Исчезновение Ирены никто не мог объяснить. У девушки не было врагов. Финансовых проблем тоже. Камеры наблюдения зафиксировали, как она вышла из офиса и неожиданно  исчезла.
На следующий день в полицию обратился владелец дачного коттеджа в Карелии.
Он принёс запись, на которой  отчётливо видно, как Ирена  из ниоткуда и в странном положении, будто её нёс на руках кто-то невидимый, проникла в дом. Сам по себе включился свет, девушка необъяснимым образом сменила одежду и оказалась связанной. Потом освободилась от пут и села за стол с невесть взявшимися  откуда взявшимися кушаньями. Видно было  по её лицу и поведению, что она находится в хорошем расположении духа. Правда, ведёт себя странно, разговаривает с невидимым собеседником.
Выходит во двор и исчезает. Запись подлинная и не содержит следов монтажа.
У хозяина  на момент исчезновения девушки было алиби.
Когда полицейские приехали на место, то обнаружили помимо следов пропавшей и владельцв дома, следы ещё  двух человек и нескольких  животных: дикого кабана и больших кошек, возможно,  рысей. Вся цепочка следов, кроме следов владельца дома обрывалась во дворе.
- Вашу дочь забрали  потусторонние силы. Другого предположения её исчезновения у меня, – сказал следователь родственникам попавший девушки.
- Она не моя дочь!– в ужасе воскликнул мать попавший. – Я знала, что всё плохо кончится.
Бедная женщина рассказала, что девочку принёс одноглазый старик. Свою просьбу воспитать её, он подкрепил золотыми монетами в холщёвом мешочек. Их было столько, что завороженно уставившись на них, не могла отказать и взяла девочку.

«Поместить её душу в светлый сосуд, чтобы очистилась от скверны», – так решил Один, самый великий обманщик во всех мирах. Он дорого за это заплатит, мерзкий старикашка!
Двадцать восемь лет я прожила чужой  жизнью, или своей?
Но как  хочу домой!
 Рататоск – проказница и шалунья прыгнула мне на плечо.
Не замедляя хода, я  чмокнула её в носик, и от души рассмеялась, когда она чихнула.
Чёрная кошка, бежавшая рядом с санями, угрожающе  щёлкнула зубами.
Её глаза сузились при виде зверька.
В испуге белка прижалась ко мне и взволнованно пропищала:
- Видар настоятельно приглашает тебя в гости.
Посчитав  миссию выполненной, шалунья  подпрыгнув, приземлилась прямо на спину Раудхильд, а потом спланировала на сосну. Уже  оттуда стала дразнить кошку, бросив сверху шишку, а потом вторую.
Поддавшись на провокацию, Раудхильд взвилась и спружинила на дерево, попытавшись достать противницу. Та издевательски,  показав рыжий хвост,  перепрыгнула на другое дерево, а затем скрылась в его ветвях.
- Даже не смей! – одёрнула я Раудхильд, и подвинулась, освобождая ей место.
Уже в санях она скинула  шкуру и снова стала моей верной жрицей.
Оттар недовольно хрюкнул, привлекая к себе внимание.
Ему надоело бежать в кабаньем обличии и захотелось оказаться в обществе двух красоток.
- Ну, уж нет! Мужчинам полезны физические нагрузки.
Интересно, зачем я понадобилась молчаливому асу, и что он желает мне сообщить?
Кажется,  произнесла эти слова вслух.
Раудхильд терпеливо ожидает моего решения. В глазах её тревога.
Успокаивающе глажу по голове, забыв, что она уже не кошка. Зато вспомнила, как она прессовала меня в той прошлой жизни. И хотя она, как и Оттар были не видимыми для других, кроме меня, но нервы потрепала.
Наверное, мои прежние сослуживицы решили, что я всю зарплату вложила в угощение.
Раудхильд умеет отводить глаза людям.
-Я не успела ещё  поблагодарить вас, мои друзья. Спасибо вам, что вы нашли меня и помогли снова стать прежней!
Раудхильд подала мне руку, а Оттар гордо крикнул.
Теперь вернёмся к нашим баранам.
Решение принято.
Никому ничего не объясняя, поворачиваю в  Ландвиди («далёкая земля») – жилище Видара.
Вскоре показался чертог, украшенный зелёными ветками ели.
Кругом  непроходимый лес, где царит тишина и уединение, которые Видар так любит.
Сам хозяин вышел встречать нас.  Какая честь!
Как всегда испытала восхищение при виде этого высокого, хорошо сложенного  красавца, облаченного в железные доспехи, с мечом на поясе. Его кожаные башмаки с очень толстой подошвой отличаются невероятной прочностью. Даже самый острый меч не способен нанести им урон.
Он учтиво помогает мне выйти из саней. Не проронив ни слова, приглашает войти внутрь.
- Со мной мои друзья, – произношу с нажимом. Меня раздражает его холодность.
Он единственный из асов, не подвластный моим чарам.
- Люди не могут войти в Ландвиди, а кабану там не место.
Оттар обиженно хрюкнул и копытом стал рыть землю, выражая протест.
- Тогда я возьму с собой  кошку.
Едва я произнесла эти слова, как Раудхильд в облике большой чёрной кошки стала тереться об мои колени.
Молчание – знак согласия.
Мы зашли в жилище Видара.
Сразу чувствуется отсутствие женщины. Типичное холостяцкое жильё.
- У меня в гостях  Локи вместе с женой, – голосом, лишённым эмоций, сообщает он.
« И Сигюн здесь? Это становится интересным», – удивилась я.
Равнодушно поинтересовалась:
- Могу к ним присоединиться?
- Они в купальне, – последовал короткий ответ. – Пойду распоряжусь, чтобы накрыли на стол.
Ушёл. Я в одиночестве, не считая чёрной красавицы.
Пойти к гостям?
Ориентируясь в жилище асов, прошла в купальню.
У самых дверей оставила Раудхильд караулить.
- Будь умницей!– ласково тереблю по загривку.
Она мурлычет и порывается войти со мною.
Взглядом предупреждаю не противиться моей воли.
Меня не ждали.
Локи целовался с женой. Она была полностью обнажена. Его чресла едва прикрыты.
Всегда удивлял их контраст между собой.
Сигюн – очень высокая и статная молодая женщина, с длинными белокурыми волосами и милым, но ничем не примечательным лицом. Белые ресницы делали её бесцветный. Она напоминала мне большущую рыбину.
Локи же – невысокий, на полголовы ниже жены.  Кажется хрупким по сравнению с ней. Его кожа белее алебастра, а светлые волнистые волосы такие  мягкие, что к ним тянет прикоснуться.
Странные чувства испытываю,  когда смотрю на Локи. Знаю, что он коварен, ум его изворотлив, а поступки  непредсказуемы.
Нет  основания любить его,  но нравится  подшучивать над ним.
Он так забавно вспыхивал, когда заставала его врасплох.
Вот и сейчас покраснел, как мальчик,  заметив меня.
Зато взгляд Сигюн недобро царапнул. Ну, ещё подерись!
Кажется, я помешала их соитию. Какая жалость!  Улыбаюсь с долей торжества.
Сигюн накинула на себя одежду, а Локи так и остался стоять.
С любопытством продолжаю рассматривать  его, испытывая удовольствие от собственной бесцеремонности. 
Впервые увидела почти без одежды.
Кожа нежная, словно у женщины. И сам он слишком женственный. Хрупкий облик его постоянно вызывает  насмешки асов. И в кого такой уродился?  Папа высокий, мама тоже.
Генетика иногда даёт сбой. Но ума у него больше, чем у его обидчиков.
Про себя усмехнулась, когда вначале опавшее при моём появлении хозяйство, опять встало.
Бедняга  покраснел до корней волос. У белокожих людей это очень заметно.
Поймав злобный взгляд его жены, оторвалась от созерцания.
- Хозяин зовёт  к столу, – худо – бедно объясняю им своё вторжение.
«Любопытно, зачем нас свёл вместе Видар?
За столом он старательно играл роль гостеприимного хозяина, но я видела, что, несмотря на выдержку,  еле сдерживается от нетерпения.
Другая на моём месте ликовала,  приняв это за проявления чувств к себе.
Только  Видар вовсе не любил меня.
Поэтому я сгорала от любопытства  узнать, что ему нужно.
Локи, выпив браги, опьянел и осмелел настолько, что откровенно пялился на меня, невзирая на недовольство супруги.
Увидев это, Сигюн стала кокетничать с Видаром. Неуклюже, но его бесстрастное  лицо немного смягчилось, и он даже улыбнулся ей.
Не такой  уж железный чурбан!
Они о чём-то пошептались. Затем вместе куда-то ушли.
Локи не заметил их отсутствия. Хмель развязал его язык, поэтому он разливался соловьём.
Продолжая внимательно слушать его,    взглянула на Раудхильд.
Она поняла мой взгляд и, бесшумно ступая на лапах, последовала за беглецами.
Когда  вернулась, то по её виду поняла, что Видар сейчас окучивает  Сигюн.
Не понимаю таких женщин, как она! Любит мужа, а отдаётся другому, только потому, что он как самец круче. Или мстит ему за меня…
Бедный Локи.
Мозаика складывалась в картину.
Я понадобилась Видару, чтобы отвлечь внимание Локи от жены.
Сыграв на ревности Сигюн, уломать её отдаться ему.
Подозрительно, как быстро это у него получилось.
Я незаметно понюхала напиток в чаше. Понятно, в него добавлены семена эруки, вызывающие любострастие.
Значит этим объясняется моё внезапное влечение к Локи, а его ко мне?
Сожаление, что чувства выветрятся вместе с хмелем.
Может не стоить ждать, а воспользоваться моментом, чтобы потом не жалеть?!
Никто нам не помешает, ведь Видар   насаживает его жену, а мужик он здоровый.
Но на душе стало вдруг муторно. Хочу полюбить вновь, как прежде любила своего мужа.
Од, где ты, бродяга?  Ушёл странствовать и сгинул. Нет тебя в Асгарте, нет на Земле.
Локи тянется ко мне с поцелуем. Отвечаю ему пощёчиной, не сильной, но обидной.
Щека его горит. Не обращает внимания на возвращение неверной жены.
Она смущена и довольна.
Локи не замечает её смятения. Смотрит на меня, когда я покидаю их.
Сохраняю внешнее спокойствие. Не холодна, отнюдь. Но независима.
Видар по-прежнему немногословен. По нему не заметно, что у него было что-то с Сигюн.
В глазах Локи тает надежда. Улыбаюсь ему, улыбаюсь остальным.
Никто из них даже не догадывается, с каким трудом сейчас проявляю силу воли и твёрдость характера.
Далёкие воспоминания вернули в детство.
- Убирайся отсюда, отродье  ванов! – запущенный чей-то рукой камень пролетел  над  головой.
Девочка с волосами цвета старого золота, медленно обернулась.
Камни выпали из рук обидчиков.
Её красота заставила забыть и принять.
Она подошла к мальчишкам, высоко держа голову.
Три подростка застыли, раскрыв рот. Они не знали, когда направились сюда, что чужачка, столь красива.
В ней гармонично сочетались: очаровательная внешность, зарождающаяся сексуальность и обаяние.
Девочка как должное приняла их реакцию. Лёгкая улыбка скользнула по губам и исчезла.
- Я – Фрейя, а ты Тор? – обратилась она к рыжеволосому крепышу, который явно был за главного.
- Да, - баском ответил тот. Чувствовалось, что паренёк весьма гордится своим  возмужанием. - Мои товарищи: Видар и Локи.
Девочка чуть задержала взгляд на высоком красивом подростке, а потом остановила его на низкорослом, хрупкого сложения мальчике, с тонкими чертами лица и  смышлёной мордашкой.
Наверное тогда и поняла, что это он – кукловод.
 
Пребывая в смятении чувств,  поехала не к себе домой, а свернула к чертогу отца, дому, где родилась, и где прошло детство.
Ноатун  не похож ни на один замок  Асгарда с их квадратными кровлями. Это – жилище ванов.
Он расположился прямо на побережье, возле залива. Берега изрезаны фьордами и шхерами.
А на песчаных дюнах растут в небо сосны.
Сердце защемило от возвращения в детство.
Оставив спутников на берегу,  замирая от нахлынувших воспоминаний, пошла туда.
Отца не было. Верно, уехал рыбачить.
И, правда, в море  увидела судно отца.
Чайки, передайте ему обо мне весточку.
Впрочем, я нуждалась сейчас не в его отеческой ласке, или мудром совете.
Просто захотелось вновь увидеть старый дом.
Дряхлые слуги почтительно приветствовали меня. Их всего двое – муж и жена.
Сгорбленные спины, слезящиеся глаза, шаркающая походка. Пользы от них  никакой, но мой отец никогда не выбросит их на улицу.
Жаль, что  старость не щадит никого из людей. Видеть, как они дряхлеют тяжело. Ведь ты помнишь их с детства, только вырастая, остаёшься молодым навсегда, а они  – нет.
 «А годы снежинками тают в ладони...»
Когда осталась одна, то задумчиво прошлась по комнатам.
Сейчас здесь пустынно, а когда-то дом был наполнен детскими голосами.
Улыбнулась, вспомнив, как бегала по комнатам вместе с братом и Сигюн – приёмной дочерью отца, а может он и на самом деле её отец...  Так ли это? Неважно.
Даже если мы с ней сёстры, ненавидеть меня меньше  не будет.
И причина тому мужчина!
Мне нравился  внешне Видар – высокий, молчаливый красавец. Ведь так умно молчать.
«Слово - серебро, молчание - золото».
 Умные люди всегда находили отклик в моём сердце.
Но самым умным, находчивым и ловким, считала Локи - сына ётуна Фарбутти. Он был подброшен к вратам Асгарда, своей  матерью. Почему-то именно его Лаувейя отнесли асам. Тогда как остальных сыновей оставила родичам умершего супруга.  
Шёл слух, что на самом деле, отец Локи – сам Один.
Так ли это?
Локи пожирал меня глазами издали, не смея приблизиться.
Боялся, что буду смеяться над ним.  Его чувства ко мне вызывали у меня снисходительную насмешку и жалость, которую я как милостыню бросала ему.
И зачем мне этот безусый мальчишка, когда ко мне посватался взрослый ас – Од!
Я вышла за него замуж, и мой муж научил меня всему, показав разнообразие любовной игры.
Для меня мой супруг стал настоящим символом счастья и опьяняющего удовольствия.
Нам так хорошо было вдвоём!
В один прекрасный день, ушёл и не вернулся. Куда пропал, не могло показать даже моё колдовство. И Один не знал.
Верданди – норна настоящего лишь сказала, что его нет в настоящем.
Это  и без неё ведала.
После безрезультатных поисков, я пустилась  в разгул, чтобы забыть его. В душе уже знала, что больше никогда не увижу его.
Видар - мой первый  любовник. Остальных не считала. Зачем?
Любила ли я? Нет, зато привлекал  как партнёр.
Я кусала и царапала его, а он заводился ещё больше.
- Сильнее кусай, рви  меня! – требовал мой любовник, а я, обхватив его бёдра ногами, впивалась ногтями ему в кожу. Сжала зубы так, что кровь брызнула из плеча. След от моего укуса сохранился до сих пор.
Какое-то сумасшествие нашло на нас. Это был дикий секс.
Мы прерывались лишь на время, чтобы вновь броситься друг на друга.
Сигюн застукала нас, и… у меня  не стало подруги.
Оказалось, что в тайне, Сигюн  влюблена в него.
- Тебе она нравится? – лёжа в объятиях Видара, поинтересовался  я.
- Не могу сказать, что Сигюн не вызывает плотского желания, но она какая-то обычная по-сравнению с тобой.
- В чём заключается моя необычность? – я даже приподнялась на локте.
- Ты словно живёшь одновременно в двух мирах. Здесь и там.
Не стала дожидаться отца. Отчий дом вдохнул в меня силы.
Перед отъездом немного постояла на берегу.
Сварливый визг чаек заставил очнуться от задумчивости.
О чём я думала? Ни о чём. Не мешала воспоминаниям оживать в памяти.
Пора возвращать в Фолькванг. Мне надо снять напряжение.
И верные друзья  в этом помогут.
Я встретилась глазами с Раудхильд.
Она всё поняла и, мурлыча потёрлась об мои колени.  Ей не терпелось сбросить свою блестящую, мягкую шкурку.
Отар довольно хрюкнул. Знал, что без него не обойдусь.
Домой!
Сосны и ели проносились мимо. Котики развили  скорость, выказав редкостное рвение.
Когда еду по делам, не так быстро бегут, как сейчас.
Вот и дворец.  Опустила поводья и вышла из колесницы под раболепные поклоны дворни. Они не высказали удивления моим долгим отсутствием. Да и это в том мире, я провела двадцать восемь лет, здесь – несколько дней.
О моих котах позаботятся.
Иду, сопровождаемая Раудхильд и Отаром.
По дороге, сбрасываю облачение.
Небрежно переступаю через одежду, а вместе с ней и через предрассудки.
В спальню  вошла обнажённой.
Кинув взгляд в зеркало, осталась довольной.
Поистине, я самая прекрасная богиня в Асгарде!
Мои спутники приняли человеческий вид. Так не терпелось предаться любви.
– Вначале омовение, – охлаждаю их нетерпение.
Слуги уже всё приготовили. Зная, что могу вернуться в любой момент, воду заранее набрали. Им  лишь надо  подогреть её и накидать лепестки роз.
Какое блаженство принимать ванну в благоухающей воде! 
Она смывает не только пыль странствий, но и очищает душу.
Взмахом ресниц даю  друзьям понять, что пора избавиться от неги и…
Заняться любовью. Недолго... всего лишь на полночи.
Тела наши блестят в мягком свете свеч в серебряных шандалах.
Стоны, вздохи и горловые крики разносятся на весь дом.
Слуги радуются звукам страсти, идущим из моих покоев.
Чего мне стесняться, я у себя.
Знают – прохвосты, что с утра у госпожи будет  приподнятое  настроение.
Значит,  их ждёт щедрая награда.
Снисходительно смотрю на спящих любовников.
У Отара тело покрыто испариной. В изнеможении он провалился в сон после многочасового марафона.
Раудхильд спит на боку, подложив руку под щёку.
Откровенно любуюсь её телом.
Потом отвожу глаза.
Неожиданная мысль  удивила своей простотой.
Видар пригласил меня к себе специально.
Его цель, задеть, уколоть моё самолюбие.
Неужели думает, что приревную к нему?
Дважды  в одну воду не вступают.
Видар был моим первым любовником. Но не последним.
Я никого не выделяла, и забывала о них на следующий день. Только Локи не подпускала к телу. Почему? Не ведаю. Кто любит, тот  должен страдать, как страдаю я!
Сама того не желая, я стала причиной мучений двоих:  Локи и Сигюн.
Хотя, кого я обманываю? В горечи обиды хотела, чтобы не только мне было тяжело.
Ведь чувствовала, что Ода больше нет. А был ли он?
Вновь  пошла к Одину – мудрому и коварному.
- Если сам не скажешь, где Од, я всё равно узнаю, но тогда берегись! – моя угроза прозвучала тихо, но каждое слово в ней, словно удар молнии.
Один задумался, взвешивая «за» и «против».
Как в эту минуту, я ненавидела его!
- Ода больше не существует. Это фантом, созданный мною. Можно сказать, моя ипостась.
Когда шла сюда, догадка рождалась во мне, но всё равно, от слов Одина дёрнулась, словно  от удара хлыста.
- Зачем ты сделал это?!
- Чтобы ты прошла через боль и смерть. Та девочка, что жила в тебе – умерла. Ты сама её уничтожила в себе, и  стала настоящей Фрейей – сильной хейд (ведьмой), способной жить в разных мирах и знающая колдовство  сейдр. Гулльвейг воскресла в тебе.
Я выбежала под хохот Одина.
Смейся, пока можешь!
Видимо, моя угроза дошла до ушей Одина. Он сделал опережающий ход.
Проклятый колдун наложил заклятие – я превратилась в младенца и Один подбросил меня  в другой мир.
Рассчитывал проучить, а потом вернуть. Ведь я нужна ему. Зачем? Об этом после.
Я вернулась раньше, чем планировал Один.
Он прав, я теперь другая – лёд вместо сердца. Берегись моей мести.
Тем временем Фригг отошла в мир иной. Причина её смерти – проделки Локи.
Не выдержала  гибели своего любимчика –  Бальдра. Безвредным дурачок, в сердце которого не было зла.
Сигюн, потерпев крах в любви, в отчаянии вышла замуж за Локи.
Глупая гусыня продолжала любить Видара и ненавидеть меня.
И что нашла она в этом молчаливом красавце?
Был он интересен? – нет. Скучен? – да.
 Берёт от жизни всё, что само падает ему в руки, особо не перетружаясь.
Другое дело – Локи.
То ли женитьба повлияла, то ли  безответная любовь, но характер его изменился.
Весь свой ум и энергию направляет, чтобы досадить окружающим. И выходки его  довольно злые, хотя и забавные. Бездумно плетёт интриги, с единственной целью отвлечься.
От страсти ко мне?
При встречах, его глаза говорили: « Ты будешь моей».
Мои же губы насмешливо шептали: "Нет!"