«Она другая Королева Снежная
Ранимая и нежная
Она согреет души наши грешные
Волшебными надеждами
И ты тогда поймешь
Что сказка эта ложь…»


Привет! Друзья прозвали меня – Оле Закрой глазки.

Закрою, как же!  Работаю спасателем. Нахожу и привожу в город тех, кто уцелел.
После катаклизма, кинувшего Землю в хаос, выжившие получили возможность приспособиться, открыв новые способности. Только, получаешь одно, а отдаешь частицу себя.
Не понимаю, как подобное возможно, но некоторые из нас стали не совсем людьми. Словно ожили старые легенды и сказания.

Простые обыватели продолжали жить по инерции, стараясь сохранить то, что не было утеряно.
Хотя нас стало мало – тысячи вместо миллионов, разбросанные по всему по всему миру. Да и ареал, пригодный для жилья, уменьшился. Америка, Азия и значительная часть Европы исчезли с лица планеты. Остались лишь небольшие участки земли в России и Скандинавии. Полуразрушенные города, да маленькие островки.

Уцелел и мой город, скукоженный до неузнаваемости, но сохранивший остатки цивилизации.

Хуже всего стало то, что люди утратили желание бороться. Обречённость и инертность овладели ими. Они не способны  дать отпор тем, кто стал другим.

Больше всех им внушала ужас Снежная королева – исчадие ада, как её называли. Довольно глупое сравнение.

Сия дама изредка появлялась в городе верхом на белом иноходце. Жители прятались при её появлении. Лишь дети, зашуганные, но одновременно – любопытные, стайкой воробьёв окружали Ледяную деву и глазели на неё издали.

Мне не приходилось видеть, только слышать о ней.
Она никого не трогала в городе, но тот, кто попадал в её владения – исчезал навсегда.

Однажды пропало двое детей. Мальчик десяти лет и его одиннадцатилетняя сестрёнка.

Горожане предложили мне щедрую мзду за их спасение.

Что ж, некоторые предпочитают откупиться, чем рисковать.
Казалось,  смирились с утратой, но всё же сделали попытку чужими руками освободить их.


Друзья  меня отговаривали.

- Пойми, тебе с нею не совладать.

Никто из них не пошёл за мной. Друзья?
 

Белые мухи падали на землю, заметая следы. На выходе из города – час пути до владений Снежной королевы. Не унывая, мурлычу шлягер из прошлой жизни - «Если друг оказался вдруг»

Замолкаю при виде двухэтажного дома из светло-серого, потемневшего от времени камня с голубыми башенками и окошками бойницами.

Нувориши из той, прежней жизни, любили строить дачи, стилизованные под замки.

Кто знает, что ждёт меня там?

Придётся понаблюдать, а не лезть к чёрту на рога.

Всегда под рукой - охотничий тесак. Стальной клинок с одним лезвием и широким долом. Бронзовый литой эфес, состоящий из рукояти и гарды с кольцом. Сгодится для лапника.

Нарубить пушистые еловые лапы дело минуты. В утоптанной ямке хорошее получилось ложе.

Ожидание не затянулось. Из дома вышла высокая женщина в белой шубке и песцовой шапке. В бинокль хорошо видно лицо – тонкое, точно застывшее. Задумчивое выражение и опущенные долу глаза.

О чём её мысли?

Неважно. Мне надо спасать детей.

Снежная королева вывела из конюшни белую лошадь, на которой и уехала в противоположную от меня сторону.

Теперь можно.
 

Странно, дом не заперт.

Детишки оказались внутри. Вовсе не испуганные. Их, испачканные в сладостях мордашки, повернулись в мою сторону.

- Всё, пора домой. Я за вами. Ваши родители ждут вас.

Счастливого визга не последовало.  Бедолаги  вздохнули и нехотя подчинились.
 

Мы благополучно добрались до города. Почти добрались.

Снежная королева на своей белоснежной красавице догоняла нас. В руке она очень профессионально сжимала длинный, узкий меч.

Такие раритеты в цене. На рынке за них дерут десять шкур.

Оценивающий взгляд холодных серебристых глаз.

- Так вот кто похитил моих гостей… Оле Лукойе, - по-датски произносит она моё имя.

- Ты меня знаешь?

- Я слышала о тех, кто не подвластен апатии, хандре, живёт, а не прозябает. Кто борется до конца.

- Мне не нужны комплименты от похитительницы детей.

- Они сами пришли, заблудившись в лесу. Я нашла их и приютила у себя.

- Как тех, до них?

- Все, кто приходит ко мне, остаётся по доброй воле. Я никого насильно не держу.

Пойдём, убедишься в этом. А дети пусть идут домой. У меня не детский сад.

Дилемма. Что делать?

Мой тесак в два раза короче меча. Я – не самоубийца. Можно метнуть его в лошадь, уравнивая шансы. Лошадку жаль. Красивая, под стать хозяйке. Да и сбежать всегда успею.

- Всё, малышня. Брысь домой.

Взлететь в седло позади всадницы - чуть дольше мгновения.

Пришлось руки сомкнуть на талии Королевы, когда пустила вскачь коня.

Ветер свистел в ушах, а она смеялась с торжеством, но не зло.
За её спиной тепло и надёжно. Холодная внешняя оболочка, а под ней…
 

Вспотевшую после скачки лошадь сама покрыла попоной и отвела в конюшню.
Заботливая. Бережёт животину.
Целует её в звёздочку на лбу и ласково трепет холку.
Отхожу, испытывая недоумение. И это главная местная злодейка?!

Долго ждать не заставила. Вернулась и сделала приглашающий жест рукой. Иду за ней, касаясь дыханием её волос, светлых и лёгких, как воздух. Шапку и шубку она скинула на руки горничной – молоденькой скуластой лапландке.

Снежная королева увлекла меня в свои покои.

Без стеснения, словно мы век знакомы, стала раздеваться. Красиво и не пошло.
Глаз не могу отвести от её чёрного кружевного бюстгальтера (по всем канонам он должен быть белым!) Точнее, от её груди. Таких совершенных сфер ещё не приходилось видеть.

Все мысли о побеге забыты. Заворожённо уставиться – непростительная ошибка. Я – на крючке. Блесна сработала. Умелой рукой подтягивает леску с новым уловом.

Осознание этого факта не остужает пыл, напротив…

Подхожу, не отрывая взгляда от столь манящего зрелища.
Искусительница поворачивается ко мне спиной, демонстрируя полное доверие.
Неразумно. Ведь на поясе у меня по-прежнему висит оружие. Один удар, и фанфары в мою честь. Но это ещё и желание избавиться от мешающего лоскутка одежды. Обоюдное желание.

Несмотря на царственную невозмутимость, мурашки нетерпения бегут по её коже, соревнуясь в быстроте с моими.

Под эластичную полоску с крючками, запускаю средний палец. Оттягиваю застёжку большим и указательным. Изящным движением тяну застёжку. Вуаля!

Разворачиваю свою королеву к себе.

Чувственные губы сжаты, чтобы сдержать, готовый вырваться стон. Они подождут.

Глажу всей ладонью грудь. Провожу пальцем по спирали. Массирую, похожие на спелые вишенки, соски.

Стон всё-таки сорвался с закушенных губ.

Нет, детка, твои муки на этом не закончатся.

Игриво завожу «часы», нежно закручивая соски.

И вот завершающий мазок. Свожу пальцы на сосках.
Помедлив, раздвигаю пальцы, обхватывая всю грудь.
И снова свожу их.

Моя красавица не выдерживает.

Гортанный звук истомившейся Снежной кошки.

Её губы ищут мои, и находят.