Часть 1

У некрасивых родителей иногда рождаются очень красивые дети.  Правда подобный феномен встречается редко.
Олег Валерьевич красотой не отличался. Непрыгожи пан. Голова круглая, как футбольный мяч. Кожа лица  бугристая, брови лохматые, щетина колючая, волосы  редкие и жёсткие, черты лица грубые.
Жена – серая мышка, а вот дочери уродились красавицами, особенно младшая, Алеся – любимица всей семьи.
Будучи в Париже, в тайне от отца, послала своё портфолио кастинговому агентству Casting Office, которое осуществляет связь между клиентами и модельными агентствами. Она им понравилась, и её стали приглашать на съёмки.

Глава семейства занимал  высокую должность  в крупной строительной компании.  Девочки получали образование в Германии. После окончания  учёбы младшей, собирались поехать в Ниццу, но пришло письмо из Белоруссии от родителей  Олега Валерьевича.
Старики жаловались на ухудшение здоровья и просили сына  приехать вместе с домочадцами, чтобы повидаться на прощание.
Отказать в просьбе он не мог, да и в родные места тянуло.
«Ну, эту заграницу вместе с Лазурным берегом. У нас лучше!»
Жена безропотно восприняла решение мужа, зато дочки весьма недовольны изменением  планов. Однако ослушаться не посмели, так как папаша отличался непреклонным характером и решений не менял.
И вот вместо Ниццы (это  потом они поняли, что им повезло избежать теракта арабского смертника) оказались в Белоруссии.
Алеся с недовольством смотрела на бесконечно чередующиеся высокие холмы, озера и непроходимые болота.
Вместо ласкового моря и золотого пляжа –  всё это.
Дед и бабка, которых она не видела с детства, расцеловали её в обе щёки. Алеся стойко выдержала их лобызания, но незаметно вытерла платком  лицо.  Её передёрнуло от отвращения – терпеть не могла, когда делали попытки  целовать без разрешения, да ещё   потрескавшимися  старческими губами. К тому же   обмусолили всю.
Они и внешне  напоминали  два замшелых гриба. Понятно, в кого пошёл отец и неясно, как в таком семействе могла появиться Алеся.
«Может меня подменили в детстве? Или мы с сестрой им не родные, а приёмные…», – подумала про себя, выдавливая  вымученную улыбку во время смотрин.

- Прыгожая  дзяучина, только худая больно. Мы тебя живо откормим.
Понятное дело, речи, вновь обретённых  родственничков,  Алесю возмутили.
Будучи девушкой модельной внешности,  пуще огня боялась лишних кило.
 
Потянулись скучные дни. Жизнь в деревне, что  хуже для городской девушки?! В календарикекоторый использовала вместо закладки,  Алеся крестиком зачёркивала дни, проведённые тут. Предстояло выдержать две недели.  Никогда время не тянулось столь долго.
Одно лишь озеро примиряло её с жизнью здесь.
Оно  на редкость глубокое и прозрачное. Если всмотреться, то можно  увидеть стайки серебристых  рыб, рассмотреть камушки на дне.
Алеся любила купаться и плавала  хорошо, чувствуя своё единение с этим видом стихии.
Через несколько дней, как назло, ей запретили ходить на озеро. Да и в лес тоже отсоветовали. Причём  отпугнул от походов  отец. Жене он сказал про змей, которых в лесу множество( она  до ужаса боялась их), старшей дочке поведал про пауков, которых та терпеть не могла. Алеся не боялась ничего, поэтому  отец объяснил, что местные обычаи нельзя нарушать.
- Что за обычаи? – спросила у него.
- Поспрошай Игорька.

Игорь – семнадцатилетний подросток, сын  младшего брата отца.
Вихрастый, темноволосый, в отличие от светловолосых и русых родственников, паренёк.
Алесе показалось странным поведение тётки. Доселе аккуратная женщина вдруг разленилась – перестала подметать, отказалась зашить дырку на штанах сына, пришить пуговицу на рубашке мужа.
Когда  Игорь  стал просить мать, она на него шикнула и бросила странную фразу:  «Зашью глаза – пищать будет целый год».
И имела она ввиду не сына. Тогда кого боялась пришить?
- А кому вы на ночь еду на столе оставили, кто–то должен прийти?
Но тётка промолчала.
Зато Игорёк удовлетворил её любопытство.
- В глубокую полночь, при лунном сиянии, появляются русалки – красивые  девки с длинными распущенными волосами и очень белой кожей, которая как перламутр переливалась  в сиянии лунного света.
Они выходят из воды через дверь – светлый контур её, хорошо виден  на фоне тёмных  вод.
Бегают по полям, качаются на ветках ивы и берёз.
В русальную неделю, следующую за троицей, особо следует оберегаться их.
Нельзя купаться – к себе заберут.
Иногда русалки  подходят к домам и стучаться. Ни в коем случае не надо  им открывать. Заколдуют и уведут за собой.
Кто поцелует русалку – умрёт от тоски, потому что остальные девушки перестанут для него существовать.
Любят песни петь. Поют так, что заслушаешься.  Пение русалки от пения обычной девушки можно отличить. Если услышишь стрекотание сороки, то следует насторожиться. Иначе зачарует, а потом подкрадётся сзади и защекочет до смерти.
- Я щекотки не боюсь, – задумчиво произнесла Алеся.
- «Дакяна (русалка) попадзе , да возьмя за хохольчик топорища, што за обушком, да як почанё  бить, дак  у пух собъё чаловека. Страху задае», - вмешалась тётка, перейдя на белорусский. Из её монолога  Алеся поняла, что русалка избила мужика.
Для неё русалки были обязательно с хвостами, и бегать по лесу с топором в целях покушения на убийство, физически  не могли.
«Бред собачий!»- решила она.
 
- Сегодня будем отмечать «Русальное воскресенье». Поучаствуй, коли не брезгуешь, в играх наших, - предложил ей Иван – первый парень на деревне, догнав её, когда она шла из местного магазина.
- Почему бы нет, –  равнодушно согласилась Алеся.
Вскоре  народ собрался на гуляние в честь чествования и проводов русалок.
Участники стали выбирать самую красивую девушку.
Выбор пал  на Алесю. Она ничуть не удивилась. Привыкла, что окружающие  глазеют на неё. Даже в модельном бизнесе среди длинноногих моделей, выделялась внешним обликом.
И что интересно, в макияже  теряла свою индивидуальность. Казалась красивой куклой среди таких же  разрисованных манекенов, похожих на Барби.  Но стоило ей смыть грим, как милое, славянского типа лицо,  привлекало к себе и вызывало симпатию.
Тонкие  черты,  серо-каре-зелёные глаза, их  ещё называют среднерусскими. Серый оттенок обволакивал её взгляд и доминировал над остальными.
Утверждают, что люди с подобными глазами скептически относятся к жизни и всему происходящему. Нерешительность  мешает им сделать выбор и вводит в сомнения и колебания.
Но они – оптимисты и верят в чудеса.
Нельзя утверждать про всех обладателей. Однако  Алеся, действительно,  отличалась скептицизмом и долготерпением.
Поступая,  так, или иначе,  колебалась, правильно ли делает. Давая отставку очередному  ухажёру, переживала и не могла сказать ему об этом прямо, боясь нечаянно обидеть человека, пусть и до смерти надоевшего ей.
Лишь когда он ей изменял,  бросала, не раздумывая, радуясь, что сам виноват.
Спокойная и уравновешенная,  до тех пор, пока её серьёзно не заденут. Но если обидят – берегись.
Полетят клочки по закоулочкам.
 
Все сельские парни поддались очарованию  младшей дочкой Олега Валерьевича – почитаемого человека. Его уважали за то, что сумел выйти в люди.  Много зарабатывал, особенно по местным меркам.
Помогал  деньгами старикам-родителям и брата не забывал. Пожертвовал крупную сумму на ремонт школы и нос не задирал.
 
Алеся  отличалась от остальных  девушек  высоким ростом и тонкой фигурой.  Но при этом не была плоской. Неудивительно, что взгляды парней  прикованы к ней. Местная красавица Марьяна  – три года подряд становилась «русалкой», но не на этот раз.  Ей предпочли чужачку.
Она затаила злобу.
В рубахе из набелённого полотна и в венке, Алеся казалась настоящей русалкой.
Отец с гордостью наблюдал, как его любимицу торжественно ведут к лесу.
Голосистые бабы затянули песню:
 
«Правадили русалочки, правадили,
Щоб ванны да нас не хадыли,
Да нашего житечка  не ламили,
Да наших дивачек не лавили».
 
Потом   стали жарить яичницу и пить водку.
Молодёжь затеяла игру.
 Они разбежались, а «Русалка» должна их ловить.
По преданью, тот, кого она поймает – в скором времени умрёт, поэтому визг стоял на весь лес.
Алеся  хотела поймать Марьяну, чтобы напугать нахалку, посмевшую ей угрожать.
Та перед самой игрой  зло шепнула, что все волосы ей повыдергает, коли  будет крутить  хвостом перед парнями.
А за Ивана и вовсе зенки  выцарапает.
И хотя Марьяна бежала резво, Алеся догнала её и схватила за руку.
Ей несказанное удовольствие доставило помертвевшее от ужаса лицо врагини.
Проводы закончились на этом. Все разошлись по домам со смехом и перебранками.

Дома Алеся с довольной улыбкой вспоминала ужас Марьяны. Сама напросилась. Так ей и надо!
На следующий день по селу прошёл слух, что Марьяна занемогла, и её  в беспамятстве отвезли в больницу.  Что с ней никто не знает.
Сельчане стали шушукаться и обходить стороной дом родственников Алеси.
Отец засобирался домой, старики-родители его больше не удерживали, а тётка крестилась и косилась на племянницу – виновницу, как считали, болезни Марьяны.
Перед отъездом  Алеся уговорила двоюродного брата сходить  в лес.
Он вначале отнекивался, ссылаясь на запрет, но потом согласился.

Хорошо в лесу. Птицы звонко поют, а солнце золотой патиной покрывает дорогу и листву.
Весело перебрасываясь шуточками, молодые люди шли, пока неожиданное препятствие за поворотом не заставило их остановиться.
На тропинке сидела простоволосая старуха  с клюкой. Волосы всклоченные, седыми прядями растекались по горбатой спине. Прямо гоголевская ведьма из повести "Вий". Вот только глаза, неожиданно молодые и проницательные.
- Купи у меня что-нибудь, красна девица! – она кивнула на тряпицу, лежащую перед ней.
Развернула её, а там – бусы деревянные, гребень, тоже деревянный и всякая дребедень.
- Спасибо, не надо мне. Вот, возьмите, - Алеся положила на тряпицу деньги.
- Добрая ты. Это тебе. Бери, пригодится. В трудную минуту сядь на бережку спиной к воде и волосы причёсывай. Придёт тот, кто поможет.
Из вежливости, Алеся взяла гребень и сунула его в карман шорт.
В лесу стало слишком темно. Странно, ведь ещё день. Но лучи солнца не проходили через ветвистые лапы елей.
В потом произошло то,  что стало для неё кошмаром и наполнило чувством вины.
Двоюродный брат исчез.

Отчаявшись его найти, Алеся нерешительно остановилась у маленького лесного озера, не зная, что делать.
Вспомнив совет старухи, села  и стала расчёсывать волосы.
Сзади послышался  тихий всплеск, но она заставила себя не оборачиваться.
Русалка напала сзади и стала щекотать под мышками. Холодные пальцы забрались под майку, было неприятно.
Алеся вначале замерла от неожиданности, а потом  осталась сидеть, терпеливо ожидая конца экзекуции.
Напавшая на неё вдруг перестала щекотать и удивлённо спросила:
- Ты отчего не заходишься от смеха?
- А почему я должна хохотать?
- Но я же тебя щекочу!
- Ну и щекоти на здоровье. Надоест, скажешь.
- На тебя не действует щекотка, почему?!
- По кочану.  Всё, сеанс щекотки закончен? Тогда давай поговорим.
Брат у меня пропал двоюродный. Уговорила я его в лес пойти.
А тут блуждающие огоньки появились, пение послышалось, грустное и чудное одновременно.
Брат  встрепенулся и  бросился через кусты туда, откуда пение слышалось и  огоньки  мерцали.
Я за ним побежала, да  за корягу запнулась. Упала, коленку вон разбила. Пока поднималась, его и след простыл.
Помоги мне найти его.
- Сестрицы мои его заманили. Пропал паренёк, если  не помогу тебе. Что дашь за помощь?
- Гребень отдам, будешь волосы чесать.
- Мало. Что ещё дашь?
- Колечко серебряное с камушком. Аквамарин называется. Как твои глаза, такого же цвета, - Алеся заглянула  в поражающие прозрачностю глаза русалки, цвета морской волны.
«Красивая. Понятно почему, мужчины голову теряют. Красота чистая и манящая. А глаза, как омуты. Невозможно от них оторваться», – подумала Алеся и потянулась к русалке.
Та, напротив,  отодвинулась.
- Эй! Мне ещё рано в связь вступать. И я девушек не приманиваю. Я их только щекочу.
- До смерти? – приходя в себя, поинтересовалась Алеся.
- Нет, немного помучаю и отпускаю живыми.
Давай гребень и кольцо.
- Гребень сейчас, колечко потом.
- Договорились. Если хочешь родственника спасти, ныряй за мной.
Не бойся, теперь не утонешь, - русалка поцеловала Алесю прямо в губы, а потом нырнула в озеро.
Поколебавшись,  Алеся последовала за ней.
Уже под водой поняла, что может дышать. Это было странно.
«Я сплю. Во сне можно делать всё, даже стать русалкой».
Плыли они недолго по подводному лабиринту. Вынырнули уже в другом озере. На берегу увидела, склонившегося  Игоря. К нему  тянулась из воды русалка.
Очень сексуальная, даже по женским меркам.
Ещё немного – обхватит парня за шею и утянет за собой. Надо действовать.
Алеся оттолкнула белокурую красотку. Выскочила на берег.
Мокрые босоножки скользили по  земле, но Алеся удержала равновесие и, подхватив за руку Игоря, увлекла его подальше от русалок.
На безопасном расстоянии морок спал. Игорь  уставился на   Алесю. Она сама была похожа на русалку -  в  шортах и топике, прилипших  к телу.
- Отвернись, - потребовала.
Но он смотрел на неё.
- Ты спасла меня.
- Забудь.  Я не могла поступить иначе. Ведь  это из-за моего каприза  ты чуть не погиб.
- Я теперь твой должник.
- Если хочешь отблагодарить меня, то никому не рассказывай о том, что произошло сегодня. И больше не приближайся к русалкам.
 
На следующий день Алеся уехала вместе с родителями домой.
С утра сбегала к тому озеру, где  повстречала русалку, и положила на камень серебряное колечко. Перед самым отъездом, заглянула туда. Кольцо исчезло, а вместо него лежала  перламутровая ракушка – обитательница южных морей.
Алеся поняла, что это ответный подарок.
Уже в Петербурге она приложила раковину к уху и услышала пение русалки.
Грустное, чарующие и такое красивое.

Со временем  всё наладилось.
Марьяна поправилась. Поведение её изменилось к лучшему. К зиме вышла замуж за  Ивана.
Игорь уехал учиться в Гродно. Он сдержал слово,  никому не рассказывал про русалок.
Алеся стала моделью. Нью-Йорк – Париж –Петербург–Москва.
И всегда с собой  брала ракушку.
Оставшись одна, подносила её к уху и слушала голос далёкой подруги.
Может, они когда-нибудь вновь встретятся.
 
«Это было как сказка, это было как чудо…
Но сравненья пусты, всё слова, всё лишь слова…
Просто ты вдруг явился, а когда и откуда,
Не спросила душа, и права… и права….»

Часть 2
 
Утверждают, что женщины – противоречивые  создания.
И это мнение исходит от мужчин.
По отношению к Алесе – это правда.
Она с презрением проходила мимо нищих попрошаек, считая, что каждый человек должен трудиться, а не просить милостыню.
По той же причине её раздражали бомжи и тунеядцы, целыми днями ошивающиеся на лавочках возле домов.
Считала, что можно прожить даже на самую маленькую пенсию, если не пить и разумно распределять доход.
Поспорила с двумя мажорчиками, и месяц жила на минимальную пенсию в Петербурге – 9445 рублей.
Они настолько были уверены, что на такие гроши существовать невозможно, что согласились, чтобы сама выбрала себе место проживания. Сняли ей комнату в квартире, где обитали две старушки-божьи одуванчики.
Алеся не случайно согласилась поселиться с ними. Её вовсе не пугал сосед -алкаш, или многодетная  таджикская семья под боком, хотя пожилые дамы всё же предпочтительнее.
Основанием для принятия решения послужило наличие в округе  нескольких продовольственных магазинов и парочки крупных универсамов.
В интернете, пробив каталоги  этих магазинов,  она выбирала продукты по скидкам, и питалась не только картошкой и дешёвыми  макаронами.
Прожиточный минимум  6260 рублей,  Алеся перекрыла новым рекордом, уложившись в  5000 .
Остальные деньги ушли на покупку: чайника, сковороды,  кастрюли и столовых приборов. А ещё, на пачку стирального порошка и тазика.
Соседки-пенсионерки приняли живое участие в милой девушке, помогая советами и приглашая  её то на борщ, то на котлеты и чай.
Алеся неизменно вежливо отказывалась от предложенной еды, следуя договору, но не от чая, чтобы не обидеть старушек.
Больше слушала, чем говорила. 
Сёстры всю жизнь прожили в этой квартире, занимая две комнаты из трёх.  Набравшись смелости, пустили жиличку. Они мечтали о новом телевизоре, холодильнике и стиральной машине. Всё это у них было, но пережили столько ремонтов, что очередной реанимации могли не выдержать.
Хозяйки  принимали её  за девушку из провинции, приехавшую  поступать учиться.
Алеся не сочла нужным  разубеждать.
Через месяц распрощалась с ними и стала обладательницей крупной суммы.
Заработанные таким образом деньги, не захотела оставить себе.
Вспомнив заветные желания бабушек, опекавших её, исполнила их мечты.  И не поскупилась, отдав должное качеству.
Старушки были счастливы.
Сделав благое дело, Алеся оставила зарубку в памяти – не забывать их.
Потом ей на голову «свалился»  Игорь – её  кузен из Белоруси.
Родители вместе с сестрой укатили на Лазурный берег.
Из-за пари, Алеся не поехала с ними.
Поэтому принимать гостя пришлось ей.
Впрочем, Игорь ей нравился. С ним были связаны воспоминания о белорусских  приключениях,  и их сближала общая тайна.
 
Игорь захотел съездить на  День ВДВ – праздник мужества. Отпустить его одного, Алеся не рискнула. Пьяные   десантники могли прицепиться к пареньку.
Поэтому она вместе с ним поехала на Дворцовую площадь. Без воодушевления смотрела, как здоровяки в тельняшках и беретах(многие с орденами и медалями)  под музыку военного оркестра,  промаршировали до Марсова поля.
Затем  бывшие десантники, несмотря на уверения, что купаться не будут, рванули  к фонтанам, предварительно приняв горючее.
- Зачем они это делают? – недоумевал Игорь.
- Да  сами не знают, считают это традицией, – зевнула Алеся, – романтичная версия гласит о том, что  видят  отражение  неба в воде.
Десантники с шумом плескались, красуясь удалью и  приковывая к себе взгляды зевак.
Алесе  совсем уж стало скучно, но неожиданно она изменилась в лице, заметив в фонтане знакомую  фигуру.
Десантники тоже перестали поласкаться, остолбенело уставившись на возникшую из ниоткуда  девушку.
На ней ничего не было, не считая венка из ивовых веточек.
Это была русалочка, которая помогла Алесе спасти Игоря.
Тот тоже её узнал и, срывая с с себя рубашку,  бросился прямо в фонтан. Помог ей выбраться, прикрывая девушку собой от нескромных взглядов. Накинутая ей на плечи  рубашка, частично скрывала её наготу.
Когда он подвёл русалку к Алесе, та уже пришла в себя. Она увлекла их за собой, подальше от  десантников.
Впрочем,  затуманенный алкоголем разум героев праздника, принял русалку за видение. Решили, что им просто померещилось. И не такое видали!
Алеся искоса бросила взгляд на девушку. Та не казалась испуганной.  Широко распахнув глаза, смотрела на неё, ожидая  помощи.  Лицо русалки всё в брызгах песка. Словно ветер поднял  их  и бросил в неё.
- Зачем  ты здесь?
- Захотела повидать тебя. Ведь ты больше не приходила к озеру.
- Как ты узнала, где искать меня?
- Я же поцеловала тебя, и между нами возникла связь.
Благодаря ей, нашла.
Только  вижу ты не рада нашей встрече...
- Вовсе нет. Просто не ожидала увидеть тебя в фонтане.
Потом поговорим. В таком виде тебе нельзя разгуливать по городу.
- Очнись! – Алеся обратилась к Игорю, который зачарованно смотрел на русалку. – Стойте здесь в кустах и ждите меня. Я быстро куплю одежду и вернусь. Только никуда не уходите.
Алеся сходила в ближайший магазин и приобрела: шорты, топик и сланцы.
Облегчённо вздохнула, застав брата с русалкой на прежнем месте.
- Надевай, – подала вещи девушке. – А ты отвернись, – приказала Игорю.
Тот сглотнул и с трудом заставил себя оторваться от созерцания.
Алеся отвезла их домой.
Она не знала, что ей делать с девушкой, и что делать с братом, который поддался очарованию русалки.
 
В одежде, русалочка казалась вполне обычной девушкой.
И всё же, привлекали к себе внимание.
Вместе они представляли странное трио.
Уверенная в себе, загорелая и решительная  Алеся – яркая представительница золотой молодёжи,  стеснительный  Игорь в поношенных джинсах и простой футболке с  блошиного рынка, да русалочка –  с длинными, нечесаными волосами и широко распахнутыми глазами на бледном лице.
Дома, Алеся отправила девушку в джакузи, объяснив, как и чем пользоваться.
Когда русалочка вышла, то Игорь ахнул от восхищения.
 Девушка стала  ещё краше.  Хорошо вымытые шампунем и причёсанные русые волосы,  шелковистыми прядями  окаймляли лицо .  Нежный румянец окрасил  её щёки, а длинные тёмные ресницы трепетали, пряча удовольствие, так и плещущееся в бирюзовых глазах.
Вот только она опять забыла одеться!
Алеся вначале замерла от неожиданности, а потом дала брату подзатыльник,  заставляя того отвернуться.
Увела русалочку к себе и быстро подобрала ей одежду из своего гардероба, забыв о купленной для неё.
Топ в полоску,  тёмно-синий жакет с круглыми золочёными пуговицами, белые  брюки-бананы и синие босоножки на каблуке. Насчёт каблука сомневалась, но русалочка примерила и  сразу стала ходить так легко, будто всю жизнь их носила.
Алеся даже позавидовала. Сама она очень быстро отвыкала от каблуков. Стоило   походить без них неделю, и надо было снова привыкать к ним.
Преобразившуюся  русалочку привела  на кухню.  Следовало покормить гостью и расспросить. Игоря не позвала, чтобы не помешал.
Та ела  всё, но очень мало.
«С таким аппетитом  не надо  на диете сидеть», – позавидовала Алеся, а вслух спросила:
- Русалочка, у тебя есть имя?
- Есть. Лазорей  кличут. А почему ты называешь  меня  русалочкой? Русалия  я.
- Ты в воде живёшь?
- Мы живём в своём мире, а к вам  летом приплываем.
Зимой лёд. Через него только можно глядеть, а летом – бегать по полям,  качаться на деревьях, песни петь, хороводы водить, венки плести, веселиться.
- Шуточки у них своеобразные! – встрял в разговор Игорь. 
Не выдержав, он присоединился к девушкам.
- У нас  бают, что  был такой случай. 
В ночь на Ивана Купалу, парни на берегу разожгли костёр. 
Глядят, а к ним нагая женщина подходит.
Взяла и погасила костёр. Когда ушла, парни  снова  разложили огонь.  А русалка тут как тут.  В реке поплескалась и вновь затушила. 
Когда в третий раз приблизилась, то палками её отогнали.
Больше не приходила.
- Наверное обиделась, что её к огоньку не пригласили, – предположила  Алеся.
- Кто же русалку звать будет?! Она к кому привяжется, ни в жисть не отвяжется! – возразил Игорь, забыв, что русалочка всё слышит.
Алеся промолчала. 
Вспомнила, как приманила русалку.
Может быть,  поэтому Лазоря так  привязалась к ней.
Посмотрела на неё, а та взглядом ответила: « Теперь, куда ты, туда и я».
И что с ней делать?

Позже между девушками состоялся разговор, изменивший жизнь Алеси.
 
- Ты  возьмёшь меня с собой?
- На  дно морское?
- В ваш мир.
- Я не могу.  Но ты можешь туда попасть, если сделаешь так, как скажу.
Надо спрятаться на берегу моря за куст смородины. Ждать, когда прилетят двенадцать голубиц, а вслед за ними  и тринадцатая. Обернутся они девушками, скинут сорочки  и станут купаться.
Ты утащи рубашку у последней. Не отдавай, пока не пообещает тебе помочь.
Алесю покоробило предложение – таскать одежду, подобно воришке.  И...
Чайки летают над морем довольно часто, а вот других птиц она не замечала.
Сказочно всё как-то. Из далёкого детства всплыла в памяти русская народная сказка. Только там царевич был и Василиса Премудрая. 
Делать нечего, попасть в другой мир, мир русалий очень хотелось.  Да так сильно, что задыхалась от желания, и чувствовала себя рыбой, выброшенной на берег.
 
Поручив Лазорю Игорю, Алеся поехала к морю.  Сомневалась, что встретит русалий, но в душе жила надежда на чудо.
Она знала одно место, где рос пышный куст смородины.  Это «Курортный район», в 32 км. от Зеленогорска, вдоль берега Финского залива. Как он туда попал? Ведь ближайшие садовые участки, где-то в полкилометре  от моря. Проезжая мимо, видела  растущие яблони, сливы и вишни, и, конечно, смородину.
Присела за кустик в ожидании. Вскоре мимо прошли мужчина с пацанёнком. Заметив, затаившуюся девушку, убыстрили шаг и демонстративно отвернулись.
- Теперь понятно,  почему куст смородины так разросся, - себе под нос пробормотал мужчина, но Алеся  услышала и густо покраснела.
- Я подружкам сюрприз готовлю, - зачем-то решила оправдаться перед ним.
- Большой сюрприз, - подколол наглец, не поворачивая головы.
От возмущения Алеся не нашлась, что ответить. Хотела уже покинуть злополучное место, как заметила стайку голубей. Птицы летели прямо туда, где  она пряталась.
Голуби, или голубицы, если верить словами русалочки, ударились об землю, и обернулись девицами.
Все – красотки, с распущенными длинными волосами.
Скинув рубашки, стали в море плескаться, смеяться и песни петь.
Вслед за ними тринадцатая голубка прилетела. Сбросила сорочку и медленно, перебирая длинными стройными ногами, пошла к подругам.
На что они были хороши собой, а она – лучше всех.
Вспомнив, зачем пришла, Алеся, преодолевая внутренний запрет, подкралась и украла её сорочку.
Потом все, кроме последней, обратились голубицами и улетели.  Алеся почувствовала, что пошло всё не по плану. Русалия  смотрела прямо на куст, за которым та пряталась. 
Необычная внешность  русалии приковывала к себе взгляд.
Сине-зелёные глаза на красивом лице, которое обрамляли густые тёмные волосы.  Настороженное выражение, и насмешливая улыбка на ярких губах.
- Так уж быть! Кто бы ни был таков, у кого моя сорочка, выходи сюда; коли старый человек — будешь мне родной батюшка, коли средних лет — будешь братцем любимым, коли ровня мне — будешь милым другом!
- А сестрицей любимой, никак нельзя? -  спросила Алеся, выходя из-за засады. И более серьёзно добавила: - ты заметила меня?
- Неужели думала, что никто  не увидит, как ты охотилась за моей одеждой...
Мы бдительности не теряем. Что тебе надобно?
- Хочу попасть в ваш мир, мир русалий.