинул мой рот.
 
Светлана: Хоть на больничном? Твой организм решил сам взять тайм-аут, раз ты о нем мало заботишься. Ну, ничего; мы, видимо, проходим очищение, чтобы вступить в новую полосу жизни.
 
Марина: Нет, не на больничном, не могу туда ходить; вчера после дежурства побежала к стоматологу. Сейчас на даче.
 
Светлана: Некому тебя хорошенько отшлепать за такое отношение к себе. У меня скоро Интернет будет.
 
Марина: «Отшлепать»… У меня комиссия серьезная, никак нельзя. Хотя я знаю, что так неправильно, но… Интернет – это очень хорошо.
 
Светлана: Из центра музыка доносится, на дачах народ гуляет. Хочется на праздник, желательно с тобой. В прошлом году ты мне устроила самый незабываемый День города в жизни.
 
Марина: Я помню. Я и забыла, что сегодня День города.
 
*
 
Марина: Привет, как ты? Как День города прошел?
 
Светлана: Привет. День города скромно, на даче; без признаний. Звали стихи почитать на нашей площадке, но какие мне сейчас выступления? Ты как? Ты в театр любишь ходить?
 
Марина: Не ходила тысячу лет. Если честно, то с удовольствием. Хочешь сходить?
 
Светлана: Ну, мы же ставили в анкетах «совместное проведение культурного досуга». Я много чего хочу, но у нас пока получается как на картинках из серии «Ожидания/реальность».
 
Марина: Нам нужно встретиться, обязательно; лучше, конечно, у оврага, а там как получится.
 
Светлана: Надеюсь, хотя бы мой День рождения, хотя бы в этом году, хотя бы как-нибудь мы все же отметим???
 
Марина: О, да!!!!! Было бы замечательно.
 
Светлана: Тогда планируем на первое октября, все выздоравливаем и буду думать, как все устроить.
 
Марина: Хорошо.
 
***
 
Марина: Привет, как делишки? Что нового?
 
Светлана: Привет. Дела нормально, ничего нового. Ты часто дежуришь? Как себя чувствуешь? Есть ли планы на воскресенье?
 
Марина: Завтра дежурю, в октябре часто буду; на воскресенье, вроде, пока нет. Чувствую себя хорошо.
 
Светлана: В воскресенье собираюсь в «Акварель» вырваться одна. Если тебе удобно, могли бы хоть кофе попить, чтобы оценить обстановку, прежде чем строить грандиозные планы на первое октября. Понимаю, что далеко и ненадолго, так что, если неудобно, не настаиваю; не заморачивайся.
 
Марина: А в какое время? Первая половина дня или вторая?
 
Светлана: Время пока не знаю, но точно во второй половине, примерно с пятнадцати до семнадцати; мне «кенгурушку» посмотреть надо.
 
Марина: Я очень постараюсь, если только не останусь в субботу на даче.
 
Светлана: По традиции, каждую осень мы планируем романтическую встречу на начало октября, потом я предлагаю кафе в «Акварели», но ты предпочитаешь дачу, после чего я исчезаю.
 
Марина: Я только об этом подумала. Думаю, что на этот раз я приеду в «Акварель».
 
Светлана: Если что, ты уже знаешь, где и когда меня ждать. Шучу; спокойной ночи, сладких снов.
 
Марина: И тебе сладких.
 
*
 
Марина: Доброе утро. Как ты, не замерзли на даче?
 
Светлана: Доброе. Холодно от минус десяти, а сейчас терпимо; на крайний случай, всегда можно найти кошку и самовар.
 
Марина: Ты сегодня в «Акварели» будешь?
 
Светлана: Да, как и предполагала, с пятнадцати до семнадцати, из них час на покупки. Тебе как удобно, чтобы я в магазин пошла до или после встречи?
 
Марина: Давай после, хотя можем и вместе в магазин сходить.
Я дома, в три приеду в «Акварель».
Сегодня приснилось, что я проспала нашу встречу; такая паника во сне была, жуть.
 
Светлана: По Фрейду, сны – это исполнения желаний; значит, ты ее боишься и подсознательно стремишься избежать.
Встретимся в пятнадцать часов, а там решим. Можем вино вместе выбрать и тебе отдать, чтобы я наверняка приехала первого октября.
 
Марина: Хорошо, до встречи. Я ее не боюсь; немного, конечно, переживаю – все-таки год ожидания…
 
*
 
Светлана, смс 15:59: У тебя все хорошо?
 
Марина, звонок 16:00: Привет! Как хорошо, что ты написала! Не поверишь, уже собралась на встречу с тобой, надела куртку и приготовилась выходить, но тут уронила телефон в воду. Голосовать (сегодня же выборы, и мы все должны проголосовать и отчитаться перед главным врачом) не поехала, отправилась прямо в «Акварель», была здесь уже за полчаса до назначенного времени. Купила в небольшом салоне сотовой связи самый дешевый телефон, вставила в него сим-карту. Номера хоть и были сохранены в «Облаке», однако не оказалось доступа в Интернет. Позвонила провайдеру, но выход в Сеть пообещали лишь через несколько дней из-за ремонтных работ. Час с пятнадцати до шестнадцати ждала твоего звонка, бродила по ТРЦ и сидела в машине; решила даже к семнадцати часам пойти на кольцо, где разворачиваются маршрутки, и ждать тебя там!
 
Светлана: Какая странная история… Ну, хорошо, я в «Ашане»; если ты еще здесь, подходи к хлебному отделу.
 
Марина: Как думаешь, меня со стаканчиком пустят? Попить себе купила. Ладно, сейчас разберемся…
 
* Долгожданная встреча в гипермаркете «Ашан». Полчаса за кофе в «Евро-кафе». Дорога до дачи на машине Марины, которая помогла Светлане довезти домой ее многочисленные покупки; несколько минут прощания возле оврага за дачным поселком.
 
Смс
 
Марина: Я дома, я все же проголосовала.
 
Светлана: Молодец; интересно, за кого. Хотя лучше не говори. Я в своей жизни если и голосовала, то лишь принципиально, в противовес подруге, рьяной стороннице коммунистов.
 
Марина: За ЛДПР. Тоже в противовес.
Ты прости меня за мой порыв, не смогла удержаться.
 
Светлана: Какой порыв? Ты была исключительно сдержанна. У меня твои смайлики не отображаются.
 
Марина: Я старалась.
…Не спишь еще?
 
Светлана: НЕТ, я «сова», так рано не ложусь!
 
Марина: Тогда скажи мне о своем впечатлении от встречи. Я понимаю, конечно, что мы себя неловко чувствовали; думаю, что мы еще вспомним это и пакеты.
 
Светлана: Кажется, ты хорошая; с тобой комфортно; можно не притворяться и быть естественной.
 
Марина: Да-а! Притворяться не надо.
 
Светлана: Ты определилась, это важно. Можешь и ты поделиться впечатлениями, мне тоже интересно.
 
Марина: Я очень довольна сегодняшней встречей, хоть переживала из-за телефона, боялась, что не получится. Когда смотрела на тебя, даже не верилось, что это происходит на самом деле. Я когда взяла тебя за руку, если честно, хотела просто пожать, но не смогла. Мне очень захотелось поцеловать тебя. И сейчас хочется, очень.
Ты когда пила кофе, даже не представляешь, что было в моей голове!
 
Светлана: Ну, расскажи, что было в твоей голове. Хотя не знаю, как уместить все это в своей жизни.
 
Марина: Из нас двоих более открытая я, не могу скрыть эмоций, а ты такая сильная, сдержанная и очень красивая. Мне очень хотелось обнять тебя там, в кафе. Ты же помнишь, как я хотела дотронуться до твоего плеча; желание это не пропало.
 
Светлана: Спасибо, хотя это оптические иллюзии. Мне тоже хотелось тебя обнять, но на нас и так все странно смотрели, от кассира в «Ашане» до моих соседей на машине возле дач. Давай ложиться, спокойной ночи.
 
Марина: Почему странно?
 
Светлана: Не знаю, мне так показалось; наверное, мания преследования. Кстати, спасибо, что довезла, и вообще молодец, что приехала, преодолев все перипетии.
 
Марина: Я же говорила, что буду обязательно! Спокойной ночи тебе, сладких снов, целую тебя.
 
Сцена четвертая
 
«…Молчи, Соня, молчи! – повторил он мрачно и настойчиво. – Я все знаю. Все это я уже передумал и перешептал себе, когда лежал тогда в темноте… Все это я сам с собой переспорил, до последней малейшей черты, и все знаю, все! <...> И неужель ты думаешь, что я не знал, например, хоть того, что если уж начал я себя спрашивать и допрашивать: имею ль я право власть иметь? – то, стало быть, не имею права власть иметь. Или что если задаю вопрос: вошь ли человек? – то, стало быть, уж не вошь человек для меня, а вошь для того, кому этого и в голову не заходит и кто прямо без вопросов идет… Уж если я столько дней промучился: пошел ли бы Наполеон или нет? – так ведь уж ясно чувствовал, что я не Наполеон… <...> Пойми меня: может быть, тою же дорогой идя, я уже никогда более не повторил бы убийства. Мне другое надо было узнать, другое толкало меня под руки: мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею…»
(Ф. М. Достоевский. «Преступление и наказание»)
 
Сентябрь 2016
Смс
 
***
 
Марина: Доброе утро.
 
Светлана: Доброе. Как спалось, что снилось? Хорошего дня, спокойного начала рабочей недели.
 
Марина: Спалось хорошо, куда-то ехала во сне.
…Привет, как день прошел?
 
Светлана: Привет. Нормально, только спала мало – наверное, от избытка впечатлений. Как ты?
 
Марина: Я нормально; отработала, потренировалась. Я сама под впечатлением.
 
Светлана: Как телефон? Все опять кажется нереальным. Надо было сфоткаться в подтверждение.
 
Марина: Телефон отдала на просушку ультразвуком; надеюсь, будет работать. Точно, надо было. Даже не подумала, в голове был взрыв эмоций.
 
Светлана: Теперь надо устроить полноценное свидание; хотя ума не приложу, когда, где и как.
 
Марина: Надо, обязательно. Сама не представляю, как это произойдет и где, но главное – очень хотеть. Вон как у меня с телефоном получилось; сидела на кухне и думала, что, может, это знак, но решила: уж нет, не пройдет это со мной, мы просто обязаны встретиться. Села в машину и поехала. И здесь обязательно придумаем.
 
Светлана: Знак? Очередная подножка эндопсихической цензуры, задача которой – запереть обратно в подсознание то, что может вырваться и грозит внешнему благополучию.
Смотрела фильм «Питер-FM»? Там подобная история с телефоном. Я тогда как раз на радио работала.
 
Марина: Смотрела, не надо ничего запирать. Надо думать, как встретимся снова.
 
*
 
Марина: Доброе утро. Хорошего дня тебе.
 
Светлана: Доброе. Тебе тоже.
 
* Звонок Марины Светлане, двухчасовой разговор по телефону
 
Марина: Привет, можешь разговаривать?
 
Светлана: Да, сын спит, я ушла в летний домик, у нас пара часов.
 
Марина: У тебя есть летний домик? А мы не могли бы там уединиться?
 
Светлана: Боюсь, что я не смогу пригласить тебя в гости.
 
Марина: Твой муж будет против, даже если мы будем вести себя целомудренно и просто пить красное сухое вино?
 
Светлана: Это не лучший вариант.
 
Марина: Знаешь, я и так живу в постоянном страхе, что мне снова придет смс, в котором ты скажешь, что мы не сможем больше общаться. Как прошлой осенью… Я была на дежурстве, когда получила от тебя это сообщение… ну да, Бог с ним.
 
Светлана: Прости меня…
 
Марина: Ничего, хотя мне было очень тяжело.
Со мной никогда не случалось такого прежде, но я вдруг начала писать стихи. Хотя по сравнению с твоим творчеством это и были просто рифмы, причем мне даже некуда было их отправить, поэтому я записывала эти строки от руки, ручкой в тетрадку. Потом, когда я решила тебя забыть, я удалила всю переписку и порвала все свои бумаги.
 
Светлана: Как я уже говорила, у меня другое отношение к творчеству. И нередко стихи – это все, что остается мне от когда-то значимого человека.
 
Марина: После, может, об этом и жалела, но я движима эмоциями, и на тот момент под их влиянием я поступила так.
 
Светлана: А потом, когда в конце мая я, как и обещала, все-таки появилась, что ты подумала?
 
Марина: Был вечер последнего майского дня, на следующий день после которого я выходила в отпуск, так как наш роддом закрывался на мойку; как нередко в том мае, лил сильный дождь. Я ехала в такси (моя машина была в ремонте, мы собирались на дачу к подруге отмечать начало лета), и тут пришло это сообщение. Я перечитала его несколько раз, задаваясь вопросом: что за бред? Большие буквы, маленькие буквы. Первой моей мыслью было: «Это Светлана». Потом я подумала: она же скрывает свой номер, зачем бы она мне написала? Потом пришло второе сообщение, и мне все стало ясно.
Твои данные, впрочем, я смогла узнать лишь две недели спустя, когда снова вышла на работу и получила доступ к журналу нашей палаты. Вернувшись домой в тот день, я первым делом с нетерпением ввела твое имя в Интернете, и поисковик выдал мне много полезной информации: там были и фото, и биография, и стихи, и видео с выступлений.
 
Светлана: А почему ты мне не писала, пока была на юге? Наверное, потому что тебе было не до меня?
 
Марина: Ты имеешь в виду то, что я ездила с подругой?
 
Светлана: Я не знаю, с кем ты ездила, и, заметь, я этого не спрашиваю.
 
Марина: Я ездила на море с подругой. Да, я ее люблю, обожаю, но это просто моя подруга, так что ревновать тебе не к кому.
На юге я тоже постоянно думала о тебе и хотела написать, но вспоминала прошлую осень: ожидание каждый день, потом переписка до часу ночи, фантазии, опасения… Я боялась этой зависимости. Поэтому я и не писала.
 
Светлана: Ясно.
 
Марина: Понимаешь, еще раз из подобной истории я не выплыву – если я снова отдамся чувствам и позволю им подняться над собой подобно бушующим волнам, рано или поздно меня это затопит, и я просто утону.
 
Светлана: Однако разочарования от реальной встречи не произошло?
 
Марина: Разочарования не произошло, и все хочу спросить: понравилась ли тебе как женщина я сама?
 
Светлана: Прости, но я не могу ответить на этот вопрос.
 
Марина: Хоть и больно, зато честно.
Послушай, а ты могла бы переспать с человеком из жалости?
 
Светлана: Да.
 
Марина: Без чувств?
 
Светлана: Разве ты всегда спала только с людьми, которых любила?
 
Марина: Нет…
 
Светлана: Ну, вот.
 
Марина: Но это могла быть, допустим, какая-то одномоментная страсть.
 
Светлана: Когда-то в юности я спала, что называется, «со всем, что движется», чисто из любопытства, от избытка сексуальности и так далее…
 
Марина: Я бы не хотела, чтобы ты была со мной из жалости… и чтобы ты спала со мной из жалости.
 
Светлана: …Но этот период прошел. Сейчас секс интересен мне только при наличии чувств. Поэтому если это произойдет между нами, то это будет не только из жалости. Поняла меня?
 
Марина: Да. Вот это именно то, что я хотела услышать.
 
Светлана: Мы с тобой как героини Достоевского. «Поле битвы – сердца людей».
 
Марина: Точно.
 
Светлана: Помнишь, я уже задавала тебе вопрос, что потом? Тогда ты сказала: сначала надо встретиться. И вот мы встретились, разочарования не случилось. Я предпочитаю определенность во всем, поэтому теперь я снова задаю тебе тот же вопрос: что мы будем делать дальше?
 
Марина: Теперь… я хочу увидеть тебя снова. А ты? Хочешь встретиться со мной еще?
 
Светлана: Да…
 
Марина: Да, но? Я уловила твою интонацию, так что договаривай.
 
Светлана: Я еще никогда не была в такой ситуации. Я всегда считала себя порядочной, честной, верной и так далее.
 
Марина: Я тоже никогда не была в такой ситуации.
 
Светлана: Судя по твоим рассказам, ты в подобной ситуации уже была.
 
Марина: Нет. Там была другая ситуация, и… там не было того, что есть здесь.
 
Светлана: Ты ни о чем не говоришь прямо.
 
Марина: Просто я боюсь, что снова раскрою свою душу, и мои чувства опять окажутся не нужны.
 
Светлана: Ты можешь больше не бояться этого, я ведь тебе обещала.
 
Марина: Помню, но не получается, пока.
 
Светлана: Только не забывай, что я могу быть только единственной, как и писала в прошлом году.
 
Марина: А ты знаешь, что ты эгоистка, дорогая моя? Ты, значит, не собираешься ничего менять и будешь наслаждаться семейной жизнью, а я что, должна сидеть в одиночестве и ждать тебя?
 
Светлана: Ты ничего мне не должна, но я обо всем тебя предупредила.
 
Марина: Да я пошутила; у меня и так никого нет, кроме тебя.
 
Светлана: Но как ты собираешься жить дальше? Допустим, твоя мама скажет тебе: доченька, ты еще молода, почему бы тебе снова не попытать счастья с мужчиной?
 
Марина: Она и теперь это говорит. Но я отвечаю, что дважды была замужем и свою «программу-максимум» уже выполнила. Она смеется и соглашается: да, все мужики козлы.
 
Светлана: Тем более что, как я понимаю, наши отношения ты собираешься скрывать.
 
Марина: Мне иногда бывает очень грустно от этого, но, наверное, я не должна входить в твою жизнь настолько глубоко, чтобы что-то там разрушать… Хотя, думаю, все хорошо будет. Как в твоих рассказах на том сайте, где встречались две подруги, одна из которых была замужней, и что они там вытворяли. Может, и обо мне когда-нибудь напишешь.
 
Светлана: Да, только моя лирическая героиня тогда была на месте свободной девушки. Это ты теперь так говоришь, что хочешь, чтобы я о тебе написала; прототипы не всегда бывают довольны срисованными с них героями. Так, моя ближайшая на тот момент подруга, ставшая героиней многих произведений, постоянно упрекала меня в духе: здесь «имеет место художественный вымысел», на самом деле все было не так!
 
Марина: Если ты напишешь обо мне, я не буду предъявлять никаких претензий.
 
Светлана: Хорошо. Но будем прощаться, два часа пролетели.
 
Марина: Уже? Что ж, давай…
 
Светлана: У тебя все нормально?
 
Марина: Да…
 
Светлана: Ты уверена?
 
Марина: …Нет, не уверена.
 
Светлана: Не переживай так, Марин; все непросто, но прошлое позади, а мы с тобой обязательно встретимся еще. Спокойной ночи тебе.
 
Марина: И тебе спокойной.
 
Светлана: Все хорошо?
 
Марина: Да. Теперь точно да.
 
Светлана: Умница. Тогда я отключаюсь. До связи.
 
*** Смс
 
Марина: Доброе утро.
 
Светлана: Привет. А меня вчера после летнего домика ангина накрыла. Зря мы, в числе прочего, о болезнях и о Дне пожилых людей говорили.
 
Марина: Лечись; возьми шерстяной носок, смочи теплой водой, отожми и намыль хозяйственным мылом; приложи компресс к горлу – и все пройдет.
 
Светлана: Ох, хороша буду с носком на шее и в ожерелье из чеснока. Что делать, чтобы дитя не заразить?
 
Марина: Маску надень; если есть оксолиновая мазь, носик смазывай.
…Как самочувствие?
 
Светлана: Если честно, то хреново; очень боюсь за малыша; так устала страдать и переживать.
 
Марина: Не надо так сильно переживать, хотя, конечно, я тебя понимаю. Мы все живые люди и, естественно, можем заболеть. Главное – лечись, а сыну нос оксолинкой смазывай, проветривай помещение раза четыре в день плюс влажная уборка. На улице сейчас не очень холодно, пусть чаще на свежем воздухе будет, да и спят на улице малыши лучше.
Лук, чеснок положи в вазочки в доме и возле кроватки. И побольше пей горячего.
 
Светлана: Если начну закапывать ребенку интерферон, продолжать мазать оксолиновой мазью? Спасибо за поддержку, я опять в панике.
 
Марина: Да, продолжай. Одно другому не помешает.
 
*
 
Марина: Доброе утро. Как ты?
 
Светлана: Привет; вроде, получше немного. Ты снилась. Спасибо за заботу; хорошего дня.
 
Марина: Спасибо, тебе тоже хорошего дня. Надеюсь, сон был приятный.
 
*
 
Светлана: Доброе утро. Хоть раз самой написать. Как твои дела, все нормально?
 
Марина: Доброе утро; закружилась и не написала. У меня все нормально, работаю. У тебя как дела? Как здоровье?
 
Светлана: Подсадила меня на свои сообщения, без них уже непривычно. Я нормально, работай.
 
Марина: Ты не отвлекаешь.
…Привет. Как день прошел, как самочувствие, сыночек как?
 
Светлана: Привет, столько вопросов. Мы нормально. Ты как; наверное, на даче; как настроение?
 
Марина: Да, на даче. У нас дождь пошел. Какие вопросы?
 
Светлана: В твоем смс много вопросов. У нас тоже дождь, хорошая романтическая осенняя погода.
 
Марина: А-а, поняла. Да, романтика.
 
Светлана: Не ответила, как ты сама? Сегодня думала: ты забавная такая, у тебя по голосу и лицу сразу видно, когда тебе неприятно; как у моего сына, когда заплакать собирается.
 
Марина: Мне так мама говорит, что мне даже не надо притворяться, все на лице написано.
 
Светлана: Ладно, не хочешь – не отвечай. Надеюсь, что все в порядке. А прямота – это только плюс.
 
Марина: Я хорошо, кофе только выпила, скоро лягу в койку. Но не спать.
 
Светлана: Не провоцируй; интересно, что будешь делать, если не спать и напилась на ночь кофе.
 
Марина: Я кофе пью в любое время. Просто телевизор смотреть. Мама уже пошла спать, мы вдвоем; не ревнуй, я твоя.
 
Светлана: Мама не подозревает, что у тебя роман? Приятного просмотра, спокойной ночи.
 
Марина: Спокойной ночи и сладких снов.
 
*
 
Марина: Привет, как ты? Как здоровье?
 
Светлана: Привет, я нормально; и хватит о здоровье, День пожилых людей пока не наш праздник.
 
Марина: Хорошо, как скажешь. Просто переживаю. Тогда давай о более приятном.
 
Светлана: И правда, жаль, что далеко живем; с приездом бабушки я могла бы вечером выйти на час, в машине посидеть, но тебе это явно будет неудобно. Из приятного – список покупок на День рождения составляла.
 
Марина: Я рада помочь. Я же на машине, могу подъехать. Куда удобнее?
Меня ты всегда можешь попросить. И это не сложно для меня, и ты, пожалуйста, не стесняйся спрашивать, пожалуйста. Много одинаковых слов, но это эмоции.
 
Светлана: Да я не в смысле помощи, моя ты отзывчивая. Имела в виду, жили бы рядом – вышли бы вечером на часок, посидели и поболтали, пока бабушка с малышом, а так тебе далеко ехать ради короткого разговора.
 
Марина: А-а, поняла.
 
Светлана: Как вечер проводишь? Выдался вот час свободного времени – и поболтать негде, в летний домик не пойду.
 
Марина: Я дома. Одна. Давай так поболтаем.
 
Светлана: Да не то: свободна до двадцати часов, но неоткуда поговорить по телефону: в доме родные, на улице холодно. Дурацкие смс.
 
Марина: Поняла.
 
Светлана: Надо все же Интернет, утомляет неудовлетворенность. Ты как часто хотела бы видеться?
 
*
 
Марина: Доброе утро, что-то рано вчера уснула. Без Интернета никуда, это точно. Сложно сказать, насколько часто; я вечно работаю, да и у тебя забот с каждым днем будет прибавляться.
…Ты что молчишь весь день? Как ты?
 
Светлана: В смс ничего не скажешь. Я хорошо, как всегда. Уборку делала, будем печку топить.
Я сдержанная, но потом это накапливается и прорывается, и тогда я готова крушить все.
 
Марина: Я это уже поняла; это я эмоциональная, хотя я с этим борюсь.
 
Светлана: И сейчас я очень близка к состоянию «крушить все», а эти смс-ки только растравляют.
 
Марина: Круши. Не хочу, чтобы сдерживалась. Мне хочется увидеть тебя настоящую.
 
Светлана: Выпустить настоящую меня? Опасное любопытство. Будь осторожна, я предупредила.
 
Марина: Не любопытство; просто хочу, чтобы ты была настоящей. И не скрывала чувств, если они есть.
Ты придумала, как увидимся первого? Осталась неделя. Мое предложение в силе.
 
Светлана: Полагаю, на нем мы и остановимся: оставим малыша с бабушкой и часа на три поедем к тебе пить вино. Хотя подумай, прежде чем приглашать в дом монстра.
 
Марина: Ты не монстр, не говори так. Это я фантом, забыла? Значит, буду ждать субботы…
 
*
 
Марина: Доброе утро.
 
Светлана: Доброе. Хорошего дня и спокойной рабочей недели, чтобы остались силы к выходным.
 
Марина: Спасибо, останутся.
…Привет! Как день? Не замерзли?
 
Светлана: Привет. У нас же печка. Как твои дела? Все-таки хорошо, что мы есть друг у друга, да?
 
Марина: Очень хорошо. Про печку помню; все равно, на улице холодно. Я знаю, что сейчас нет возможности по телефону болтать; будет время – хотя бы пиши, буду очень ждать.
 
Светлана: Я могу до двадцати часов поговорить по телефону, удобно тебе сейчас?
 
Звонок Марины Светлане, полуторачасовой разговор по телефону
 
Марина: Привет, как твои дела?
 
Светлана: Привет. Да вот, родные настаивают на том, чтобы до весны забрать нас с сыном к себе в другой город, а я очень не хочу туда ехать, но зимовать тут будет тяжело.
 
Марина: А муж что говорит?
 
Светлана: Он тоже думает, что это было бы проще, чем снимать.
 
Марина: И это называется «семья»?.. Не бросай меня, здесь хоть по «Акварели» сможем гулять хотя бы изредка! Может, мне тебе с ребенком комнату у себя сдать?
 
Светлана: Что?!
 
Марина: Да ладно, шучу я, а то подумаешь что-нибудь не то…
Давай лучше о другом. Я с нетерпением жду субботы. Мечтаю выпить с тобой вина.
 
Светлана: Только вино я привезу сама. А то еще добавишь туда чего-нибудь.
 
Марина: Почему ты постоянно ждешь от окружающих какого-то подвоха?
 
Светлана: Просто вспоминается одна история, связанная с бывшим ректором моего первого института. Он преподавал философию и любил повторять, что «миром правят страсти, бесы и звезды». Я его обожала, такой умный, образованный, интересный был человек. Вот только из-за этих «страстей» пять лет назад, в возрасте под семьдесят, он оказался в колонии за изнасилование студентки.
Как написали в газете, она пришла к нему вечером пересдавать зачет и по традиции принесла спиртного; он предложил ей выпить с ним, завел неспешный разговор «о культуре и искусстве», а потом, когда она вышла из кабинета, подсыпал в ее бокал снотворное и дальше воплотил с ее беспомощным телом все свои затаенные фантазии.
 
Марина: Ого, под семьдесят? По идее, если я захочу, я тоже смогу даже в привезенную тобой закрытую бутылку через пробку с помощью шприца ввести снотворное. Только какой в этом смысл; что я стану с тобой делать, если ты уснешь? Уложу в кровать, чтобы потом сказать «Доброе утро»?
 
Светлана: Говоришь со знанием ситуации. И часто ты так делаешь?
 
Марина: Да нет, не часто.
 
Светлана: А вообще, Марина, ты в целом неправильно поступаешь. Ты взрослая женщина, к тому же медик, и говоришь, что кормящей матери можно пить вино!
 
Марина: Немного вина не повредит; к тому же, мы можем пить белое вино, если ты опасаешься насчет аллергии.
 
Светлана: Может, и опасаюсь, но красное нам обеим нравится больше.
 
Марина: Тогда решай сама. А что ты скажешь мужу, когда поедешь ко мне?
 
Светлана: Вот зачем ты меня об этом спрашиваешь? Я еще не знаю, что ему скажу. Думаешь, приятно врать?
 
Марина: Да, я сама терпеть не могу врать… Но ты хотя бы пиши мне чаще.
 
Светлана: В смс трудно высказать свою мысль однозначно. Например, я спрашиваю тебя, как часто ты хотела бы видеться, а ты говоришь о работе и делах. Я не спрашиваю о возможностях, я задаю вопрос: как часто ты хотела бы видеться? Хотела бы.
 
Марина: Я бы хотела видеться часто. Ну, каждый день, конечно, не выйдет; тогда уже как получится. Так ты из-за этого на меня обиделась и не писала целый день?
 
Светлана: Я пишу, когда есть возможность. И, знаешь, я до сих пор не могу понять, есть ли у тебя ко мне чувство – не эмоции и желание; иначе это вообще не имеет смысла.
 
Марина: Ты и сама никогда не выразишь своих чувств прямо!
 
Светлана: Марин, малыш проснулся, меня зовут домой! Отключаюсь, пока.
 
Смс
 
Марина: Ты так быстро положила трубку, что не успела сказать «целую».
 
Светлана: Да ну тебя, заводишь только зря. Понимаю, что не знаю тебя совсем. Спокойной ночи.
 
Марина: Спокойной ночи. А я не завожу зря.
 
***
 
Светлана: Я в гипермаркете. Какое все-таки вино брать – белое, розовое или красное? И есть ли предпочтения по стране?
 
Марина: Красное сухое; без разницы, какой производитель.
…Привет. Как ты? Все купила?
 
Светлана: Привет, я нормально; купила, но не все; пакетов было меньше. Сказала, что еду к тебе.
 
Марина: Хорошо, что меньше, а то тяжело было бы нести. И какова была реакция?
 
Светлана: Ты задаешь слишком много вопросов, я только ответила на предыдущий. Как твои дела?
 
Марина: У меня все нормально. Отработала, потренировалась, сейчас ТВ смотрю.
 
*
 
Марина: Доброе утро и хорошего дня.
 
Светлана: Доброе. Спасибо; так-то лучше, чем предыдущие пару утр. Тебе тоже хорошего дня.
 
Марина: …Привет, как день прошел?
 
Светлана: Привет; к педиатру съездили все же, хотя у меня уже страх из дома выходить с малышом.
 
Марина: Не надо бояться, впереди еще столько переживаний. Дети, к сожалению, иногда болеют, от этого никуда, хотя если сильный иммунитет с рождения, ничего не страшно; ну, а если нет, то ребенок может заболеть, и не выходя из дома.
 
Светлана: Вот и думаю: если теперь так паникую, что же дальше будет с моими психикой и нервами.
 
Марина: Это нормально, так бывает сначала. Иначе не может быть.
 
Светлана: Я постараюсь держать себя в руках. Как твои дела и настроение, чем занимаешься?
 
Марина: Ездила сегодня на дачу, собрала яблоки, лазила на дереве. Мамка страховала, я очень боюсь высоты, но выбора не было.
Я дома давно, съездила на вечер. Завтра на работу.
 
Светлана: Молодец какая; поражаюсь твоей выносливости. Отдыхай тогда, скоро увидимся.
 
*
 
Марина: «Будь самой веселой и самой счастливой, / Хорошей, и нежной, и самой красивой. / Будь самой внимательной, самой любимой, / Простой, обаятельной, неповторимой, / И доброй, и строгой, и слабой, и сильной. / Пусть беды уходят с дороги в бессилье. / Пусть сбудется все, что ты хочешь сама. / Любви тебе, веры, надежды, добра!»С Днем рождения, моя самая замечательная женщина на свете.
 
Светлана: Доброе утро. Спасибо. И за поздравление, и за то, что ты у меня есть!
 
Марина: …Привет, как день проходит?
 
Светлана: Привет, отлично. Отмечаем с родными; с друзьями решили собраться в воскресенье, так что завтра я свободна с 13:30. Удобно тебе?
 
Марина: Конечно.
 
Светлана: Тогда до встречи.
 
Марина: Я жду!
 
Первое октября 2016
Смс
 
Марина: Доброе утро. Как настроение?
 
Светлана: Доброе. Хорошо, только спать хочу. С удовольствием вспоминается, как однажды в семнадцать лет после насыщенной бессонной недели проспала почти целые сутки!
 
Марина: Про «поспать» понимаю тебя. Ко скольки мне подъехать?
 
Светлана: К 13:30, если удобно; как и говорила, я буду свободна с этого времени.
 
Марина: Хорошо, я буду там, где тебя высадила в прошлый раз, в 13:30.
 
Светлана: …Если еще не выехала, даже к четырнадцати можно; боюсь, не успею все сделать до 13:30; надо как следует проинструктировать приехавшую бабушку.
 
Марина: Хорошо, я по делам мотаюсь, тогда еще в магазин заеду. Или на «птичий рынок», хочу посмотреть себе нового попугайчика, еще птенца, даже лучше пару. Тогда и им будет не скучно без меня, когда я на работе, и мне будет с кем поболтать.
 
…Я на месте.
 
Встреча в квартире Марины3
 
Смс
 
Марина: …До сих пор дрожь в коленях!
 
Светлана: Знаешь, одна моя подруга называет таких, как мы, «уродцами из кунсткамеры».
 
Марина: Ну, это, наверное, вообще консервативно настроенная девушка. А так, думаю, многие мечтают, только не решаются осуществить.
 
Светлана: …Я дома.
 
Марина: Ты как?
 
Светлана: Нормально, а ты?
 
Марина: Я так себе.
 
Светлана: Что бы я ни сказала, это прозвучит банально, но ты все равно держись, все будет хорошо…
__________
 
2 См. подробнее рассказ «Странности жизни».
3 См. подробнее рассказ «Поцелуй».

Современная однополая драма – Действие 2: Замки на зыбком песке. Акт 2
Современная однополая драма – Действие 2: Замки на зыбком песке. Акты 3-4