LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Амазонки
http://lesboss.ru/articles/79509/1/Aiaciiee/Nodaieoa1.html
Снежана Махнева
Люблю все прекрасное. 
От Снежана Махнева
Опубликовано в 28/09/2017
 
Реинкарнация - сон, или явь?

Стр 1
Часть 1 Реинкарнация.
 
- Ну как этого чурбана заставить воспылать чувствами ко мне?! – Ксения злилась, а когда она испытывала раздражение, то становилась беспощадной даже к самым близким людям.
Обращалась столь импульсивно к Фёдору, который отсутствовал сейчас, но всегда присутствовал в последнее время в её мыслях.
Ей нравился этот неразговорчивый, спокойный парень, вот  и  убедила себя, что хочет стать его женой.
 
Девушку не любили за резкие высказывания, стремление к единоличной власти, непреклонность  и решительность в суждениях.
«Перец ещё тот», - отзывалась о ней бывшая классная руководительница.
Несмотря на внешнюю привлекательность, Ксюша в школе и в институте не пользовалась популярностью у парней, а однокурсницы  откровенно побаивались этой  резкой брюнетки. Да и меркли на фоне её.
К двадцати трём годам она  превратилась в настоящую красавицу.
Невысокая,   спортивная ( регулярно ходила в тренажёрный зал, да вела активный образ жизни).
Подчёркнутые скулы, выразительные глаза с лёгкой раскосинкой. Смуглая, бархатная кожа и грация большой кошки.
С молодым человеком, с которым жила, рассталась. 
Отличаясь перфекционизмом, ошибок не прощала.
Её избранник должен быть идеален во всём. Верность входила в перечень достоинств идеального мужчины.
Как ни странно, но к шутливой песенке о том, «Чтоб не пил, не курил. И цветы всегда дарил. В дом зарплату отдавал, тёщу маму называл. Был к футболу равнодушен, а в компании не скушен…», относилась вполне серьёзно.
Где такого найдёшь? – вполне резонный вопрос. Димка Соловьёв –  бывший бой-френд проявлял галантность и завоевал симпатию мамы Ксении. Весёлый балабол, с ним не скучно. Вот только ветреник, каких поискать. После первой измены,  без сожаления оставила его и уехала летом отдыхать вместе с двоюродной сестрой.
По приезду, предприняла атаку на  старого знакомого ещё по школе и институту – Фёдора.
Он почти соответствовал перечню взыскательной и требовательной девушки, коей являлась Ксюша.
Если бы только Федор проявил к ней интерес…
Но у парня была лишь одна возлюбленная – философия, которой он отдавал всё свободное время.
Его работа связана с  реинкарнацией.
Ксения не верила в повторное воплощение, зато любовалась его одухотворенным лицом, когда он рассказывал о доктрине реинкарнации в индуизме... О том, что идея переселения душ поддерживалась  древнегреческими  философами - Сократом, Пифагором и Платоном.
В такие минуты  становился похож на Иисуса Христа – зачесанные назад волосы, открывавшие высокий лоб мыслителя, маленькая бородка и бледное тонкое лицо.
Однажды, предложил ей перейти к практике.
- Мне необходимо верифицировать собственную версию. Ты согласна участвовать в эксперименте? Для этого я погружу тебя в сон, и душа твоя отправится в прошлую жизнь.
Сгоряча согласилась, думая совсем о другом, а когда заметила  ошибку, то отказываться было поздно.
Да и что ей могло грозить? Фёдор усыпит её. И некоторое время она будет полностью в его власти. Воспользуется  её беспомощным положением, или научный эксперимент останется для него приоритетным? Потеря девственности ей не грозила. Может вид «Спящей красавицы» очарует  и покорит его, не знающее любви сердце?
Заручившись  согласием, Фёдор привёл девушку к себе домой. Его мама Вера Андреевна уехала в другой город, в гости.
Отсутствие матери придало ему смелости.
Да и Ксению это устраивало. Несмотря на то, что Вера Андреевна  относилась к ней доброжелательно, опасалась не сдержать свой командирский характер.
С любопытством оглядела старомодную обстановку  квартиры Фёдора. Ничего тут не изменилось с её прошлого прихода.
Довоенная мебель из натурального дерева, сделанная так,  что переживёт  ещё не одно поколение.
Фарфоровые фигурки ЛФЗ, вязаные салфетки, корзинка с вязанием, книжные стеллажи, заставленные книгами, обложки которых от времени потёрлись и потрескались. Жёлтый абажур старого торшера.
Простые льняные занавески на окне, чисто выстиранные и выцветшие от времени. Жаккардовая скатерть на столе. Зелёная дорожка на полу, затоптанная, но без малейшей соринки. Всё в комнате блистало чистотой, и везде царил порядок.
Это не бедность, или скупость. Просто мать и сын сохранили воспоминания о том, с чем сроднились.
Ксения тоже выросла в неполной семье и не в особом достатке. Только старые вещи в их доме заменили на дешёвые китайские поделки и мебель из ламината.
- Будешь чай? – предложил Фёдор.
Ксюша слегка наклонила голову и кокетливо на него взглянула. Когда надо,  умела быть обольстительной.
- С удовольствием выпью.
Фёдор поставил на плиту алюминиевый чайник, тоже раритет.
Потом они пили душистый травяной чай - древний русский напиток, употребляемый на Руси задолго до появления чайного листа.
Девушка бросала на молодого человека взгляды, но он вводил её в отчаяние своей сдержанностью и невозмутимостью.
После чаепития по приглашению хозяина квартиры уселась в кресло с продавленным сидением  за долгие годы пользования.
Фёдор включил какой-то прибор, который назвал усилителем.  Достал блестящий предмет и начал его раскачивать перед лицом гостьи.
Ксения только хотела сказать, что не поддаётся гипнозу, как тут же заснула.
 
Часть 2 Царица.
 
Путник брёл по степи, еле волоча ноги от усталости под завывание ветра. Несколько раз терял в снегу тапочки без задников, отступив чуть в сторону от дороги. Носки покрылись корочкой льда, и ноги ужасно мёрзли. Тело  от холода спасал толстый серый свитер, и Фёдор шептал слова благодарности маме, которая связала его из очень хорошей шерсти.
Не понимал, что случилось с ним. Он отправил Ксению в её прошлую жизнь, но почему сам оказался здесь, не знал.
Ржание лошадей показалось небесными звуками. Фёдор закричал и замахал руками всадникам, несущимся в его сторону.
Девушки, одетые, как амазонки.
Головной убор – хушпу, в виде шлема.
От него по спине спускалась кожаная лента, покрытая медными монетами.
Это и колчан для стрел и защита позвоночника.
Кожаная перевязь (тевет) через плечо для ношения меча акинака, тоже покрыта монетами.
На всадницах - лосины, короткие красные юбки и доспехи. Плечи покрывали шкуры зверей.   
Опомниться не успел, как его связали и перекинули через круп лошади, словно барана.
Едва дёрнулся, получил увесистый шлепок ниже спины, а затем лезвие кинжала мелькнуло перед глазами, давая понять, что шутить не намерены.
Вы пробовали скакать на лошади, лёжа на животе? Попробуйте.
Когда приехали в какое-то поселение, Фёдор мешком осел на землю, чувствуя, что сейчас вырвет.  С трудом подавил позывы. Отдыхать ему не дали, сразу поволокли в самый большой дом.
Со связанными руками, (путы на ногах перерезали), подтолкнули  к трону, на котором восседала их царица.
Факелы освещали лица и фигуры, окружающих трон воительниц. Её же лицо оставалось в тени.
Царица молчала. У пленника было время  рассмотреть присутствующих здесь. Одни женщины.
Все  невысокие – метр шестьдесят, шестьдесят пять, на глаз определил Фёдор. Коренастые, крепко сбитые, с широкой грудной клеткой. И хотя фигуры у них ладные,  у всех, включая царицу, талия не слишком ярко  обозначена. 
Волосы тёмные,  не чёрные, а каштановые.
Глаза – карие, слегка зауженные на концах, немного нависшие веки.
А лица скуластые. Европейского типа  с  азиатской примесью.
Девушки  красивые, хотя не выглядели неженками.
Суровое выражение, обветренная кожа у большинства из них. На руках видны шрамы от клыков хищных зверей и следов клинка.
Ноги не слишком длинные, мускулистые.
В этот момент царица поддалась вперёд, и лицо её вышло из тени.
Фёдор еле сдержал крик изумления – это была Ксения.
Только волосы  гораздо длиннее,да и смотрела на него так, словно видела впервые.
Непроизвольно шагнул вперёд, желая окликнуть девушку по имени, не успел. Болезненный удар тупым концом копья, заставил упасть на колени.
В глазах всё потемнело. Не видел, как царица кивнула головой. По её молчаливому приказу, пленника  отвели в чулан. Грубо толкнули на охапку соломы.
Замкнувшаяся на засов дверь, лишила  темницу даже подобия освещения.
В темноте стал шарить руками в поисках чего-то, что помогло бы ему избавиться от пут.
Занозил себе палец, но нашёл под соломой осколок от глиняной миски.
После нескольких неудачных попыток сумел разрезать верёвки. Растёр затёкшие руки.
По всему выходило, что попал в реинкарнацию Ксении. Узнает ли она его? Сможет ли вернуться назад к телу спящей девушке, или навсегда застрянет здесь? Что подумает мама и родные Ксении, обнаружив у него дома «спящую царевну» и его исчезновение? Все эти вопросы хаотично возникали в голове  и разлетались, словно опавшие листья.
Размышления прервал лязг засова. Все те же лица. Одна из стражниц, кивком головы, приказала следовать за ними.
- Тебя ожидает царица. Если достойно пройдёшь испытание – останешься жить и обретёшь свободу, - сказала на языке, который не был ему знаком, но он понимал её и мог говорить с ней.
Насторожило слово «испытание».
- Что за испытание?
- Разорвать на царице кольчужное одеяние.
Фёдор вспомнил древнее  испытание силы  мужчин у некоторых племён.
Сумеет ли он порвать доспех?
В случае победы его ждёт  физическая близость с … Ксенией. При поражении – смерть, или рабство.
Пока  шли,  мысленно сравнивал их с девушками из своего мира. В отличие от них,  амазонки  были ещё более закрытые. Не замкнутые, но словно в себе. Такие не сразу выскажут обиду, выждут и подберут нужные слова. И ещё, в них чувствовалась внутренняя сила. Такая сила была и в Ксении, а он только сейчас понял это.
Почтительный поклон амазонок с прижатым к сердцу кулаком, и...  его оставили  наедине с царицей.
Она великолепна  в коротком одеянии из металлических колец. Волосы, в  свете  горящих бронзовых светильников, казались чернее вороньего крыла. Чувственные губы и выразительный взгляд очень тёмных, прекрасных глаз.
- Уничтожь  препятствие на пути к блаженству.
Фёдор понял, что должен порвать на ней одежду, если это можно так назвать.
Напряг мускулы. Несмотря на интеллигентность и научный склад ума, спортом занимался и слабаком не был.
Поэтому, поднатужившись, порвал эту чёртову кольчугу и отбросил её в сторону.
Если  рассчитывал, что так похожая на  Ксению, женщина  покорно склонится перед ним, то ошибся.
Не успел опомниться, как его одежда отлетела в сторону, и вот он уже распростёрт  на  ложе, покрытым мехом животных.
Губы царицы амазонок лёгкими поцелуями прочертили дорожку к его животу.
«Неужели?» - успел подумать, чувствуя, как кровь прилила к паху.
В тоже мгновение, удивительно мягкие губы  коснулись его члена.
Её рот умело доставлял ему удовольствие, но едва он только был готов кончить, как она отстранилась. И вот амазонка, то насаживается на него, то уходит от контакта, доставляя сладостные муки. Меняет тактику.  Резко двигается, заставляя вздрагивать от боли и стонать от наслаждения.
Достиг пика. Извергнув семя, обессиленный упал, а потом заснул.
Проснулся утром. Вспомнив, где он, осторожно приоткрыл глаза. Сквозь опущенные ресницы увидел её, сидевшую в низком кресле.
На ней  одеяние из кожи, украшенное металлическими бляшками. Девушка, стоящая рядом, закусив от старания губу, перетягивала ремнём  правую грудь предводительницы амазонок.
Рука царицы легла на обнажённую ягодицу прислужницы и слегка сжала её. Девушка, закончив с ремнём, склонилась и поцеловала голое плечо повелительницы. Грудь её при этом вздымалась, а глаза с обожанием смотрели на царицу.
Когда она ушла, Фёдор сел. Встретился с равнодушным взглядом  той, которая так пламенно отдавалась и брала его ночью. Сейчас в красивых глазах отсутствовали отблески страсти.
- Ты свободен и можешь идти, куда хочешь, - её холодный тон дал ему понять, что он не волен  здесь более оставаться.
- Я не знаю, куда идти.
Царицу амазонок не тронули  слова. Выгнали на холод из тёплого жилища.
 
 
"Стук копыт как сердце бьется,
Пыль клубами в небо вьется.
Скоро Борей над степями промчится.
Зову богов племя дев подчинится-
Выбрать мужей и родить себе смену-
Дело сирен не подвержено тлену.
Девочку, что бы – хвала Немезиде,
Была б подобна самой… Артемиде.
Что бы была как она беспощадна.
Смелой, прекрасною как Ариадна.
Годы за годами мчались как кони.
Новая, юная честь не уронит.
Снова походы, снова сраженья.
Честь и хвала и подруг уваженье.
Племя ходило на даков, на скифов.
Подвиги дев воспевались и в мифах.
Помним мы их, восторгаемся ими,
Их мы запомнили только такими".

(строки из стихотворения  автора seperevyazko)
Вскоре всадницы во главе с предводительницей обогнали его. Сильные, уверенные в себе. В руках  держали луки.
Куда они ехали, на охоту, или на сражение?
Пролетая мимо (еле успел отступить в сторону), кинули ему под ноги  овечий тулуп и котомку с едой. Потом унеслись с весёлым гиканьем, а впереди всех – его царица ночи.
Фёдор шёл прочь. Не мог вернуться туда, откуда безжалостно прогнали, из  мира  женщин.
Упал обессиленный, теряя сознание.
Пришёл в себя дома. Палец, в котором сидела заноза, ныл. Заноза в сердце была сильнее.
Ксения спала. Даже во сне лицо её сохранило волевое выражение. Вот ровные брови девушки, которыми  всегда втайне любовался, сдвинулись, а из горла вырвался боевой клич.
Фёдор поспешил вывести её из транса. Не хотел, чтобы она погибла там. А здесь, сумеет её защитить.
Когда открыла глаза, то в них кроме интереса к нему, появилась  ещё и благодарность за то, что побывала в мире амазонок.
И тогда Фёдор совершил самый смелый поступок в своей жизни –  сделал ей предложение, прося её руки и сердца.
А что же Ксения? Она подумала и сказала…