Мне луна подмигивает дерзко:
Что, сестрёнка, влипла ты опять?
Дивною восточной арабеской 
Я тебя пытаюсь обаять.
Я плету коварные узоры,
Выгибаюсь сказочной змеёй
И ловлю твои удары взора,
Как на перестрелке огневой.
Падишахом сонного гарема
Неподвижно смотришь на кальян,
И сквозь пальцы утекает время,
И сквозь губы сказочный дурман.
Ни к чему упорные объятья
И твоя настойчивая лесть,
Обветшали чувства, словно платье,
И обид взаимных нам не счесть.
Падишахом бедного гарема
Ты цедишь разбавленный дурман,
И твоя чернявая Зарема
Разжигает треснувший кальян.
Мне с твоим кальяном не ужиться,
Скучно стало ложью мерить страсть.
Упорхнула из гарема птица,
Чтобы камнем в арабески пасть.